Воины-интернационалисты

 

Глава шестая. Наши питомцы 

 

Есть в нашей воинской жизни такие события, что способны потом до конца дней своих вспыхивать в сознании и озарять своим светом тот или иной поступок, решение, действие: яркие, неординарные, крепко запавшие в память.

Одним из таких событий была встреча офицеров и курсантов училища с выпускниками, выполнявшими интернациональный долг в Демократической республике Афганистан. В актовом зале главного учебного корпуса не хватило места для всех желающих. Курсанты стояли в проходах. Здесь не было скучающих. На лицах присутствующих была искренняя заинтересованность. Начальник политического отдела училища полковник А. В. Капилян открыл встречу и первому предоставил слово выпускнику 1971 года, командиру полка полковнику А. В. Руцкому. О героическом подвиге Александра Владимировича личный состав училища уже знал из статьи «Огонь на себя», опубликованной в «Красной звезде» 13 июня 1986 года. Моложавый, подтянутый, с заметной сединой на висках, орденскими колодками двух орденов Красного Знамени и других боевых наград, офицер А. В. Руцкой, обращаясь к курсантам, сказал: «Мне и сегодня хочется прищурить глаза, когда наплывает из шестнадцатилетней дали это солнечное сияние, это октябрьское утро. Мы стояли в последнем курсантском строю, сверкала медь оркестра, замерли, притихли шумливые барнаульские тополя и клены, и только гулко печатался шаг молодых офицеров первого выпуска, получивших из рук маршала авиации П. С. Кутахова и других генералов дипломы об окончании училища и нагрудные знаки о высшем образовании. Горело солнце на парадных погонах преподавателей и наших командиров, искрилось в повлажневших глазах начальника политического отдела полковника Александра Павловича Маркова.

И вот, после выпускных торжеств и прохождения перед Боевым Знаменем училища, он еще раз собрал нас в составе курса. Что же скажет он нам, умудренный опытом и жизнью, уважаемый нами старейший политработник училища, хвативший сполна и военных тревог, и послевоенных невзгод, в любой ситуации уравновешенный и справедливый. А заговорил Александр Павлович о чести и достоинстве советского офицера, о том, что защищали эту честь на фронтах Великой Отечественной, отстаивали ее наши деды, и до них лучшие представители русского офицерства не посрамили ее в боях за Отечество: «Берегите свою репутацию, свою честь, будьте мужественны и храбры, если потребует обстановка, защищайте нашу Родину, ее интересы так, как ее защищали ваши отцы и деды».

Прошло уже много лет после выпуска из училища, а эти слова мы не только помним, но и проводим в жизнь».

Александр Владимирович с увлечением рассказал о службе в Афганистане, о мужественных поступках своих летчиков, среди которых много наших выпускников, о зверствах врагов Апрельской революции. С трудом удалось узнать побольше о нем самом. Вырос Александр в военной семье. Дед его служил в железнодорожных войсках, отец был танкистом и дошел с боями до Берлина. Но молодое поколение семьи предпочло небо. Еще школьником занимался он в аэроклубе. Работал слесарем на авиационном заводе, на срочной службе был воздушным стрелком-радистом. В звании сержанта в 1967 году поступил в только что созданное Барнаульское ВВАУЛ. Учебу совмещал с должностью старшины учебного курса. После окончания училища служил в Борисоглебском высшем военном авиационном училище летчиков имени В. П. Чкалова, затем успешно окончил Военно-воздушную академию имени Ю. А. Гагарина. По его стопам пошел и младший брат, который несколько позже окончил наше училище и ныне майор, летчик-инструктор в том же Борисоглебском училище.

После окончания академии Александр Владимирович — командир эскадрильи, заместитель командира, а затем командир авиационного полка. Его полк в составе ограниченного контингента советских войск в ДРА в течение двух лет выполнял интернациональную миссию. Много боевых вылетов пришлось совершить ему и его подчиненным. В один из апрельских дней 1986 года с командного пункта пехотной дивизии вооруженных сил ДРА, участвовавшей в боевых действиях против душманов в округе Хост, хорошо были видны энергичные маневры самолета, ходившего над Жаварой— сильно укрепленной базой контрреволюционных банд. Снизу— вспышки ракет «земля — воздух», трассы крупнокалиберных пулеметов и «эрликонов», а против них — мастерство воздушного бойца, который, как бы упреждая смертельную опасность, каждый раз за долю секунды отворачивал от огня. А вражеские зенитчики вошли в азарт, невольно обнаруживая свои позиции, чего и добивался полковник А. В. Руцкой.

Вначале на командном пункте дивизии пришли в недоумение: зачем этот смельчак лезет в самую гущу зенитного огня? А когда по обнаружившим себя огневым точкам стали наносить удары самолеты его товарищей, и база была уничтожена, замысел стал ясен.

Вдруг самолет Александра Владимировича резко тряхнуло— ракета попала в левый двигатель. От пулеметной очереди вспыхнул топливный бак, вторая ракета ударила в правый двигатель — и самолет, опрокинувшись на крыло, заскользил вниз. Он был еще над позициями душманов, и летчик пытался дотянуть до своих. Высота 280 метров — катапультироваться — машина упадет прямо на афганскую батарею. Упершись ногами в приборную доску, он сумел рычагом управления отвернуть, хотя и содрал кожу с ладоней. На этой операции потерял еще 30 метров высоты, и катапультироваться пришлось не вверх, как принято, а в сторону— параллельно земле.

Вытяжной парашют сработал нормально. Основной же полоскался как тряпка. Собравшись, летчик дернул за стропы с такой силой, что большой купол все-таки распахнулся в считанных метрах от земли. Упал на глинистый берег ручья, что смягчило удар. По ущелью со стороны противника к месту приземления уже скакали всадники.

На КП афганской дивизии хорошо понимали, что будет с авиатором, попади он в плен. Комдив генерал-майор Мохеб Али отдал приказ, и бронетранспортер с начальником разведки дивизии старшим капитаном Абдель Садеком устремился к району приземления. Приблизиться помешали валуны. Садек мгновенно принял решение: он перегородил машиной ущелье, а сам с политработником роты и двумя солдатами бросился к летчику.

«Командир, живой?» — крикнул взволнованно афганский офицер, прикрывая летчика своим телом, так как сюда начал бить крупнокалиберный пулемет. Остальные афганские воины быстро заняли позиции для ведения огня.

Вскоре прибыла поисковая спасательная группа вертолетов. Полковника А. В. Руцкого отправили в госпиталь, а через два месяца вновь в строю, вновь новые боевые дела. Восемь правительственных наград украшают грудь отважного воина.

О героическом подвиге выпускника 1984- года, коммуниста, старшего лейтенанта К. Г. Павлюкова рассказал его товарищ, старший лейтенант В. Тюрин, а затем газета «Молодежь Алтая» и «Советский воин».

Во второй половине января 1987 года старший лейтенант К. Г. Павлюков в паре с ведущим старшим лейтенантом А. Почкиным выполнял третий боевой вылет. При выполнении боевого задания в самолет Кости попала ракета душманов. Он получил большие повреждения и стал неуправляемым. Старший лейтенант К. Г. Павлюков был ранен. В этой ситуации летчик катапультировался и приземлился на территории, занятой бандитами. В районе приземления рядом с кишлаком было много деревьев. На одном из них зацепился парашют Константина. К раненому летчику бросились душманы с целью захватить его в плен.

Ведущий пары старший лейтенант А. Почкин, увидев, что самолет друга подбит, а сам он приземлился в стане врагов, попытался прикрыть К. Павлюкова до подхода парашютно- десантного отряда и поисково-спасательной группы. Снизившись до 150 метров, А. Почкин стал делать на большой скорости круги над местом приземления. Однако деревья, растительность и сумерки мешали определить точное место приземления летчика. По самолету ведущего было сделано семь пусков ракет, на пределе горючее. Передав на командный пункт координаты приземления К. Павлюкова, старший лейтенант А. Почкин, по команде с КП, покинул район боя.

Освободившись от подвесной системы, истекая кровью, старший лейтенант К. Г. Павлюков вступил в бой с душманами. Тяжелым и неравным был этот бой. Шестнадцать бандитов нашли свою смерть. Замолк автомат, кончились патроны. Новые ранения в ноги в грудь. Собравшись с последними силами, Константин, зубами вытащив чеку, зажал в руке последнюю гранату. Шестеро душманов вместе с главарем банды бросились к советскому летчику в надежде, что теперь он в их руках. Прогремел взрыв. Душманы уничтожены.

Так героически погиб коммунист, воин-интернационалист, воспитанник Алтайского комсомола, выпускник нашего училища.

За этот подвиг старший лейтенант Константин Григорьевич Павлюков удостоен звания Героя Советского Союза посмертно.

Его именем названа улица в совхозе «Цветы Алтая», где он жил и где ныне живут его родители. Его именем названа и пионерская дружина школы, где он учился.

С огромным вниманием, затаив дыхание, слушали воины- авиаторы также рассказы старших лейтенантов Александра Калугина и Олега Яковлева, которые, как и их товарищи, также за мужество и отвагу награждены боевыми орденами.

В 1983 году окончил Барнаульское ВВАУЛ Андрей Смолин. Молодой лейтенант, прибыв в боевую часть, быстро освоил новую авиационную технику, получил второй класс и вместе со своими товарищами был направлен в Демократическую республику Афганистан для оказания интернациональной помощи. Афганистан встретил молодого офицера неприветливо. Дыхание войны чувствовалось по всей стране. Контрреволюционеры не могли смириться с завоеваниями Апрельской революции. То тут, то там на улицах городов и кишлаков можно было увидеть проявление их злобы, следы террористических акций, бандитских преступлений...

Глядя на это, Андрей еще больше утвердился в своем решении, что его место сегодня здесь. И как офицер Советской Армии, он просто обязан помочь трудовому народу в борьбе за светлую жизнь, за построение нового общества.

Не один раз участвовал старший лейтенант А. Смолин в боевых операциях по ликвидации бандитских формирований, по предотвращению душманских провокаций. Попадание вражеской ракеты в его самолет, катапультирование, ожесточенный бон в ущелье долго еще будут напоминать Андрею о хитрости и коварстве врагов афганского народа, за счастье и светлое будущее которого отдают все силы, а порой и свои жизни советские воины. За храбрость и мужество старший лейтенант Андрей Леонидович Смолин награжден орденом «Красной звезды».

Отличились в боях с врагами Апрельской революции при выполнении интернациональной помощи афганскому народу и отмечены правительственными наградами наши выпускники: подполковник Б. В. Козырев, капитаны А. В. Чачуро, Ю. Ю. Кожевников, гвардии старшие лейтенанты С. В, Щербаков, А. В. Шахов, Э. Ю. Мамин, А. Д. Тихонов, Н, А. Архименко, С. П. Захаров, Ю. С. Присяжных, Ю. В. Финашкин, старшие лейтенанты А. Н. Конарев, Б. В. Трунов, А. Б. Кузнецов и многие другие.

Неоднократно выступали перед курсантами, сержантами и солдатами, рассказывая об особенностях службы в Афганистане воины-интернационалисты, кавалеры боевых орденов и медалей подполковник А. Г. Каменский, майор Б. В. Чернозипунников, капитаны С. В. Пагуба, М. Н. Истомин, старший лейтенант А. К. Долгих, прапорщики С. И. Горанин, А. В. Антропов, Н. Н. Черенков,

Мы отдаем должное мужеству каждого из перечисленных наших питомцев, воинов-интернационалистов.

Но то, что совершили наши выпускники полковник А. В. Руцкой, К. Г. Павлюков, А. Л. Смолин — это настоящие боевые подвиги, сродни тем, что совершали в годы Великой Отечественной войны летчики-фронтовики.

«Питомцы Барнаульского ВВАУЛ — сыновья и внуки фронтовиков, здесь, на афганской земле, с честью приумножают славные боевые традиции советских асов, проявляют мужество, мастерство, взаимовыручку высшей пробы. В этом — слава советских летчиков, их высокий интернациональный долг!» Такую оценку дал им член Военного Совета, начальник политического отдела ВВС СибВО, полковник Иван Архипович Безрукавый, награжденный орденами Красного знамени и Красной звезды за оказание интернациональной помощи афганскому народу. 

<<К оглавлению

Читать дальше>>

You have no rights to post comments