Тлидцать тли!

 

 

 Солдат спит – служба идет! Это иллюстрация к знаменитой армейской поговорке. Конечно, Валера Ачимов мне не позировал, он тогда действительно устал и я, воспользовавшись его сонной беспомощностью, сделал этот портрет. А так как он человек не злобливый и шутки понимает правильно, то на меня и не обиделся. Это было в 1975 году в Камне-на-Оби, мы тогда уже летали на Як-28 и собирались через пару месяцев стать лейтенантами. Стали таки!  

 Валерий Сергеевич Ачимов прослужил в этом Камне-на-Оби до самой пенсии и ушел в запас, в звании подполковника, налетав почти три тысячи часов.

Но дело в следующем – Валера Ачимов слегка картавил и картавит, но только слегка, и медики смиловались и допустили его в когорту будущих военных летчиков. В 1974 году мы летали в Славгороде на самолетах Ил-28. Кстати замечательный самолет! Как всегда привезли нас на полеты после каникул. Командиры знакомятся с курсантами, начинается наземная подготовка к полетам, сдаются зачеты и прочее. И, конечно, распределяют по экипажам и закрепляют позывные, которыми будет работать каждый отдельно взятый курсант. Не зря еще была другая поговорка  - "Бросил бы авиацию! Да цирк люблю!". Балагуров и хохмачей всегда хватало и среди курсантов и среди их командиров. Нашелся и среди наших командиров шутник, который очень быстро подметил особенность Ачимова. Валере присвоили ни много, ни мало, а позывной - "33". В устах Ачимова это звучало неизменно как "ТЛИДЦАТЬ ТЛИ" или "ТЛИДЦАТЬ ТЛЕТИЙ НА ТЛЕТЬЕМ ШАССИ ВЫПУСТИЛ", а радио этот эффект усиливало. Надо было быть рядом с Ачимовым, чтобы слышать его возмущение по поводу распределения позывных. Обращение к командиру с просьбой поменять позывной, естественно к успеху не привело. Приказ подписан командиром полка, а кто же его переделывать то будет! Так и пролетал весь третий курс с позывным «тлидцать тли». Но зато всегда был узнаваем!

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить