МЕДАЛЬ ЗА ВЗЯТИЕ БЕРЛИНА

Виктор покупал кооперативный гараж. Этим гаражом он пользовался шесть лет. Хозяин гаража, сдавший его в аренду, в город возвращаться не хотел, но с продажей тоже тянул. С одной стороны, Виктору это было на руку. В том смысле, что владелец гаража лишних денег не брал. Виктор платил каждый год кооперативные расходы, и только.

Вчерашний телефонный звонок заставил задуматься. Наконец-то хозяин гаража, все это время живший на Севере, решил продать гараж и просил Виктора освободить его или купить, на той неделе он пообещал прилететь.

Другого места, где можно было бы на время поставить машину, у Виктора не было. Оставалось одно - отогнать машину к тестю в деревню. Если купить гараж - тоже тестя не избежать. Кто, кроме него, даст взаймы недостающих пятьдесят тысяч?

Тестя Виктор ненавидел за язык. Как подопьет, так и начинает хвалить свою породу. Особенно породистую дочь, от которой Виктор натерпелся такого, что не высказать.

Виктор подумал, подумал и решил- идти на поклон к тестю.

Все ничего, если бы не жена, Варя. Услышав от мужа новость, она закатила скандал. Зная ее характер, Виктор заранее выработал тактику обороны.

-  Завтра же отцу позвоню, чтобы ни копейки не давал, - заявила Варя. - Сил уже нет на машину тянуться. Легче ее продать. То ради машины жили, теперь ради гаража. И так до старости. А тут Сашка подрастет. О нем подумал? Нет? Скоро четырнадцать лет. Он тоже не хуже других мальчишек должен одеваться. В его возрасте все ноутбуки имеют, а у него добрых джинсов нет.

Момент был самым подходящим. Лучшего Виктор решил не ждать. И он пошел в наступление:

-  Вот смотрю я на твои выходки и мне обидно за тебя становится. Когда ты из пустышки превратишься в человека? В твоем возрасте пора приобрести духовное богатство?

Это был его давний козырь. Убеждая Варю, он как-то сослался на одного известного писателя, у которого они однажды были в гостях и у которого по всей вероятности уйма денег. Казалось бы, человек живет в полном достатке, а в квартире простенькая мебель. Даже цветного телевизора нет. Просто человек живет, не гонится за барахлом.

Варя выслушала Виктора, а потом спокойно ответила:

-  Знаю я таких простеньких. Не от душевного это богатства, а от жадности.

Виктор отвернулся тогда, плюнул и проговорил с укором:

-  Что пень колотить, то и тебе говорить. Разве тебе докажешь?

То было раньше. А сейчас он решил взять другим. Зная практичность жены, пошел на маленькую хитрость:

-  Если уж речь зашла о Сашке, давай продолжим! Что такое, по-твоему, гараж? Не знаешь - подскажу. Кооперативный гараж в наше время - это деньги

Мне тоже, может, гараж не нужен. А как начну думать о сыне, так по-другому начинаю рассуждать. К тому же там погреб есть. Сама знаешь, неплохой. Картошку и солонину где будешь хранить? Опять же в гараже, в погребе.

Сыном и погребом Виктор убедил Варю. Она поставила ему ряд условий и массу ограничений. В конце концов он согласился с этим. Дал слово, что больше пива в рот не возьмет. Согласился, а сам ликовал...

В выходной день, пока Варя не раздумала, взяли с собой сына и поехали к тестю за деньгами. Деревня, в которой жил тесть с тещей, находилась за триста километров.

Едва проехали контрольный пункт ГАИ, как Виктор включил повышенную передачу. Набирая скорость, машина легко понеслась по серой ленте бетона.

Сердитая Варя, сидевшая на переднем сиденье, снова завязала было разговор о том, что не надо сорить деньгами, но Виктор ее одернул, и она замолчала. Видно, вспомнила, что он не любит, когда его за рулем отвлекают разговорами.

Сын сидел на заднем сиденье и сосредоточенно смотрел на поля, близко прилегающие к трассе, на которых красными букашками, подымая колесами и сеялками пыль, ползали «Кировцы».

Навстречу неслись разноцветные «Москвичи», иномарки и «Жигули».

С рыканьем громыхали тяжелые грузовики.

Согретая апрельским солнцем земля парила, отчего в колках воздух струился легким маревом. Весна вступала в свои права.

Едва пошевеливая «баранкой», Виктор смотрел на дорогу.

Красные «Жигули» седьмой модели на обочине Виктор заметил издали. Он почти поравнялся с ними, когда пожилой водитель бросил копаться в моторе, выпрямился и поднял руку.

Виктор запоздало сбросил газ. Тормознул и, проскочив метров десять, остановился.

-  Добрый день! - поприветствовал водитель семерки.

-  Добрый! - настороженно отозвался Виктор.

-  Не поможете ли моему горю, молодой человек? Выручите, если сможете, - сбивчиво заговорил старик. - Понимаете, такое дело: ремень вентилятора лопнул. А они одинаковые - что у вас, что у меня.

У Виктора были ремни в багажнике. Один старый, который он недавно заменил, другой новый. Два новых ремня он недавно за четыре стольника в магазине купил. И Виктор решил, что про запас старого хватит, а новый можно продать. К тому же пусть Варя не считает его потребителем семейной казны, а знает, что он тоже тянется на гараж. Тебе повезло, батя! Ремень есть, первой категории! - лихо ответил Виктор. - За три стольника брал.

-  Понимаете, какое дело, - сразу сник старик и ниже наклонился к окошечку. Так наклонился, что несколько медалей, свесившихся на его костюме, оказались на уровне глаз Виктора. На одной он успел прочитать «За взятие Берлина». - Понимаете, какое дело, - начал снова старик. - Торопился. Школьники из соседнего села пригласили на встречу. О войне попросили рассказать. В суете деньги дома оставил. Ну, вот мое водительское удостоверение посмотрите. - Старик достал из кармана удостоверение и протянул его Виктору. - Вы только свой адрес оставьте, я вам деньги по почте вышлю.

-  Ладно, батя! Не надо мне твоих прав. Есть у меня еще и старый ремень. Глядишь, какую-нибудь сотню на нем проедешь! - проговорил Виктор.

-  Спасибо! - поблагодарил старик. - Мне только бы к школьникам съездить да домой вернуться. Потом-то я найду.

Виктор вылез из машины, подошел к багажнику, стал рыться в нем. Старик тоже подошел следом и,

как бы разминая уставшую ногу, слегка отставил ее вперед, неуклюже стал покачивать ею.

-  Отсидел? - поинтересовался Виктор.

-  Рад бы отсидеть, да отсиживать нечего, - усмехнулся старик. - В Берлине оставил...

Он приподнял штанину, и Виктор увидел протез,

-  Извините! - сконфуженно произнес Виктор и ему стало стыдно. «Что же я делаю? Что же делаю?» - подумал он о себе.

-  Чего извиняться-то? - старался старик успокоить Виктора. - Жив остался и то слава Богу. Другие- то совсем домой не вернулись. А тут ни пенсией, ни наградами не обидели.

Наконец Виктор вытащил ремни. Новый протянул старику, а старый снова бросил в багажник.

-  Бери, батя, на здоровье! Извини, что так получилось!

-  Вы адрес-то оставьте, настаивал старик. - Я вам деньги переводом вышлю.

-  Ничего, батя, не надо! Еще раз извините. Я тороплюсь.

Виктор сел в «Жигули» и сильно хлопнул дверцей. Машина резко выскочила на трассу и понеслась навстречу «Жигулям», «Москвичам» и грузовикам.

На вопрос Вари: «Не забыл ли он взять за ремень деньги» - ответил зло и коротко:

-  Не забыл!

Вглядываясь в серое полотно дороги, Виктор сидел и ругал себя: «Какой же я все-таки подлец. Узнал бы отец, с кого я хотел сорвать деньги... »

А отец у Виктора был фронтовик. И тоже носил медаль «За взятие Берлина».

 

You have no rights to post comments