Ученья свет

 

sorokin

Сорокин Сергей Алексеевич - выпускник Барнаульского ВВАУЛ 1974 года

 

УЧЕНЬЯ СВЕТ

 

Давно услышал от одного из моих учителей об определяющем влиянии образование на потенциал личности.

Прежде всего, первичного – первого профессионального.

Что бы вы впоследствии не оканчивали, ваш потенциал, в основном, определяет первичное базовое профессиональное образование.

Спорное утверждение, скажет кто-то.

Вполне. Тем более, что редкое правило не имеет исключений. Вон сколько в истории примеров обратных!

А уж сейчас, когда с первичным журналистским, экономическим образованием делают карьеру, и какую, в технических областях, а «первичные» историки руководят медициной, Почтой России, а лётным образованием – выпускница педагогического института - преподаватель географии!

Работая, столкнулся с производственной проблемой, в которой участвовал с другой стороны «авиационно-космический консорциум». Само это словосочетание на человека с авиационным образованием действует впечатляюще. В Википедии посмотрел среди прочих данных об этом «консорциуме» и образование его руководителя – региональный сельскохозяйственный институт (заочно)!

Вновь вспомнил своего преподавателя. Стал изучать глубже, с кем же наше предприятие имеет дело? Сельскохозяйственный институт, как оказалось не при чём! Первичное образование – уголовное. Как и последующие «дела». В общем классический случай: «роддом, тюрьма - и вот я с вами!»

Убедился – правило работает.

Проверил на себе. Если честно, - везде, чем бы я не занимался, определяющим было и остается моё любимое Барнаульское ВВАУЛ, хотя и после него, так получилось, мне повезло на «учиться».

Вспомнил многих, с кем сводила судьба. Проверил «правило» на них, убедился в правоте своего преподавателя.

Всегда испытывал здоровую зависть к людям, у которых базовым первичным образованием был классический университет - не новодел нынешний: «экономика и право, экономика и лево»)).

Факультет, на мой взгляд, может быть любым, от философского до физмата. В университете, как мне кажется, учат думать. Системно, основательно. Не заучивать, то, что завтра, максимум послезавтра устареет, а думать, искать, анализировать, прогнозировать «завтра» по своему направлению деятельности. Ведь тенденция – важнее факта!

Установленная закономерность имеет шанс стать законом, - тем, что действует объективно, независимо от нашей воли и сознания. И не зависит пиара (если переносить на дни нынешние).

Мне же действительно повезло с возможностью учиться.

Удача способствовала – поступал всегда и везде с первой попытки. Учился всегда очно (ВВА им. Ю.А. Гагарина, адъюнктура ВВА советских времён, ВА ГШ ВС РФ). Переучивание на новые типы в Липецком центре (дважды).

Всегда по профилю, заданному Барнаульским ВВАУЛ.

И шутка и правда: всё, что я достиг (и чего нет) - всем этим я обязан ему!

Училище дало специальность, друзей, возможность заниматься любимым делом в интересное время, изучить географию Родины не только по карте, крепко повлияло на формирование характера.

Отдельный земной поклон – летчикам-инструкторам, родивших нас, как лётчиков!

Чего мне не хватало из преподававшегося в училище?

Не хватало предметов, дававших культуру. Со словом «культура» была только культура физическая, - в человеке ж всё должно быть прекрасно: и душа и тело)).

С занятием душой было похуже. Но тоже было. Хорошо помню отдание чести хлебу. Весна 1972 года. Мы уезжаем на первый наш «лётный семестр» в первый учебный авиационный полк – в Калманку, там из нас сделают лётчиков. Позавтракали. Начальник учебно-лётного отдела (по-граждански, примерно тоже, что декан факультета) полковник Пашковский, хвативший военного лихолетья и голода, приказал вынести на плац, что против столовой, стол. На него наряд по курсантской столовой поставил большую кастрюлю с надкушенным нами, но не доеденными кусками хлеба.

Прошли строевым шагом с отданием чести хлебу в этой кастрюле.

«Вставило». На всю жизнь!

Мероприятия в клубе, что находился в бывшем храме, факультативно по субботам – Алтайский филармонический оркестр (с начала через «не можешь – научим, не хочешь - заставим», а потом понравилось - ходили уже добровольно, и с интересом) и культпоходы в театры города.

Вообще к предметам этой культурной, гуманитарной направленности в училище можно было отнести иностранные языки. Историю изучали (точнее, «проходили»). Но она была «историей»: войн и военного искусства; КПСС.

В последующем постоянно ощущал ущербность знания истории. Что общей, что военной.

Недавно пришел к выводу: может и хорошо, что так мало давали, – история ведь у нас в стране – самый не предсказуемый предмет, мало имевший отношение к реальным историческим событиям.

Военно-воздушную академию им. Ю.А. Гагарина вспоминаю теплыми словами.

Обустроенный городок, природа, шикарная спортивная база. Жилищные условия слушателей на уровне "красвоенлетов сороковых". Один «Энтерпрайз» - общежитие штурманского факультета, чего стоил с клопами, кусавшими ещё первых выпускников ВВА!

Замечательная жизнь (без всякого ерничания и даже намека на него) «на общем коридоре», почти как у Высоцкого: «все жили вровень скромно так, система коридорная, на 38 комнаток всего одна уборная!»

Молодость, ответственность только за себя и только за учёбу. Субботний крик - призыв с общей кухни кого-то из «истребителей»: «Чтой-то в горле дыренчить, дыренчить, треба ёго промочить, промочить!»

Москва рядом, но нет столичной суеты, толкотни и давки.

Рождение дочери.

«Пеньки».

Прекрасная учебная группа ФБА из выпускников барнаульских, борисоглебских, ейских и тамбовского училищ, крепко уже послуживших (в основном, майоры – подполковники) в полках от Германии до Дальнего Востока. Все – летчики первого класса.

Первая лекция по оперативному искусству. Единственная, которую читал начальник академии дважды Герой Советского Союза маршал авиации Скоморохов. Заканчивал её всегда правилом «Трёх нельзя!»

Нельзя: плохо учиться (контроль за успеваемостью уже тогда компьютерный, ежедневный, с еженедельным докладом маршалу);

плохо себя вести («У нас закона «Об обязательном высшем военном образовании» нет»! Двух штурманов набора 1984 года отчислили с «диплома»). А пиво и вино спокойно продавалось в столовой, что была рядом со служебной территорией академии все же взрослые;

бросать жен (предположу, что тут маршал руководствовался не столько вопросами высокой морали, а сугубо личным интересом, –«брошенные» в гарнизоне жены становились его, начальника академии проблемой).

Вылизанный до блеска трудами и талантами великолепного профессорско-преподавательского состава учебный процесс. Гражданские тогда ещё и не слышали о «деловых играх», заимствованных «тим билдингах» и «тренингах», а в ВВА это было совершенно обыденным, рядовым и не первые пять лет.

Названия у этих форм обучения были другие - КШУ, КШТ, тактическая летучка, - русского языка маршал Скоморохов коверкать не позволял, даже за неправильное ударение в слове «обеспЕчение» или «нефтепровОд» можно было схлопотать!

Какой замечательный, продуманный был учебный корпус «Т» академии по возможностям обучения управлению боевыми действиями!

Захватил период «открытости» с нашими «партнерами», видел ошарашенность степенных, чопорных представителей Королевского колледжа Королевских ВВС Великобритании (первой в мире военно-воздушной академии, основанной ещё в 1919г) - аналога нашей ВВА, которым показали интерактивную часть учебного процесса. Сбылись самые страшные их представления о направленности и уровне подготовки советских ВВС в лице их будущих командиров полков и дивизий!

Легендарные личности – участники Великой Отечественной войны в руководстве академии, среди преподавателей. Еще много. Еще служили. Часть работала гражданским персоналом.

Воспитание нас примером, отношением к исполнению ими своих обязанностей: маршалом авиации дважды Героем Советского Союза Николаем Михайловичем Скомороховым, заместителем начальника академии, Героем Советского Союза генерал-лейтенантом авиации Аркадием Федоровичем Ковачевичем.

Начальниками факультетов Героем Советского Союза генерал-майором авиации Николаем Ивановичем Пургиным (командного) и генерал-майором авиации Георгием Федосеевичем Молокановым (штурманского), начальником кафедры общевойсковых соединений и частей, прошедшем всю Великую Отечественную войну, генерал-майором Федором Ивановичем Вязовцевым и многими, многими другими.

Какие методисты! Просто алмазная россыпь приемов подачи информации, владения аудиторией: Вязовцев Ф.И.; Ткачев В.Н.; Брагин В.Ф.; Зарщиков А.Н.; Котлин С.Г.; Назаров И.И., Палагута В.М.

Вся кафедра физо – просто мастера спорта и так, и по методике преподавания! Через три месяца все слушатели нашей группы легко вошли в нормативы: от бега на «сотку»и «тысячу», до подъема переворотом, подтягиваний и прочих «держаний угла в упоре».

Доктор, профессор Суглобов Г.А., читавший философию, с его неожиданными вкраплениями в лекционный текст философско-жизненных истин типа: «бойся корову спереди, лошадь – сзади, а дурака со всех сторон!»

Построение академии - один раз в неделю, в понедельник (нынешняя же ВВА - ежедневно, чаще по нескольку раз, - завидуйте!).

Парад жен выпускников – традиция и какая! Не менее славная и популярная среди жителей Монино. Каждая дама шила выпускное платье, в котором принято было пройти парно с мужьями после получения ими дипломов по аллее со служебной территории в Дом офицеров.

Куда там красной дорожке разных кинофестивалей!

Бабушки, помнившие послевоенные выпуски, сидели на лавочках, внимательно и знающе оценивали наряд каждой и выпуска в целом!

Адъюнктура.

Никакого опекания, самостоятельность, первое ощущение - брошенность. Потом понимаешь, что так задумано, так надо – плавать не научиться по книжкам и советам, только сам.

Первый год – выбор темы диссертации, ознакомление с методиками научных исследований и подготовка к экзаменам на «кандидатский минимум».

Английский. Топики: «Вот из ё нэйтив таун? Вот из ё тим инвестигейшн?» (здесь улыбка).

Очередное изучение философии и экзамен по ней. Естественно, с «добавкой» марксистко-ленинская, к тому же как методологическая основа исследований.

Первый раз интересно и понятно. Почему?

Потому, что наконец, изучать философию стали с изучения ИСТОРИИ философии! Учебник Макарова по истории философии – рекомендую. Открытие (запоздалое): а вот бы так каждый предмет начинали изучать с его истории!

Ответственность. Не написал, «не открыл», не с чем выходить на защиту – это все исключительно ты! Один. Как в песне «вот и наступает наш черёд, доказать, чего мы стоим сами».

Выбрал тему, учёный совет её утвердил. И не пытайся выносить тему, в названии которой не обозначен ориентир - будущий основной результат диссертационной работы! Читаю название нынешних гражданских (доступно) – никаких амбициозных обязательств, так, «рассказ о…», «к вопросу о…».

Учёных (тех, что со степенями и званиями) у нас в стране сейчас, наверное, больше, чем во всем остальном мире, а вот наука, похоже, в агонии.

Написал кусок будущего «научного труда». Показал.

Ученые кафедры жестко «покусали», но на это потратили свое, часто личное время.

«Хочется отметить» - хочется, так и отмечай!

«Известно, что…» - если известно, зачем пишешь в своей диссертации?!

«Ты б ещё написал «да вот ещё, кстати!!…»»

«Что это за внезапное открытие?!...»

«Где у тебя постановка на исследование?!»

«Что ты забегаешь на проблему сбоку, как собачка?!»

«А где у вас абзац - «переходный мостик» от параграфа к параграфу?»

Так учили излагать, следуя «диссертационному» стилю (вывод исключительно ЗА анализом, не наоборот).

Признательность всем им за труды, бескорыстие и такое «обтёсывание».

Итог. Подготовил и сам выполнил два лётных эксперимента. Диссертацию (квалификационный труд) написал за год, вместо отводимых трёх, на втором – защитился. Назначили на свою, профильную кафедру преподавателем. Летающим («подлётывающим» - будет вернее).

«Не срослось» с распределением в 4 ЦБП и ПЛС (в Воронеж) на лётно-исследовательскую работу, хоть и знали там, и приглашали. Вывод из Германии «перебил» - трудно было «конкурировать», с выходящими из Германии, послужившими уже при дойчмарках (здесь – ирония и правда).

Военная академия Генерального штаба

Предыстория – «подводка» к основному содержанию. 1984 год. Монино. Кафе Дома офицеров академии. Отмечаем первый юбилей выпуска из училища – 10 лет. Собрались с выпуска человек 20 - с трех курсов ВВА, ВПА, академических курсов и наши «москвичи» - Чкаловская.

Один из нас (не я), выступая с тостом, говорит: в следующей академии многих из вас я не увижу! (шутка).

Оказалось правда. Окончили полный курс ВА ГШ двое с выпуска из училища. Ещё двое окончили Высшие академические курсы.

Поступать или не поступать, - был для меня вопрос круче гамлетовских мучений. Не хотел, но и моего желания не спрашивали, - так определил Совет факультета и академии. Когда же узнал об этом отборе, подумав немного, не увидел смысла (я ж «батальонный полководец» - не прошел высоких должностей).

Да и в ВВА меня все устраивало: прекрасный коллектив, интересная работа, возможность смотреть разные полки ФБА, «подлётывая» в них, высокое звание «полковник» уже получил, а о большем и не думал никогда. Льготная («афганская») очередь на квартиру в первом сдающемся доме.

Даже уже пройдя собеседование (поступал и учился, в так называемой «научной группе», кандидаты в которую должны были проходить собеседование в комиссии из ведущих учёных академии), ходил к начальнику ВВА отказываться. Хорошо перехватил меня его зам, а узнав причину моего похода, отругал, да так, как меня никто не ругал! Ни до, ни после.

Спасибо ему за встряску и за то, что благодаря ей своими глазами и другими органами чувств увидел, услышал, прочувствовал в ВА ГШ, каких личностей смог видеть и слышать.

Необычная академия по многим параметрам.

Здание ВА ГШ строгих форм, одетых в белый гранит. Шикарные помещения с великолепной отделкой: актовый зал, зал торжественных построений.

«Шайба» белоснежного здания по периметру академии ещё не была заставлена вооружением и военной техникой, причем, стволами в большинстве, во вне.

Увидев позже эту «инсталляцию», шутили, – а что, правильно! Нынче ведь не скажешь, кто бОльший враг, - свои «реформаторы» или враг классический. Свои в чём-то даже и пострашней!

По составу обучающихся (беру только основной факультет). Генералитет. Комдивы, начальники штабов дивизий, замкомдивы (реже). «Операторы» Генштаба, штабов округов и армий.

С огромным жизненным, служебным, боевым опытом (Лев Яковлевич Рохлин, Вячеслав Михайлович Письменный, Виктор Федорович Денисов, Валерий Павлович Авдонин, Евгений Григорьевич Никитенко, например).

Разновидовые учебные группы (прообраз штаба (органа управления) группировки стратегического, оперативно-стратегического уровня, возможность расширения кругозора и получения знаний о других видах, родах войск от их представителей в неформальной обстановке – на самоподготовке, перерывах, совместном отдыхе, включая с «рюмкой чая».

Прекрасная академическая библиотека (негрифованной литературы), вплоть до исторически ценных, выдаваемых в читальный зал. Там прочитал Устав Николаевской академии, посмотрел бюджет обязательных расходов слушателя, Петровские Уставы, дуэльный кодекс Дурасова и многое, многое другое.

У слушателей царской академии тоже были льготы – закупка фуража для обязательной для слушателя строевой лошади что-то вроде «по льготным ценам». Только фураж, саму лошадь, батенька, – за свой счет!)) Как и ордена. Их покупали, Государь лишь «жаловал» кавалерство ордена такого-то.

Отсутствие текущих оценок («оценку: какой вариант решения правильный – может дать только «грохочущее поле!»), обращение к слушателям со стороны преподавателей чаще по имени и отчеству, чем по званию.

Иностранного языка в царское время в ВА ГШ было еще меньше, чем у нас. А язык иностранный те слушатели знали, как минимум, один.

Как, за счёт чего? Оказалось, что дело не в лингвистической талантливости царских офицеров. Просто изучали они его задолго до ВА ГШ, еще в детстве, видимо, с гувернёрами.

Обучение оперативному искусству превалировало. На основе фронтовых, армейских, корпусных операций. Много, очень много графической работы с картой («поднятие» обстановки, её дополнение).

Основная часть обстановки за свои войска (состав, задачи) и противника (часть «в тёмную» - должен сам «за противника» спрогнозировать) - нанесена на карту-склейку типографским способом, остальное (замысел действий, как свой, так и прогнозируемый противника - «рисуем».

Возмущались мы этим (времени на собственно оценку обстановки, принятие решения - минимум, большая же часть уходила на «малярную» работу по нанесению на карту).

В библиотеке академии нашел книжку по её истории – в ней слушатели Николаевской академии (царской) – возмущались тем же – «иллюминировкой» карт.

Прекрасный центр оперативной подготовки. Размером с зал Большого театра. В ложах – расчеты КП видов, родов войск и сил, на сцене – командующий войсками группировки с первыми лицами, в партере огромная рельефная карта ТВД, на которую сверху проецировалась меняющая компьютером оперативно-тактическая обстановка и вводные от группы подыгрыша.

В ходе занятий выступали в роли «общевойсковых», авиационных (командиров, офицеров штаба, начальников родов войск), вплоть до начхимов, начальников тыла, начальников связи и т.д.).

Полезно. Проще взаимодействовать в реальной жизни. Вообще понравился акцент на обучении организации и осуществлении взаимодействия (это разное, хоть и связанное, если кто не знает).

Великолепны, информативны, познавательны, так называемые, «полевые поездки» и, особо, на «оморячивание» - выезд курса на неделю на Северный флот с ознакомлением с группировкой сил и средств, условиями базирования, управления мощнейшего флота. С выходом на полигон в акваторию Баренцева моря со стрельбами, пусками, в том числе и из-под воды.

Уникальная кафедра оперативного искусства ВМФ, как и её начальник -Герой Советского Союза вице-адмирал Эдуард Дмитриевич Балтин.

Как держал внимание разномастной аудитории в руках!

Какой же острый, точный, хлёсткий был у него язык! Видна была питерская культурная закваска, флотская школа.

Как «драл» пехоту, да и авиацию! И всё на «Вы».

Как шутя давал стратегию! Флотоводцы ведь реально мыслят «земным шаром», глобально, как и «ходят». Им и без политики - никак, ведь они действительно «длинные руки государства».

Все виды ВС у Флота так или иначе представлены. Пехота есть и какая! авиация, МСЯС, ПВО, спецназ, космическая разведка своя.

«А что вы знаете о нас?? О Подводных, Надводных силах??!! Ни-че-го!!! Следующий Министр обороны должен быть моряк! Лётчик то уже был. Да вы и географии то не знаете, всё норовите пленного взять, у него узнать, где находитесь и с кем воюете!!!))

Так или примерно так наступательно вёл он себя с аудиторией, сбивая спесь всезнайства с общевойсковиков, да и с нас сирых.

Очень сильные были кафедра Оперативного искусства ПВО, интересна их метода определения рациональной пропорциональности «щита и меча» - наступательных средств и возможностей группировки ПВО.

Кафедра оперативного искусства Ракетных войск и артиллерии, как и этот род войск на протяжении всей его истории, – великолепны, начальник кафедры генерал-полковник Макаренко И.К. поражал глубиной знания предмета и богатейшим опытом «огневика».

Очень многого ждал от курса «Стратегия» - стрэтедж эго – «войско веду». Не дождался. Винил свое недостаточное прохождение по служебным должностям, а послужив в Генеральном штабе четыре года, пришел к убеждению, что дело не в этом.

Дело в наполнении предмета. С этим мне не повезло. Не было ни основательного курса военной экономики (а ждал), военной географии (в части своей территории, особо важных, с точки зрения влияния на оборону страны районов, регионов).

Как и других, безусловно относящихся к стратегии вопросов.

Не исключаю, что может быть ввиду их сверхвысокой секретности и малой изменчивости.

Навсегда «уроки» от начальника академии – Игоря Николаевича Родионова, именовавшегося «демократической» прессой не иначе, как «палач Тбилиси».

Побольше бы нашей армии таких «палачей»! Умных, грамотных, опытных, государственно мыслящих, воспитанных, культурных. Не показушных от слова «совсем»!

Что еще давала академия, кроме перечисленного? Выразил стихами, «хэнд мэйк»:

Если был рожден ты ломом,

Будешь им еще сто лет,

Но будешь ломом ты с дипломом,

Которого у многих нет!

 

You have no rights to post comments