А посадочку я все же запишу

 

Жибров Александр Владимирович - выпускник БВВАУЛ 1977 года

 

       Выше глиссады 100…

В году 80-м летом в Балхаше во время полетов, старший летчик Андрей Добрынин, летающий на Миг-25, днем в нормальную погоду заходил на посадку.

Начиная с удаления километров 15 "руководитель зоны посадки" видя, что самолет идет выше глиссады на 100 метров, сначала напомнил, а потом более чаще стал подсказывать" (ошибка по мере уменьшения дальности до ВПП оставалась постоянной). Летчик давал квитанцию, перед "дальним" эта высота чуть уменьшилась, но оставалась все равно большой до неприличия… Тут уже РП начал вставлять "свои 5 копеек", потом помощник РП… в общем отметились все. Потом последовала команда: – "На второй круг!"

Повторный заход, вернее глиссада повторилась, точно как и первая.

Андрей выровнял так высоко, что посадка произошла (правда очень мягко!) так далеко, что некоторые даже начали волноваться - хватит ли полосы. Но зря! Парашют, тормоза…без каких-либо усилий "25-й" спокойно сбросил парашюты, освободил полосу и зарулил на ЦЗТ.

На следующий день, на разборе полетов, командир полка полковник Тимченко Ю.А. (пребывая в хорошем настроении, что немало важно в таких случаях) начал подводить итоги смены с этого полета. На вопрос:

- "Что случилось, Добрынин?"

Андрей ответил как-то расплывчато, неконкретно. Командира это не – устроило.

- "Может устал?"

В ответ прозвучало очень дипломатичное - "да, наверно…"

А на улице ЛЕТО!!! В отпуск в это время выбраться для летчиков почти нереальная мечта. И тут произошло то, что никто не ожидал… Андрей в том числе! Командир не раздумывая, говорит:

- "Доктор! С сегодняшнего дня Добрынин в отпуске! 45 суток!"

В классе раздался легкий ропот. Сейчас это можно сравнить только с тем, что Андрей сорвал "джек-пот" в лотерею.

Андрей, не веря своим ушам, тихо сел и сразу после окончания разбора пошел оформлять документы.

Но самое смешное! Через день история повторилась, только с другим летчиком, тоже на Миг-25. Та же глиссада на 100 метров выше, такая же посадка… тот же разбор… только настроение видно у командира было другое.

На вопрос:

- "В чём дело?" –

Даже не дослушав "виновника" командир сходу объявил:

- "Строгий выговор! Командиру эскадрильи оформить предпосылку! Летчику дать "контрольный " полет!"

Так что раз на раз не приходится, держи хоть 200 метров выше

А. Жибров

 

Показательный" полет в зону…а получилось как на сверхзвук

 

Камень-на-Оби, Як-28, август. Обычный контрольный полет в зону на малой высоте. День недели - суббота!

Мой инструктор, капитан Тимошенко Станислав Михайлович, пребывая в отличнейшем настроении, решил "расслабиться"…

После взлета и отхода в 3-ю зону (н.п. Долганка, если память не изменяет) все выполнили как положено. "Долганка" – длиннющая деревня, вдоль одной, улицы, как положено, с сельсоветом посередине и бочкой пива, где в это время тоже "расслаблялось" мужское население.

Подходя к зоне, понял, что шеф "ЧТО-ТО" хочет показать. Я тем временем доложил, что зону занял. После этого по СПУ услышал:

-"Отпусти ручку, я сам…"

"Встали" точно вдоль улицы, высота пошла вниз. 400…300…200…100…ну и потихоньку дальше уменьшается. Скорость к 900 подходит. Впереди стало хорошо видно уже саму бочку с пивом и поворачивающиеся головы колхозников… (кстати, там часто "грешили" и инструкторы, и курсанты подобным образом).

Так, чтобы было все красиво инструктор включает "форсаж", пошла "горка" с углами тангажа далеко за положенные "Курсом" и бочки, одна, вторая, третья. Потом пикирование, вывод, над местом разлива пива, "форсаж", "боевой разворот"… и все это повторялось несколько раз вокруг "сельсовета".

Шеф отвел душу, дал и мне "порулить" немного, и, выполнив "контрольный спуск!" (заход в обратном направлении), горкой стали набирать высоту выхода на аэродром.

И вот пока мы, таким образом, выполняли задание в зоне, на всех этих режимах, (потом уже на земле анализируя) я слышал не совсем обычный звук двигателей… как будто "шелест" раздавался, не привычно как-то…

А тем временем заходим на посадку, как положено, и между "дальним" и "ближним" кто-то из курсантов вырулил на ВПП и РП дал команду уйти на второй круг. Последовал "максимал", набор, и, первый разворот.

(но опять звук двигателей звучал неестественно - но, честно говоря, не придал этому значения). После посадки и заруливания на ЦЗТ, смотрю техник самолета что-то показывает рукой на двигатель. Ничего не поняв в его жестах, выключил двигатели и стал ждать "чеки" в кресло" Поднявшийся по стремянке техник, спросил удивленно:

-"А "конуса "зачем выпускали и не убрали?"

Тут уже я увидел, что "конуса" выпущены как на "сверхзвуке"… сразу "вспомнил" и звук двигателей не совсем как обычно… Объяснить – "почему ОНИ в таком положении" не мог…

Подошел инструктор, понимая, чем могло закончиться наше задание в зоне, сказал "ВСЕ", что думал по этому поводу, закурил и …пошел в высотку, тихонько приговаривая:

-"Показывай им еще…".

Долго сидел в кабине, мучаясь одним вопросом:

-"КАК они могли ВЫЙТИ? Там же и две лампочки (справа - вверху ) горели на приборной доске. Рукавом не заденешь переключатели под скобой? Ничего так я и не вспомнил!

А отлетали мы все "это" задание с выпущенными конусами, как на "сверхзвуке"… Ну "курсант", что с него взять…

А.Жибров

 

А посадочку я все же запишу

 

В Балхаше шли полеты. Но как всегда, "неожиданно", аэродром накрыло туманом. Хорошо, что в воздухе, в это время, был только один борт, МиГ-25. Пилотировал его старший летчик Андрей Добрынин. В эту смену "МиГи" летали на бомбометание, а Андрей был в самой дальней точке маршрута, на боевом курсе, буквально, перед сбросом бомб.

На КДП быстро собралось все начальство, решая: - "Что же делать?" Топлива на борту в обрез, да и его всегда мало при полете на сверхзвуке. Андрей в этот момент "отбомбился" с высоты чуть больше 20 тысяч метров и спокойно развернулся на "точку".

Командир полка, через гражданского диспетчера, попросил дать "доразведку" погоды заходящему на посадку пилоту рейсового Як-40.

Хотя все в это время понимали - что и Як - 40 не сядет в такой туман.

А туман стоял как "слоеный" пирог, высотой всего метров 40 - 50. Если присесть на корточки - то можно было увидеть торец ВПП, потом прослойка метров 10 - 15 и дальше такая же ерунда. На аэродроме все притихли, понимая, что "дело пахнет керосином".

Экипаж Як - 40 добросовестно дошел до торца полосы в полном тумане, сказал спокойным голосом:

- "Туман, однако. Я пошел на Караганду!"

На какое-то мгновенье было видно уходящий в наборе борт, как раз на высоте 20 - 30 метров.

Я в это время сидел на СКП, работал "помощником" и хорошо помню те вводные, что передавали на борт. Самолет быстро подходил к точке, начал снижаться. Ни о каком запасном уже можно было и не говорить, топлива бы не хватило, да и лететь до "Николаевки" для МиГ-25, после сверхзвука, уже поздно.

Руководитель полетов дал все "вводные", на аэродроме, как в таких случаях бывает, наступила тишина. Правда, смотри - не смотри, в тумане ничего н видно.

Хорошо, что "автомат" с этим курсом "вел" нормально. Андрей вышел точно по полосе, почти одновременно и с КДП и с СКП увидели "МиГ" на высоте метров 15 в начале полосы (есть же Бог на свете!). Моментально пошла команда:

- "Полоса под тобой! Садись!"

Честно, до сих пор не знаю как Андрей "досаживал"? Посадка была достаточно мягкой, без каких - либо последствий. А дальше - парашют, тормоза. Только сам борт никто не видел, ни с КДП, ни я с СКП…все в тумане! Через какое - то время раздается в эфире голос:

" - Я выключаюсь на полосе, куда рулить не видно."

Полеты в эту смену уже не продолжались.

На следующий день, при разборе полетов, командир поставил в пример капитана Добрынина, объявил благодарность. А Андрей в "ответном слове" сказал:

- "Я посадочку запишу?"

Вернее, это было как запрос на разрешение ( для подтверждения "класса" в Казахстане, с его почти всегда "ПМУшной" погодой лишняя посадка никому не мешала. А у Андрея, на тот день, их еще и не хватало для "подтверждения". Плюс ко всему, был перерыв в "самостоятельных" полетах при минимуме).

Командир полка, полковник Тимченко Ю.А., отреагировал сразу:

- "Я тебе, Добрынин, запишу!"

Андрей, понимая, что разрешения нет, ответил:

- "Есть!"

Садясь на стул тихонько добавил:

" - Ну уж нет, "посадочку" я запишу все равно!"

И тут же стал доставать чернильную ручку.

А. Жибров

 

Учиться, Учиться, и… Учиться

 

Знаменитое выражение, могу только добавить, что "учиться" никогда не поздно, но лучше своевременно.

1985 год, Дебрецен , З-я АЭ. Сидим в классе. Командир АЭ, п\п-к Клич, вместе со штурманом АЭ майором Плетка проводят занятия с молодым летным составом "по порядку работы с органами вооружения на боевом курсе". К нам в полк перевели ребят с Кунмадараша (до этого они летали на "Су-17", получили

2-й класс и были "брошены к нам на усиление"). "Вылетели" они самостоятельно, приступили к полетам на бомбометание.

Я к этому времени, уже два года отлетал на "Су-24", все это было давно пройденным этапом. И вот мы, с Валерой Игнатовым, сидим на последней парте, смотрим на часы, когда же все "это" закончится, откровенно скучая. Народ уже потянулся на футбол, а потом, как положено, пиво (была такая традиция).

И вот кто-то из летчиков дошел уже непосредственно "до сброса бомб" Начинает рассказывать :

- " Лампочка "Огонь" замигала, зажимаю "БК" и жду…Загорелась лампочка "ОГ" постоянным светом происходит сброс бомб!"

Тут я ,вроде бы "про себя", негромко, но получилось так, что все услышали:

- "Неправильно!"

Командир АЭ со штурманом встрепенулись, а Плетка Юрий Палыч, аж подпрыгнул со стула, да так резво для его комплекции, что все затихли:

-"А ну выйди к доске, расскажи как правильно?"

Выхожу уверенно (как никак уже два года отбросал бомб предостаточно, днем и ночью) и рассказываю, как методику работы перед сбросом бомб.

-"Лампочка "ОГ" замигала, откидываю плавно "БК" и жду! В тот момент, когда она загорается ("ОГ") постоянным светом, сразу зажимаю "БК". Происходит сброс бомб!"

В туже секунду раздается рев командира и штурмана :

-" И ты до сих пор еще НЕ ПРИВЕЗ БОМБУ!?"

Я не пойму, чего они возмущаются? Плетка сразу вручил мне "методическое пособие по технике пилотирования и боевому применению" .Пришлось читать вслух. Я оказался , к моему удивлению, неправ!

Комэска "выпорол" меня, штурмана экипажа, а за компанию… и самого Плетку (я, кстати, с ним довольно много летал!) со всей "пролетарской ненавистью"

А весь "анекдот" состоял в том, что в самом начале при переучивании, я где-то пропустил этот момент, и три года бомбил рискуя "привезти" бомбу в каждом полете. Штурманы, летавшие на Су-24, (да и летчики тоже) помнят, что "сброс"(при загоревшейся лампочке "ОГ" постоянным светом) происходит за время чуть меньше одной секунды (в "методическом пособии " есть даже расстояние порядка 140-150 метров, которое пролетает самолет до сброса АБ)

На футбол я не попал, пришлось сдавать "зачет" штурману, который "оторвался" на мне по полной программе…. Вот после этих "занятий" я уже "работал" правильно. Век живи- век учись!

 

You have no rights to post comments