Маликов Игорь Иванович
  • Фото 9
  • Фото10
  • Фото11
  • Фото 12
  • Фото 13
  • Фото14
  • Фото 15
  • Фото 16
  • Фото 17
  • Фото 18
  • Фото 19
  • Фото 20
  • Фото 21
  • Фото 22
  • Фото 23
  • Фото 24
  • Фото 25
  • Фото 26
  • Фото 27
  • Фото 1

Начало

Училище было создано на основании Постановления Совета Министров СССР от 18 августа 1966 года. 9 сентября того же года был подписан приказ Министра обороны СССР, в котором местом дислокации вновь создаваемого летного ВУЗа определен дважды орденоносный Алтайский край. Вот так сухо и коротко звучит фрагмент из исторической справки. Кто-то решил, кто-то постановил и готов приказ о дислокации, а дальше все закрутилось, завертелось, и полетели военные летчики во все концы необъятной Родины защищать и охранять ее просторы.

Читать дальше

По прошествии десятков лет можно и не задумываться, чья в этом заслуга, но можно и вспомнить. За каждым постановлением, указом или приказом всегда и во все времена стояли и стоят конкретные люди их судьбы и дела.

Историю Барнаульского летного я услышал много лет назад от Дмитрия Тихоновича Никишина, человека сыгравшего главную роль в создании училища.

В тот памятный для училища 1966 год Военно-Воздушные Силы СССР возглавлял Главный маршал авиации Константин Андреевич Вершинин, а ВВС Сибирского военного округа командовал генерал лейтенант Дмитрий Тихонович Никишин.

Вначале 1966 года на совещании у главкома рассматривался вопрос подготовки летчиков перехватчиков истребительной авиации. Никишин предложил создать в Сибири учебную воздушную армию для подготовки летчиков не только истребительной, но и штурмовой, и бомбардировочной авиации. (Тогда мыслили явно более масштабно, чем сейчас.) На что Главком уклончиво ответил, что надо это обдумать со штабом. На том разговор и закончился.

Через месяц Главком позвонил Никишину:

- "Как ты смотришь, если мы предложим в твоем округе сформировать высшее военное училище летчиков?"

- "С удовольствием смотрю!"

- "Тогда подумай, где можно его разместить".

Командующий Сибирским военным округом в помощи отказал:

- "Думай, это твой вопрос."

Первый секретарь Новосибирского обкома партии Горячев Ф.С. ответил отрицательно. Слишком хлопотно заниматься такой сложной проблемой.

Председатель сибирского отделения Академии наук, академик Лаврентьев почти согласился, но, услышав о том, что еще и реактивные самолеты будут летать, тут же окончательно передумал.

Первый секретарь Алтайского крайкома партии Александр Васильевич Георгиев, после звонка Никишина предложил встретиться и поговорить обстоятельно. Встреча состоялась в тот же день. Командующий прилетел на самолете, на котором, они вместе с Георгиевым облетели все предполагаемые места размещения аэродромов училища.

А.В. Георгиев идею создания военного летного училища на Алтае поддержал с первого же дня и сразу начал активно помогать во всех организационных вопросах. Только благодаря Георгиеву армейское командование решилось на размещение училища на территории края. К нему обратились с просьбой позвонить Министру обороны СССР Малиновскому Р.Я.. Александр Васильевич эту просьбу выполнил.

Вот так появилось постановление Совета Министров и приказ Министра Обороны о создании и размещении Высшего военного авиационного училища летчиков в Алтайском крае.

А дальше стали набирать команду, размещать, строить, подбирать специалистов, преподавателей, летчиков, инженеров, техников. Работа емкая и сложная, но уже к началу лета 1967 были готовы к первому набору курсантов. А первый выпуск летчиков-инженеров, подготовленных Барнаульским ВВАУЛ, состоялся в октябре 1971 года. Половина выпускников за время учебы освоила три типа самолетов из них один сверхзвуковой ЯК-28 - тот самый, что находится на постаменте в училище на Комсомольском проспекте. Это было большое достижение. Практически с нуля начать и через пять лет выдать подготовленных военных летчиков с высшим образованием.

Три человека решили судьбу Барнаульского ВВАУЛ:

- Вершинин Константин Андреевич - его имя и носит училище.

- Георгиев Александр Васильевич - просто невозможно перечислить все, что он сделал для училища, он помогал постоянно с первых дней и много лет подряд до самой своей смерти.

Никишин Дмитрий Тихонович - это человек, которому училище обязано самой идеей его создания, первый огонь зажег он.

Но это не единственные люди, участвовавшие в осуществлении идеи создания Барнаульского военного летного училища.

- Парфенов Евгений Ерофеевич - в то время первый секретарь Каменского райкома партии - очень много сделал для организации жизни и работы летного учебного полка в городе Камень на Оби.

- Налетов Иван Дмитриевич - председатель Барнаульского Горисполкома помогал в обустройстве училища и выделении жилья военнослужащим в Барнауле.

- Невский Александр Николаевич - первый секретарь Славгородского райкома партии - помогал в становлении Cлавгородского летного учебного полка.

Всех нельзя перечислить, но о них помнят.

Евгений ЖИГАЛОВ (выпускник училища 1975 года, летчик-инструктор 1го класса, начальник кафедры в момент его закрытия, полковник в отставке).

 

 

 

 

 Что у нас нового в "Курилке"

- выпускник Барнаульского ВВАУЛ 1977 года

 

Герой Российской Федерации, Заслуженный летчик-испытатель

 

до перехода на испытательную работу был летчиком-инструктором, командиром звена в Камне-на-Оби

 

 

Маликов Игорь Иванович

 

Маликов слева на праздновании 40-летия БВВАУЛ 18 августа 2006 г.

 

И.Маликов А.Жарков Б.Н. Кагиров В. Семиряков

 

А.Жарков И.Маликов Н.Щербинин

 

Камень-на-Оби, сентябрь  1982г., Командир звена капитан Игорь Маликов (на втором плане) представляет  летную  группу  проверяющему (госэкзамены)

 

Помощник руководителя полетов, ком. звена, Камень-на-Оби 1986г. 

 

полковник Игорь МАЛИКОВ

 

в ГЛИЦ идут испытания ударного самолета Су-27ИБ.

 

Маликов Игорь Иванович

родился 21 мая 1956г.

Прохождение службы:

1977-1985г. Камень-на-Оби - летчик-инструктор,

1985 - 2006 г. Ахтубинск,

Заместитель начальника Государственного летно-испытательного центра.

Полковник.

Налет 3000 часов.

Лётчик-испытатель 1кл.

Л-29, Ил-28, Як-28, МиГ-21, 23, 27, 25, 31, АТ

Су-17, М3, М4, 27 все, 33, 35, 34, Беркут,

Як-40, 52, 18Т, 130,

Ту-134,

Ми-8, Авиатика и т.д.+ модификации.

телефон м. 8 9033219535

 

 

Газета «Красная звезда», 24 Августа 2002 года,  Валерий МАНУШКИН

ЕЩЕ ПОЛЕТАЕМ!

 

Государственный летно-испытательный центр (ГЛИЦ) ВВС имени В. Чкалова в Ахтубинске Астраханской области - святая святых российских Военно-воздушных сил. Именно здесь испытываются все самолеты, которые состоят и будут состоять на вооружении нашей армии. ГЛИЦ располагает уникальной испытательной базой, полигоном, где отрабатываются все вопросы боевого применения авиационных комплексов. Но главное достояние испытательного центра - люди. Здесь не просто учат самолеты летать и воевать. Ученые, конструкторы, инженеры, летчики-испытатели, весь обслуживающий персонал скрупулезно, шаг за шагом определяют работоспособность каждого узла, механизма, агрегата. Именно здесь выносится заключение: пойдет ли истребитель, штурмовик, бомбардировщик в серию или останется памятником творческой мысли конструкторов.

Особая когорта – летчики-испытатели. Они, как говорится, на себе, на своей «шкуре» проверяют летно-технические и боевые возможности авиакомплексов. Кто лучше них знает об этой тяжелейшей, постоянно связанной с риском для жизни работе? Один из них – Герой России полковник Игорь Маликов, заместитель начальника ГЛИЦ, ведущий летчик-испытатель центра.

Пожалуй, в жизни каждого летчика-испытателя есть крылатая машина, с которой связаны самые яркие и памятные страницы летной биографии. Для полковника Игоря Маликова главным в испытательной работе стал истребитель Су-27, которому, по выражению летчика, он отдал большой кусок своей жизни. Особо врезались ему в память полеты без «фонаря» – защитного стеклянного колпака. В боевой обстановке может произойти непредвиденное, в том числе повреждение или разрушение «фонаря». Как тогда действовать летчику, и вообще сможет ли человек выжить в крайне агрессивной среде, когда за бортом самолета температура воздуха опускается ниже 50 градусов по Цельсию? На эти и другие вопросы предстояло найти ответ в ходе тех испытаний. Причем параметры полета изначально задавались сложные - нужно было достичь максимальной скорости сначала на высоте 7 тысяч метров над землей. Потом забирались и на 12.000 метров.

Об эмоциональности и напряженности тех испытаний сегодня, возможно, говорить легко. Но тогда, в первые секунды полета, заныло где-то под ложечкой и в голове пронеслась шальная мысль: зачем я вообще сел в этот самолет?! Потом, конечно, взял себя в руки, хотя ощущения и были не из приятных… Полет продолжался около часа, и задание на него было выполнено полностью, а в итоге всех исследований в ГЛИЦ выработали инструкцию для летчиков, которые, не дай Бог, окажутся в подобной экстремальной ситуации.

- Сильное государство, которым является Россия, - говорит полковник Игорь Маликов, - без авиации немыслимо. И мы делаем все возможное, чтобы наши самолеты удовлетворяли самым современным требованиям – летали выше, быстрее, дальше и, конечно же, эффективно применяли мощное вооружение.

Летчики Государственного летно-испытательного центра, конечно же, находятся в выигрышном положении по сравнению со своими коллегами из строевых частей: здесь и дня не проходит без полетов. Может, еще и поэтому попасть в ГЛИЦ стремятся многие. Только вот берут сюда не каждого. Перефразируя известное выражение, можно с полным правом сказать, что испытателями не рождаются. Более того, сегодня, когда летная практика обычных пилотов, откровенно скажем, небогатая, найти летчиков-испытателей довольно непросто. В ГЛИЦ приходят уже готовые специалисты – летчики 1-го класса, которые вновь садятся за парту. В центре они проходят серьезное обучение, начиная с нулевого цикла по выработанным здесь критериям. А настоящими испытателями они станут только через несколько лет.      Бывает и так, что, вырастив хорошего специалиста, ГЛИЦ его теряет – летчика-испытателя попросту перекупает богатая организация. Человека при этом осуждать язык не поворачивается, ведь на одну зарплату, а женам летчиков, как правило, трудно подыскать себе работу, приходится содержать семью…

Полковник Игорь Маликов может часами рассказывать о своих любимых «сушках». У них много достоинств, главное из которых - огромный модернизационный потенциал. Хватило бы только средств у конструкторских бюро. В свое время Маликову в составе российской делегации довелось побывать на авиабазе «Иглз» в Калифорнии. Там русским летчикам, в том числе и Маликову, дали возможность полетать на истребителях F-15. Вот как об этом вспоминает Игорь Иванович:

- Безусловно, американская машина во многом интересная. Но с точки зрения маневренности и других характеристик, наш Су-27, конечно же, лучше. Проблема в другом – какое развитие получит эта уникальная машина. Вот мы испытываем ударный Су-27ИБ и многофункциональный Су-30 МК. Вопрос в том, насколько они будут востребованы государством? Хватит ли средств на их приобретение?

Одна из «крайних» машин, которую освоил полковник Игорь Маликов – С-37, она же Су-47, она же «Беркут». С этим самолетом в Государственном летно-испытательном центре ВВС работают уже достаточно много. И вот почему. На нем шаг за шагом отрабатываются перспективные технологии, которые будут использоваться в самолетах пятого поколения. Особенная аэродинамика, новые уникальные материалы – все это из разряда технологии будущего. Другими словами, специалисты центра живут заботами завтрашнего дня, они верят, что Россия и в новом веке не останется бескрылой. А еще здесь уверены в том, что не за горами то время, когда летчики-испытатели ГЛИЦ будут осваивать и дадут путевку в жизнь самолетам пятого поколения. А иначе зачем каждый день подниматься в безоблачную высь?

 

 

 

 

You have no rights to post comments