Барнаульцы в морской авиации

 

Ягопцев Виктор Иванович - выпускник БВВАУЛ 1980 года 

 

 

           Ещё осенью далёкого 1980 года, я понял, что наш 10-ый выпуск никому в ФБА не нужен. Училище к тому времени потеряло свой профиль ФБА. Возник кризис перепроизводства.

Училище выдавало на гора продукт, в котором ФБА уже не нуждалось.

К концу семидесятых практически все БАПы, летавшие на Яках, переучились на Су-24. Лейтенанты б/к, выпускники училища, там были не нужны. Отдельным разведполкам, имевшим Як-28р, столько выпускников не нужно было. И случилась, в общем-то, беда. Выпускниками училища начали затыкать разные дырки в пожарном порядке.

Хотели мы или не хотели, ехали туда, куда нас назначили. Если до 1974 года училище готовило выпускников по профилю, по профилю и отправляло в ВВС, то года с 1976 оно стало «всеядным и уникальным». А по сути, готовило лётчиков для различных дырок, случавшихся в разных родах авиации.

На примере своего выпуска рассказать следующее.

44 человека отправили в морскую авиацию, по 10-12 на каждый флот. На флотах раскидали по видам: морская ракетоносная, разведывательная, противолодочная, транспортная, РЭБ, АСС. Вертолёты и самолеты, реактивные и винтовые. Из училища не вынесли ни понятий о тактике МА, ни познаний о теории работы винта.

Человек тридцать попали в Дальнюю авиацию. Аэродромы Воздвиженка, Серышево, Белая, на Востоке. Аэродромы Тарту, Орша, Сольцы, Шайковка, Бобруйск, Нежин, Стрый, Узин, Энгельс, на Западе страны.

Семнадцать человек попали лётчиками-инструкторами в Оренбург. Кстати, в училище ни одного с выпуска не оставили.

Это основное, что помню, что знаю из встреч с однокашниками в последние годы.

Осенью 1980 года, в отделе кадров училища, я и пятеро моих однокашников, решали непростую для каждого задачу. Всех нас, окончивших училище с отличием, пригласил к себе начальник отдела кадров училища майор Негров П. В течение двух минут он популярно нам объяснил, что мест в ВВС на Як-28, на пространстве от Камчатки до Калининграда нет.

Есть три места за границей, но мы туда рожами не подходим. Туда едут инкогнито, лица особо приближённые и отобранные. Есть три места в отдельном разведполку в Коломые.

Их, не раздумывая, выбрали Игорь Ефимов, Женя Соколов, Саня Ломаев.

Остались нераспределёнными три военно-морских крестьянина.

Сергей Долгодворов, Толик Мансуров и ваш покорный слуга, тоже хотели летать на Як-28, и справедливо полагали, что своей учебой доказали право летать на этом самолёте, к освоению которого шли долгих четыре года. Тогда он казался для нас совершенством, вершиной. Негров же стоял на своём: на нас разнарядка в МА и мы можем выбирать только из четырёх флотов. Именно ТАК!!! Ни место, ни самолёт, а только флот.

Процедура затягивалась. Мы понимали, что выбрав флот, мы выбираем себе место правого лётчика на неизвестном самолёте. Будет это Ту-16, или Бе-12? Будет это вертолёт Ми-14 или Ка-26? Не желая категорически на флот, и совершенно не понимая: «Какой же это выбор?» мы просили у Негрова, место на Яки в любом из округов. Своим упорством и категорическим нежеланием ехать праваком на флот, мы ломали Негрову карты. Те немногие места на Яки, он нам отдавать не хотел. Их было мало, за ними стояла очередь ребят с мохнатой рукой. Они были обещаны и расписаны. И тогда майор Негров П., человек без чести и совести, сделал очередную подлость.

- Ребята, что вы упёрлись в Яки? Ну нет их в ВВС, так они есть на флотах! На каждом флоте есть отдельный разведполк, одна эскадрилья на Як-28р, вторая на МиГ-25!

Через две минуты после озвученной подлянки, произошла развязка.

Толик Мансуров выбрал Северный флот.

-Коммунист, должен начинать там, где трудно!

Мы с Серёгой Долгодворовым, краснея, не разделили его взглядов, и получили назначение в ВВС Балтийского флота, г. Калининград.

Конечно, Як-28 никогда на флоте не было! Это мы узнали в первые минуты после прибытия в отдел кадров ВВС БФ.

Вот тогда-то меня и посетили эти грустные мысли.

Четыре года преподаватели, инструкторы, командиры готовили меня как лётчика ФБА.

Четыре года я старательно впитывал то, чему меня учили. Изучал тактику, оружие, изучал перспективный самолёт Су-24. Успел уже полюбить его!

Мечта была полетать на Яке, который мне безумно нравился!

Всё накрылось медным тазом в одночасье, в кабинете начальника ОК училища, и мой красный диплом не помог.

Специальность: тактическая, фронтовая, бомбардировочная…

Жаль свернуть его нельзя трубочкой, и засунуть куда положено.

Не нужны мы выпускники БВВАУЛ во фронтовой бомбардировочной! Не нужны!!!

Училище выпустило, не того, кто нужен в ФБА, так ненужный балласт, растолкало по дыркам. И везде мы в этих дырках чужие, везде дилетанты, везде не спецы.

И вот стою я, «последний лошара», как говорит сейчас молодёжь, в кабинете начальника отдела кадров ВВС БФ, решаю:

- как жить дальше,

- кому верить,

- на чём летать?

 

Часть вторая

 

Ода выпускникам БВВАУЛ 1976 года

 

 Вместе со мной в кабинете начальника ОК мается в раздумьях мой однокашник С. Долгодворов.

Он прилетел из Москвы в Калининград более ранним рейсом, но к штабу ВВС БФ мы добрались одновременно и очень обрадовались этой нечаянной встрече.

Начальник ОК, седой добрый подполковник, со значком военного летчика 1 класса, минуту назад нам объяснил, какие вакансии, на каких ЛА, есть в наличии.

Как гром среди ясного неба прозвучали его слова, что ОДРАП, в который мы с Серёгой ехали летать на Як-28р, летает на самолётах Ту-16р, а также на самолётах Ту-22р, на которые берут готовых командиров с Ту-16, с классом не ниже второго.

На этом же аэродроме вместе с разведчиками базируется гвардейский ОМШАП на самолётах Су-17, который на 100 процентов укомплектован выпускниками Ейского ВВАУЛ.

На наши просьбы дать нам назначение на Су-17, добрый дядька пояснил следующее:

ОМШАП вакансий не имеет, две недели назад приехали выпускники с Ейска. Командир штурмового АП принципиально берёт только Ейчан, и ни одного Барнаульца у него в полку нет. Барнаульцев традиционно отправляют на реактивные самолёты Ту-16, Ту-22м2. Нам же, как отличникам, добрый начальник ОК предложил места ПКК на самолётах Ту-22м2. Если будем продолжать упираться, нам светят винты на Бе-12, Ил-38, или места правых лётчиков в вертолётном полку. Вакансии на эти ЛА тоже есть, но на них планируют выпускников ОВВАКУЛ. Видя, что мы никак не можем отойти от потрясения вероломством П. Негрова, начальник ОК дал нам один час на раздумья, по истечению которого мы должны были сказать ему о своём решение.

Один час прошёл очень быстро. Мы с Серёгой выкурили половину пачки пошли озвучивать своё решение. Из двух зол, решили выбрать меньшее. Гвардейские полки 57 МРАД в 1977-1978 годах переучились на новый самолёт Ту-22м2. Мы его не видели никогда даже на фотографиях, но, то обстоятельство, что это был новый ракетоносец, немного успокаивало наши огорченные души. Начальник отдела кадров обрадовался нашему решению, так как фотографии самолёта у него не было, показал нам модель самолёта, стоящую у него в шкафу. Супер самолёт! Сверхзвуковой ракетоносец с изменяющейся стреловидностью крыла, главная ударная сила флота на Балтике и в Атлантике. Решено, едем в дивизию!

Немного отпала челюсть, когда увидели, куда предстоит нам ехать. 57 МРАД базировалась в центре Белоруссии, аэродром Быхов. Далековато от моря…

Начальник отдела кадров, сам ранее летавший на Ту-16, напутствовал нас в дорогу. От него мы узнали, что Барнаульские выпускники, прибывшие первый раз на Балтийский флот в 1976 году (Первый морской выпуск БВВАУЛ), зарекомендовали себя только положительно

Вспоминаю 1976 год. Мы после курса молодого бойца, тощие как велосипеды.

И они! Мужики! Крепкие, сильные, накачанные бойцы. На утренней зарядке, мы по команде сержантов изображаем зарядку. Они без команды. Кто не спеша потягиваясь курит, кто в охотку легко и непринуждённо работает на любом снаряде. Таких больше.

И вот нам предстоит встреча с этими парнями.

Кадровик продолжает рассказ, о наших предшественниках из БВВАУЛ.

Очень хорошо отзывается о выпускниках 1976 года командование всех полков. В 1976 году на Балтику пришло сразу 15 выпускников.

В 15 ОДРАП (г. Калининград) на самолётах Ту-16р летали: Белов Владимир, Амелин Виктор, Григорьев Сергей, Крупицкий Александр.

В 12 гв. ОМРАП (г. Остров) на ракетоносцах Ту-16 летали: Антошкин Сергей, Андреев Сергей, Аляксин Сергей, Губарь Сергей, Мещеряков Валерий.

В 170 гв. МРАП (г. Быхов) на самолётах Ту-22м2 летали: Симаков Сергей, Ткачёв Николай, Куликов Владимир, Усиков Борис.

В 240 гв. МРАП (г. Быхов) на самолётах Ту-22м2 летали: Московских Виктор, Широков Николай.

Все выпускники 76 года, летавшие на Ту-22м2, были в 1980 году помощниками командирами кораблей.

Все выпускники 76 года, летавшие на Ту-16, к 1980 году были командирами кораблей,

за исключением Аляксина Сергея.

Аляксина Сергея в ВВС БФ знало всё командование.

Сергей каждый год подавал рапорт на имя командующего ВВС БФ о переводе на самолёт Су-17. Его однокашники и однополчане Губарь, Антошкин, к тому времени стали командирами отрядов, а Серёга не хотел летать на Ту-16, настойчиво просился на Су-17.

Наказанием за его строптивость было то, что он оставался ПКК на Ту-16 с перспективой оказаться «Вечным Правым».

Начальник отдела кадров любезно нам рассказал Серёгину историю, предупредив настрого, что если мы пойдём по его пути, останемся ПКК на всю оставшуюся жизнь. Ну а если мы будем брать пример с других выпускников БВВАУЛ-76, то лет через пять у каждого из нас есть реальная перспектива стать командиром корабля Ту-22м2.

Получив напутствие в дорогу, проездные документы и разрешение на сутки задержаться в Калининграде, мы пошли знакомиться с городом.

Через двое суток мы уже были в дивизии. Начальник ОК дивизии дал нам назначение в 170 гв. МРАП, и уже через час мы сидели за столом в кабинете командира полка. Напротив нас сидели командиры 1 и 2 аэ, наши комэски.

Начиналась новая жизнь. Она ничего общего не имела с той, которую мы видели в учебных полках в училища и к которой были немного подготовлены

Она была другая. Мы к ней были не готовы. Но мы были молоды, полны здоровых амбиций, полны решимости, всё освоить в кратчайшие сроки.

Неоценимую помощь на первых порах службы в полку нам оказали выпускники БВВАУЛ 1976 года. Они были первыми в морской авиации. Им было непросто в конкуренции с Оренбуржцами. Те приходили на Ту-16 готовыми ПКК с допусками, полученными на стажировках в боевых полках. Они знали самолёт, они изучали его на выпускном курсе.

Нашим пришлось всё начинать с нуля. Самостоятельно изучали самолёт, тактику МРА и многое, многое другое. Только освоили Ту-16, дивизия в 1977-1978 годах стала переучиваться на новый самолёт Ту-22м2. Со всех полков ВВС БФ в дивизию собрали лучших молодых командиров экипажей. Все клетки от командира корабля и выше занимали в полку выпускники ОВВАКУЛ, традиционно готовившего лётчиков для МА. Наши мужики надолго задержались на должностях ПКК, Оренбуржцы, кстати, тоже оказались в этой сложной ситуации.

Конкуренция за место командира корабля была жуткая. В год в дивизии ставили одного-двух командиров кораблей, взамен командиров, поступивших в ВМА. Движения вверх для ПКК практически не было. В такой непростой ситуации все наши выпускники оказались на высоте. В нашем полку Куликов Владимир, Николай Ткачёв были первыми кандидатами на должность командиров кораблей. Они, а также Сергей Симаков и Борис Усиков были опытнейшими помощниками командиров кораблей, умеющими буквально всё. В полку пользовались громадным авторитетом.

С первых дней, они взяли опеку над нами. Их помощь неоценима!

Сколько пришлось обращаться к ним за помощью, за советом! Никогда не было отказа!

Переучились, сдали зачёты, стали летать. Пришлось в срочном порядке готовить громадное количества карт, планов полёта и связи, обзаводится своим личным содержимым штурманского портфеля. И всему приходилось учиться непрерывно. Всему, и даже таким мелочам, которых мы в училище не освоили. Как склеить карту и пропитать её водным раствором ПВА, что бы стирая постоянно меняющиеся маршруты, не стирать краску с карты. Как подготовить карту, как правильно сложить её, как посчитать ИШР. Как вести радиообмен с РЦ ЕС УВД, с пролетающими аэродромами, с РП на полигонах. Как нагреть на спиртовке и загнуть стеклянный рейсфейдер, как заточить его,

как используя его и плакатные перья быстро написать методичку размером 2,0Х1,5 метра.

Отговорки типа не умею, не действуют. Никто не умел, никто этому не учился, будешь тренироваться, пока не научишься. Многое, очень многое, мы освоили под покровительством наших старших товарищей. Авторитета, заработанного ими, постарались не уронить.

Летали успешно, успешно двигались по служебной лестнице.

Традиция опекать выпускников своего училища, заложенная парнями 1976 года выпуска, осталась у нас. В 1981 году в дивизию пришли лейтенанты С. Дягилев, С. Шишкин, В. Безолюк. В 1982 году пришли лейтенанты Ю. Дороганов, С. Суков. Больше выпускников в МА, наше училище не делало.

Нас было в МА совсем немного, но след мы постарались оставить добрый. Из чужаков мы стали своими, на равных конкурировали с Оренбуржцами.

Теоретическая подготовка я бы сказал у наших была выше. Но всегда мы проигрывали в игровых видах спорта. Барнаульцев всегда драли в волейбол, в футбол, в ручной мяч и Оренбуржцы и штурманы из Ворошиловграда и Челябинска. Видимо сказывалась наша убогость из-за знаменитых «500 сибирских километров». Кроссы мы бегали хорошо, но кому это надо? Каждая предварительная у нас заканчивалась футболом, зимой уходили под крышу спортзала. Волейбол до потери пульса, обычно не первая на вторую эскадрильи, а лётчики против штурманов.

Не могу сказать, что когда-либо лётчика не ставили на вышестоящую должность только потому, что он Барнаулец. Но любой из нас знал, что при всех равных параметрах кандидатов, Барнаулец должен быть на голову выше. Мотивация была сильная.

Мы были в МА как провинциалы в Москве.

Старались, стремились. Среди однополчан заработали не самое позорное определение – Барнаульские рубанки. Заканчивал я службу в МА, в 15 ОДРАП на Су-24м, Су-24мр, в том полку, в который «ехал после училища на Як-28», да не доехал. Так карта легла.

В курилке мужики, шутя – всерьёз говорят: «Вот Барнаульцы-рубанки, мало вас, но всю власть в полку захватили». Выпускниками БВВАУЛ в то время были, командир полка, три заместителя командира полка, командир экадрильи, начальник штаба АЭ, три командира звена, два старших лётчика. Остальные лётчики были из Оренбурга. Вот и вышло, если Барнаулец, то по определению рубанок.

И ещё об одной стороне службы в МА хочу сказать.

Наши полки никогда не стояли за границей. Ну, Камрань (СРВ) не считать, это ссылка.

Лётчики МА из ОВВАКУЛ, из БВВАУЛ, оказались привитыми от бациллы стяжательства.

Не нужно было никого съедать, никто за бугор не менялся, стремлений стать богатым от этого у лётного состава не наблюдалось.

Переучивались в 1985 году, февраль-март, в Липецке на Су-24мр с эскадрильей из Бжега, Польша. Вот насмотрелись…

Сдали экзамены. Прощальный банкет в пьяной птице, ресторане Чайка. В Восходе уже всем надоело. Утром покидали грязное бельишко в портфели, садимся в ЛиАЗ и готовы ехать на аэродром, лететь к мамкам. Наблюдаем картину погрузки коллег из Бжега. Потные, измученные все от старлея до подполковника, всем кагалом забивают дополнительно к автобусу поданный ЗиЛ-131. Телевизоры, холодильники, стиральные машины, утюги и всякая, всякая хрень.

Спрашиваю нашего выпускника 81 года: - на хрена тебе целая коробка электрических лампочек?

Он: - да это же целое состояние!!! Я полякам их загоню в четыре раза дороже!!!

На пороге март 1985 года, ещё не дует «апрельский ветер перемен», ещё по сегодняшнему ЭТО не называется бизнесом, а зовётся просто - спекуляция. Вся польская эскадрилья с ума сошла от вида халявных злотых.

Боже мой!!! Спасибо, что в восьмидесятом не вышел рылом, и поехали туда другие ребятишки. Нашего пути у нас никто не отнимет. Спасибо провидению, что получилось так как получилось!

Я лично очень доволен!

 

 

 

You have no rights to post comments