Дальнозоркость или острота зрения

 

Смолин Андрей - выпускник БВВАУЛ 1983 года

 

 

Дальнозоркость  или острота зрения

 

Дальнозоркость это:

1. Недостаток зрения, заключающийся в том, что удаленные предметы видны яснее, чем близкие.

2. Способность хорошо видеть на далекое расстояние.

(Толковый словарь русского языка под редакцией Д.Н.Ушакова).

 

Стал я замечать, что с возрастом меняется у меня зрение. Не то, чтобы ослабло, нет. Но, вот мелкий текст уже читаю как-то с усилием, а вдали все вижу по-прежнему без напряга и даже всякую мелочевку различаю. Медицина называет это возрастной дальнозоркостью или пресбиопией и определяет, как потерю способности видеть объекты или мелкий шрифт на близком расстоянии. Как говорится, зрение-то хорошее, а вот руки коротковаты. Видимо, возраст все-таки уже сказывается. Вот в дни моей военной юности и молодости все было по-другому.

Проходил я как-то еще в полуспелой возрастной стадии врачебно-летную комиссию. Стандартный кабинет окулиста, ну, «глазнюка» по-нашему. Ассистировала строгому военврачу молоденькая медсестра, на которую мне хотелось смотреть в те давние годы значительно больше, чем на таблицу, предназначенную для проверки остроты зрения. Процедура известная. Закройте правый глаз. Ша, ка, бэ, эн, разрыв влево, вправо, вверх. Какой летчик не знает этой процедуры? Просто надо каждым глазом увидеть и после опознания озвучить табличные буквы, а также определить в какую сторону разрыв у нарисованных колечек. Чем ниже расположение знаков в таблице, тем мельче буквы и колечки. Конечно, сижу, спокойно все буквицы и колечки называю. Я, может, нюхал всегда неважно, а видел-то уж отлично. А доктор все ниже и ниже по таблице, а значки все меньше и меньше. Я называю. А он еще ниже, а я с трудом, но называю. А он еще ниже. Я уже чуток угадываю, но называю. Тут начинаю слегка волноваться, ибо ниже по таблице я уже ни черта не вижу. Тут доктор заканчивает проверку, становится вдруг таким удовлетворенным, и, обращаясь к своей ассистентке, говорит с чрезвычайно ученым видом: «Теперь видите, Зиночка, в чем отличие остроты зрения у летчиков и вертолетчиков». Я чуть со стула не упал. Ну, экспериментатор хренов! Он, этот …лысый тут, оказывается, опыты ставит по выяснению остроты зрения различных категорий летного состава! А я уж подумал, что все, сейчас диагноз влепит.

Уже третий раз «ползком крадемся» по дну одного и того же узкого и глубокого ущелья. «Ползком» - это проходим на «преступно малой» высоте пары десятков метров на скорости за 900 километров в час. Мне это сильно не нравиться. Вернее, это меня сильно настораживает. Во-первых, ущелье глубокое и темное, вершины, кажется, смыкаются где-то вверху над головой. Во-вторых, оно горбатое и кривое, поэтому пилотировать приходится довольно аккуратно. А в-третьих, на месте духов, я бы уже давно чем-нибудь пульнул бы в нашу назойливую пару, мешающую ревом своих двигателей бабайскому послеобеденному сну. Пока обходится, никто не стреляет. Я никак не могу понять замысел моего ведущего, чего он там выглядывает в этом забытом всеми богами ущелье. Это наш сектор поиска, не раз мы пролетали мимо этой горной щели, и никогда она нас не интересовала, а сегодня обшариваем его, как пьяный нищий свои пустые карманы перед магазином.

Все, конец поиска. Пробкой, резко переломив вверх машины, выскакиваем из сумрака ущелья на слепящее солнышко.

После посадки устало курим на ходу, по пути к высотке привычно молчим об одном и том же. Побросав горшки и сбрую, начинаем докладывать. Шеф докладывает по «закрытому» телефону в «большой» штаб, а я, вооружившись отточенным карандашом, с его слов пишу на стандартном бланке донесение. Как водится, пишу для прокурора, для командования, ну, и для истории. А со слов моего ведущего выходит, что на дне ущелья, которое мы так тщательно обыскивали, наша славная боевая пара обнаружила четыре пещеры, оборудованные под гаражи и, что в трех из этих гаражей стоят грузовые автомашины. Координаты прилагаются. Теперь я начинаю понимать, какого рожна мы там лазили. Так сказать, заглядывали каждому гаражу персонально в жерло. Да шли бы эти гаражи в одно общеизвестное место. Я громко вслух с изрядной долей иронии добавляю: «И в кабинах двух обнаруженных автомобилей находились водители». Мой замотанный шеф тут же без зазрения совести транслирует мое сообщение выше. Офицеру-направленцу штаба видимо чутка подурнело от такой детальной информации о противнике, он немедленно прекратил устный опрос экипажа и положил телефонную трубку. Я внутренне хохочу над ситуацией, внося подробности об обнаруженных неприятельских водителях в донесение, я даже рисую их маленькие фигурки в чалмах на графической схеме поиска. Смеху мне добавляет мой Анатолий Иванович. Он подходит и, дружески похлопывая меня по плечу, восхищенно хвалит: «Ну, и зрение у тебя, Андрюха!». Я от внутреннего смеха перехожу к внешнему ржанию и смеюсь звонким конским голосом.

 

Автомат виноват

 

 Автомат (греч. automatos – самодействующий) – это аппарат (машина, прибор и т. п.), включаемый человеком и самостоятельно производящий ряд последовательно заданных операций. 

(Толковый словарь иностранных слов Л. П. Крысина).

 

Велик и бесконечен прогресс! В том числе и в авиации. В частности в области авиационных прицельно-навигационных систем. Вовсе не так далеки от нас те времена, когда авиаторы бомбили «по сапогу». А сейчас погляди-ка: тут тебе и радиолокационные, теплопеленгационные, оптико-электронные прицелы; и бортовые компьютеры, которые сами выбирают цель и оружие; и индикация на лобовом стекле с выводом прицельной и пилотажной навигации; и нашлемные прицелы для применения всеракурсного оружия и еще много-много чего другого, позволяющего летающему воину успешно разить вражину.

Мне в моей летной практике довелось применять прицельно навигационные комплексы предыдущих поколений, которые, конечно для своего времени тоже были на высоте. Какая красотища: наложил прицельную марку на цель, запустил лазерный дальномер и наблюдай, как уменьшается дальность до цели. Как уменьшилась дальность до разрешенной, так огонь. Не надо думать, когда там тебе бомбу сбрасывать, зажал боевую кнопку и тяни на вывод, а «железный Ваня» (бортовой вычислитель) сам ее вовремя отцепит и полетит та бомба прямо в цель. Но, это конечно в идеале. На самом деле все было несколько сложнее.

Были у тех прицелов свои болезни. Первая – это горная болезнь. Слишком уж большие ошибки получались при боевом применении авиационных средств поражения в горной местности (мы же тогда собирались воевать на равнине). Вторая болезнь – это болезнь авиационной отвертки. Кто не знает, это такая бо-о-о-льшая и тяжелая отвертка, которой если прицел «подлегурировать» (как говаривал мой авиационный механик Орсымтурсунзадаев), то после этого при всем твоем неутомимом желании даже в площадную цель не попадешь.

Но все эти болезни проявляются, когда летчик вожделеет, чтобы прицел облегчил ему работу. То есть, когда хочется применить вооружение в автоматическом режиме. А ведь никто не отменял старый дедовский способ «по сапогу», поэтому в одной достаточно известной жаркой и горной стране мы стреляли и бомбили в ручном режиме. Бортовой вычислитель при этом один – голова летчика. Хорошо, если заранее известно превышение цели, тут проблем меньше. Выдержал параметры сброса (пуска), высота заданная подошла, все – получайте подарки от славян. А вот если обнаружил цель в ходе поиска, вот тут начинается приличный геморроидальный процесс. Попробуй с наскока определить превышение цели и найти заданную высоту раздачи подарков. Несомненно, что при некоторой натренированности приходит определенный опыт и устойчивые навыки в этом деле. Но так как прогресс замешан на лени человеческой, поэтому всегда чертовски хочется автоматизировать свой тяжкий труд.

Давно известно, в авиации хорошо летает тот, кто владеет карандашом и «стирательной» резинкой» («стеркой» по-старому, ластиком по-нынешнему). То есть тот, кто составляет плановую таблицу полетов, тот и на коне. А мой ведущий – он заместитель командира эскадрильи, поэтому он был законным владельцем этих канцелярских инструментов. И у меня, как человека некоторым образом причастного к таинству планирования, при этом были некоторые преимущества. Когда пришел отремонтированный борт с завода, с, естественно, отнивелированным и пристрелянным прицелом и еще не «легурированный» местными умельцами, я попросил Ивановича запланировать мне его на полеты. Так сказать, в целях тренировки применения вооружения самолета в автоматическом режиме.

И вот поутру взвились мы на свободную охоту. Был у нас свой заветный район в провинции Бамиан. Иванович называл его краем непуганых «Семургов». Лихой паре вооруженных самолетов-разведчиков всегда было чем поживиться в том краю. Вооружение у нас было на тот момент какое-то не шибко серьезное – по четыре ракетных блока УБ-32, снаряженных неуправляемыми авиационными ракетами С-5КО. Странный выбор на первый взгляд. Кумулятивно-осколочными ракетами, да по верблюдам! Ответ прост и лаконичен, как и все ответы в армии – срочно нужны были ящики для строительства командного пункта инженера эскадрильи. Эти ящики забивались глиной, складывались как кирпичики и обмазывались этой же глиной снаружи. Архитектур такой, понимаешь! Нужны ящики – сделаем! Знаю доподлинно, что вражеский верблюд гарантированно поражался только после прямого попадания такой ракетой в голову.

Крутим маневр поиска. Наблюдая через самолет ведущего, внимательно веду поиск, настороженно вглядываюсь в мелькающую пеструю картинку подстилающей поверхности. Не заклубится ли пыль от пуска ПЗРК, не сыпанет ли сварочными искрами духовский ДШК. Ага, наблюдаю пару автомашинок. Стоят грамотно в тенечке от протяженного дувала заброшенного предгорного кишлака. Ведущий уже разводит форсаж, я быстренько поспешаю за ним. На «крючке» набираем высоту для атаки, выпрашиваем разрешение навернуть по нехристям у командного пункта. Получив «…шаю» от КП, ведущий командует: «Работаем, ты по правой». Не дождавшись от меня квитанции, уже в запале атаки поет-токует: «На боевом!». Выждав секунд 15 в развороте, сваливаю послушного «стрижа» в крутое пикирование. Вижу, как цель ведущего покрывается облаком разрывов. Моя цель в прицеле, а прицел работает в автомате, душа поет! Пуск! 128 хвостатых смертей дымной стаей в залпе вырываются из стволов. В кабине пахнет сгоревшим порохом. Вывод, маневр. Я пока не наблюдаю результатов своей атаки, а Иванович уже начинает поздравлять: «Молодца, 947-й, зажег, горят бубновые!». Я, невероятно гордясь своим мастерством, скромно отвечаю: «Ну, дык, – автомат!». Пристраиваюсь к самолету ведущего, заходим на фотоконтроль. И, ётить, что я вижу – да, горят машины, но не те которые я так упоительно окучивал, а совсем другие, которые были замаскированы подальше в кучерявом зеленом садике, метров этак 40-50 с перелетом. Когда после посадки Анатолий Иванович спросил меня, каким образом я расслеповал эти замаскированные машины, я скупо буркнул: «Автомат виноват». После этакой эпидерсии я уже больше не экспериментировал с применением авиационных средств поражения в автоматическом режиме прицеливания в горной местности.

 

Высотка – здание высотного снаряжения (хранения и обслуживания высотного снаряжения летного состава). Обобщенно – место размещения, отдыха и постановки задач летному составу (разг.).

Горшок – защитный шлем летчика (ЗШ) (разг.).

Сбруя – индивидуальная подвесная система (ИПС) (разг.).

«По сапогу» – способ прицеливания с использованием видимых предметов в поле зрения летчика как визира, то есть без использования специальных прицельных систем.

Прицельная марка – формируемая прицелом прицельная точка, видимая летчиком, которую необходимо совместить с целью.

Лазерный дальномер – это оптико-электронное устройство для определения дальности до объекта при помощи лазерного луча.

Свободная охота – способ боевых действий, предусматривающий действия по самостоятельно отыскиваемым объектам.

Провинция Бамиан - провинция в самом центре Афганистана.

Симург – пикап "Simoorgh" иранской фирмы «SHERKAT-SAHAMI Jeep», широко использовался душманами в боевых действиях.

НАР С-5КО – неуправляемая авиационная ракета многоцелевая с боевой частью комбинированного кумулятивно-осколочного действия.

ПЗРК – переносной зенитно-ракетный комплекс.

ДШК – 12,7 мм крупнокалиберный пулемет Дегтярева - Шпагина.

Дувал – глинобитный забор или стена, отделяющая внутренний двор жилища от улицы. Иногда дувал возводится вокруг целых поселений.

Кишлак – название селения в Средней Азии и Афганистане. Первоначально обозначал зимовку кочевников.

«Крючок» – маневр для набора высоты с разворотом (разг.).

КП – командный пункт.

Фотоконтроль – способ контроля за результатами использования средств поражения, осуществляемый с помощью аэрофотоаппаратуры.

 

You have no rights to post comments