Переворот

  

Королев Леонид Болеславович - выпускник БВВАУЛ 1975 года 

  

1973 г. Славгород, аэродром "Южный", Л-29, экзаменационный полёт в зону.  Проверяющий – целый полковник из округа, лет сорока пяти.

Заняли зону. Вираж влево, вираж вправо. Нормально. Делаем «переворот». Итак: скорость - заданная, высота - правильная, задираю нос градусов на 15-20 (уже не помню), «ручку» на борт, фиксирую в перевёрнутом положении по естественному горизонту. Опа!, … а горизонта-то нет!  - «…ля, видать вяло переворачивал я его и он, ретивый, успел опустить нос!».

«Спокойно!» - сам себе. Буду корректировать его положение по авиагоризонту. Ага, - вижу небольшой правый крен. Ручку влево. А крен-то увеличивается! Ё…п-р-с-т - я же в перевёрнутом положении! Но, чукча умный! Чукча помнит, что в перевёрнутом положении надо «ручкой» «подпирать» опущенное крыло! Подпёр. Всё хорошо - крена не стало. Теперь тянем на себя. Перегрузка растёт. Смотрю за углом снижения. Ага, уже почти вертикально. Смотрю на скорость - …ля, уже 540! А вывод-то по скорости на «отлично» - 550. Всего 10 км. осталось! Надо срочно выводить! Энергично тяну ещё на себя! Перегрузка – ни вздохнуть! Но вижу уже 550! Ещё тяну! И … опа! Потемнело! Глаза на выкат, а ничего не вижу! Чувствую только, что ноги уже выше головы – значит, уже в наборе высоты. Проверяющий молчит, и это радует – значит всё нормально. А тут и авиагоризонт «появился» – небольшой, правда, не больше медного пятака. А на нём угол набора около 60 градусов! А надо-то градусов 20-25! «Ручку» - чуть от себя. И вдруг: «Куда, нах, такой угол!». А он уже всего-то градусов 40. О! - воскликнул про себя. Да ты, старик, шестьдесят-то и не видел! Тоже, видать, как и я, «прищурился»! А как же? Мне-то всего около двадцати лет, а ему уже под полтинник.

- Как скажешь, начальник - говорю я про себя. И ещё уменьшаю тангаж.

- Вот он, твой угол. Спасибо за «подсказку» - опять, конечно, про себя.

С грехом пополам закончили мы этот «переворот», и, как учили, «боевым разворотом» пошли «домой».

Жаловался он потом моему инструктору капитану А. Калинину (сам слышал – дремал на последнем сидении в стартовой машине). Больше, говорит, не полечу на сложный пилотаж. Лучше – по кругу, «блинчиком» - лет до шестидесяти.

Но, «пятёрку», он мне всё-таки поставил. Зря, наверно.

 

 

You have no rights to post comments