Воспоминания комэска о XXV съезде КПСС

 

Глава третья. К новым высотам 

 

Одной из славных страниц Барнаульского ВВАУЛ является то, что коммунисты Алтайской краевой партийной организации оказали училищу большую честь, избрав одним из своих делегатов на XXV съезд КПСС, командира отличной авиаэскадрильи училища майора Николая Ивановича Озерова, ныне полковника, командира одной из летных частей ВВС.

С того времени прошло уже более одиннадцати лет, но Николай Иванович сохранил в своей памяти самые хорошие воспоминания о службе в нашем училище и все подробности о работе XXV съезда КПСС.

«С первого дня пребывания в Москве в составе алтайской делегации, — говорит он, — и до сих пор меня не покидает ощущение торжественной приподнятости, гордости и величайшей ответственности представлять коммунистов училища и алтайского края на высшем партийном форуме.

Москва встретила нас, сибиряков, очень тепло, радушно. Восхищались красотой столицы, в любом уголке ее чувствовалось, что переживала она дни необыкновенные — фасады домов были украшены флагами, транспарантами, панно.

Накануне открытия съезда, 23 февраля, делегаты— представители Вооруженных Сил СССР были приняты членом Политбюро ЦК КПСС, бывшим в то время Министром обороны СССР, Маршалом Советского Союза А. А. Гречко. Он тепло поздравил нас с праздником, 58-й годовщиной Советской Армии и Военно-Морского флота, затем от имени Президиума Верховного Совета СССР вручил группе маршалов, генералов, адмиралов и офицеров ордена «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени. Был награжден таким орденом и я.

И все-таки самым памятным в моей жизни я считаю 24 февраля — день открытия съезда. Что и говорить — волновался, когда шел утром к Кремлю. Во Дворце съездов среди делегатов я увидел немало людей, известных ныне всей стране благодаря своему самоотверженному труду на благо Родины. Представители всех республик приехали в Москву на форум советских коммунистов. И почти у всех на груди награды — ордена, медали, поблескивают звезды Героев Социалистического труда, Героев Советского Союза. О многих мне раньше доводилось лишь читать в книгах и газетах. И я с каким-то душевным трепетом стоял рядом с ними — делегатами съезда.

Ровно в десять часов утра в зал заседаний вошли члены Политбюро ЦК КПСС. Все мы, делегаты, встретили их бурными продолжительными аплодисментами. С огромным вниманием, вместе со всеми делегатами выслушал «Отчет Центрального комитета КПСС и очередные задачи партии в области внутренней и внешней политики», выступления делегатов и гостей съезда.

Мне особенно приятно было слышать ту высокую оценку, которую дал съезд Советским Вооруженным Силам. Я знаю, что оценку такую заслужить нелегко — труд армейский требует от каждого воина предельного напряжения моральных и физических сил. Это можно судить на примере нашей эскадрильи...»

А эскадрилья, которую возглавлял майор Н. И. Озеров отличной стала не сразу. Для этого потребовалось время и упорная работа всего коллектива, партийной и комсомольской организаций.

Личный состав эскадрильи вместе со всеми воинами-авиаторами училища, воодушевленный решениями апрельского (1975 г.) Пленума ЦК КПСС о созыве XXV съезда партии, взял повышенные социалистические обязательства. По инициативе командира в эскадрилье широкие масштабы получила борьба за дальнейшее повышение боевой готовности, за улучшение качества обслуживания и эксплуатации авиационной техники, за классность и обеспечение безопасности полетов. Большое внимание уделялось индивидуально-воспитательной работе с каждым военнослужащим.

Заботы командира стали заботами партийных и комсомольских активистов.

Начали с похода за утверждение во всем уставного порядка. Не потому, что это самые «больные» для эскадрильи вопросы, но нарушители порядка еще встречались. Комсомолец и нарушитель дисциплины — понятия несовместимые. Так считал командир эскадрильи, так считали все активисты. А потому даже самое незначительное нарушение становилось предметом серьезного разговора на заседаниях бюро, общих собраниях.

Николай Иванович не признавал командиров, которые стремились работать в одиночку, тех, кто не умел опираться на младших командиров, партийный и комсомольский актив и гнулся в одиночку под бременем больших и малых забот. В годы работы командиром звена он сам испытал пагубность подобного стиля. Приобретенный опыт пригодился в последующем.

На одном из комсомольских собраний, прошедшем под девизом «Летать и обслуживать авиационную технику без летных происшествий и предпосылок к ним», Николай Иванович выступил с докладом. В нем шел деловой конкретный разговор о том, что предстояло сделать комсомольским активистам и всем комсомольцам эскадрильи в горячее время подготовки курсантов к первому самостоятельному вылету. В своих выступлениях комсомольцы дополнили доклад и внесли ряд конкретных предложений по решению задач, стоящих перед эскадрильей.

В чем секрет такого делового разговора? В том, что командир эскадрильи вместе с заместителем по политической части майором С. Е. Брусницыным накануне собрания нацелили коммунистов, работавших в комсомоле, комсомольский актив на усиление индивидуально-воспитателъной работы с каждым комсомольцем, поделились с. ними проблемами, стоящими перед коллективом, своими мыслями и планами. И разговор поддержали все: и техники, и механики, и летчики.

О майоре Н. И. Озерове старший политработник полковник В. И. Светличный сказал: «Успех его работы я вижу в личном примере, в личном обаянии, частично в умении убедить, зажечь и повести за собой других».

Николай Иванович в то время уже был летчиком первого класса. Он отличался высокой техникой пилотирования и постоянно ее совершенствовал.

Он не терпел никаких упрощений в летном деле. Был непримирим к тем, кто нарушал требования документов, регламентирующих летную работу. Требовал от летчиков-инструкторов самого внимательного, душевного отношения к обучаемым, требовал учить их и добиваться того, чтобы каждый курсант стал настоящим воздушным бойцом.

Все, о чем мне рассказали товарищи и ученики Николая Ивановича, работающие ныне преподавателями училища (полковник Е. И. Марушко, подполковники В. П. Яковенко и В. А. Ермолов, майор Е. П. Жигалов), пришлось не раз слышать и от начальника училища, генерал-майора авиации А. Н. Гончаренко и начальника политического отдела подполковника А. Т. Нетсева.

Такого рода авторитет держится прочно. Это хорошо, когда профессиональная компетентность становится доброй основой человеческих и служебных отношений. К таким людям идут за советом как к специалистам, к ним обращаются за поддержкой, перенимают я внедряют их опыт работы.

В этом суть единства политического, воинского, трудового и нравственного воспитания. Того единства, о котором говорилось на XXV съезде КПСС, и которое майор Н. И. Озеров воспринял как руководство к действию.

<<К оглавлению

Читать дальше>>

You have no rights to post comments