Пик Коммунизма

 

Захаров Анатолий Викторович - выпускник БВВАУЛ 1975 года

 

4 января 1996 года, очередная годовщина рождения моей младшей дочери. Что бы такое сделать, чтобы он запомнился? Мы с 17 октября 1995г (как раз 20 лет нашему выпуску было!) сидим в длительной командировке в Душанбе. Сказать по совести, работы - мизер, просто «мотаем срок». Самолёт уже давно стоит на земле, надо его поднять в воздух, - я же слышу, что он "просится". Да и экипаж без дела начинает «скулить», дурные мысли в голову им и сопровождающему нас техсоставу лезут. И у каждого ПМ при себе - головная боль для командира. Тяжеловато так долго в отрыве от части, от дома.

И вот 4 января получаю «добро» слетать. Решили в сторону от всех трасс, в район Хорога «пройтись». Взлетели, пошли в набор. Там интересно, в сторону гор идёшь в наборе, и горы – тоже как бы «в набор идут». И вот она - земля, вроде рядом постоянно.

Километров 80-100 на восток от Душанбе, а там уже оппозиционеры. Центральная власть их не контролирует. Наши «Грачи» туда ходят, ребята из Приморья, из Черниговки как раз сидели тоже в Душанбе, однополчане нашего правого лётчика, он на Ан-30-е к нам с Су-25-х перевёлся. Кстати, и барнаульские выпускники там были, - это я точно знаю, - «племя молодое, незнакомое».

Тут, за Таливердой, и радиолокационный контроль заканчивается. Обычно мы там и работали по предназначению. «Наскребли» кое-как на нашем стареньком Ан-30 высоту 7200 метров. Направо – путь на Хорог. Там очень сложный аэродром, и первая посадка – только с инструктором на борту. Так я на него и не получил допуск – а где возьмёшь инструктора на Ан-30 в Душанбе?

Прямо по курсу, чуть левее – пик Коммунизма. Ещё со школы знаю, что 7495 метров его высота. Все трассы в стороне от него проходят, от греха подальше. День солнечный. По ДИСС-у смотрю - струя с запада нам попутная за 200 км/час. Фотоаппарат "Зенит" при мне, - "Щас, -думаю, - посмотрю на него со всех сторон. Заодно и фото на память сделаю". Ну и пошёл на облёт.

Если из космоса смотреть, то против часовой стрелки вираж получился. А у него верхушка действительно, как пик, как форштевень этот воздушный поток с запада разрезает. Снег за ним завихряется. "Это ж, - думаю, - Какая сразу за ним турбулентность! Надо бы подальше держаться. Мы же ниже его почти на 300 метров". И по прибору угол атаки уже большой, и выше движки уже не тянут. И вот в чём проблема: в горах же трудно точно определить расстояние. Думаю, километров 20 было, ну, больше 5-ти, это точно. Но всё равно нас кидануло. И не слабо.

Я «заскучал», увидев внизу ледник Федченко и острые пики гор поменьше. Что-то сразу вспомнилась история про лётчиков, которые во время войны сели на вынужденную посадку высоко в горах, и их следы потом долго искали, лет 40. Ну, раз пишу эти строки, значит, всё нормально в тот раз у нас закончилось. Вот только плёнку недопроявил, и сильно. Пробовал потом усилить, но бесполезно. Так что никакой отчётности не осталось, и можно подумать, что сочинил всё. Давно это было, больше 16 лет прошло, а глаза закрою – вижу этот самый «пик Коммунизма», как живой перед глазами.

Вот так вот - рядом с "Коммунизмом" побывал, а ближе – опасно, как оказалось.

 

 

 

You have no rights to post comments