Событие, не вошедшее в историю Барнаульского ВВАУЛ

 

Стовбер Владимир Антонович - выпускник БВВАУЛ 1971 года

 

 

Было это в марте 1970 г. Страна готовилась отмечать 100летие со дня рождения В. И. Ленина, а мы, курсанты первого набора, безаварийными полетами вбивали гвозди в крышку гроба капитализма.

В феврале, будучи уже курсантами третьего курса, начали полеты на самолете ИЛ-28 на аэродроме Славгород-Северный. Кто-то успел вылететь самостоятельно до распутицы (аэродром в то время был грунтовый), кто-то не успел, но, тем не менее, в конце марта командование отправило нас на каникулы. Кому незнакомо это время перед отпуском? Проездные и отпускной билет в кармане, парадная форма (китель и синее галифе) наглажена до умопомрачения, новые погоны пришиты, бляхи на ремнях светятся, как прожектора посадочные. Поезд на Барнаул идет ночью, к утру почти вся эскадрилья разъехалась. Но были и другие…

Накануне подходит ко мне мой товарищ, Коля Черницын, и говорит:

- Предлагаю лететь в Барнаул на самолете!

- На каком? – мой законный вопрос.

Дело в том, что на наш аэродром всегда садился АН-2 (возил почту и всякие грузы). Днем Черницын договорился с пилотами, и те за символическую плату в жидкой валюте пообещали доставить двоих человек в Барнаул. Кто откажется от такого предложения?

Наш план был строжайшей тайной. И на все вопросы товарищей, почему мы не едем со всеми мы что-то лепетали об изменившихся планах и т.д. и т.п. Короче, утром старшина АЭ «вежливо» выпроводил нас и опечатал дверь казармы. Побрели мы на аэродром мимо радиозавода, мимо магазина по «жидкому асфальту». АН-2 стоял готовый к вылету, загруженный под самый потолок какими-то ящиками. Ждать пришлось недолго. Получили «добро», летчики по-пластунски пробрались в кабину, мы сели около двери и вперед, на Барнаул!

Сначала было ничего, а потом – март-месяц, высота 150 метров, скорость 180 км/ч, дует со всех щелей, «но у нас с собой было!» Через некоторое время Николай полез в кабину к летчикам «порулить». Что такое АН-2 после ИЛ-28?!! Потому, что ящики начали угрожающе двигаться на меня, я понял – за штурвалом курсант Барнаульского ВВАУЛ!!! Ящики кренились то в одну сторону, то в другую, значит, мы были в районе Камня-на-Оби, и бедный АН-2 выполнял полет «змейкой». Потом что-то звякнуло, разбилось и на меня, на наше обмундирование потекла красная томатная паста… Кричать было бесполезно, единственное, что я смог сделать – накрыться шинелью Коли, хотя сам был уже весь в пасте. Так продолжалось минут тридцать. Зарулили на стоянку в Барнауле. Вылез из кабины Николай – довольный, рот до ушей!

- Как я?

- Нормально, Коля…

Из самолета вывалились мы немного помятыми и долго отмывали томатную пасту с нашей парадной формы. Но разве это проблема? Тем и хороша наша шинель, что через полчаса как новая. Все было прекрасно, мы были молоды, а впереди нас ждал отпуск.

PS: Теперь всегда, когда вижу по телевизору рекламу кетчупа, вспоминаю то славное время с какой-то непонятной грустью: это было так давно, а кажется недавно…

 

 

You have no rights to post comments