Что для летчика хорошо — для гаишника — смерть

 

Захаров Игорь Михайлович - выпускник БВВАУЛ 1977 года

 

 

Как я сдавал на права за всю эскадрилью 

 

Алейск, лето 78. Слетал в зону на пилотаж, а на рулении мне Сан Саныч Алексеев (он сидел РП - руководил полётами), говорит — Зайди на СКП. Иду, озадаченно сдвинув шлемофон на ухо, и вспоминаю, что же я не так сделал в полете? Ни до чего не додумавшись, заглядываю в открытую настежь дверку СКП. Сан Саныч сидит в майке — жара.

- У тебя еще одна зона на пилотаж, возьми — вон, видишь, майор стоит — прокати. Но смотри - всё строго по заданию чтоб делал!

Есть! - козырнул я и повел милицейского майора показывать, что в кабине нельзя трогать, что — можно, пока механик льет горючку в бак.

Тут бежит встревоженный командир звена Качалов Владимир Алексеевич — это что такое?

- Комэска сказал — прокатить.

- Ну давай, только смотри — чтоб всё — по заданию!

- Понял!

И так они меня заинструктировали, что, пришедши в зону, я стал всё делать строго по заданию: крутнул штопор влево, потом — боевой разворот вправо.

Ну как? - спрашиваю заднего. Тот — молчок.

Молчание — знак согласия! Да и время в зоне надо чем-то занять. Я — опять строго по заданию: штопор вправо — боевой — влево. Где-то перед выводом из боевого чую носом, что майор ел сегодня несвежий борщ!

Шумлю Сан Санычц, что задание закончил. Тот, всё поняв, дает мне срочно посадку с обратным стартом, всех разогнав с круга. Вытаскиваю майора из кабины, прислоняю к борту самолета. Тот еле стоит и еле дышит, белый, как простыня. Ну — извините — говорю, еще не зная, что это — начальник ГАИ из Калманки.

Правда, сдали экзамены мы все, в том числе и я.

 

 

 

You have no rights to post comments