Академия - Свет Далёкой Звезды...

 

Сергеев Николай Константинович - выпускник БВВАУЛ 1971 года

Итак, лётное училище позади. На плечах - лейтенантские погоны. Перефразируя и памятуя о том, что "Плох тот лейтенант, кто не мечтает быть генералом"... в лейтенантских погонах и с мыслями о генералах мы, молодые выпускники, - в строевых частях (в основном).

 Служба началась. Пролетели год, полтора, два - вспомнили о генералах. Но генерал без академии - утопия. Надо в академию! Сначала принимали с должности ст. лётчика. Пока дослужился, принимают уже с командира звена. Стал командиром звена, оказалось, что надо быть, как минимум замкомэской... Замечу, что каждый из нас академию воспринимал сугубо по-своему, это и естественно. Что же касается лично меня, то для меня это было гораздо больше, чем просто высшее военное образование - для меня это был смысл всей моей жизни! Ещё будучи совсем юным, впервые надев погоны военного моряка срочной службы на станции Океанская во Владивостоке, я понял, что теперь - это моя жизнь, что теперь - это уже навсегда! Я этим жил, я грезил этим! К сожалению, не совсем так получилось, как мечталось, но... Я ведь до сих пор военную форму с собой по всему Белому свету вожу. Иногда одеваю. В школу хожу в форме, рассказываю ученикам про славное Барнаульское училище, в том числе. В церкви с ребятишками говорим на авиационные темы. В Организации военных лётчиков-ветеранов, рассказываю, как жили, как летали, как дружили. А ветераны меня приняли тепло, уважают. Жаль вот только, что на погонах-то у них звёзды всё больше... американские. Так уж получилось.

Свои-то меня ветераном не признают. Уволили по служебному несоответствию. До сих пор пишу письма в МО. Говорят, можем пересмотреть дело, если появятся какие-то новые обстоятельства. Пытаюсь их убедить, что обстоятельства-то давно уже поменялись. Вон и Деникина перезахоронили и Колчаку памятник поставили и именем Юденича улицы называют. Даже предателя и изменника Валеру Саблина и того частично реабилитировали. Правда, сначала расстреляли, а потом уже решили, что не шибко виноват. Но, отвлеклись маленько.

И вот, час пробил. Я - комэск! Да ещё и орденом "За службу" наградили. Пишу рапорт в академию. Надо отдать должное командиру полка Виктору Яковлевичу Ляшенко. Командир был от Бога. Я всегда говорил: "Командир, которого я больше всего не любил - это Ляшенко. Командир, которого я больше всего уважал - это Ляшенко".

Не побоялся ведь, подписал рапорт на заочное. Казалось бы, ничего особенного, но... Дело в том, что один комэск, Лёха Ваценко, уже учился на заочном. Два комэска заочники (Лёха поступил годом раньше) - на это не каждый комполка согласится.

Как бы там ни было, еду в Монино на вступительные. Настроение на вершине. В группе со мной был, в частности, Витя Милушкин, Тагир Хизбулин. Все здоровые, сильные, молодые. Все, да только, как позднее оказалось, только не я. С молодостью моей вышла небольшая заминочка. Недаром же я - самый старый барнаулец.

Группа наша состояла из семи человек, а мест было только шесть. Один лишний. Кто?

Вызывает меня как-то старший преподаватель кафедры тактики, тоже звать Николай Константинович (фамилию забыл). Прекрасный был человек (правда, как преподаватель - никакой), но это не важно, и говорит следующую речь.

- Николай, ты с Як-28-х, а все ребята с Су-24. К тому же ты из разведки, а мы все ФБАшники. И отделение наше ФБА, а не РА.

А кроме того, тебe, говорит, товарищ (тогда ещё так говорили в хорошем смысле) Сергеев, уже 35 лет. Закончишь, будет 39. Куда мы тебя денем? Командиром полка, ты уже старый. Ты уж извини, но мы берём Бешенцева. Он с Сухих и бомбардировщик.

Так что, извиняй...

Ну, что ж, Бешенцев, так Бешенцев. Возражений тут никаких и быть не могло, тем более, что паренёк он был просто великолепный! Правда, как потом уже выяснилось, слегка был туповат-с, но для академии сие было не первостепенно.

Единственное, что я уточнил, это нельзя ли мне сегодня же пойти и взять билет на поезд. А чего зря время терять?

- Нет, с билетом не торопись. Сдавай со всеми экзамены. Мы тебе оформим, как не прошёл по конкурсу и ты с почётом вернёшься в часть. Все понимают: конкурс - есть конкурс.

Сказано - сделано. Ответил "Есть". И экзамены начались.

Итак, экзамены начались. Но, прежде хотелось бы сказать, что это были за экзамены, какую особенность имели. Сразу оговорюсь, что ничего плохого об академических экзаменах и в мыслях не имел тогда, да и теперь не имею. Когда все были "на равных", ребята на самом деле боролись и сражались, побеждали и терпели фиаско, поступали и уезжали обратно в часть - всё было как у всех. Но, вот в случае с нашими экзаменами - была своя, вполне оправданная и очевидная особенность.

Дело в том, что группа наша, заочников-ФБАшников была всего семь человек. Я был лишний, мне об этом честно и доходчиво сказали. Остальные шесть должны поступить. Какие вопросы? Всё понятно.

А теперь представим себе, начали мы экзаменационное сражение, про Чапая слышали все, про ариХметику, физику, тактику - только избранные. А уж, сколько (по Уставам) поп (от детского слова "попа") должно приходиться на одно очко и какую длину должна иметь солдатская портянка? Тут для советского лётчика почти всегда была "Тайна вечной ночи"! А всё это на экзаменах надо было знать, да ещё и рассказать об этом во всех цветах и красках.

Пусти всё это на самотёк, что было бы? Мешанина от одного балла до трёх, как максимум. И кому нужны такие неожиданности? Да и зачем создавать себе заведомо надуманные сложности?

Поэтому, последовавшие за этим события потекли несколько другим путём, более естественным и более надёжным.

Из соображений элементарной деликатности, не буду уточнять кто, как и каким образом, но, была организована "случайная" "утечка" экзаменационной информации. И, поскольку русло было только одно, вся эта экз. инфо. притекла прямёхонько к нам, в наши белые рученьки. Кто-то из нас пошёл куда-то, нашёл все ответы на имеющиеся уже у нас экз. вопросы и, всем остальным оставалось только ложиться спать, чтобы хорошенько отдохнуть и, не дай Бог, на экзамене как-то бы не перенапрячься. Что мы и сделали.

Так было по каждому экзамену. Поэтому, всякого рода неожиданности были исключены!

Настал день, все экзамены блестяще сданы! Все - только (и только) четвёрошники и выше! Бешенцев набрал 17 баллов (4, 4, 4, 5), я - 16 баллов (4, 4, 4, 4), все остальные по 18.

Всех поздравили (и меня, тоже). Но, вот, на мандатную комиссию пригласили всех... без меня. Если кто не знает, мандатная комиссия - это что-то вроде ритуального обряда. Если тебя пригласили – значит, ты принят. Если тебя не принимают, то и не приглашают. Мимо меня проехали... Да для меня сие и не являлось неожиданностью.

Я пошёл в библиотеку, сдал все книжки. Сдал бельё, собрал чемодан и пошёл на КПП (пока без чемодана), чтобы купить билет на дорогу обратно в часть. Отъезд планировал на завтра.

Вышел уже с КПП, догоняет посыльный: "Тов, п/п-к, Вас вся академия ищет, сбилась с ног. Срочно к начальнику заочного обучения, генерал-лейтенанту Бутылкину В.Г."

"Здрасьте, я ваша тётя! Наверняка какую-то книжку забыл сдать. Но какую же? Секретного, вроде бы ничего не имел. Уж шибко на переполох похоже". Пришлось вернуться.

Вернулся. Захожу; "Тов. генерал- лейт... "

- Где вы ходите, почему Вас искать по всей академии надо?

- Сдавал книжки, бельё.

- Кто давал команду? Кто разрешал?

Ну, тут уж совсем всё запуталось. Не знаешь, на что и подумать. Бывало, не без этого, и из Москвы поздновато (мягко говоря) возвращались и с "лепестком" на лекциях сиживали... Но, чтобы такой "разнос"...

А может за всё сразу, чтобы другим не повадно было? Всё равно же еду в часть. Зато тут останутся все "чистенькие". - Ну а какие в этой ситуации могли ещё быть мысли?

Стою, думу свою горькую думаю. И так-то не очень сладко, а тут ещё... А генерал что-то говорит, говорит... Потом вдруг спрашивает: "Так Вы поняли? Повторите!"

- Так точно. Никто не разрешал, никто команды не давал!

- Завтра Вам на мандатную комиссию! Повторите!

"Ну, знаете, ребята, с вами не соскучишься" - только и успел подумать.

Тем не менее, как во сне отрапортовал "Есть. На мандатную комиссию!"

А генерал продолжает уже своему заместителю, капитану Кубышкину; "Идите прямо сейчас к ИБАшникам и возьмите у них одно свободное место. Оно у них пока есть, чтобы кто-то не забрал".

Это я уже потом узнал, что же произошло на самом деле, от того же капитана Кубышкина. А сначала всё выглядело, прямо как в каком-то детективе.

А произошло в те, далёкие прекрасные академические годы вот что.

Дело в том, что в том далёком году, когда мы сдавали экзамены, впервые стали учитывать, так называемый средний балл за диплом училища. Дело это было новое и поэтому к нему не особо ещё "пристрелялись". Заполнили экзаменационную ведомость. Количество граф - по количеству экзаменов. В каждой графе - оценка. Всё как на ладони. Но тут осталась какая-то ещё пустая графа... Ах, да, это же за диплом. Нет проблем, заполнили. Посчитали и... прослезились! Дело в том, что у Бешенцева средний балл за диплом 3,5. А у Сергеева - 4,6. Сложили, поделили - ёли-пали, у Сергеева на 0,1 поболе... А все результаты-то экзаменов уже обнародованы. Исправить-то уже ничего невозмочно... Вот и началась паника в тылах заочников!

Никто и предположить не мог, а паника началась. Как в том стихотворении "...все шумно, вдруг, зашевелились. Мелькнул за строем строй...".

Дело в том, у заочников (как и у всех других отделений) была определённая квота на количество мест. Все места были расписаны по группам: ИБА, столько-то мест; ИА - столько-то... У нас было шесть. Я уже говорил, что всё было расписано заранее. Оно бы всё так и вышло, если бы не эта "досадная" случайность! А тут выходит, что какого-то древнего, никому не нужного разведчика с Як-28-х приняли, а молодой, сильный, здоровый бомбёр с Су-24 возвращается в часть. Да, вы что, ребята? Такого не могло быть никогда, даже теоретически!

Вот поэтому-то капитан Кубышкин и побежал к ИБАшникам. А у них, да, действительно, одно место было в запасе. И появилось оно не ранее, как вчера. Экзамены они сдали в числе первых, три дня назад и сейчас смаковали своё расслабление и ждали предстоящую мандатную комиссию. А между тем, один их паренёк решив, видимо, что до окончания академии дистанция излишне длинноватая, решил весь этот процесс ускорить в одночасье - взял и повесился на стадионе на близ расположенной шведской лестнице. Бежим на зарядке, смотрим, висит, пресс качает. Бежим второй круг, "качает", но, всё в том же положении. На третьем круге подошли - да, висит, но, увы, своё уже откачал...

Вот это "место" и досталось Бешенцеву...

В итоге, все мы, семь человек успешно закончили четырёхгодичное, незабываемое обучение и, получая, долгожданные дипломы, каждый из нас в тайне надеялся и грезил об алых парусах, которые, в конце – концов, принесут... генеральские погоны.

В дальнейшем, судьба каждого сложилась по-разному. У меня же, как и предсказал зам. нач-ка кафедры: командиром не поставили. Бестолковым был, бестолковым и остался. В итоге и уволили по несоответствию...

Вместо эпилога. Прошли годы. Где-то в глубине веков затерялось лётное Барнаульское, вроде бы никогда и не было незабываемых монинских дней... А уж если посмотришь на себя в зеркало, то мысли о былых сверхзвуковых мгновеньях и совсем выглядит как насмешка.

Так-то оно так, но... Остались у меня где-то в самой-самой далёкой заначке ещё(!) две (только две) авиационные мечты...

Первая. Это, чтобы мой сыночек, которому сейчас уже аж целых три с половиной годика, чтобы он так же как его папа стал бы военным лётчиком. Только, желательно не в той стране, где за безупречную службу увольняют по несоответствию... (Его папу наградили Орденом "За безупречную службу", а через полгода уволили по служебному несоответствию.) Желательно, чтобы со страной ему повезло больше.

И вторая мечта. Чтобы в Мир лучший представиться бы, явиться, в моей лётной парадной форме, со всеми, так сказать орденами и медалями... Здешние ветераны вроде бы пообещали. (Свои-то и рады бы, но я-то не ветеран...)

Вот только незадача, кокой же мечте из этих двух суждено сбыться первой?..

 

30.07.2007

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить