Моему курсу посвящается

 

Стовбер Владимир Антонович - выпускник Барнаульского ВВАУЛ 1971 года 

 

Моему курсу посвящается

 

Друзья, когда я вижу в небе самолет,

И, провожая его взглядом,

Передо мной картина предстает

Далекая, а кажется, что рядом.

Жара, приемный пункт ББВАУЛ,

Неровный строй – матрац с соломой-полосатик,

Команда «становись» - и режет слух

В другую жизнь ведет вас небольшой солдатик.

Потом санчасть, экзамены, физо,

Мандатная комиссия, ура, ведь ты кадет!

Так «Слушай барабан» - уже не страшно ничего,

Ведь гимнастерка на тебе военных лет.

И первый старшина – он фронтовик бывалый,

Заботился о нас, как за своих сынов,

И все, его, завидев, смирно застывали,

А оказалось – дядька будь здоров!

Потом поехало все быстро, как в кино.

Летело время, не поворотить нам вспять.

Мы были первыми, равняться не на кого,

Другим в училище досталось только наше повторять.

Полеты! Славный город наш,

Ты долго ждал, и мы в твоих объятьях.

Большое Яровое, Южный Старт,

Мы в воздухе, мы все поем от счастья.

И снова строй, но строй уже не тот.

Уже прошло больших четыре года,

И первокурсники стоят, разинув рот,

И шепчут – это ж первый выпуск!

Полки училища – особый Вам поклон,

Знамена Ваши мы не посрамили,

Служили честно, живо, с огоньком,

И честь училища не уронили.

И если б снова все начать,

Мне как-то промелькнуло мимоходом,

Сто двадцать восемь раз готов опять

Увы… Но не летают задним ходом.

 

Февраль 2006, г. Оренбург.

 

 

Летчикам-инструкторам, выпускникам Барнаульского ВВАУЛ, служившим со мной в Оренбургском ВВАУЛ посвящается

 

Ворота в Азию – так называли Оренбург.

И леткой оренбургской все гордились.

В условиях зимы и пыльных бурь

Прошедших лет герои здесь учились.

И первый в мире космонавт

Носил курсантские погоны,

Здесь довелось служить всем нам,

Готовя кадры для воздушной обороны.

Сначала робко начинали мы свой путь,

Кругом геройские портреты понашиты.

А мы старались, чтоб не вышло как-нибудь,

И оказалось, что и мы не лыком шиты.

Конечно, труд инструктора тяжел.

Ведь надо и летать и говорить умело,

И, вспоминая славгородских летунов,

Мы стали понимать, так вот в чем дело!

Ну, а когда закончив вывозную,

Мы местным парням утирали нос,

За рюмкой чая говорили напрямую –

Да, барнульских просто так за жабры не возьмешь!

Мы помним лагерный аэродром,

Та обстановка до сих пор волнует душу.

И сколько раз мне вспоминается потом,

Звучало здесь: «Служу Советскому Союзу!»

Когда на перелетах раз за раз

Нас снисходительно «свистками» называли,

Но, видя наш инструкторский загар,

Глаза у истребителей теплели, ведь каждый вспоминал свое начало.

Старались ближе к «элке» подойти,

Потрогать за крыло, взглянуть в кабину,

А если однокашников найти –

Заявку повторить мы находили и причины.

Моя бы воля – всем инструкторам

Поставил памятник, чтобы стоял отныне,

Сюжет простой – понятный только нам:

Стоит курсант, а рядом летный Бог с его же вылетными.

 

Март 2006г. Оренбург

 

 

Однокашнику Юрию Певень посвящается

 

С чего начать? Начну-ка я сначала,

Когда окинув взглядом абитуриентов строй,

Я по привычке всем раздал мочала*,

Был в том строю и Юра с бритой головой.

Гранит науки грызли с ним сначала,

И в воздух мы поднялись налегке,

Мое в эфире «сам» на сутки раньше прозвучало,

Чем «сам» его в эфире, но в Бурле.

С кем мы в училище дружили?

Какая разница теперь.

Нас на одном с ним тесте замесили,

И госэкзамены мы сдали без потерь.

Картина ясная, стоим мы в новеньких шинелках,

Все одинаковые, хоть как повороти.

Я в Оренбурге стал летать на «элках»,

А он ушел на «ИЛы» в Чебеньки.

Как офицер он в них и состоялся,

Когда судьба проверила его.

Своей присяге верен он остался,

Не перешел он добровольно в стан иной.**

Мне никогда того не испытать,

Как много лет спустя, стоя в сторонке,

На «Сиверске»*** с ним были мы опять,

Он на коленях целовал свою бетонку.

Я по-хорошему завидую ему.

Две дочки у него и двое внуков,

А мне досталось все по-одному,

Но по жене у нас одной и без разлуки!

И если взять вот так навскидку

И выбирать мне было б из кого,

Когда пришлось бы мне идти в разведку,

Не думая, я выбрал бы его.

 

Апрель 2006 г. Оренбург

 

* В то время я командовал в приемном пункте ВВАУЛ

** Полковник Певень Юрий Васильевич, будучи командиром авиационного полка в г. Луганске, отказался принимать присягу на верность правительству Украины.

*** Позывной аэродрома Чебеньки.

 

 

 

Памяти Вити Серкова

 

Увы, опять покинул нас,

Меня, как молнией сразило,

Серков Виталий не ушел в запас,

Нас с ним училище алтайское сроднило.

Уж слишком был тернист к штурвалу путь его,

Два раза «завалили» в Оренбурге.

На третий раз уже с медалями всего

Его по личной распорядке допустили.*

На первом курсе в двадцать два,

Вы согласитесь – перспектива небольшая,

Но он прошел свой путь, как истинный солдат

По командирской лестнице шагая.

Он не завидовал нигде и никому.

Нормальный парень, как и весь наш курс,

Но почему-то нас тянуло всех к нему,

И что услышав от него мотали мы на ус.

Он все же в Оренбурге отлетал,

Потом был Кант, Ирак и дембель.

Он до шестидесяти лет штурвал держал,

Утер нам нос, но не гордился этим.

Теперь идем мы дальше без него.

На нашем курсе как-то пусто стало,

И не «пофанить» и не «зобнуть» от того,

Что он ушел, ушел в свое начало.

Теперь скажу, ни капли не кривя,

Спасибо, Витя, что ты с нами был.

Имею право полное на это я,

Постель свою ты мягче пуха заслужил.

 

Май 2006 г. Оренбург.

 

* В. Серков был принят в БВВАУЛ по личному распоряжению дважды Героя Советского Союза генерал-майора авиации Павла Яковлевича Головачева – зам.командующего авиацией СибВО.

 

 

You have no rights to post comments