Евгений Жигалов - Article
Загрузка обложки... Двигайте изображения, чтобы выбрать нужный ракурс.

Евгений Жигалов

  Registered Users Последний раз онлаин, 11 часов назад

Articles

Statistics
  • 1249 Articles

 

Анатолий МУРАВЛЕВ

Из книги «Высшая доблесть» — о 35 Героях Российской Федерации, судьбы которых связаны с Алтайским краем

Барнаул. ОАО Алтайский Дом печати. 2016. 198 с. Редактор-составитель и автор 17 очерков Анатолий Муравлев. Издано на личные средства Анатолия Муравлева

«БУРАН» И ПОЛИТИЧЕСКАЯ НЕПОГОДА

15 ноября 1988 года, в...

 

Анатолий МУРАВЛЕВ

Из книги «Высшая доблесть» — о 35 Героях Российской Федерации, судьбы которых связаны с Алтайским краем

Барнаул. ОАО Алтайский Дом печати. 2016. 198 с. Редактор-составитель и автор 17 очерков Анатолий Муравлев. Издано на личные средства Анатолия Муравлева

«БУРАН» И ПОЛИТИЧЕСКАЯ НЕПОГОДА

15 ноября 1988 года, в СССР совершил первый и единственный полёт отечественный орбитальный корабль-космоплан многоразового использования. Среди тех, кто готовился покорять просторы Вселенной на «Буране», было два уроженца Алтая — Виктор Чиркин и Николай Пушенко.

Челночное противостояние

 История создания советского космического челнока «Буран» держалась в глубокой тайне. Точкой отсчёта можно считать 12 февраля 1976 года, когда было принято закрытое постановление ЦК КПСС о создании космического корабля многоразового использования. С ним связывали большие надежды по прорыву во Вселенную, в том числе планировалась и высадка советских космонавтов на Луну.

Работа над челноком проходила в условиях противостояния с США не только за первенство в освоении космоса, но и в военных космических программах. Причём, несмотря на официальное отрицание конкуренции в СССР, реально она присутствовала в деятельности различных конструкторских бюро.

Ещё в июне 1957 года опытно-конструкторское бюро Владимира Мясищева разработало двухместный орбитальный самолёт длиной девять метров, с размахом крыльев 7,5 метра и массой около шести тонн. Выведение его на орбиту предполагалось с использованием баллистической ракеты. Чуть позже ОКБ Павла Цыбина предложило аналогичный проект орбитального самолёта, но уже в семиместном варианте. В ОКБ Владимира Челомея изготовили, и даже 21 марта 1963 года запустили с использованием баллистической ракеты Р-12 «ракетоплан Челомея», который достиг высоты 400 километров и, пролетев 1900 километров, приземлился с помощью парашюта.

Однако советское руководство остановило выбор на проекте «Восток», предложенном КБ Сергея Королёва, основанном на доставке человека в космос с помощью капсулы, размещённой в головной части ракеты-носителя. Работы по проектам Мясищева, Цыбина и Челомея были закрыты.

А США в отличие от СССР взяли за основу в освоении космоса разработку возвращаемых на Землю кораблей. В 1972 году здесь приступили к осуществлению проекта многоразового транспортного космического корабля «Спейс шаттл», изначально имевшего чётко выраженную военную направленность. Через девять лет американский космический челнок совершил первый полёт. На очереди были запуски орбитальных кораблей «Колумбия», «Дискавери», «Индевор», «Атлантис». Советские же космонавты сначала использовали одноразовые ракеты и корабли, приземлялись на парашютах, позже — в спускаемых аппаратах. Между тем, без челнока невозможно было подступаться к освоению Луны и других планет.

Прототип будущего «Бурана» разрабатывал с 1965 года в рамках проекта «Спираль» Глеб Лозино-Лозинский, главный конструктор ОКБ-155 Артёма Микояна. Одноместный орбитальный многоразовый самолёт, опытный образец которого значился под названием «Изделие «105-11», имел массу 10 тонн, а по конфигурации напоминал перевёрнутый сапог, за что получил шутливое название «Лапоть». Его запускал, выведя на высоту 24-30 километров, гиперзвуковой самолёт-разгонщик Tу-95, у которого тот крепился под фюзеляжем. «Лапоть» был способен доставлять в любую точку крылатые ракеты, ядерные и обычные бомбы. А выполнив задачи, осуществлял посадку на аэродром по-самолётному.

В 1977-1978 годах опытный космолёт совершил шесть испытательных полётов, в том числе и пилотируемых.

Первый и последний полёт

Понимая, что разрыв в разработке космического челнока увеличивается, руководство СССР решило, что отставание можно нагнать либо строительством аналога «Шаттла», либо сосредоточив все усилия на осуществлении собственного проекта «Спираль». В первом случае можно было получить челнок относительно быстро и с меньшими затратами. Во втором столкнулись с непростыми взаимоотношениями КБ Микояна и Туполева, на базе которых разрабатывались орбитальный самолёт и самолёт-разгонщик. К тому же Глеб Лозино-Лозинский после смещения Хрущёва попал в опалу.

Решено было идти особым путём — создать гибрид крылатого орбитального корабля с универсальной ракетно-космической транспортной системой. И если «Буран» оказался относительно дешёвым с учётом многоразовости применения и по сравнению с американскими аналогами, то одноразовая ракета, которая должна была выводить «Буран» на орбиту, обещала быть очень дорогой. К тому же ещё со времён Сергея Королёва, заметившего однажды: «На моих кораблях кролики могут летать», в советской космонавтике слишком увлекались автоматизацией, которая давалась СССР с великим трудом и требовала времени. А в авиации действует прямо противоположный принцип: автопилот имитирует функции экипажа, но никак не наоборот.

Производство орбитальных кораблей осуществлялось с 1980 года на Тушинском машиностроительном заводе. Через четыре года был готов первый полномасштабный экземпляр. Длина «Бурана» составила свыше 36 метров, размах крыла — около 24, высота корабля — более 16 метров, стартовая масса — 105 тонн, грузовой отсек вмещал полезный груз массой до 30 тонн при взлёте и до 20 тонн при посадке. При внешнем сходстве с американским «Шаттлом» советский «Буран» мог совершать посадку полностью в автоматическом режиме с использованием бортового компьютера. Однако пилоты-испытатели и космонавты потребовали у конструкторов включить и ручной режим в систему управления посадкой.

Для приземления космоплана специально оборудовали усиленную взлётно-посадочную полосу аэродрома «Юбилейный» на Байконуре. Были реконструированы резервные военные аэродромы Багерово в Крыму, Восточный (Хороль) в Приморье, а также построены или усилены ещё 14 запасных мест посадки, включая территории на Кубе и в Ливии, под Няндомой в Архангельской области и Менгон в Хабаровском крае.

Известно, что на Алтай приезжал командир первого основного экипажа Игорь Волк — как говорят, для обсуждения вопроса строительства запасного аэродрома для космолёта. Возможно, это участок в восемь полос в районе райцентра Шипуново автодороги федерального значения А349 (А322) Барнаул-Семипалатинск, где, по мнению специалистов, без труда может приземляться большой самолёт.

Полноразмерный аналог «Бурана» совершил первый атмосферный полёт 10 ноября 1985 года. Пилотировали машину лётчики-испытатели Игорь Волк и Римантас Станкявичус. Кроме них на модели космолёта в режиме обычного самолёта слетали Анатолий Левченко, Иван Бачурин, Алексей Бородай и Александр Щукин.

А 15 ноября 1988 года «Буран» совершил свой первый и единственный космический полёт. Это событие вошло в Книгу рекордов Гиннесса, поскольку полёт прошёл без экипажа в автоматическом режиме. В американском же «Шаттле» последняя стадия посадки осуществляется ручным управлением.

Космолёт стартовал с Байконура при помощи двухступенчатой ракеты-носителя «Энергия». Корабль за 205 минут совершил два витка вокруг Земли, после чего произвёл посадку на аэродроме «Юбилейный» на Байконуре. «Буран» точно по-самолётному приземлился в установленную точку, отклонившись от неё всего на один метр!

 

Чиркин и Пушенко

В первом наборе отряда космонавтов-исследователей по программе «Буран» оказался уроженец Барнаула Виктор Чиркин, в третьем — уроженец села Повалиха Первомайского района Николай Пушенко.

Виктор Чиркин родился 13 июля 1944 года в городе Барнауле в семье слесаря-монтажника и крановщицы. Аттестат о среднем образовании получил в 1963 году после окончания школы рабочей молодежи № 6. Одновременно с октября 1961 по май 1962 года работал электрослесарем завода «Трансмаш», а спустя год окончил Барнаульский аэроклуб, получив квалификацию лётчика и пилотское свидетельство.

Дальнейшая судьба Виктора Мартыновича связана с лётным делом. После окончания в октябре 1967 года Армавирского высшего военного авиационного училища лётчиков служил лётчиком-инструктором, лётчиком-испытателем и в других должностях.

В 1978 году Виктор Чиркин был отобран в группу лётчиков-испытателей ГКНИИ ВВС имени Валерия Чкалова для проведения атмосферных испытаний по программе «Буран». Прошёл обследование в Центральном военном научно-исследовательском авиационном госпитале и 1 декабря 1978 года был утверждён в качестве члена группы лётчиков-испытателей. С января 1979 по ноябрь 1980 года проходил общекосмическую подготовку в Центре подготовки космонавтов имени Юрия Гагарина. 12 февраля 1982 года ему присвоили квалификацию «космонавт-испытатель».

Когда стало ясно, что полёт в космос не состоится, сосредоточился на испытательской работе. Освоил более 80 типов самолётов, налетал около 3500 часов. В 1987-1999 годах являлся ведущим лётчиком-испытателем по государственным испытаниям самолётов МиГ-29М, МиГ-31, МиГ-З1М, Су-27.

Заместитель командира Государственного лётно-испытательного центра имени Валерия Чкалова в городе Ахтубинске генерал-майор авиации Виктор Чиркин указом президента страны от 17 августа 1995 года удостоен звания Героя Российской Федерации «за мужество и героизм, проявленные при испытаниях, доводке и освоении новой авиационной техники». Знающие же люди утверждают, что высокая награда нашему земляку присвоена за освоение новейшего палубного истребителя Су-33 и подготовку лётчиков-истребителей палубной авиации для тяжёлого авианесущего крейсера «Адмирал флота Советского Союза Николай Кузнецов».

После выхода 2 августа 1999 году в запас по возрасту, Виктор Мартынович остался жить в городе Ахтубинск Астраханской области, почётным жителем которого он является. С 25 октября того же года он стал старшим научным сотрудником (консультантом командира) государственного лётно-испытательного центра (ГЛИЦ) в Ахтубинске. 

В интервью алтайскому журналисту Евгению Платунову, Виктор Чиркин заметил: «Программу «Буран», к сожалению, закрыли. Но День космонавтики — это и мой праздник: я имею квалификацию космонавта-испытателя. Думаю, что на мне космонавты с Алтая не закончатся. Я был в Барнаульской школе с первоначальной лётной подготовкой. Участвовал в становлении таких школ по всей стране, поэтому особенно радуюсь успехам юных земляков…»

Николай Пушенко родился 10 августа 1952 года в селе Повалиха Первомайского района. Однако аттестат о среднем образовании получил в школе № 56 города Барнаула. Но ни в Повалихе, ни в барнаульской школе почему-то нет сведений о нём. Не откликнулись после моих публикаций Пушенко и выпускники Барнаульского высшего военного училища лётчиков, которое он окончил в 1974 году. Однако его родной младший брат Владимир, работающий в Центре детско-юношеского творчества Октябрьского района Барнаула, позвонил мне 18 ноября 2013 года. И сообщил, что Николай уже на пенсии, живёт в Подмосковье. Был в Барнауле летом 2012 года. Кроме них в семье есть ещё сестра Галина, библиотекарь, в замужестве Зубарева. Жена Николая Алексеевича работала воспитателем детского садика, они имеют дочерей Елену и Александру.

С Николаем Пушенко поддерживает связь Владимир Сартаков, живущий в пригороде Барнаула и другие однокурсники.

Согласно опубликованным документам, Пушенко с мая 1989 и до сентября 1996 года числился в отряде космонавтов. В течение двух лет проходил общекосмическую подготовку в Центре подготовки космонавтов. 11 мая 1990 года был рекомендован для зачисления в группу космонавтов. А через год ему присвоили квалификацию космонавта-испытателя. После того, как программу «Буран» закрыли, принимал участие в испытаниях и освоил различные типы самолётов марок Туполева и Антонова, а с 1983 по 1998 год работал лётчиком-испытателем в НИИ имени Чкалова.

После увольнения в августе 1998 года в запас полковник Пушенко работал в НИИ гражданской авиации, с 2003 года стал участником проекта «Сухой Суперджет-100», а с 2008-2012 годах являлся лётчиком-испытателем компании «Гражданские самолёты Сухого». Новейший российский лайнер стал 34-м типом летательных аппаратов, которым ему было доверено управлять. Общий налёт Николая Пушенко составляет 6800 часов, в том числе 4800 часов — на испытаниях.

Программа «Буран» после единственного беспилотного полёта и распада СССР была приостановлена. Мечта о посещении нашими космонавтами Луны не сбылась.

Фото: Орбитальный самолёт «Лапоть» проекта «Спираль». Историческая посадка корабля «Буран». Виктор Чиркин. Николай Пушенко.

Анатолий МУРАВЛЕВ

ВЫСШИЙ ПИЛОТАЖ

Командующий воздушно-космическими силами России Виктор Бондарев начинал карьеру на Алтае, где восемь лет учил осваивать небо курсантов лётного училища

Воздушная стихия

В детстве Виктор любил наблюдать за пируэтами, которые выписывали в небе курсанты Борисоглебского лётного училища. Рядом с его родным селом Новобогородицкое Воронежской области, где 7 декабря 1959 года родился будущий главком ВКС, располагалась так называемая пилотажная зона Бутурлиновского учебного аэродрома училища.

Однако до поры, до времени мальчика увлекало другое пространство — вовсе не небесное, а морское. В мечтах он преодолевал океаны, боролся со штормами, посещал диковинные страны. Недаром после окончания восьмого класса Виктор поступил в Ростовское речное училище. Но когда узнал, что его выпускники обречены плавать только по Дону, попросту сбежал домой. Сельский паренёк окончил среднюю школу, и в 1977 году поступил в то самое Борисоглебское высшее военное училище лётчиков, самолётами которого любовался с детства. Образно говоря, предпочёл морской стихии воздушную.

На встрече с воспитанниками Барнаульской школы-интерната с первоначальной лётной подготовкой, состоявшейся 23 января 2015 года,  Виктор Бондарев рассказал, что первый раз поднялся в небо, будучи курсантом лётного училища. До этого ни разу не летал, даже на «кукурузнике» – Ан-2. Помнит и имя-отчество лётчика-инструктора —  Валерия Александровича, который был старше курсанта всего лишь на четыре года. А в первом самостоятельном полёте на Л-29 полполёта —  кричал от переполнявшего его чувства радости, остальное время спешно решал, как бы ни разбиться при посадке.

По словам главкома ВКС, «один человек в самолёте равен полку пехоты. А одна ракета может поразить авианосец». Недаром, отвечая на вопрос будущих авиаторов, доволен ли он избранной профессией, Бондарев воскликнул: «Что может быть лучше?! Лучше лётной профессии ничего нет!»

О том, каким он был в пору учёбы в лётном училище, мне рассказал его друг, с которым они вместе служили в учебном взводе в Борисоглебске и соратник по службе на Алтае Олимджон Баронов, известный в лётных кругах как Джон, Олег или Барон. Он был самым маленьким во взводе по росту. Да и с учёбой у этого таджикского юноши, родившимся в глухом памирском кишлаке и плохо знавшим русский язык, были большие проблемы. Бондарев же являлся заместителем командира 2-го учебного взвода, и, по словам Олимджона, очень способствовал ему с усвоением учебного материала. Особенно специальных дисциплин: самолётовождения, конструкции и эксплуатации авиационных двигателей, аэродинамики… По вечерам, перед отбоем, помогал неважно владевшему русским языком юноше усваивать необходимые для будущего лётчика предметы.

Так получилось, что и после окончания училища в 1981 году они вновь оказались вместе — в Барнаульском лётном училище. Только Бондарев — в учебном полку, дислоцированном вблизи железнодорожной станции Калманка, а Баронов — в городе Камне-на-Оби. В том году на Алтай прибыла большая группа выпускников Борисоглебского лётного — 57 человек. В том числе 15 из них — в 44-й учебный авиационный полк училища — на аэродром Калманка или Панфилово. Аэродром располагался рядом с селом Панфилово, а сам полк квартировал в селом Новороманово, мимо которой проходит железная дорога  со станцией Калманка одноимённого района. Всего же в Барнаульском училище лётчиков было три аэродрома постоянного базирования учебных полков у станции Калманка, в городах Славгород и Камень-на-Оби. 

В 44-м учебном авиаполку

Спустя 34 года на встречу с главкомом ВВС Виктором Бондаревым, которая состоялась 24 января 2015 года в барнаульском музее «Город», пришло лишь четыре его однокурсника. И несколько десятков бывших коллег, ветеранов Барнаульского высшего военного авиационного училища лётчиков. Кое-кого Виктор Николаевич узнал, едва вошёл в зал: «Как будто совсем недавно встречались с вами. Вот Перминов Иван Семёнович сидит. Штурман Алексей Попов. Вон Виктор Бритов, Сергей Ющенко».

Довольно подробно о том, как служил Бондарев в 44-м полку, рассказал мне Андрей Носачёв, его коллега по службе на Алтае и однокурсник по учёбе на командном факультете очного обучения Военно-воздушной академии имени Гагарина, а ныне — глава администрации Новоромановского сельсовета Калманского района.

Виктор Николаевич прослужил на Алтае восемь лет, где прошёл все служебные ступеньки от лётчика-инструктора до командира эскадрильи.

В конце 1980 годов в тех местах полёты курсантов и инструкторов лётного училища были очень интенсивными. Через каждые восемь минут нахождения в воздухе — посадка. За день один самолёт делал до 30 таких рейсов. Кроме бетонной взлётной полосы аэродрома Калманка, полк имел полевые аэродромы в Алейском и Зональном районах. Особенно трудно было работать на этих грунтовых полосах. Самолёты поднимали из-под колёс клубы пыли, да так, что на лицах пилотов блестели лишь глаза и зубы. Жара, пот, вымыться негде. А в составе учебной авиаэскадрильи, которой к тому времени командовал Бондарев, — свыше 50 молодых курсантов, у которых ещё мозоли на ногах от портянок не прошли, и которые нечётко  понимают команды. Плюс постоянный состав — лётчики-инструкторы, прапорщики, сверхсрочники.

За год эскадрилья капитана Бондарева находилась в воздухе около пяти тысяч часов. Этот соизмеримо с тем, сколько, к примеру, за год в начале 2010 годов налетала вся 14-я армия ВВС и ПВО, переформированная недавно во 2-е командование со штабом в Екатеринбурге.

Война нашла его сама

Малоизвестный факт: во время службы в Барнаульском высшем военном авиационном училище лётчиков Виктор Николаевич трижды подавал рапорт с просьбой направить его в Афганистан. Однако ему отказывали. Хотя в некоторых печатных изданиях и на сайтах, в том числе в Википедии без каких-либо ссылок утверждают, что он воевал в этой горной стране.

Почему Бондарев просился воевать? Его дед и дядя в Великую Отечественную войну погибли под Ленинградом. И он хотел себя испытать. Но война нашла его сама.

В 1989 году, когда советские войска были выведены из Афганистана, Виктор Николаевич завершил службу на Алтае и поступил в Военно-воздушную академию имени Гагарина. После её окончания в 1992 году вновь оказался в родной Воронежской области, где когда-то постигал азы лётной службы. Служил старшим штурманом, командиром эскадрильи Борисоглебского учебного центра подготовки лётного состава имени Валерия Чкалова. Через несколько месяцев учебный полк стал штурмовым. Так и осуществилась мечта Бондарева стать боевым лётчиком. Он был командиром эскадрильи, заместителем командира авиаполка, а с сентября 1996 года по октябрь 2000 года являлся её командиром.

Это был прославленный 899-й гвардейский Оршанский дважды краснознамённый ордена Суворова штурмовой авиационный полк 16-й армии ВВС и ПВО, дислоцированный на военном аэродроме Бутурлиновка.   Его история началась 18 июня 1914 года в белорусском городе Лида. Лётчики данной авиачасти воевали в Испании, участвовали в советско-финской войне, защищали Ленинград и Сталинград во время Великой Отечественной, участвовали в освобождении Украины, Крыма, Белоруссии, Литвы и Польши, завершили боевой путь в пригороде Берлина. Осенью 1953 года полк перебазировался из Германии в Прибалтику, на аэродром Рига-Центральный. А в 1992 году многочисленная группа его офицерского личного состава была переведена для дальнейшего прохождения службы, в том числе в алтайский город Славгород. В современной истории России лётчики этого полка принимали участие в составе миротворческих сил и в боевых действиях в Абхазии, Таджикистане, Узбекистане, на Северном Кавказе. Свыше 20 авиаторов данной части стали Героями Советского Союза и Героями России.

С 9 декабря 1994 по 21 января 1995 года самолёты 899-го полка базировались в Моздоке, с 14 мая — в Будённовске. Почти все 1990 годы Виктор Бондарев и его однополчане провели на Северном Кавказе, на первой и второй чеченских войнах. В 1995 году, в первую кампанию, именно эти лётчики  бомбили дворец президента Ичкерии Джохара Дудаева, в прошлом советского генерал-майора авиации. Расстояние между засевшими во дворце сотнями сепаратистов и нашими подразделениями было около сотни метров, и штурмовикам приходилось работать с ювелирной точностью. Лётчики полка, которым с сентября 1996 года по октябрь 2000 года довелось командовать Виктору Бондареву, вели воздушную разведку, уничтожали объекты военного назначения, склады оружия и боеприпасов, переправы, личный состав и авиацию противника, обеспечивали авиационную поддержку сухопутных войск.

Недаром, Джохар Дудаев грозился по телевизору: «Эта Бутурлиновка у меня ещё поплачет». Порой доносились из Чечни угрозы не только в адрес лётчиков, но и членов их семей. Но, к счастью, только на словах. Однако были времена, когда перед домами боевых авиаторов устанавливались стационарные блокпосты, а дежурные группы регулярно осматривали чердаки и подвалы.
Серьёзную опасность для самолётов, работавших в Чечне, представляли ПЗРК — передвижные зенитные ракетные комплексы. Сообщения об использовании дудаевцами «Стингеров», вероятно, преувеличены, по оценкам лётчиков противник использовал только «Стрелы».

Основным боевым самолётом 899-го полка был штурмовик Су-25. При всех его достоинствах, это — дневной воздушный корабль, лишённый сложных обзорно-прицельных систем. А разведка в лучшем случае давала примерные координаты зенитных средств противника, да и то не всех. В этой ситуации лётчику приходилось полагаться в основном на своё зрение.

Чёткого взаимодействия им удавалось добиться с армейскими подразделениями, хуже — с частями МВД. Поэтому как-то одна из частей ОМОНа, не захотевшая дожидаться поддержки авиации, оказалась зажатой боевиками в ущелье. Но противника накрыли бомбами и снарядами из пушек пара Су-25, оказавшаяся «по своим делам» в тех местах.

К сожалению, 1 декабря 2009 года 899-й гвардейский штурмовой авиационный Оршанский дважды краснознамённый ордена Суворова III степени имени Феликса Дзержинского полк был расформирован. Но в июне 2014 года, на праздновании 100-летия его создания, главком ВВС Виктор Бондарев заявил, что в 2017 году его восстановят. И разместится он, как и прежде, на аэродроме Бутурлиновка под своим историческим названием.

Точечная работа

Полковнику Виктору Бондареву присвоили высшую награду нашей страны 21 апреля 2000 года. В указе президента страны говорится, что звания Героя Российской Федерации он удостоен «за мужество и героизм, проявленные при выполнении воинского долга в условиях, сопряжённых с риском для жизни». В документах о его участии в боевых действиях написано кратко: «лётчик-снайпер. Освоил самолёты Л-29, МиГ-21, Су-25. Общий налёт более 2.500 часов. Допущён к полётам днём и ночью, в любых метеоусловиях».
Его друзья-однополчане в один голос твердят, что у них вообще не принято говорить о военной работе: «только если сам расскажет, а он — молчит» — и разводят руками.

Во время посещения им Барнаула 23-24 января 2015 года, собеседники генерал-полковника, как минимум, дважды касались к этой темы. Вот ответы Бондарева — дословно: «Лучше награждать за освоение новой техники, чем за участие в боевых действиях». «Я три раза был в командировках в Чечне. Не хочу, чтобы всё повторилось. Лучше служить в мирных условиях. Больше всего во время боевых действий страдают простые мирные жители: дети, старики… Мы получали награды за лётную работу. Старались делать её точечно. И это получалось... Сегодня у России есть всё, чтобы развиваться мирно».

Об одном боевом эпизоде Виктор Николаевич всё-таки как-то поведал  журналистам. В декабре 1994 года, при штурмовке позиций дудаевцев в районе Шароя, самолёт его ведомого был подбит. Полковник Бондарев спас боевого товарища, подавив зенитные средства противника, и до прибытия спасательного вертолёта огнём с неба отгонял боевиков от места приземления лётчика, чем обеспечил ему возможность выхода из зоны обстрела.

В интернете опубликовано упоминание ещё об одном сюжете с участием Бондарева, но без указания года: «Декабрь — самолёт неизвестного типа сбит огнём с земли в районе Шатоя. Пилот Виктор Бондарев катапультировался и спасён».

Известно также, что в первой чеченской войне Виктор Николаевич совершил свыше ста боевых вылетов против незаконных вооружённых бандитских формирований, во второй — более трёхсот. А главное, за что ему благодарны семьи подчинённых — за это время он не потерял ни одного лётчика!

 

От лётчика-инструктора до главкома

Первой ступенькой в карьере главкома ВВС была должность лётчика-инструктора. А это — главная фигура в учебном авиаполку. Для курсанта он — божество, непререкаемый авторитет, пример для подражания и обожания. А самое главное — человек, который может положить начало или конец лётной карьере того, кто мечтает стать лётчиком.

Несколько главкомов ВВС-ВКС России — Анатолий Корнуков, Владимир Михайлов, Виктор Бондарев — вышли из инструкторов. Потому что именно в этой должности куётся командир.

Что такое боевой полк? Это 30 лётчиков. А в учебном полку шесть эскадрилий, 120 самолётов, 132 лётчика и 70-80 курсантов. Так сколько в учебном полку полков? Это же почти две авиационные дивизии! Кузница лётного и командирского опыта!

На алтайской земле ковались такие черты характера командующего воздушно-космическими силами страны, Героя России Виктора Бондарева, как целеустремлённость, желание постичь неизведанное, настойчивость, решимость. Они, эти качества, очень пригодились ему в 1990 годы. Да и не только в боевой обстановке. После Чечни, в 2000 – 2002 годах он являлся  заместителем командира, а после окончания академии Генштаба, около двух лет возглавлял 105-ю смешанную авиадивизию 16-й воздушной армии, дислоцированную в Воронеже, в мае 2006 года был переведён на должность заместителя командующего 14-й воздушной армии, а с июня 2008 года — командующего этой армией (позже — Сибирское, 2-е командование ВВС (ВКС) и ПВО) со штабом в Новосибирске.

Так в жизни Бондарева и перемежалось: Воронежская область — место рождения, годы учёбы в лётном училище, службы в войсках, вплоть до комдива; Чечня — обе компании; Сибирь — станция Калманка, Новосибирск. А с 2009 года он служит в Москве. Сначала в должности заместителя главнокомандующего военно-воздушными силами, затем, с июля 2011 года — начальника Главного штаба, первого заместителя главкома, с 6 мая 2012 года — главнокомандующего военно-воздушными силами России, а с 1 августа 2015 года — главкома воздушно-космических войск страны.

Встречи с однополчанами

Сказать, что в военной карьере Бондарева всё шло уж очень гладко, пожалуй, нельзя. Однако до звания полковника шёл с опережением. Но в полковниках ходил долго, восемь лет, хотя служил уже на генеральских должностях комдива и некоторое время — заместителя командующего армией. Главкомом военно-воздушных войск стал, когда на погонах было всего лишь по одной звезде генерал-майора. Но следующее звание присвоили буквально через три месяца после этого назначения, а генерал-полковника — ещё через два года, в августе 2014-го.

Хотя, в общем-то, Виктор Николаевич по воинским меркам рано проявил себя как ответственный командир. Уже в 26 лет стал комэском. Значит, начал принимать самостоятельные решения. Причём, связанные с жизнью подчинённых.

Очень примечательный факт его биографии, иллюстрирующий его  отношение к службе, поведал мне его друг и однокурсник Джон Баронов: «Сколько лет он был инструктором — и ни одного курсанта не списал. Всех выучил. Люди же разные. Бывают курсанты плохо обучаемые, у них никак не получается летать, нормально учиться. Он со всеми возился, всех выпускал. Это тоже талант. Инструктор тем и ценен. Я ведь тоже был инструктором. И хорошо знаю, как это тяжело — научить летать. Надо быть хорошим методистом, уметь ставить себя на место курсанта. Иметь большое терпение, и большую любовь к профессии».

Андрей Носачёв тоже знал его смолоду, как очень серьёзного и перспективного офицера: «видно было, что далеко пойдёт».

— Одно время он чуть-чуть запустил себя, — делился он со мной воспоминаниями о Бондареве. — Его вес стал приближаться к 90 килограммам. Прыгнул с парашютом — и сломал ногу. А в академии надо зачёты по физкультуре сдавать. Но нога-то у него только-только зажила.

Помню, мы вместе с ним сдавали бег на 100 метров. И я видел, как ему это было трудно делать, но он делал. На нервах».

Ещё один отставной офицер — Юрий Цирульников, был командиром эскадрильи, в то время когда лейтенант Бондарев только начинал службу на станции Калманка. Но, как считает Юрий Алексеевич, уже тогда было видно, что молодой офицер далеко пойдёт. Потому что ответственно относился к службе. Много работал с курсантами и над самосовершенствованием. Зимой, когда в полку не было курсантов, лётчики-инструкторы занимались повышением квалификации, очень много летали. И тут, по словам Цирульникова, «Бондареву не было равных — он пахал».

Майор в отставке Владимир Чикильдик, служивший пропагандистом 44-го полка, хорошо знал Виктора Николаевича в 1984-1987 годах. В ту пору будущий главком был старшим лётчиком и командиром звена во второй эскадрилье. Он остался в памяти однополчан как офицер, обладавший ярко выраженными командирскими качествами. Мог убедительно говорить. И ещё убедительней действовать. 

А у Геннадия Топчиёва, в ту пору — командира 5-й эскадрильи, Виктор Бондарев в течение года был заместителем. И эти два офицера, кажется, в декабре 1987- январе 1988 года организовали обучение курсантов 3-го курса в зимний период на лагерном аэродроме в Алейске. Впервые в истории училища, а, возможно, всех военно-учебных заведений страны. А зимы-то тогда были суровые. Но курсанты летали с энтузиазмом. Они, так же как и офицеры с честью выдержали эти суровые испытания.

На мой вопрос, почему Бондарев дослужился звания до генерал-полковника, а Топчиёв — лишь до подполковника, Геннадий Степанович пояснил, что имел проблемы со здоровьем, вот служебная карьера и пресеклась.

Контакты однополчан — бывших военнослужащих Барнаульского лётного училища возобновились в 2006-2009 годах, когда Виктор Николаевич служил в командовании 14-й воздушной армии. Просто однажды Олимджону Баронову сообщили, что его разыскивает генерал Бондарев из Новосибирска. А уже через неделю группа алтайских друзей встречала его у нового моста через Обь в Барнауле. Побывали, конечно, на станции Калманка, повспоминали о службе-дружбе. Говорили о многом. И о том, как здорово, что авиация наконец-то «выходит из штопора». Что у молодых офицеров есть возможность летать: нет полка, где бы за плечами лейтенантов было бы меньше 60 часов налёта. Как когда-то и в Калманском полку, где будущий главком ВКС крепко «встал на крыло», куда привёз молодую жену Ирину Борисовну, и где у них родились сыновья Максим и Виталий. 

Удивительные факты сохранения дружеских, тёплых, я бы сказал, братских отношений рассказали мне его однополчане. Например, Иван Манзюк, который поныне живёт на станции Калманка, являясь комендантом того самого аэродрома, где начинал летать лейтенант Бондарев, летом 2014 года был гостем у своего бывшего сослуживца. Причём, званым гостем. Целую неделю прожил в Москве в одном из пансионатов ВВС. Конечно, время для общения старым друзьям приходилось буквально выкраивать. Но сам факт того, что генерал-полковник сам ищет общения с прапорщиком, говорит о многом!

 

Фото: Виктор Бондарев — главком ВКС, Курсанты БВВАУЛ и командир звена лейтенант Виктор Бондарев, аэродром станции Калманка, 1984 год

 

ТРЕТЬЯ ВСТРЕЧА

 

Заслуженный лётчик-испытатель Юрий Ващук родился в Барнауле и много лет спустя вновь наведался на малую родину

Самолёт, самолёт, посади меня в полёт

 

Я познакомился с Юрием Михайловичем во время Вахты Героев Отчизны, которая проводилась в Барнауле в конце октября 2014 года. Открытый, улыбчивый, располагающий к разговору человек. Мне уже было известно, что он родился в краевом центре 12 июня 1963 года, летит по нелёгкой орбите лётчика-испытателя, является Героем России. 

— На какой улице ваша семья жила в Барнауле?

— Родители у меня работали на шинном заводе. И жили рядом.

— Этот микрорайон у нас называется Потоком.

— Наверное, да.

То, что Юрий Ващук неточно помнит своё прежнее место жительства неудивительно — он прожил в Барнауле всего лишь первые четыре года жизни.

Его родители — люди деревенские. Предки матери перебрались из Мордовии в село Мереть Сузунского района теперешней Новосибирской области. Там-то сибирячка Полина Баргова и встретила гарного украинского хлопца Михаила Ващука. После свадьбы молодожёны переехали в город Барнаул, где трудились на рядовых должностях на шинном заводе. А их второй ребёнок Юрий стал Героем России. Кроме него в семье росли две сестры Елена и Ольга.

— Имя Юрий вам, наверняка, вам дали потому что накануне вашего рождения полетел в космос Юрий Гагарин.

— Есть такая семейная легенда.

— А вы о полёте в космос мечтали?

— Конечно. Но моя профессия лётчика-испытателя тоже связана с небом и с полётами. В принципе, почти всё детство я провёл неподалёку от места рождения, на границе с Алтайским краем, в селе Мереть. Я очень часто гостил, жил у бабушки с дедушкой. Дедушка там похоронен. Перед 9-м мая 2013 года я ездил туда — памятник ему поставил.

Помните, была такая считалка: «Самолёт, самолёт, посади меня в полёт». В Мерети мне впервые довелось увидеть «кукурузник» АН-2, пролетавший над головой. Мне было всего годика три-четыре, но этот эпизод решил мою судьбу.

Много лет спустя, я выяснил, что над  Меретью был поворотный пункт на полигон Новосибирского авиационного завода имени Чкалова. Ту-24 пролетали очень быстро — их толком не рассмотришь. А мне нравился Ан-2, потому что он летал довольно низко, и за ним можно было долго бежать вдоль деревни.

Потом из книг я узнал, что самая героическая профессия — это военный лётчик. Но так как войны не было, я решил стать лётчиком-испытателем.

Правда, мама об этом моём желании даже и слышать не хотела.

— Почему?

— Она твердила, что я должен учиться только на инженера. Потому что инженеры всегда ходят в костюмах, в рубашках с галстуками, их все уважают.

И всё же в городе Нижневартовске Тюменской области, где наша семья жила с 1967 года, я занимался парашютным спортом. А летом 1980 года вновь оказался в Барнауле — поступал в высшее военное авиационное училище лётчиков.

— И что — провалились на экзамене?

— Не прошёл медкомиссию. Врачи обнаружили у меня увеличенные нёбные миндалины или гланды. Возвратился домой, быстро их удалил. Не стал ждать ещё год для нового поступления — поехал в Омск. И тем же летом 1980 года поступил в Кинель-Черкасский учебно-авиационный центр ДОСААФ. Позже окончил Московский авиационный институт, стал лётчиком-испытателем. Так что моя мечта сбылась. А сейчас сбылась ещё одна — я вновь, в третий раз в жизни оказался в Барнауле — городе, где появился на свет.

Высшая степень эволюции

 

По словам Ващука, профессия лётчика-испытателя является самой высокой степенью эволюции пилота.

Сначала Юрий Михайлович работал в лётно-исследовательском институте имени Михаила Громова, затем — в Центральном аэроклубе России имени Валерия Чкалова, а с 1992 года является лётчиком-испытателем опытно-конструкторского бюро «Сухой».

Он пришёл в лётчики-испытатели из гражданской авиации, из ДОСААФ, из сборной СССР по высшему пилотажу. Раньше в эту профессию брали только из ВВС. В 1980 годах ряды избранных покорителей небес стали пополняться членами сборной страны по высшему пилотажу. Призёрами чемпионатов СССР, Европы и мира были будущие Герои России Евгений Фролов и Юрий Ващук, президент Литвы Роландас Паксас, космонавт Светлана Савицкая и многие другие.

Специальность, которую Ващук получил в МАИ, называется  «самолётостроение». Он убеждён, что сегодня технически грамотным лётчиком может стать тот, что имеет не только навыки вождения, но понимает, из чего сделано воздушное судно, как оно летает. Сам же Юрий Михайлович не только учит летать самолёты, но и участвует в их проектировании. Он  был ведущим лётчиком истребителя Су-35 — модифицированного Су-27. Эта машина оборудована экспериментальной системой дистанционного управления, благодаря чему судно творит в небе небывалые чудеса сверхманёвренности, совершает фигуры высшего пилотажа: управляемый штопор на средних высотах, штопорная бочка, поворот на «кобре» с изменением направления полёта на 180 градусов. Такое не под силу ни одному летательному аппарату в мире. Однако это — не просто акробатика, а принципиально новые боевые качества, которые в воздушном бою способны обеспечивать боевым машинам превосходство над врагом и гарантировать надёжную защиту просторов страны.

Специфика лётной работы, по словам Юрия Ващука, подразумевает, что испытатель по своим качествам должен быть яркой индивидуальностью, однако обязан ставить интересы коллектива выше личных.

— У нас команда единомышленников, каждый из которых работает на общий результат, — подчёркивает он. — Авиация — это мир, где все про всех всё знают, – считает Юрий Михайлович, поскольку является заместителем начальника лётной службы в ОКБ «Сухой». — При этом не имеет особого значения, военный ты или гражданский специалист. Как правило, не составляет особого труда получить объективную и разностороннюю характеристику на любого лётчика. На первом месте стоят рекомендации коллег, после чего рассматриваются профессиональные качества: образование, налёт по типам воздушных кораблей и умение действовать в нестандартной обстановке.

Первым самолётом самого Ващука был спортивный Су-29. Потом он освоил Л-39, МиГи —15-й, 17-й, 21-й, 23-й, Як-55, Су-24-й, 27-й, 29-й, 31-й. На его глазах Ан-24 и Як-40 заменили современным Су-80. Он впервые поднял в небо и провёл испытания самолётов Су-35УБ, Су-80ГП (в качестве второго пилота), двух летающих лабораторий Су-27М с опытным оборудованием для самолётов пятого поколения. Словом, Юрий Михайлович летает на всех типах изделий «Сухого», в том числе и на Т-50 или ПАК ФА — перспективном авиационном комплексе фронтовой авиации — многоцелевом российском истребителе пятого поколения, чья эксплуатация запланирована на ближайшее время. Заслужённый лётчик-испытатель, мастер спорта международного класса по высшему пилотажу участник всех международных авиасалонов МАКС с 1993 года, а также авиасалонов в Берлине, Сеуле, Ле-Бурже, Джухае и Бахрейне.

За мужество и героизм, проявленные при испытании авиационной техники, указом президента России от 27 ноября 2003 года Юрию Ващуку присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением медали «Золотая Звезда».

По его оценке, существенная перемена произошла в системах управления: теперь они не аналоговые, как раньше, а цифровые. В итоге пилотирование истребителей вышло на принципиально новый уровень, что требует иной подготовки лётного состава. Истребители советского производства и современные разработки не идут ни в какое сравнение. За последние годы, несмотря на известные трудности, сделан колоссальный технологический и технический рывок.

Как инженер-конструктор он знает, что эти самолёты кардинально отличаются уже на этапе проектирования. Ведь прежде проект чертили на ватмане, а сейчас же используют 3D-моделирование, например, при разработке воздушного корабля Т-50. Это — своеобразный летающий компьютер. Его отличительными чертами являются сверхманёвренность — возможность управляемого полёта на малых скоростях и больших углах атаки, способность поражать воздушные, наземные цели в любую погоду и время суток, а также малая заметность в оптическом, инфракрасном и радиолокационном диапазонах волн. К тому же российская боевая машина может взлетать и садиться на короткие взлётно-посадочные полосы.

 

На пределе возможностей

 

У испытателей не принято катапультироваться. Они до последнего пытаются вытянуть самолёт, испытать его на пределе возможностей. Однако в инструкциях прописаны случаи, когда это делать необходимо. Например, из-за отказа техники, грозящей неминуемой гибелью пилота.

В лётной практике Юрия Ващука было три аварии, в том числе две — с  катапультированием. Причём, обе произошли в одном, 2002 году.

15 апреля того злополучного года на спортивном СУ-29 он проводил исследование возможности полёта со снятым, неуправляемым элероном —  

рулевой поверхностью крыла, управляющей креном самолёта. Ващук сумел поднять машину в воздух, но в полёте её повело в сторону и закрутило. В это мгновение он вспомнил описанные советским пилотом Михаилом Громовым случаи, когда в 1930 годы лётчики срывались в штопор, падали, как правило, отделывались травмами, но оставались живыми. И он поступил также: ушёл в штопор, жёстко приземлившись рядом с взлётной полосой. В итоге у испытателя был сломан палец и разрублена  пятка. «Палец сросся, пятку пришили», — улыбаясь, говорит сегодня лётчик, словно речь идёт о пустяковой царапине.

Вскоре он вновь вернулся к лётной работе. 19 декабря 2002 года во время испытательного полёта случилась ещё одна авария — в этот раз на боевом Су-35. Позже специальная комиссия установила, что ЧП произошло не по вине авиатора — при производстве истребителя был допущен технологический брак во время обработки оси стабилизатора. В итоге машина разрушилась прямо в полёте, началась утечка в гидросистеме, приведшая к полному отказу системы управления. Су-35 перешла в штопор. Юрий Ващук боролся за живучесть машины, что называется, до последнего. Покинул обречённый Су-35 лишь тогда, когда убедился, что в районе предполагаемого падения гибнущего судна отсутствуют населённые пункты. 20-тонный самолёт, стоимостью около 33 миллионов долларов, способный обнаруживать и сопровождать до 20 целей, а по восьми вести одновременный огонь, упал в 80 километрах от города Раменского, на территории Егорьевского района Подмосковья. А лётчик-испытатель, прижав к себе блок контрольно-записывающей аппаратуры, приземлился в лесу, в пяти километрах юго-восточнее Шатуры. Его парашют зацепился за верхушку дерева и Ващук повис примерно на высоте пятого этажа. На зимнем морозе он провисел больше часа, пока к нему на сигналы маячка не добрались спасатели.

Выводы, сделанные в ходе расследования причин аварии, позволили определить причины неполадки, разработать комплекс мер по увеличению ресурса боевых самолётов. Благодаря хладнокровию Юрия Ващука была получена ценная информация о поведении машины в экстремальных условиях. Недаром же говорят, что инструкции часто пишут кровью.

Подобные мгновения — неизбежная часть отважной профессии лётчика-испытателя. Он-то знает, что поведение машины в небе можно проверить только в полёте. Увы, конструкторы, использующие компьютерное моделирование и аэродинамические трубы, не могут учесть всё многообразие факторов.

…Наш земляк приезжал на свою малую родину из города Жуковского. Кстати, в этом подмосковном городке в разное время жили и работали 104 Героя Советского Союза, Российской Федерации и Социалистического труда. Такого сонмища кавалеров высших наград, нет, пожалуй, ни в одном  населённом пункте мира, за исключением мегаполисов. Сейчас, к примеру, его жителями являются 73 героя.

А Юрий Ващук известен среди равных себе ещё и тем, что занимается лётным обучением подростков от 13 до 17 лет ставшего родным для него городка. Специально для этого он купил лёгкий самолёт Bristell NG-5. Недаром же наш земляк возглавляет Федерацию авиамодельного спорта России.

Фото: Юрий Ващук, Герой России, наш земляк. Во время пребывания в школе с первоначальной лётной подготовкой. Самолёт пятого поколения Т-50 — перспективный авиационный комплекс фронтовой авиации.

 

Анатолий МУРАВЛЕВ

ТАК БЫВАЕТ НА ВОЙНЕ…

Героями становятся вовсе не гламурные пай-мальчики, а храбрые люди, остро осознающие, что защищают Отечество, малую родину, семью. Таким отчаянным остался в памяти всех кто его знал, и Михаил Григоревский. Так бывало и будет на любой войне: в Великую Отечественную, в Афганистане, на Северном Кавказе…

Погиб, спасая других

5 июля 2008 года разведывательный взвод под командованием лейтенанта Михаила Григоревского подняли по сигналу «Сбор» и на вертолётах доставили из Ставропольского края в район ингушского села Средние Ачалуки.

Там утром боевики сначала обстреляли автомобиль с местными милиционерами, ранив одного из них, затем в полдень напали на бронированный УАЗ. В нём находились пятеро сотрудников УВД Курганской области, командированные в Ингушетию. В результате обстрела из автоматов и гранатомёта один из них, Сергей Достовалов от полученных ранений скончался на месте, а Николай Балуев и Анатолий Варланов были ранены.

Штурмовая группа из состава отдельного разведывательного батальона внутренних войск МВД, которую возглавлял лейтенант Михаил Григоревский, вступила в бой и блокировала бандитов в заброшенном здании на окраине села. Однако автомобиль с ранеными милиционерами всё ещё оставался под обстрелом боевиков. В этой ситуации офицер внутренних войск решил эвакуировать пострадавших из опасной зоны. Лейтенант Михаил Григоревский и рядовой Фанис Менлищев, используя складки местности и дымовую завесу, сумели пробраться к автомобилю. Разведчики под огнём боевиков вынесли на себе двух милиционеров в безопасное место и вновь возвратились к машине, чтобы помочь оставшимся. Но боевики сменили позицию и оказались в непосредственной близости от разведчиков. Завязался бой. Отважный офицер автоматной очередью уничтожил одного из нападавших, как потом оказалось, главаря бандитов. В скоротечном бою и Михаил Григоревский был тяжело ранен в ноги, ещё одна пуля попала ему в голову, под шлем. Фаниса Менлищева тоже ранили в ногу, но он сумел остановить кровотечение, наложив жгут. Воин-контрактник сделал  обезболивающие инъекции себе и Михаилу, а затем попытался выйти из-под огня вместе с раненым командиром. Но бандиты расстреляли истекающих кровью воинов.

Подошедшая на помощь разведчикам ещё одна штурмовая группа, в ходе семичасового боя добила группу бандитов.

25 августа 2008 года указом президента страны командиру взвода радиоэлектронной разведки Северо-Кавказского регионального командования внутренних войск МВД России Михаилу Григоревскому посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации, а рядовой-контрактник этого же подразделения Фанис Менлищев награждён орденом Мужества. Михаилу было лишь 23 года, а Фанису исполнилось 24 года.

В лётной школе

Михаил Григоревский родился 28 февраля 1985 года в алтайском райцентре  Топчиха. Когда ему было восемь лет, отец Валерий Михайлович, начальник уголовного розыска Топчихинского РОВД, погиб при исполнении —  разбился на автомашине во время преследования преступников.

В Топчихе, как известно, располагается воинская часть, и многие мальчишки становятся военными. К тому же Мишу с детства вдохновлял образ отца, он хотел быть как таким же смелым и решительным.

Вот и Григоревский в 15 лет поступил в Барнаульскую школу-интернат с первоначальной лётной подготовкой, которая находится у посёлка Лесной Индустриального района краевого центра.

Мне удалось встретиться с его командиром взвода Анатолием Сучковым, который хорошо помнит Михаила, как очень самостоятельного и открытого парня.

Анатолий Григорьевич отмечает, что тот во всём равнялся на отца-милиционера, погибшего при исполнении обязанностей. Причём, юноша говорить об этом не любил, а может быть, не знал подробности, потому что был мал, когда не стало родителя. И хотя Михаилу довелось учиться в лётной школе, он мечтал стать не авиатором, а служить в спецназе. Так оно и получилось…

Лётная школа-интернат — обычное среднее общеобразовательное  учреждение. Если не считать, что всего в стране таких школ меньше десятка. Да и  порядки здесь иные: учащиеся в 15 лет встают в армейский строй, распределены по взводам, живут в казармах, изучают, в том числе и специальные предметы. Например, навигацию, аэродинамику, которые, кстати говоря, преподавал Анатолий Сучков, а также основы метеорологии, конструкцию планера и самолёта Як-52. Конечно, мечтают о полётах, что удаётся не всем. Потому что это — дорогое удовольствие, которое требует больших денег. Григоревскому, например, так не довелось самому поднять летающую машину в воздух. Он учился в так называемой технической группе — как будущий специалист наземных авиаслужб. А вот с парашютом Миша  прыгал. 

Анатолий Григорьевич тепло характеризует своего воспитанника. По его словам, Миша никогда не прятался за чужие спины, всегда был готов помочь,  заступиться, защитить слабых ребят. И это неудивительно, потому что он являлся крепким парнем. Ещё в Топчихе занимался рукопашным боем. Жалел, что в лётной школе этот вид спорта не культивируется. Неплохо бегал на лыжах, любил всё то, что укрепляет тело и силу воли. Не умел держать на кого бы то ни было обиды. Учился неплохо, но не в полную силу. Случалось, получал тройки, хотя спокойно мог иметь в дневнике только пятёрки.

По мнению Анатолия Сучкова, Григоревский был неформальным лидером во взводе. Хотя от официальных обязанностей отлынивал. К примеру, через месяц после назначения сам попросил освободить его от должности заместителя командира взвода.

Он был похож на многих сверстников в этом возрасте. Импульсивный,  максималист. Яростный спорщик, но открытый и правдивый. У него случались проблемы с дисциплиной: то оденется не по уставу, то опоздает из увольнения. Но всегда признавался в содеянном. И снова совершал необдуманные поступки. Потом мучился, клял себя. Воспитатель его понимал, однако учил: «Миш, сначала подумай, а уж потом говори или действуй». Курсант соглашался: «Конечно, надо было по-другому». Однако вновь и вновь срывался, сгоряча совершал то, что не следовало бы…

Весной 2002 года, в самый канун окончания лётной школы прямо на занятии поссорился с преподавателем. Уже после урока, на улице, кто-то из друзей попытался его угомонить: «Миш, ты успокойся». На что тот громко произнёс: «А пошёл он…» Как на грех, тот самый преподаватель оказался рядом, услышал слова курсанта, написал директору школы рапорт. Григоревский не стал отпираться. Заявил, что бранное слово вырвалось в разговоре с товарищами, и не адресовалось педагогу. Извинился, конечно, перед преподавателем. Не помогло и заступничество воспитанников и воспитателя. «Машина» уже закрутилась: педсовет, приказ об отчислении из школы.

Из Топчихи приезжала мама — Ирина Николаевна. Она хорошо знала горячий нрав сына, и молча забрала документы сына. До окончания лётной школы оставалось всего-то полтора месяца…

 

Шаг в бессмертие

Сразу после получения аттестата об окончании Топчихинской средней школы Григоревский поступил в Новосибирское высшее военное командное училище.

По словам Анатолия Сучкова, «у Михаила было без вариантов». Юноша страстно желал быть военным. Ему нравилась учёба в военном вузе. Особенно любил спецподготовку.

Казалось бы, странно, но два года, проведённые в лётной школе, считал лучшими. Случалось, приезжал сюда, встречался со сверстниками и преподавателями, делился впечатлениями и мечтами. Об учёбе в военном вузе отзывался с восторгом. Он досконально освоил многие модели оружия и боевой техники, буквально рвался в войска. 

Однажды в праздничный День Победы 9 мая 2005 года в самом центре Барнаула к Анатолию Григорьевичу подбежал Михаил Григоревский: «Здравствуйте, товарищ майор». Тот опешил: «Ты откуда здесь?» А курсант  в ответ: «Я отпросился из училища в увольнение. Вот приехал в Барнаул, хочу посмотреть здесь парад. Ведь в нём ребята из лётной школы всегда участвуют». Сучков охнул: «Так тебе ж попадёт!» Уж он-то знал, что на выезд в другой регион курсанту требовалось специальное разрешение — но уж таков этот Григоревский…

Перед окончанием военного училища, Анатолий Григорьевич поинтересовался у бывшего воспитанника насчёт распределения. Тот ответил, что направляют по всей России, вероятно, попадёт во внутренние войска МВД. Запомнилось, как он твёрдо сказал: «Хочу быть там, где служат настоящие мужчины».

Однако молодой лейтенант попал «на юга» — в город Армавир Краснодарского края. Другой бы на его месте до отставки просиживал форменные штаны в тёплых кабинетах южного региона, но только не он. Вскоре  Григоревскому предложили перевод в Чечню, и он, не раздумывая, согласился. Около полугода провёл в мятежной республике, потом оказался в соседней Ингушетии, а с января по июль 2008 года местом его службы являлся город Зеленокумск Ставропольского края. Неоднократно принимал участие в боевых действиях, бывал в сложных ситуациях, но судьба до поры до времени щадила его.

В конце марта 2008 года, как ветеран боевых действий, Михаил Григоревский получил первый и последний в своей жизни отпуск. Успел съездить в Нижний Тагил, куда перебрались из Топчихи мама и младший брат Николай, попроведовал бабушку в деревне, посетил отцовскую могилу, повстречался с родственниками и друзьями.

В Барнаул его тянуло ещё и потому что здесь его ждала девушка — Наташа Храмцова. Они договорились сыграть свадьбу в августе 2008 года. А в начале июля его не стало…

Уже после гибели Михаила Григоревского Наталья родила сына Ванечку. На земле живёт потомок героя.

 

Анатолий МУРАВЛЕВ

ИНЦИДЕНТ В СИРИЙСКОМ НЕБЕ

 

Гибель российского лётчика Олега Пешкова, уроженца Косихи едва не стала поводом для начала третьей мировой войны

 

Резонансная трагедия

 

24 ноября 2015 года экипаж фронтового бомбардировщика Су-24М воздушно-космических сил России совершал боевой вылет в Сирии с целью нанесения удара по базе террористической организации ИГИЛ.  Самолёт был сбит ракетой ближнего боя AIM-9 Sidewinder с истребителя F-16C ВВС Турции в районе сирийско-турецкой границы в провинции Латакия и упал на сирийской территории.

Экипаж бомбардировщика сумел катапультироваться. Командир судна Олег Пешков погиб во время приземления на парашюте в результате обстрела с земли. Штурман экипажа капитан Константин Мурахтин приземлился вне зоны обстрела и через сутки был эвакуирован российскими и сирийскими спецназовцами на авиабазу Хмеймим. В ходе операции по спасению выжившего пилота погиб морской пехотинец Александр Позынич.

Огонь, который вёлся по приземляющимся на парашютах лётчикам, является прямым нарушением пункта 1 42-й статьиПротокола I Женевских конвенций 1949 года, который гласит: «Ни одно лицо, покидающее на парашюте летательный аппарат, терпящий бедствие, не подвергается нападению в течение своего спуска на землю».

Многие мировые издания с тревогой оценивали последствия инцидента, произошедшего 24 ноября в сирийском небе. Так, «Вашингтон таймс» — одна из наиболее известных консервативных газет в США, отмечала, что данная ситуация может привести к дальнейшему ухудшению отношений между Россией и НАТО. «Удар Турции, заснятый на видео, стал первым с 1952 года, когда страна – член НАТО сбила российский военный самолёт», — писала «Гардиан». Газета «Файнэншл таймс» отмечала, что инцидент с российским Су-24 угрожает дипломатическим усилиям по разрешению кризиса на территории Сирии.

 

Жизнь — как по нотам

 

Согласно сведениям похозяйственной книги исполкома Косихинского сельсовета, Олег Пешков родился в селе Косиха 3 августа 1970 года. Отец — Анатолий Григорьевич Пешков, 1947 года рождения, работал в ту пору слесарем в колхозе «Первое мая», мать — Ольга Ильинична Ядыкина, 1952 года рождения — счетоводом в Косихинском районном отделе социального обеспечения. Проживала молодая семья в доме на двух хозяев на улице Рабочей. Это здание сохранилось, хотя и перестроено. Нынешние жильцы не были знакомы с Пешковыми Олегу ещё не исполнилось и двух лет, когда его семья в июне 1972 года переехала в Восточно-Казахстанскую область.

Однако он в детстве ежегодно проводил летние каникулы в Косихе у бабушки Степаниды и дедушки Ильи Ядыкиных. Дед являлся ветераном Великой Отечественной войны, воспитывал семерых детей. Ольга — мать будущего героя, была младшей в семье, некоторые племянники являлись ей ровесниками. Кстати, и Анатолий Пешков — отец Олега, вырос в многодетной семье. Сейчас немало их потомков проживают в Косихе, Барнауле, Новоалтайске, Усть-Илимске, Краснодаре, Удмуртии и других регионах страны.

Жительница Косихи, двоюродная сестра погибшего лётчика Елена Завьялова рассказывала в интервью ГТРК «Алтай»: «Из всех нас дед как-то особенно выделял Олега, очень любил его. Но в детстве никто и не думал, что брат захочет стать военным. Все думали, что будет музыкантом. Занимался в музыкальной школе. Он учился играть на инструментах, делал успехи — бабушка даже подарила ему баян».

Ещё одна двоюродная сестра Пешкова, сотрудница газеты «Алтайская правда» Лариса Воцкая, моя коллега по работе в редакции, вспоминает, что чаще общалась с младшим братом Олега — Павлом, который живёт в Новосибирске. А с Олегом, служившим в отдалённых гарнизонах, переписывалась в «Одноклассниках». В частности, в декабре 2014 года собиралась вместе с ними съездить в Краснодар к двоюродной сестре Ливии, но тогда у неё не получилось с отъездом.

А в Косихе Олег, по воспоминаниям родственников, в последний раз был давно, в детстве.

Проживающая в этом алтайском райцентре ещё одна двоюродная сестра Галина Астафьева, подчёркивает, что Олег Пешков и свою жизнь разыграл, как по нотам. «Он говорил: Галя, у меня есть цель в жизни. Я лётчик, и я буду летать». И добился своего — летал до последней минуты своей жизни. И погиб в небе.

Павел Пешков тоже носит погоны, подполковник внутренних войск в Новосибирске. Вот фрагмент его интервью газете «Алтайской правде»:

Эх, братка… Я ведь младшим был, всю жизнь он меня опекал, защищал. Мы не поверили, когда узнали страшную весть. И сейчас не верим. Он везучий был. Как человек военный, я знаю, что много раз Олег попадал в ситуации на волосок от смерти.

А корреспонденту газеты «Комсомольская правда-Новосибирск» Павел сообщил:

— Последний раз с Олегом говорили 14 ноября. Он мне позвонил, сказал: «Братка, я лечу в командировку на два месяца». Я понял куда — по телефону такие вещи не обсуждаются. В принципе ждал, что рано или поздно он поедет в Сирию, потому что Олег — военный лётчик.

Я тоже пытался идти по его стопам в своё время — лётчиком не получилось, но военным стал. К командировкам мы привычные. Так что я ему пожелал удачи, говорю: «Давай, прилетишь — встретимся, пообщаемся, расскажешь про войну».

15 января 2016 года он должен был вернуться в Россию. Но тут случилось такое…

21 ноября у меня был день рождения, позвонила жена брата — поздравить, заодно сказала, что у Олега всё хорошо. У них там определённый режим, и связь есть не всегда, но с ней он успел поговорить.

Я знаю, что мой брат летает на фронтовом бомбардировщике, именно на Су-24. Поэтому сердце ёкнуло, когда узнал о нападении на российский самолёт и гибель его пилота. Но всё равно не думал, что это так близко коснётся нашей семьи.

Олег всегда был волевым человеком, всегда на передовой, со школы — лидер. И пел хорошо, и на гитаре играл, компанейский человек. Даже не хочу думать, что его нет. Он выполнял свою работу...

В середине февраля 2016 года на малой родине Олега Пешкова побывала его вдова Гелена с детьми. В беседе с журналистами она заявила, что «ни один мускул у него не дрогнул, когда он собирался в эту командировку. По его лицу я не видела, что он переживал. Он часто уезжал в командировки, и это была просто одна из них, это был приказ, поэтому он спокойно собирался. Но мы, конечно, переживали».

Она отметила, что Олег «всегда был весёлым, смелым и мужественным». Также, по её словам, он «очень любил наших детей, и малейшее свободное время проводил с семьёй, очень много с ними занимался — и уроками, и спортивными тренировками. И сам он был спортивный. Для нас потеря нашего любимого человека очень тяжела, дети очень переживают, а я живу ради них. Стараемся справляться», — подчеркнула вдова погибшего пилота.

Друзья Олега Пешкова опубликовали в интернете архивное видео, на котором он исполняет песню Олега Газманова «Господа офицеры».

 

На дальних подступах

 

Семья Пешковых, перебравшись в Казахстан, поначалу жила в посёлке Октябрьский Зыряновского района Восточно-Казахстанской области. Там Олег пошёл в начальную школу. В 1978 году, когда мальчику исполнилось восемь лет, трагически погиб 31-летний отец разбился на мотоцикле. На руках матери оставались двое детей, она вновь вышла замуж. Семья переехала в посёлок Новая Бухтарма, где Олег учился в 5-7 классах, а восьмой класс окончил без единой четвёрки в 1985 году в 29-й школе города Усть-Каменогорске.

Поступил в Свердловское (ныне — Екатеринбургское) суворовское училище, выдержав конкурс в 17 человек на место. Был запевалой в вокально-инструментальном ансамбле — имел первый голос — самый высокий. А как первый в учёбе, был удостоен золотой медали.

По воспоминаниям однокурсников, в суворовском училище не было разнарядки в лётное училище, но он всё же, как обладатель медали, добился поступления в Харьковское высшее авиационное училище лётчиков — ныне университет воздушных сил. Среди его выпускников — свыше 250 Героев Советского Союза и России, в том числе космонавт Василий Лазарев — наш земляк, уроженец села Порошино Кытмановского района. Кстати,  Свердловское суворовское училище окончил ещё один уроженец Алтая, Герой Российской Федерации Михаил Миненков.

Своего маленького роста Олег не стеснялся, наоборот, шутил, что так ему легче уместиться в кабине самолёта. С упорством осваивал науку виртуозных полётов на учебном Л-39 и вполне себе боевом МИГе-21.

Окончив в 1991 году авиаучилище с золотой медалью, начинал военную службу лётчиком-инструктором на том самом МИГе на военном аэродроме в киргизском городе Канте, где готовил специалистов для ВВС иностранных государств. Однако через полтора года из-за распада СССР эта деятельность была свёрнута, российская авиабаза появилась здесь лишь в октябре 2003 года. К тому времени Олег женился на 18-летней уроженке Усть-Каменогорска Гелене, и перевёлся в авиационную эскадрилью, дислоцировавшуюся вблизи населённого пункта Возжаевка Амурской области. Здесь он прослужил несколько лет, стал капитаном, отцом дочери Арины.

По словам жены его коллеги Светланы Шумовой, о том, что у него родилась дочь, Олег Пешков узнал от своих друзей. Быть рядом с женой не мог, поскольку в этот момент выполнял задание в небе. В редкие минуты отдыха весь лётный состав авиационного полка собирался вместе: день авиации традиционно отмечали на природе, а Новый год — в кафе. 

Но и эту воинскую часть расформировали. В интернете размещена любительская видеозапись прощания со знаменем 293-го отдельного разведывательного авиаполка. Офицеры бодрятся, развернув плакат «Воздушная разведка не сдаётся!»

Галина Астафьева делилась с журналистами воспоминаниями, что  двоюродный брат, когда его часть расформировали, долго сидел без работы, ждал нового назначения, тяжело переживал и твердил: «Я всё равно буду летать!»

Осенью 2000 года Олег Пешков вновь вернулся к полётам, продолжив службу в качестве командира звена на аэродроме Варфоломеевка в Приморском крае. Семья снимала квартиру в городе Арсеньеве. В ней в 2007 году случилось прибавление, появился сын Саша. А дочь училась в гимназии №7. Её отец, по словам классной руководительницы Арины, находил время бывать с классом дочери в театрах, на концертах, экскурсиях. Мужчины не часто появляются в школах, но к нему это не относилось. Дети радовались —  рядом с ними был красивый лётчик в форме, который с удовольствием отвечал на вопросы ребят.

А бывшие коллеги Пешкова отмечают, что за девять лет службы в Приморье, он показал себя настоящим мастером своего дела, стал подполковником, заместителем командира полка по лётной подготовке.

С 2009 года Олег Анатольевич продолжил службу в городе Липецке, в учебном центре переучивания и боевого применения. Последняя его должность здесь — начальник службы безопасности полётов 4-го Государственного центра подготовки авиационного персонала и войсковых испытаний Министерства обороны Российской Федерации. Лётчик-снайпер Пешков за период службы освоил такие марки самолётов, как учебно-тренировочный Л-39, истребитель МиГ-21, фронтовые бомбардировщики Су-24МР и Су-24М, истребитель-бомбардировщик Су-34, на которых налетал 1750 часов. Он участвовал в боевых действиях в Южной Осетии в 2008 году. В сентябре-ноябре 2015 года, по просьбе законного правительства Сирии, принимал участие в разгроме в этой стране радикальных исламистских группировок «Исламское государство» и «Джебхат ан-Нусра».

 

Удар в спину

Почти сразу же после инцидента в сирийском небе, способном спровоцировать конфликт небывалого масштаба, возникли две версии произошедшего.

Президент Турции Реджеп Эрдоган заявил: «Это были два самолёта, принадлежность которых не была установлена. Они летели со стороны Сирии по направлению вглубь турецкой территории. В течение 10 минут им делались предупреждения, чтобы они не пересекали турецкой границы. Тем не менее, они продолжили свой полёт в этом же направлении. Как только они вошли в турецкое воздушное пространство, к ним направились два наших истребителя F-16. Первый из самолётов, заметив эти самолёты, немедленно покинул турецкое воздушное пространство, перелетев в Сирию. Второй самолёт этого не сделал», сказал Эрдоган. Российских лётчиков в течение пяти минут предупредили 10 раз, всё это записано и передаётся турецким телевидением. России следует к этому прислушаться», отметил руководитель Турции.

По словам Эрдогана, турецкие истребители самостоятельно начали обстрел. Хотя премьер-министрАхмет Давутоглу, позже признался, что лично отдал приказ о пуске ракеты по Су-24.

26 ноября генштаб Турции опубликовал запись, где, по его версии, диспетчер командного центра ВВС Турции в городе Диярбакыр обращается к «неопознанному воздушному судну» на английском языке. «Это турецкие ВВС. Вы приближаетесь к турецкому воздушному пространству, немедленно смените курс на юг». Однако власти Турции отказались предоставить российскому военному атташе материалы, связанные с атакой на Су-24М, о чём сообщил официальный представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков.При этом Анкара так и не смогла опровергнуть данные Министерства обороны России, основанные на показаниях средств объективного контроля, согласно которым воздушное судно всё время находилось в небе над Сирией.

Впрочем, в мире признано, что кратковременное проникновение в чужое воздушное пространство не может считаться нарушением. К примеру, за несколько месяцев Турция нарушила свыше 2200 раз воздушную границу с Грецией. И если бы греки сбивали все самолёты-нарушители, то у Турции вообще их бы не осталось.

Версия российской стороны: истребитель-бомбардировщик СУ-24 выполнял боевое задание на территории Сирии. Он не пересекал государственную границу с Турцией и без всякого предупреждения был сбит турецким F-16.

«Мы считаем необъяснимыми предательские удары в спинуот тех, кого мы считали союзниками в борьбе с терроризмом», — заявил президент России Владимир Путин. Он отметил, что самолёт был сбит на удалении один километр от турецкой границы, а упал в четырёх километрах от неё. Министерство обороны России также утверждало, что средствами объективного контроля авиабазы Хмеймим и воздушного судна ведущего не зафиксировано ни одного запроса экипажем турецкого самолёта в адрес российских лётчиков на оговорённой ранее частоте, а также не отмечалось попыток установить визуальный контакт.

Послу Турции в России был выражен решительный протест. Однако от турецкой стороны после трагедии не последовало ни извинений, ни предложений помощи в поиске и эвакуации экипажа.

Министр иностранных дел Сергей Лавровотменил намечавшуюся ранее поездку в Турцию для переговоров о сотрудничестве. В беседе с журналистами онвыразил сомнения в том, что это был «непреднамеренный акт». Но твёрдо заметил, что наша страна не собирается воевать с Турцией.

Постпред России при НАТО Александр Грушко, комментируя итоги внеочередного заседания Североатлантического совета, состоявшегося по инициативе Турции, пояснил, что «в заявлении генсекретаря НАТО нет ни намёка на осуждение турецкой атаки на наш самолёт, который не представлял и не мог представлять никакой угрозы для безопасности Турции,  и находился в воздушном пространстве Сирии».

Президент США Барак Обама, слова которого приводила газета «Файнэншл таймс», заявил, что Турция «имела право защищать свою территорию и воздушное пространство», однако призвал обе стороны соблюдать спокойствие.

Результаты объективного контроля РЛС Сирии подтверждают нахождение в воздухе двух F-16 в течение одного часа 15 минут на высоте 2400 метров. В том числе, 40 секунд турецкий самолёт находился в воздушном пространстве Сирии и углубился на её территорию на два километра. Российский же бомбардировщик государственную границу Турции не нарушал. В Министерстве обороны нашей страны посчитали, что это говорит о вероломности и плановости действий экипажа, о заранее спланированной акции и готовности истребителей действовать из засады в воздухе над территорией Турции.

Семейный бизнес Эрдогана

И всё же остаются вопросы: зачем было Турции сбивать российский самолёт?

Один из ответов был дан сразу тремя турецкими телеканалами, сделавшими днём 26 ноября вброс, что операцию турецких ВВС якобы одобрил Обама в кулуарах саммита лидеров стран «группы 20», состоявшегося в Анталье 15-16 ноября 2015 года. Ну, а почему бы президенту США не кивнуть головой?! Известно, кому выгодно, чтобы на Евразийском континенте началась большая война. Украинас этой задачей не справилась, можно попробовать с Турцией, которая не против, чтобы её попробовали. Скорее всего, даже гордится этим своим положением. Как в том анекдоте: «Видела бы мама, что я курю».

Неудивительно, что, по оценке немецкого информационного телеканала N24, «действия Турции» «увесистая, болезненная пощёчина… сверхдержаве, которой стремится быть Россия».

Ещё в ходе встречи лидеров G-20 в турецкой Анталье в середине ноября 2015 года, Владимир Путин показывал его участникам фотоснимки, сделанные из космоса, на которых турецкие бензовозы везли нефть, добытую боевиками в Сирии: «Колонны автомашин-заправщиков растянуты на десятки километров, так что с высоты 4–5 тысяч метров они уходят за горизонт. Выглядит это как нефтепроводные системы», — пояснял российский президент. Отсюда и большая подпитка финансовая бандформирований. Речь идёт о десятках и сотнях миллионов долларов».

После своеобразного предупреждения, сделанного в Анталье, российские лётчики в Сирии открыли охоту на колонны бензовозов, перевозящих нефть. Во время первой же атаки была разбомблена вереница из 500 машин, затем уничтожен нефтеперерабатывающий завод запрещённой в России террористической организации ИГИЛ — «Исламского государства».

Не секрет, что Турция, наряду с некоторыми соседними странами и США, оказывают помощь оппозиции в попытке свергнуть режим президента Сирии Башара Асада. Сирийские власти обвиняют правительства Турции, США, Катара, Саудовской Аравии и некоторых других стран в финансовой и военной поддержке террористических групп, в том числе и сирийских повстанцев, а также требуют не вмешиваться во внутренние дела Сирии.

Турция правопреемница Османской империи воспринимает Сирию и ряд других арабских стран как свои бывшие колонии. Сирией правит шиитский режим, состоящий в основном из шиитов-алавитов, а Турцией сунниты. Ещё одной важной проблемой во взаимоотношениях между двумя странами является вопрос распределения вод реки Евфрат. Турецкое руководство также недовольно поддержкой Сирией Рабочей партии Курдистана. Курды составляют, по некоторым оценкам, до трети населения Турции. У них есть свой язык, они давно добиваются автономии, однако в этой стране запрещено даже слово «курд».

Широко известно, что Турция принимает участие в репрессивных мероприятиях против этого народа. С карты страны стёрты более трёх тысяч курдских поселений. Турецкая авиация не раз подвергала ударам и позиции курдов, которые как раз сражаются против «Исламского государства».

В Сирии уже несколько лет идёт гражданская война. Летом 2014 года боевики из группировки ИГИЛ начали полномасштабное наступление на северную Сирию, а также на северные и западные районы Ирака, захватили около 70 процентов территории Сирии. До этого около трёх лет осуществлялось военное вмешательство СШАи ряда других западных и арабских государств в гражданскую войну в Сирии без согласия официального руководства страны. Одновременно американцы и их союзники добивались отставки президента Сирии Башара Асада. В этих условиях боевики чувствовали себя привольно. С 30 сентября 2015 года по просьбе законного правительства Сирии здесь началась военная операция России с участием воздушно-космических сил, кораблей Каспийской флотилии и Черноморского флота, благодаря действиям которых освобождена значительная часть территории страны.  

По некоторым данным, именно в ночь на 24-25 ноября 2015 года Турция планировала наступление бригады сирийских туркмен и «Джебхат аль-Нусры» на правительственную армию Сирии в провинции Латакия с целью выхода к Средиземному морю и установления контроля над стратегической трассой, соединяющей сирийскую Латакию и турецкую Антакью. Однако удары российских воздушно-космических сил по исходным позициям террористов сделали это невозможным. В этой связи, провокация с российским бомбардировщиком некоторыми наблюдателями расценена, как месть Турции за сорванное наступление. А сирийское правительство  охарактеризовало действия Анкары как нападение на территорию Сирии под предлогом борьбы с ИГИЛ, запрещённой в России, США, Киргизстане и ряде других стран.

Также в мировой прессе появились материалы о том, что «Исламское государство», в каком-то смысле — семейный бизнес президента Турции Эрдогана. В нём активно участвует не только он сам, но и его дети, другие родственники.

По информации турецких СМИ, сын президента Билал Эрдоган совместно с братом Мустафой и зятем президента Зией Илгеном владеет судоходной компанией BMZ Group. В её распоряжении имеются особые причалы в портах Бейрута и Джейхана, откуда десятью нефтеналивными судами контрабандная нефть транспортируется на Украину, в Японию, ряд азиатских стран. Доход от этого свыше пяти миллиардов долларов в год, из которых два миллиарда возвращались руководителям ИГИЛ для выплаты «зарплат» боевикам и на закупки вооружений. А дочь президента Турции Сюмейе Эрдоган патронирует военный госпиталь в провинции Шанлыурфа, в котором лечат боевиков ИГИЛ, доставляемых из Сирии.

Прессе стало известно и имя командира бандгруппы, уничтожившего Олега Пешкова. В этом агентству «Рейтер» признался сам Альпаслан Челик, боевик турецкой ультраправой молодёжной националистической организации «Серые волки». Челик оказался к тому же вовсе не сирийским туркменом, а этническим турком, сыном бывшего мэра турецкого города Кебан из провинции Элязыг. Во время съёмки он держал в руках стропы парашюта погибшего русского пилота. Но выдавать его России турецкие власти не спешат, даже после того, как ситуация успокоилась в результате извинения и соболезнований семье погибшего российского пилота, прозвучавших в письме Реджепа Эрдогана Владимиру Путину в июне 2016 года: «Говорю, извините. Всем сердцем разделяю боль. Семью российского пилота мы воспринимаем как турецкую семью», говорилось в заявлении президента Турции.
На территории Сирии обнаружили и передали России «чёрный ящик» (бортовой накопитель параметрической информации) со сбитого турецким истребителем самолёта Су-24М. При вскрытии, проведённом в прямом телеэфире, оказалось, что из 16 микросхем 13 разрушены, а три имеют серьёзные повреждения. Для считывания информации непосредственно с кристалла микросхем самописца комиссия привлекла специализированные научно-исследовательские учреждения.

…Российские наблюдатели заметили, что турецкая сторона совершила роковую ошибку сбила российскую машину в день рождения Александра Суворова, который не раз «рвал турок в клочья». За три с лишним века Россия и Турция пребывали в состоянии войны 69 лет, в которых восемь раз русская армия одерживала победу над османскими войсками.

Не нужен нам берег турецкий

 

Политики и журналисты утверждают, что современный мир вступил в эпоху турбулентности. Но только лётчики знают, что слой воздуха вокруг летательного аппарата бывает ламинарным и турбулентным. Ламинарный это управляемый и нежный, а турбулентный это взвихренный, скачкообразный, уплотнённый. Говоря языком пилотов участников военных конфликтов, нынешняя ситуация «турбулентный слой обтекания» России. Страны, как никогда, противоречат друг другу в политических, экономических и других вопросах. В воздухе пахнет порохом. И лишь благоразумие лидеров мировых держав, мощь нашей армии, выдержка военных и дипломатов способны создать вокруг огромного «летательного аппарата» по имени Земля ламинарный слой, атмосферу доверия.

Недружественный акт со сбитым российским воздушным судном, безусловно, привёл к ухудшению российско-турецких отношений. Понятно, что руководство России не решилось наказывать Анкару военным путём, учитывая то, что Турция является членом НАТО. Но наши разозлились не на шутку  запретили полёты в Турцию, приостановили проект «Южный поток», ввели иные санкции по отношению к Турции. Согласно указу президента о мерах по обеспечению нацбезопасности и о специальных экономических мерах в отношении Турции введены запреты на чартерные воздушные перевозки между странами, с 1 января 2016 года запрещено работодателям нанимать работников из числа граждан Турции, а также запрещён или ограничен ввоз некоторых турецких товаров. Кремль решился на такие радикальные шаги, в условиях, когда страна находится в условиях глубокого экономического кризиса, надеясь серьёзно осложнить жизнь Анкаре.

Сальдо торгового баланса России с Турцией за январь – сентябрь 2015 года было положительным для нашей страны: мы экспортировали больше продукции, чем получали. Россия приобретала турецких товаров и услуг на сумму 30 миллиардов долларов в год. А Турция ежегодно покупала только российского природного газа на 20 миллиардов долларов. Если этот поток уменьшится хотя бы на один день, страна окажется на грани краха экономики. Поскольку именно природный газ обеспечивает работу её электроэнергетических сетей.

Известно, что экономические санкции обоюдоострый инструмент. По оценке экспертов, в долгосрочной перспективе из-за постепенного затухания деловой активности в зависящих от внешней торговли отраслях пострадают обе экономики. Если ранее заявлялось, что к 2020 году товарооборот между Россией и Турцией может достичь 31 миллиардов долларов, то на фоне санкций появились серьёзные риски. Возник риск заморозки совместных проектов. Среди них газопроводы «Турецкий поток» и «Голубой поток» через Чёрное море; первая турецкая атомная электростанция «Аккую» (ведёт госкорпорация «Росатом»), которая должна была начать работу в середине 2020 года; проект по сборке в Турции автомобилей «Газель Next»; металлургический завод Metalurji, не говоря уж о проектах в области коммуникационных услуг, IT-технологий и гостиничного бизнеса.
Впрочем, россияне могут обойтись без турецких шмоток и прочего дешёвого турецкого ширпотреба, без пива «Эфес» и без бытовой техники «Беко», которые заменят Индия, Пакистан, Китай, Вьетнам и другие страны.

Министр сельского хозяйства России Александр Ткачев заявил, что «Аллах уже решил наказать правящую верхушку Турции, лишив их разума и здравого смысла». В итоге Россия прекратила ввозить турецкие фрукты и овощи. Согласно оценке экспертов, 28,5 процентов турецкого экспорта  плодоовощной продукции и белого мяса направлялось в Россию, принося турецким компаниям около одного миллиарда долларов.

Кроме того, Ростуризм запретил туроператорам продавать туры в Турцию, объясняя это «угрозой безопасности туристов». Была отменена продажа туристических путёвок в эту страну, где за последние годы привыкли проводить летний отпуск миллионы россиян. Например, в 2014 году здесь отдыхали около 3,3 миллиона туристов из России каждый десятый иностранный турист, посетивший Турцию. Теперь ежегодно страна только на российских туристах будет терять 10 миллиардов долларов в год.

Что касается, военного ответа России, то вблизи Латакии был развёрнут в боевой порядок зенитный ракетный комплекс С-400 «Триумф», предназначенный для поражения различных самолётов,  ракет, гиперзвуковых целей и других современных и перспективных средств воздушного нападения. Иными словами, де-факто Москва ввела бесполётную зону в сирийском небе для ВВС Турции.

Однако 9 августа 2016 года, после попытки военного переворота в Турции и извинений президента этой страны, в Санкт-Петербурге состоялась встреча Эрдогана и Путина. На ней шла речь о возобновлении строительстве «Турецкого потока», возведения атомной станции Аккую и расширения торговых, туристических связей. В первых числах сентября возобновились чартерные рейсы из России в Турцию. Но итоги встречи в мировых столицах были восприняты с тревогой. Там опасаются сближения стран, ожидают, что Турция может стать хабом для всей Европы по поставкам природного газа, что изменится ситуация в разрешении сирийского конфликта.

…За героизм, мужество и отвагу, проявленные при исполнении воинского долга, Олегу Пешкову посмертно присвоено звание Героя России. Президент страны подписал указ об этом 25 ноября 2015 года, на следующий день после гибели отважного пилота. Кажется, такого ещё не было в новейшей истории России.

Штурмана Константина Мурахтина наградили орденом Мужества, повысили в звании. В феврале 2016 года, он вместе с семьёй друга приезжал на Алтай. Здесь на митинге 13 февраля, посвящённом памяти военнослужащих, погибших в вооружённых конфликтах, главком ВКС Виктор Бондарев вручил сирийские ордена «За преданность» и медали «Боевое содружество» майору Константину Мурахтину и передал на хранение Гелене Пешковой вдове погибшего пилота.

Губернатор Алтайского края Александр Карлин вручил три учреждённые им стипендии имени Олега Пешкова для обучающихся в Алтайской школе-интернате с первоначальной лётной подготовкой. Одну из улиц и военно-патриотический клуб «Феникс» в Косихе назвали именем Олега Пешкова. Также принято решение о том, что имя нашего земляка будет носить истребитель СУ-34 в Липецке с бортовым номером 10.

      

Фото: Олег, Ольга Ильинична и Павел Пешковы, 1980 год. Главком ВКС Виктор Бондарев передал на хранение вдове Олега Пешкова Гелене сирийские награды мужа.

 

= = =

Из книги Анатолия Муравлева «Неизвестный Алтай. Локальщики» Барнаул. ОАО Алтайский Дом печати. 2020. 500 экз. 472 с.

 

 ЗЕМЛЯКОВ Виктор Николаевич, 3.5.1963 – 13.9.1987, ст. л-т, ком-р авиазвена самолётов Су-25. Род. в с. Усть-Калманка, окончил Барнаульское ВВАУЛ. Кстати, около 80 выпускников и преподавателей БВВАУЛ выполняли свой долг в Демократической Республике Афганистан. А вместе с Земляковым учился в лётном училище в Барнауле и служил в Баграме Константин Павлюков, чуть ранее также погибший в Афганистане и удостоенный посмертно звания «Герой Советского Союза».

Ст. л-т Земляков служил в ДРА более года, с ноября 1986 г., совершил 233

боевых вылета, уничтожив при этом 9 крепостей, 3 склада с оружием, 8
миномётов и караван с оружием. В последнем для него бою самолёт был

подбит и, потеряв управление, столкнулся с землёй. Лётчик Земляков погиб.

Похоронен на хуторе Чернозубовка Иловлинского р-на Волгоградской обл.

Вдова живёт в Барнауле.

ПАВЛЮКОВ Константин Григорьевич, 2.8.1963 – 21.1.1987, ст. л-т, зам. ком-ра взвода отд-го штурм. авиаполка, в/ч пп 15830. Род. в гор. Барнаул, окончил Барнаульское ВВАУЛ. В ДРА с октября 1986 г. Совершил 89 боевых вылетов, в ходе которых уничтожил 7 крупнокалиберных пулемётов, 4 зенит. горные установки, 6 расчётов безоткат. орудий, 3 АПЗК, 4 склада с оружием и боеприпасами, 17 автомашин и до 129 живой силы прот-ка.

21.1.1987 г., при выполнении боевого задания, его самолёт был сбит ракетой «Стингер» в р-не н.п. Чарикар, потерял управление. Павлюков катапультировался, но у самой земли зацепился парашютом за высокое дерево, повис на стропах. Неподалёку располагались душманы, которые ранили его в живот, ноги и руку.

Освободившись от строп, опустился на землю, залёг в углублении, начал отстреливаться. Стрелял экономно, короткими очередями. В течение 30-40 минут раненый лётчик вёл неравный бой, пока не кончились патроны. А когда душманы окружили его, чтобы не попасть живым в руки врагам, он последней гранатой подорвал себя и их. Тело Константина Павлюкова было возвращено подошедшим наутро десантникам жителями кишлака, на окраине которого шёл бой.

За мужество, отвагу и героизм Константин Павлюков посмертно удостоен звания «Герой Советского Союза». Похоронен на Аллее Героев Власихинского кл. Барнаула. В посёлке Плодопитомник ОАО «Агрофирма «Цветы Алтая» одна из улиц названа его именем. Также имя Константина Павлюкова значится в названиях Алтайской краевой организации Российского Союза ветеранов Афганистана, Барнаульской школы-интерната с первоначальной лётной подготовкой, школы № 87 (ныне гимназии № 5), в которой он учился. На территории бывшей Барнаульской ВВАУЛ (ныне БЮИ МВД) установлен бюст Павлюкова. Его мать, Светлана Григорьевна, долго возглавляла Совет матерей Алтайского края, сыновья которых погибли в Афганистане. Младший брат Константина Владислав Павлюков — бывший десантник, также воевал в ДРА в 1985 – 1986 гг.

КОСОЛАПОВ Владимир Леонидович, м-р ФСБ, ст. оперуполномоченный. Род. 23.3.1964 г. в гор. Аягуз Семипалатинской обл. Казахской ССР. Выпускник Барнаульского ВВАУЛ и Высших курсов военной контрразведки. Служил в т.ч. в Калманском учебном лётном полку и в Акташе. В апреле 1996 г. направлен в Чечню. 6.5.1996 г., попав в специально организованную на него засаду, мученически погиб после долгих пыток. Похоронен в гор. Алма-Ата Республики Казахстан.

 

НАТОЧИЙ Сергей Алексеевич, род. 10.4.1961 г. в пос. Новосоветский Егорьевского р-на в семье, где было ещё трое детей. Через несколько лет семья переехала в с. Молдаванское Крымского района Краснодарского края, где он в 1978 г. окончил местную школу. 1982 г., после окончания Саратовского ВВАУЛ, служил в 55-м Севастопольском отдельном вертолётном полку, дислоцировавшемся в Польше на авиабазе «Бжег».

В октябре 1985 г. был командирован в Афганистан, где стал кавалером нескольких советских и афганских наград.

Осенью 1992 года, сразу после перевода полка в город Кореновск Краснодарского края, нам ставились задачи и в связи с осетино-ингушскими событиями, вспоминал Сергей Алексеевич. Потом Абхазия-Грузия, а потом уже оба чеченских конфликта... Выходит, я не пропустил ни один локальный конфликт в регионе.

В связи с ухудшением состояния здоровья в 1995 г. м-р Наточий был назначен начальником поисково-спасательной и парашютно-десантной службы 55-го вертолётного полка ВВС Северо-Кавказского ВО.

В ходе второй чеченской войны Сергей Алексеевич лично участвовал в эвакуации с поля боя в общей сложности 80 раненых российских военнослужащих, лично уничтожил 18 боевиков, эвакуировал четыре экипажа вертолётов, совершивших вынужденную посадку на территории, контролируемой бандформированиями, а также более 20 поисково-разведывательных групп, попавших в засаду, 11 тяжело раненых военнослужащих из р-нов боевых действий, где невозможна посадка вертолёта.

1 декабря 2001 г. в Курском р-не Ставропольского края возле станицы Стодеревской, на границе с Чечнёй, потерпел катастрофу вертолёт, на борту которого находились пять членов экипажа, 11 военнослужащих, а также военное имущество с аэродрома  Ханкала, где располагалась база федеральных сил в Грозном, по пути на кабардино-балкарскийаэродром Прохладный. Но в воздухе произошёл сбой в работе левого двигателя, а через 20 секунд — самовыключение и второго двигателя. Потеряв обороты, вертолёт жёстко, с большой вертикальной скоростью приземлился на окраине станицы Стодеревской, разрушив крышу одного из домов. Ценою своей жизни командир экипажа Олег Бондаренко сумел отвести беду от густонаселённой станицы.

П/п-к Сергей Наточий, будучи сам раненым, организовал эвакуацию из-под обломков вертолёта раненых членов экипажа и пассажиров, оказывал им первую помощь. Когда вынес из салона последнего пострадавшего, члена экипажа, взорвались топливные баки. Военный спасатель успел закрыть своим телом к-на Карпухова, однако получил смертельные травмы и ожоги, от которых в тот же день скончался. Остальные лётчики и находившиеся на борту солдаты остались живы. Как и местные жители.

Позже члены авиационно-экспертной комиссии установили, что катастрофа произошла из-за помпажа авиационных двигателей.

П/п-ку Сергею Наточему и м-ру Олегу Бондаренко 21.9.2002 г. было посмертно присвоено звание «Герой Российской Федерации».

 

= = =

 

Книги Анатолия Муравлева в серии НЕИЗВЕСТНЫЙ АЛТАЙ:

 

ЛИХОЛЕТЬЕ ВОЙНЫ О фронтовиках и тружениках тыла. 2010 г.

ДАЛЁКОЕ-БЛИЗКОЕ Штрихи истории Алтайского края. 2011 г.

ТРАНСГРАНИЧНЫЙ МАРШРУТ Путешествия вокруг Алтайских гор. 2012 г.

ГОРОДА-ПРИЗРАКИ Несостоявшиеся проекты. 2013 г.

ПОВЕРХ БАРЬЕРОВ О знаковых людях Алтая. 2014 г.

НАШИ МИНИСТРЫ Алтай дал стране 106 руководителей союзных и республиканских ведомств. 2017 г.

МИХАИЛ КАЛАШНИКОВ О судьбе земляка, великого конструктора-оружейника, создавшего самый надёжный в мире автомат. 2017 г.

СВЯТЫЕ МЕСТА В книге рассказывается о сакральных, мистических местах Алтая, 2018 г.  

ЖЕНЩИНЫ И ВОЖДИ На Алтае проживают или проживали родственники Пушкиных, Лермонтова, Блока. А жёны руководителей страны Калинина, Каменева, Булганина, Горбачёва, Руцкого родились или жили в нашем регионе. 2019 г.

ЛОКАЛЬЩИКИ Автором впервые предпринята попытка системного подхода к освещению военных событий с участием военнослужащих, судьбы которых связаны с Алтайским краем, на территории СССР и РФ, а также в Средней Азии, Польше, Японии, Монголии, Китае, Испании, Польше, Греции, Корее, Вьетнаме, ГДР, Венгрии, Чехословакии, на Кубе, Ближнем Востоке, в Африке и в Афганистане, Таджикистане, на Северном Кавказе, в Сирии и на Украине.

В книге опубликованы списки погибших земляков. В том числе — впервые.

Книга издана в 2020 году.

 

Заявки на приобретение книг, пожелания, предложения автору направляйте по электронному адресу: muravlev1951@mail.ru

 

Анатолий Муравлев родился 24 июля 1951 года в селе Колыванское Павловского района Алтайского края. Окончил два вуза. Творческий путь начал в газете «Молодёжь Алтая», работал на радио, телевидении, в редакциях газет «Свободный курс», «Комсомольская правда» на Алтае», «Алтайской правде».

Участвовал в издании 50 книг в качестве автора, соавтора, редактора, издателя. Автор и ведущий 11 телефильмов цикла «Неизвестный Алтай».

Является лауреатом премий: Алтайского края в области литературы и искусства (2014), православной литературной премии имени святителя Макария, митрополита Алтайского (2016), премий Георгия Егорова (2017) Шумиловской премии (2019), Демидовской премии (в номинации Литература, 2019).

Анатолий Степанович Муравлев — член Союза писателей России.

Председатель Алтайского регионального отделения Российского военно-исторического общества.

Член Общественной палаты Барнаула.

Коллективная зарисовка о замечательном человеке.

 

Штурман Юрочка Бутковский

 

Извилистые военные судьбы в разное время свели нас с Юрием Михайловичем Бутковским (между собой - Юрасик, Юрочка).

Выпускник ЧВВАКУШ. По диплому - «штурман». По «крайней» должности в полку – штурман-программист. Военный штурман 1 класса.

В 1971 году в числе...

Коллективная зарисовка о замечательном человеке.

 

Штурман Юрочка Бутковский

 

Извилистые военные судьбы в разное время свели нас с Юрием Михайловичем Бутковским (между собой - Юрасик, Юрочка).

Выпускник ЧВВАКУШ. По диплому - «штурман». По «крайней» должности в полку – штурман-программист. Военный штурман 1 класса.

В 1971 году в числе новоиспеченных выпускников ЧВВАКУШ прибыл в Закавказье, в Копитнари, в 143-й бомбардировочный авиационный полк, летавший тогда на Як-28И, Л, У (РЛП «Инициатива», ДБС-2 «Лотос», и «спарка» соответственно) и постановщиках помех Як-28ПП.

В 1977 переучился и до демобилизации летал на Су-24. Высококлассный штурман. Спокойный, флегматичный с виду, одинаково хорошо соображавший на земле и в воздухе. В нём органично уживалось спокойствие и эмоциональность, свободолюбие и ответственность.

Юра прошел жёсткую штурманскую школу профессионального роста в кабине Як-28. Это у лётчиков была «спарка», инструктор рядом. Штурман же в воздухе такого не имел. Сам высветил, сам «синхронизировал», сам прицелился и сбросил. Назначение штурманом-программистом полка тоже говорит само за себя. Выбрать то на эту значимую, престижную должность было из кого - штурманы в полку были сильные.

Долго холостяковал, что было на руку женатикам, - занимали у них, холостяков деньги до получки. Все, знавшие Юру, не могли вспомнить, как не пытались, что-нибудь плохое о нём. Как-то всегда дружно жили, да и Юра был бесконфликтный. Комфортнейший в общении человек. На службе, командировке, рыбалке, в гаражах. Знавшие его, при одном упоминании имени «Юрочка», непроизвольно расплываются в улыбке.

Трудно представить человека более несоответствующего представлению о «классическом», с позиций «желтой» прессы, военном, чем Юра. Свободный человек в несвободной, по определению, военной среде. Сохранивший свою самобытность несмотря на практиковавшееся тогда «форматирование» системой военного воспитания «одинаковости». Спросить, как же он удосужился попасть в армию, никто из нас при его жизни не успел. Родом из Якутии, причем из глубинки.

По всей видимости, Юра, умышленно или не осознанно, создал своё личное пространство, в котором не было место никакой «скалозубовщине», ни армейской дуристике, ни другим негативным атрибутам тогдашней нашей военной жизни.

Может быть, благодаря этому и оставался спокойным, уравновешенным, светлым, доброжелательным, как и приятным окружающим. И самим своим существованием помогал нам, рядом с ним служившим, жившим, чувствовать себя лучше, комфортнее, чуточку счастливее.

Все, кто его знал, помнят его ещё и как художника. Всегда. «Мечтаю написать мою деревеньку на рассвете». Почти во всех ситуациях он художником оставался в не меньшей степени, чем по своей военной специальности. Иногда соединял. Просто приходилось. По тревоге быстро – быстро программировал (переводил данные маршрута из десятеричной в восьмеричную, а из неё в двоичную и результат - технику-прошивальщику) и бежал помогать старшему штурману полка «рисовать» - оформлять схемы знаменитого на все ВВС размера 180 на 220, пояснительную к Решению командира на боевые действия.

1979 год, на носу Новый год, а полк необычно долго в боевой готовности «повышенная», - казарменное положение.

Советская солдатская казарма, такие же советские газеты и телевизор. Цивилизованно, разумно «гасить» даже непродолжительное свободное, «личное» время не чем. На улице типичная для Западной Грузии «зима» - дикие ветра, дождь со снегом или снег с дождём.

Семьи - рядом, в 2,5 км в жилом («четвертом») городке, но туда к ним «низзя», - это «подорвёт» нашу боеготовность. Но в нелётные дни можно, но во время (чаще вместо) приёма пищи - лётная столовая то была в жилом офицерском городке. В общем, когда не «отравлял» нашу жизнь наш «вероятный противник», успешно «отравляли» её сами и с хорошим «запасом». «Дуристика», — скажет любой гражданский. Реальность, тогда существовавшая, — скажет любой послуживший в те времена.

Народ в свободное время массово играет в карты. От тривиального «дурака», интеллектуального преферанса» до «храпа» и «очко». «Шеш-беш», «коробок» - как верх протеста против бессмысленного прожигания часов наших жизней.

Юрочка же - рисует. Но, как и чем? Нашел бумагу – ватман или полуватман. Красок, кистей нет. Подойдут и угольки из печи. Натура? Только лица товарищей, поднадоевшие от длительного круглосуточного совместного пребывания? Нет.

Портреты членов Политбюро в Ленинской комнате? – Рисование чёрным «небожителей» могут и истолковать не так.

Снимает с ноги полётный ботинок (чёрный, обильно навакшенный, – так лучше держит воду), ставит на солдатский табурет – натура готова. Не Венера Милосская, не Джоконда, но ведь и обстановка казарменная. А «портрет ботинка» получился лучше натуры!

Один из нас от него услышал о таком художнике – современнике, как Александр Шилов. У Юры дома был почти законченный портрет Юрия Гагарина в гражданской рубашке на фоне летней русской природы.

Маслом, небольшого размера. Великолепный сюжет, прекрасное исполнение – лаковая техника, как на знаменитых федоскинских миниатюрах. Юра сказал, что это копия. А автор подлинника – художник Шилов.

Много - много лет спустя Юра был проездом в Москве. Ничего не говоря и не объясняя, тот, которому Юрочка открыл Шилова, повез его в галерею Шилова, что на Знаменке. И часа два наблюдал за Юрой со стороны, стараясь не выдать своё наблюдение за ним.

Получил несравнимое удовольствие от того с каким интересом Юрочка смотрел собрание картин, включая тот портрет Гагарина, что Юра так и не закончил. Не пошло что-то тогда, в Грузии. А рисовать, писать картины через «не идёт» Юра не мог, - он же художник!

Закончив просмотр, спустились в кафе - там же, в полуподвальном этаже галереи. И только там, за чаем Юра прервал молчание фразой: «мне снова захотелось взять в руки кисть!».

Имел врождённое чувство юмора. Умел шутить и шутил. Над собой, над своей женой Валентиной. Искрясь радостью неподдельной. Жена увлеклась чтением соответствующих триллеров и просмотром по каналам грузинского ТВ фильмов - ужастиков. Юра словесно пытался её отвлечь от этого увлечения. Не помогало.

Как-то вернувшись после ночных полётов, «пошутил». Одел общевойсковой противогаз, тихо, мягко тронул жену за плечо. Жена, страшно закричав, полезла на стену, завешанную ковром. С неделю не разговаривала, обиделась.

Мог непринуждённо разрядить обстановку в коллективе. Определили его в полку в третью эскадрилью, к такому же молодому лётчику – выпускнику Барнаульского ВВАУЛ тоже 1971 года Володе Б., атлетичного телосложения, взрывного характера, чувством юмора особо не отличавшегося. Как-то в перерыве между занятиями стали изображать игру в футбол, пиная картонную коробку из-под обуви («В бой идут одни старики» есть подобный эпизод, но он не «срисован» не с этого эпизода в нашем полку).

Попинав «мяч» - коробку, перешли к неспешному разговору. Только не Юрасик! Глаза у него загорелись как у кота, охотящегося на воробья. Незаметно для своего лётчика сунул какой-то камень под коробочку, потом отвлёк его от разговора и сделал вид, что хочет разбежаться и пнуть коробочку, продолжив «футбол».

Как бы не так! Летчик его был не только спортивного телосложения, но и характера – отодвинув Юру, разбежался и как ёпрст по этой «заряженной» коробочке! Прозвучавшие далее междометия упустим.

Все – хохотать и Юра тоже, предварительно удалившись на безопасное расстояние. Лётчик Юры, был хоть и взрывным, но быстро отходчивым. На занятия пошли вместе почти в обнимку – экипаж!

В командировке, в чужом гарнизоне, свой планшет – картодержатель, пришедшийся к нам из довоенных времен, заклеил обе целлулоидные стороны советскими десятками. Объёмность планшету придал макулатурой. Распустил ремешок до пола, перекинув его через плечо, так дефилировал, вызывая интерес и улыбки посторонних.

Рыбалка ещё одно из увлечений Юры. 1984 год май. Полк в командировке на аэродроме Карши, Узбекистан. Месяц, как воюем, – летаем «за речку». Пауза в боевых вылетах. Отпросился Юра с еще одним однокашником в выходной, пойти на рыбалку с ночевкой. Засветло пришли на место. Юра что-то наловил, начал варить уху. Дров было мало — Средняя Азия, не Урал и не Сибирь. Второй пошел искать по округе. Поблизости стояло несколько одиночных деревьев, с них и обламывал сучья и в костер.

В процессе всего этого оба, конечно, «прикладывались», - все же на рыбалке. Стемнело. Далее от первого лица. Сижу на корточках у костра спиной к арыку, сразу за костром начинается земляной вал. Голова опущена, вершины этого вала я не вижу. В какой-то момент Юра говорит: подними голову!

А перед этим мы говорили про душманов и местных, которые наверняка им помогают, вроде как расслабляться не стоит. И вот поднимаю я голову и вижу этого душмана на вершине вала. Стоит, опершись на посох, на нем накинуто что-то типа бурки. Отблески от костра не в мою пользу. Я со страха как закричу на него: какого х… здесь стоишь?!! И т.д. Мужик стушевался…

А Юра как давай хохотать: - «проходи, – говорит мужику, - не бойся, это он со страха накричал». Мужик подошел к костру, разговорились. Оказался местным бригадиром, а ночью пасет своих овец. Предложили выпить. Мы с Юрой помаленьку. Мужику наливаем, а он молчит, - ну а нам не жалко. Так два раза по 150 чистого и выпил. От этого у него сразу язык стал заплетаться. Посидел еще немного и еле-еле перевалил за бруствер (вал).

Тут костер стал прогорать, - надо идти за дровами. Юраська отказался, а мне деваться некуда, я и пошел. Залез на ближайшее дерево и стал потихоньку сухие сучья отламывать. За один сучок ухватился, потянул на себя, не удержался и полетел вперед вниз. Упал на спину (с высоты метра два), дыхание перехватило, кричать не могу. Отлежался, собрал сучья, иду, ругаю себя, что полез на дерево. Пришел к костру, рассказал Юрке - тот смеется.

Через какое-то время мне опять приспичило за дровами идти. Хотя и ночь, а луна немного подсвечивает. Пошел уже к другому дереву, залез, крепко ухватился одной рукой, а другой опять ветки ломаю. И в какой-то момент прямо подо мной раздается душераздирающий вопль.

Я со страха ухватился обеими руками за дерево, ничего понять не могу, хмель как рукой сняло, сижу, соображаю, что это может быть?! Присмотрелся, вижу – у дерева, на котором я стоит ишак. Он и орал. Потом уж дошло, что это ишак того пастуха. Видать искал его, а нашел меня. Дров я все же наломал, иду к костру, опять ругаю себя, и тут одной ногой наступаю на что-то скользкое.

В голове промелькнуло «змея»! Подпрыгиваю и тут слышу какое-то человеческое бормотание. «Змеей «оказался тот пастух, сил у него хватило отойти от костра метров на 10. Пришел к костру. Опять рассказываю, а Юра говорит: слышу кто-то дико заорал, а потом твой мат, ну, думаю, все нормально, сам разберется и опять надо мной подтрунивает.

Ну погоди, накажет тебя бог за твои хи-хи, ха-ха! Решили мы после всего этого до утра не спать. Но видимо с выпивкой переборщили, потому что проснулся от того, что меня кто-то тормошит – пришли ещё наши ребята, полковые.

Утро, солнце взошло. Посидели мы немного с ними и решили с Юрой еще поспать. Устроились в тенечке под деревом и заснули.

И вот она божья кара! Проснулся от дикого крика. Сажусь на задницу, вижу: Юра бежит от дерева, под которым мы лежали, остановился метрах в 20-ти и кричит мне «Змея, змея!!!». Я посмотрел по сторонам - нет никого.

Юра успокоился, подошел поближе и рассказывает: сплю, чувствую на грудь что-то упало с дерева. Открываю глаза - змея, я ее рукой смахнул, заорал, вскочил и бежать от дерева! «Змеей» же оказался тот пастух! Вот тут уж я похохотал от души.

Юрочка много и красиво рукодельничал, но тоже как художник. Резной работы табурет, без единого гвоздя. Ножи делал с травлением орнаментов по лезвию. Дарил. Некоторые из нас сохранили такие его подарки. «От него, кроме воспоминаний, остался только нож на память с теплом его рук и сердца».

Уволившись в перестроечные времена, уехал на пенсию в Днепропетровск. Долго, очень долго ждал квартиру. Снимал жилье. Очень тяжело жил.

Работал в гаражах – мастерил, рукодельничал. Окончательно «посадил» глаза нагрузкой и плохим светом, работая на не вполне порядочных коммерсантов. Курил много - не то слово. Болел. Но не кис, не жаловался.

Рано ушел из жизни. Похоронен на днепропетровском кладбище. Хоть там место Юре досталось великолепное – панорама города, самой реки Днепр с кладбищенского холма – всё как на ладони! Если бы Юра сам выбирал себе место упокоения, наверняка, - выбрал бы это.

Художник!

Однополчане Юры по 143 бомбардировочному полку, однокашники по Челябинскому ВВАКУШ.

Далее, прямая речь тех, кто его «плотно» знал по жизни, без правок и какой-либо редактуры.

 

Александр Алексеевич Багринцев, Барнаульское ВВАУЛ - 1973:

«Я с Юрой никогда в одной эскадрилье не служил и в одной холостяцкой «хате» не жил, а посему ничего особенного про службу и быт в Копитнари сказать не могу. Лучше дам немного информации о его жизни в Днепропетровске.

Юра прибыл в Днепропетровск в 1989 году, встал на квартирный учет и поселился на жилплощади тещи в частном доме. Им была отведена жилплощадь в доме с отдельным входом и общей площадью примерно 15 кв.м. и поделенной на три отсека. Жилищный сервис состоял из электричества, керосинки, колонки для воды на улице и туалета на огороде. Отопление печное. Высота потолков метра два. Такой вот ненавязчивый сервис и удобства у семьи с тремя детьми, младшей Наташе не было и года.

У Юры был Жигуль «семерка» и они всей семьей иногда приезжали к Силевку помыться, а мы с Силевком уже получили квартиры.

Вот однажды летом у Силевка жена Татьяна с дочкой Наташей уехали в Челябинск, и он остался один. В выходной день звонит мне Толян и говорит, что пригласил Бутковских на помывку, а мы давай приготовимся как положено. Ну, мы хорошо «приготовились», сидим на кухне у окна на 6-м этаже и «ждем».

Ближе к полудню подъезжает Юрасик со всем своим кагалом, ставит машину перед нашим окном и с сумками идут в поъезд. Пока мы их встречали, какое-то время прошло, но не долго и Силевок гонит быстренько на кухню, за приезд. Выпили и тут Толян спрашивает у Юрки, у тебя что, ручник не держит? Надо на скорости оставлять. Машина то назад катится.

Смотрим все в окно, а в кабине кто-то сидит и под рулем шурудит. В чем были так и ломанулись, успели. Вытащили из машины, положили на асфальт и давай «воспитывать», в основном ногами. У Силевка как раз недавно квартиру обокрали, ну он и оттянулся.

Потом решили все-таки в милицию позвонить, а нам отвечают, что у них нет бензина, везите нарушителя сами. Мы ментам говорим, что нарушитель сильно сопротивляется, мы его усмиряем и в конце концов он скоро передвигаться не сможет. Мы вам скажем место, где его забрать, а там ваше дело. Короче, менты решили все-таки приехать, приехали, составили протокол и забрали. Вот так мы спасли Юрасику машину, это было начало 90-х.

Не помню в каком году, но где-то в зимнее время решили мы с Силевком посетить Юру с дружеским визитом. Уже стемнело, мы уже были готовы возвращаться домой, и друг без друга с трудом держались. Силевок решил сходить в туалет, который был в конце огорода. Юра его проводил и вернулся ко-мне к дому (если его можно так назвать).

Через какое-то время слышим грохот в конце огорода. Юра говорит, давай берем палки и идем туда, это, наверное, какие-то отморозки сараи грабят. Доходим до конца огорода и что мы видим? Задняя стенка туалета лежит на земле, а на ней Силевок. Это он забыл, где выход и вынес заднюю стенку туалета. В общем, в конце концов посмеялись и поехали домой.

Сарайка была примерно такая-же, как и туалет и много картин и его поделок промокло и повредилось. Очень жаль, из его картин можно было делать выставку.

Как-то в середине девяностых годов имел место быть такой случай. Как всем известно, Юра родом из Якутии. У младшей сестры Юры, Аннушки, в те времена муж был типа министром внешней торговли Республики Саха (Якутии). Возвращались они из Европы (были в деловой командировке) и решили залететь к Бутковским в Днепропетровск.

Посмотрели на условия жизни и Аннушка решила немного помочь. Поехали по магазинам, купили компьютер, одежду для детей и взрослых, дала денег на 3-х комнатную квартиру и немного на открытие небольшого малого бизнеса (пацаны потом на эти деньги открыли компьютерный клуб).

Так они вначале купили трешку, а от государства он получил еще одну трешку только в первой половине 2000-х годов.

На государственных службах и предприятиях Юра не работал. Работал по столярному делу вначале на «дядю», а потом в гараже на себя. В гаражах его называли только Михалыч. Бывало, я вот просто заскучаю по Юрасику и приезжал к нему в гараж. Как-то я ему сделал замечание, что у него в гараже бардак, мусор, не подметено и Юра мне тогда сказал: «Запомни, опилки и стружка это, - не мусор и никогда их так не называй».

Как он умирал писать не буду, ничего интересного в этом нет и обсасывать, думаю, не надо. Вот так вкратце. 

Сергей, можешь править как тебе вздумается. Ты ведь где-то в районе Переделкино живешь, думаю даже местный вирус подхватил, а я от этого далек.»

Леонид Иванович Кондюрин, ЧВВАКУШ - 1971:

«Могу дополнить о Юре Бутковском некоторые эпизоды из нашей жизни. С Юрой мы были в одной роте, но в разных отделениях, после окончания училища служили в одном полку до увольнения в запас.

Вспоминается случай из курсантской жизни. Был объявлен конкурс на лучшую Ленкомнату среди военных ВУЗов. В роте была создана группа для оформления Ленкомнаты. В неё вошли несколько курсантов, в числе которых и мы с Юрой. Так как знали, как пользоваться плакатным пером и могли расчертить лист ватмана для написания текста присяги.

Было решено сделать Ленкомнату нестандартно. Сделали журнальные столики и кресла по образцу кресла из квартиры командира роты. Юра создал какой-то состав, которым и покрыли столики, и они стали как лакированные.

Но одна инициатива была чисто Юрина. В училище на главной аллее есть памятник выпускникам училища, так вот Юра решил сделать его копию. Получится, не получится? Решил попробовать.

На каркасе из проволоки и пластилина создал шедевр в один метр высотой. Работал даже ночи напролет. Приходили смотреть на эту работу от начальника училища до взводных, не говоря уже о политработниках. В итоге мы заняли первое место и грамоту от Министра обороны и поездку на сутки на озеро Тургояк.

Ну а в полку он просто ответственно делал свою работу. О чем говорит то, что звено капитана В. Мамаева, штурмана звена капитана Ю. Бутковского было одно из лучших. И в награду капитану Мамаеву было присвоено звание «майор».

Сергей Алексеевич Сорокин, Барнаульское ВВАУЛ - 1974:

Оду первому выпуску я написал, а вот штурманам нашим, с кем летали выпускники нашего БВВАУЛ, включая и меня, другие мои однополчане в ОРАПах, БАП, пока еще нет. Можете считать, что начал.

Так случилось, что с Юрочкой Бутковским я не летал ни одного полёта. Могу о нем судить как о штурмане, только косвенно. Никто, с кем Юра летал много или мало не могли вспомнить ничего негативного – нормальный он в воздухе и все. А раз нормальный, то мало что запоминается. В грозу сильную ночью шли с Сергеем Рагулиным, так Юрасик, чтоб на ужастики за бортом не смотреть летчику сказал что-то вроде: А, ну её! Не буду я на это смотреть! И лицо своё в тубус РПО спрятал!)

Насколько я знаю не было у нас – выпускников Барнаульского ВВАУЛ проблем во взаимоотношениях с нашими братьями по лётному делу и профессии из числа наших штурманов. Чего не могу сказать о выпускниках училищ истребительного, истребительно-бомбардировочного профилей, по крайней мере в первое время пребывания в двучленном экипаже.

Мой первый в строевом полку штурман – Юрий Иванович Ульманов, с которым мы летали и жили дружно в одном экипаже года два, до его перевода из «разведки» в «бомберы». Он ушел из Копитнари, уже с Су-24, «на рост» через должность в один из переучивавшихся полков Забайкалья, летавший до Су-24 на МиГ-21. Там, уже после его гибели я узнал о конфликте с его командиром эскадрильи для большинства из нас – барнаульцев невиданном, – Юра отказывался летать с одним «истребителем», даже писал рапорт об этом. Командир полка «уговорил». Не стало ни того гонористого «истребителя», ни Юры ночью на полигоне Телемба.

Со вторым штатным штурманом – Борей Загуляевым, тоже 74 года выпуска ЧВВАКУШ дружим до сих пор. Та же история с Володей Микрюковым - ЧЧВАКУШ -73. Многое прошли вместе и в кабине Су-24 за пять лет и около. Полное доверие, взаимопомощь, страховка. Экипаж! А как же иначе?! А еще с одним штурманом, службу и дружбу не знаю, как разделить, так теперь дружу еще и с его внуком!

А Юрочку Бутковского знал исключительно как товарища, как человека увлеченного – художника по всей его жизни, светлого!

Такие как Юра и мою жизнь сделали лучше, богаче, светлее, радостнее!

Можно и нужно тему продолжать. Как о Юре, так и о наших штурманах.

 

 

Коллективная зарисовка о замечательном человеке.

 

Штурман Юрочка Бутковский

 

Извилистые военные судьбы в разное время свели нас с Юрием Михайловичем Бутковским (между собой - Юрасик, Юрочка).

Выпускник ЧВВАКУШ. По диплому - «штурман». По «крайней» должности в полку – штурман-программист. Военный штурман 1 класса.

В 1971 году в числе...

Коллективная зарисовка о замечательном человеке.

 

Штурман Юрочка Бутковский

 

Извилистые военные судьбы в разное время свели нас с Юрием Михайловичем Бутковским (между собой - Юрасик, Юрочка).

Выпускник ЧВВАКУШ. По диплому - «штурман». По «крайней» должности в полку – штурман-программист. Военный штурман 1 класса.

В 1971 году в числе новоиспеченных выпускников ЧВВАКУШ прибыл в Закавказье, в Копитнари, в 143-й бомбардировочный авиационный полк, летавший тогда на Як-28И, Л, У (РЛП «Инициатива», ДБС-2 «Лотос», и «спарка» соответственно) и постановщиках помех Як-28ПП.

В 1977 переучился и до демобилизации летал на Су-24. Высококлассный штурман. Спокойный, флегматичный с виду, одинаково хорошо соображавший на земле и в воздухе. В нём органично уживалось спокойствие и эмоциональность, свободолюбие и ответственность.

Юра прошел жёсткую штурманскую школу профессионального роста в кабине Як-28. Это у лётчиков была «спарка», инструктор рядом. Штурман же в воздухе такого не имел. Сам высветил, сам «синхронизировал», сам прицелился и сбросил. Назначение штурманом-программистом полка тоже говорит само за себя. Выбрать то на эту значимую, престижную должность было из кого - штурманы в полку были сильные.

Долго холостяковал, что было на руку женатикам, - занимали у них, холостяков деньги до получки. Все, знавшие Юру, не могли вспомнить, как не пытались, что-нибудь плохое о нём. Как-то всегда дружно жили, да и Юра был бесконфликтный. Комфортнейший в общении человек. На службе, командировке, рыбалке, в гаражах. Знавшие его, при одном упоминании имени «Юрочка», непроизвольно расплываются в улыбке.

Трудно представить человека более несоответствующего представлению о «классическом», с позиций «желтой» прессы, военном, чем Юра. Свободный человек в несвободной, по определению, военной среде. Сохранивший свою самобытность несмотря на практиковавшееся тогда «форматирование» системой военного воспитания «одинаковости». Спросить, как же он удосужился попасть в армию, никто из нас при его жизни не успел. Родом из Якутии, причем из глубинки.

По всей видимости, Юра, умышленно или не осознанно, создал своё личное пространство, в котором не было место никакой «скалозубовщине», ни армейской дуристике, ни другим негативным атрибутам тогдашней нашей военной жизни.

Может быть, благодаря этому и оставался спокойным, уравновешенным, светлым, доброжелательным, как и приятным окружающим. И самим своим существованием помогал нам, рядом с ним служившим, жившим, чувствовать себя лучше, комфортнее, чуточку счастливее.

Все, кто его знал, помнят его ещё и как художника. Всегда. «Мечтаю написать мою деревеньку на рассвете». Почти во всех ситуациях он художником оставался в не меньшей степени, чем по своей военной специальности. Иногда соединял. Просто приходилось. По тревоге быстро – быстро программировал (переводил данные маршрута из десятеричной в восьмеричную, а из неё в двоичную и результат - технику-прошивальщику) и бежал помогать старшему штурману полка «рисовать» - оформлять схемы знаменитого на все ВВС размера 180 на 220, пояснительную к Решению командира на боевые действия.

1979 год, на носу Новый год, а полк необычно долго в боевой готовности «повышенная», - казарменное положение.

Советская солдатская казарма, такие же советские газеты и телевизор. Цивилизованно, разумно «гасить» даже непродолжительное свободное, «личное» время не чем. На улице типичная для Западной Грузии «зима» - дикие ветра, дождь со снегом или снег с дождём.

Семьи - рядом, в 2,5 км в жилом («четвертом») городке, но туда к ним «низзя», - это «подорвёт» нашу боеготовность. Но в нелётные дни можно, но во время (чаще вместо) приёма пищи - лётная столовая то была в жилом офицерском городке. В общем, когда не «отравлял» нашу жизнь наш «вероятный противник», успешно «отравляли» её сами и с хорошим «запасом». «Дуристика», — скажет любой гражданский. Реальность, тогда существовавшая, — скажет любой послуживший в те времена.

Народ в свободное время массово играет в карты. От тривиального «дурака», интеллектуального преферанса» до «храпа» и «очко». «Шеш-беш», «коробок» - как верх протеста против бессмысленного прожигания часов наших жизней.

Юрочка же - рисует. Но, как и чем? Нашел бумагу – ватман или полуватман. Красок, кистей нет. Подойдут и угольки из печи. Натура? Только лица товарищей, поднадоевшие от длительного круглосуточного совместного пребывания? Нет.

Портреты членов Политбюро в Ленинской комнате? – Рисование чёрным «небожителей» могут и истолковать не так.

Снимает с ноги полётный ботинок (чёрный, обильно навакшенный, – так лучше держит воду), ставит на солдатский табурет – натура готова. Не Венера Милосская, не Джоконда, но ведь и обстановка казарменная. А «портрет ботинка» получился лучше натуры!

Один из нас от него услышал о таком художнике – современнике, как Александр Шилов. У Юры дома был почти законченный портрет Юрия Гагарина в гражданской рубашке на фоне летней русской природы.

Маслом, небольшого размера. Великолепный сюжет, прекрасное исполнение – лаковая техника, как на знаменитых федоскинских миниатюрах. Юра сказал, что это копия. А автор подлинника – художник Шилов.

Много - много лет спустя Юра был проездом в Москве. Ничего не говоря и не объясняя, тот, которому Юрочка открыл Шилова, повез его в галерею Шилова, что на Знаменке. И часа два наблюдал за Юрой со стороны, стараясь не выдать своё наблюдение за ним.

Получил несравнимое удовольствие от того с каким интересом Юрочка смотрел собрание картин, включая тот портрет Гагарина, что Юра так и не закончил. Не пошло что-то тогда, в Грузии. А рисовать, писать картины через «не идёт» Юра не мог, - он же художник!

Закончив просмотр, спустились в кафе - там же, в полуподвальном этаже галереи. И только там, за чаем Юра прервал молчание фразой: «мне снова захотелось взять в руки кисть!».

Имел врождённое чувство юмора. Умел шутить и шутил. Над собой, над своей женой Валентиной. Искрясь радостью неподдельной. Жена увлеклась чтением соответствующих триллеров и просмотром по каналам грузинского ТВ фильмов - ужастиков. Юра словесно пытался её отвлечь от этого увлечения. Не помогало.

Как-то вернувшись после ночных полётов, «пошутил». Одел общевойсковой противогаз, тихо, мягко тронул жену за плечо. Жена, страшно закричав, полезла на стену, завешанную ковром. С неделю не разговаривала, обиделась.

Мог непринуждённо разрядить обстановку в коллективе. Определили его в полку в третью эскадрилью, к такому же молодому лётчику – выпускнику Барнаульского ВВАУЛ тоже 1971 года Володе Б., атлетичного телосложения, взрывного характера, чувством юмора особо не отличавшегося. Как-то в перерыве между занятиями стали изображать игру в футбол, пиная картонную коробку из-под обуви («В бой идут одни старики» есть подобный эпизод, но он не «срисован» не с этого эпизода в нашем полку).

Попинав «мяч» - коробку, перешли к неспешному разговору. Только не Юрасик! Глаза у него загорелись как у кота, охотящегося на воробья. Незаметно для своего лётчика сунул какой-то камень под коробочку, потом отвлёк его от разговора и сделал вид, что хочет разбежаться и пнуть коробочку, продолжив «футбол».

Как бы не так! Летчик его был не только спортивного телосложения, но и характера – отодвинув Юру, разбежался и как ёпрст по этой «заряженной» коробочке! Прозвучавшие далее междометия упустим.

Все – хохотать и Юра тоже, предварительно удалившись на безопасное расстояние. Лётчик Юры, был хоть и взрывным, но быстро отходчивым. На занятия пошли вместе почти в обнимку – экипаж!

В командировке, в чужом гарнизоне, свой планшет – картодержатель, пришедшийся к нам из довоенных времен, заклеил обе целлулоидные стороны советскими десятками. Объёмность планшету придал макулатурой. Распустил ремешок до пола, перекинув его через плечо, так дефилировал, вызывая интерес и улыбки посторонних.

Рыбалка ещё одно из увлечений Юры. 1984 год май. Полк в командировке на аэродроме Карши, Узбекистан. Месяц, как воюем, – летаем «за речку». Пауза в боевых вылетах. Отпросился Юра с еще одним однокашником в выходной, пойти на рыбалку с ночевкой. Засветло пришли на место. Юра что-то наловил, начал варить уху. Дров было мало — Средняя Азия, не Урал и не Сибирь. Второй пошел искать по округе. Поблизости стояло несколько одиночных деревьев, с них и обламывал сучья и в костер.

В процессе всего этого оба, конечно, «прикладывались», - все же на рыбалке. Стемнело. Далее от первого лица. Сижу на корточках у костра спиной к арыку, сразу за костром начинается земляной вал. Голова опущена, вершины этого вала я не вижу. В какой-то момент Юра говорит: подними голову!

А перед этим мы говорили про душманов и местных, которые наверняка им помогают, вроде как расслабляться не стоит. И вот поднимаю я голову и вижу этого душмана на вершине вала. Стоит, опершись на посох, на нем накинуто что-то типа бурки. Отблески от костра не в мою пользу. Я со страха как закричу на него: какого х… здесь стоишь?!! И т.д. Мужик стушевался…

А Юра как давай хохотать: - «проходи, – говорит мужику, - не бойся, это он со страха накричал». Мужик подошел к костру, разговорились. Оказался местным бригадиром, а ночью пасет своих овец. Предложили выпить. Мы с Юрой помаленьку. Мужику наливаем, а он молчит, - ну а нам не жалко. Так два раза по 150 чистого и выпил. От этого у него сразу язык стал заплетаться. Посидел еще немного и еле-еле перевалил за бруствер (вал).

Тут костер стал прогорать, - надо идти за дровами. Юраська отказался, а мне деваться некуда, я и пошел. Залез на ближайшее дерево и стал потихоньку сухие сучья отламывать. За один сучок ухватился, потянул на себя, не удержался и полетел вперед вниз. Упал на спину (с высоты метра два), дыхание перехватило, кричать не могу. Отлежался, собрал сучья, иду, ругаю себя, что полез на дерево. Пришел к костру, рассказал Юрке - тот смеется.

Через какое-то время мне опять приспичило за дровами идти. Хотя и ночь, а луна немного подсвечивает. Пошел уже к другому дереву, залез, крепко ухватился одной рукой, а другой опять ветки ломаю. И в какой-то момент прямо подо мной раздается душераздирающий вопль.

Я со страха ухватился обеими руками за дерево, ничего понять не могу, хмель как рукой сняло, сижу, соображаю, что это может быть?! Присмотрелся, вижу – у дерева, на котором я стоит ишак. Он и орал. Потом уж дошло, что это ишак того пастуха. Видать искал его, а нашел меня. Дров я все же наломал, иду к костру, опять ругаю себя, и тут одной ногой наступаю на что-то скользкое.

В голове промелькнуло «змея»! Подпрыгиваю и тут слышу какое-то человеческое бормотание. «Змеей «оказался тот пастух, сил у него хватило отойти от костра метров на 10. Пришел к костру. Опять рассказываю, а Юра говорит: слышу кто-то дико заорал, а потом твой мат, ну, думаю, все нормально, сам разберется и опять надо мной подтрунивает.

Ну погоди, накажет тебя бог за твои хи-хи, ха-ха! Решили мы после всего этого до утра не спать. Но видимо с выпивкой переборщили, потому что проснулся от того, что меня кто-то тормошит – пришли ещё наши ребята, полковые.

Утро, солнце взошло. Посидели мы немного с ними и решили с Юрой еще поспать. Устроились в тенечке под деревом и заснули.

И вот она божья кара! Проснулся от дикого крика. Сажусь на задницу, вижу: Юра бежит от дерева, под которым мы лежали, остановился метрах в 20-ти и кричит мне «Змея, змея!!!». Я посмотрел по сторонам - нет никого.

Юра успокоился, подошел поближе и рассказывает: сплю, чувствую на грудь что-то упало с дерева. Открываю глаза - змея, я ее рукой смахнул, заорал, вскочил и бежать от дерева! «Змеей» же оказался тот пастух! Вот тут уж я похохотал от души.

Юрочка много и красиво рукодельничал, но тоже как художник. Резной работы табурет, без единого гвоздя. Ножи делал с травлением орнаментов по лезвию. Дарил. Некоторые из нас сохранили такие его подарки. «От него, кроме воспоминаний, остался только нож на память с теплом его рук и сердца».

Уволившись в перестроечные времена, уехал на пенсию в Днепропетровск. Долго, очень долго ждал квартиру. Снимал жилье. Очень тяжело жил.

Работал в гаражах – мастерил, рукодельничал. Окончательно «посадил» глаза нагрузкой и плохим светом, работая на не вполне порядочных коммерсантов. Курил много - не то слово. Болел. Но не кис, не жаловался.

Рано ушел из жизни. Похоронен на днепропетровском кладбище. Хоть там место Юре досталось великолепное – панорама города, самой реки Днепр с кладбищенского холма – всё как на ладони! Если бы Юра сам выбирал себе место упокоения, наверняка, - выбрал бы это.

Художник!

Однополчане Юры по 143 бомбардировочному полку, однокашники по Челябинскому ВВАКУШ.

Далее, прямая речь тех, кто его «плотно» знал по жизни, без правок и какой-либо редактуры.

 

Александр Алексеевич Багринцев, Барнаульское ВВАУЛ - 1973:

«Я с Юрой никогда в одной эскадрилье не служил и в одной холостяцкой «хате» не жил, а посему ничего особенного про службу и быт в Копитнари сказать не могу. Лучше дам немного информации о его жизни в Днепропетровске.

Юра прибыл в Днепропетровск в 1989 году, встал на квартирный учет и поселился на жилплощади тещи в частном доме. Им была отведена жилплощадь в доме с отдельным входом и общей площадью примерно 15 кв.м. и поделенной на три отсека. Жилищный сервис состоял из электричества, керосинки, колонки для воды на улице и туалета на огороде. Отопление печное. Высота потолков метра два. Такой вот ненавязчивый сервис и удобства у семьи с тремя детьми, младшей Наташе не было и года.

У Юры был Жигуль «семерка» и они всей семьей иногда приезжали к Силевку помыться, а мы с Силевком уже получили квартиры.

Вот однажды летом у Силевка жена Татьяна с дочкой Наташей уехали в Челябинск, и он остался один. В выходной день звонит мне Толян и говорит, что пригласил Бутковских на помывку, а мы давай приготовимся как положено. Ну, мы хорошо «приготовились», сидим на кухне у окна на 6-м этаже и «ждем».

Ближе к полудню подъезжает Юрасик со всем своим кагалом, ставит машину перед нашим окном и с сумками идут в поъезд. Пока мы их встречали, какое-то время прошло, но не долго и Силевок гонит быстренько на кухню, за приезд. Выпили и тут Толян спрашивает у Юрки, у тебя что, ручник не держит? Надо на скорости оставлять. Машина то назад катится.

Смотрим все в окно, а в кабине кто-то сидит и под рулем шурудит. В чем были так и ломанулись, успели. Вытащили из машины, положили на асфальт и давай «воспитывать», в основном ногами. У Силевка как раз недавно квартиру обокрали, ну он и оттянулся.

Потом решили все-таки в милицию позвонить, а нам отвечают, что у них нет бензина, везите нарушителя сами. Мы ментам говорим, что нарушитель сильно сопротивляется, мы его усмиряем и в конце концов он скоро передвигаться не сможет. Мы вам скажем место, где его забрать, а там ваше дело. Короче, менты решили все-таки приехать, приехали, составили протокол и забрали. Вот так мы спасли Юрасику машину, это было начало 90-х.

Не помню в каком году, но где-то в зимнее время решили мы с Силевком посетить Юру с дружеским визитом. Уже стемнело, мы уже были готовы возвращаться домой, и друг без друга с трудом держались. Силевок решил сходить в туалет, который был в конце огорода. Юра его проводил и вернулся ко-мне к дому (если его можно так назвать).

Через какое-то время слышим грохот в конце огорода. Юра говорит, давай берем палки и идем туда, это, наверное, какие-то отморозки сараи грабят. Доходим до конца огорода и что мы видим? Задняя стенка туалета лежит на земле, а на ней Силевок. Это он забыл, где выход и вынес заднюю стенку туалета. В общем, в конце концов посмеялись и поехали домой.

Сарайка была примерно такая-же, как и туалет и много картин и его поделок промокло и повредилось. Очень жаль, из его картин можно было делать выставку.

Как-то в середине девяностых годов имел место быть такой случай. Как всем известно, Юра родом из Якутии. У младшей сестры Юры, Аннушки, в те времена муж был типа министром внешней торговли Республики Саха (Якутии). Возвращались они из Европы (были в деловой командировке) и решили залететь к Бутковским в Днепропетровск.

Посмотрели на условия жизни и Аннушка решила немного помочь. Поехали по магазинам, купили компьютер, одежду для детей и взрослых, дала денег на 3-х комнатную квартиру и немного на открытие небольшого малого бизнеса (пацаны потом на эти деньги открыли компьютерный клуб).

Так они вначале купили трешку, а от государства он получил еще одну трешку только в первой половине 2000-х годов.

На государственных службах и предприятиях Юра не работал. Работал по столярному делу вначале на «дядю», а потом в гараже на себя. В гаражах его называли только Михалыч. Бывало, я вот просто заскучаю по Юрасику и приезжал к нему в гараж. Как-то я ему сделал замечание, что у него в гараже бардак, мусор, не подметено и Юра мне тогда сказал: «Запомни, опилки и стружка это, - не мусор и никогда их так не называй».

Как он умирал писать не буду, ничего интересного в этом нет и обсасывать, думаю, не надо. Вот так вкратце. 

Сергей, можешь править как тебе вздумается. Ты ведь где-то в районе Переделкино живешь, думаю даже местный вирус подхватил, а я от этого далек.»

Леонид Иванович Кондюрин, ЧВВАКУШ - 1971:

«Могу дополнить о Юре Бутковском некоторые эпизоды из нашей жизни. С Юрой мы были в одной роте, но в разных отделениях, после окончания училища служили в одном полку до увольнения в запас.

Вспоминается случай из курсантской жизни. Был объявлен конкурс на лучшую Ленкомнату среди военных ВУЗов. В роте была создана группа для оформления Ленкомнаты. В неё вошли несколько курсантов, в числе которых и мы с Юрой. Так как знали, как пользоваться плакатным пером и могли расчертить лист ватмана для написания текста присяги.

Было решено сделать Ленкомнату нестандартно. Сделали журнальные столики и кресла по образцу кресла из квартиры командира роты. Юра создал какой-то состав, которым и покрыли столики, и они стали как лакированные.

Но одна инициатива была чисто Юрина. В училище на главной аллее есть памятник выпускникам училища, так вот Юра решил сделать его копию. Получится, не получится? Решил попробовать.

На каркасе из проволоки и пластилина создал шедевр в один метр высотой. Работал даже ночи напролет. Приходили смотреть на эту работу от начальника училища до взводных, не говоря уже о политработниках. В итоге мы заняли первое место и грамоту от Министра обороны и поездку на сутки на озеро Тургояк.

Ну а в полку он просто ответственно делал свою работу. О чем говорит то, что звено капитана В. Мамаева, штурмана звена капитана Ю. Бутковского было одно из лучших. И в награду капитану Мамаеву было присвоено звание «майор».

Сергей Алексеевич Сорокин, Барнаульское ВВАУЛ - 1974:

Оду первому выпуску я написал, а вот штурманам нашим, с кем летали выпускники нашего БВВАУЛ, включая и меня, другие мои однополчане в ОРАПах, БАП, пока еще нет. Можете считать, что начал.

Так случилось, что с Юрочкой Бутковским я не летал ни одного полёта. Могу о нем судить как о штурмане, только косвенно. Никто, с кем Юра летал много или мало не могли вспомнить ничего негативного – нормальный он в воздухе и все. А раз нормальный, то мало что запоминается. В грозу сильную ночью шли с Сергеем Рагулиным, так Юрасик, чтоб на ужастики за бортом не смотреть летчику сказал что-то вроде: А, ну её! Не буду я на это смотреть! И лицо своё в тубус РПО спрятал!)

Насколько я знаю не было у нас – выпускников Барнаульского ВВАУЛ проблем во взаимоотношениях с нашими братьями по лётному делу и профессии из числа наших штурманов. Чего не могу сказать о выпускниках училищ истребительного, истребительно-бомбардировочного профилей, по крайней мере в первое время пребывания в двучленном экипаже.

Мой первый в строевом полку штурман – Юрий Иванович Ульманов, с которым мы летали и жили дружно в одном экипаже года два, до его перевода из «разведки» в «бомберы». Он ушел из Копитнари, уже с Су-24, «на рост» через должность в один из переучивавшихся полков Забайкалья, летавший до Су-24 на МиГ-21. Там, уже после его гибели я узнал о конфликте с его командиром эскадрильи для большинства из нас – барнаульцев невиданном, – Юра отказывался летать с одним «истребителем», даже писал рапорт об этом. Командир полка «уговорил». Не стало ни того гонористого «истребителя», ни Юры ночью на полигоне Телемба.

Со вторым штатным штурманом – Борей Загуляевым, тоже 74 года выпуска ЧВВАКУШ дружим до сих пор. Та же история с Володей Микрюковым - ЧЧВАКУШ -73. Многое прошли вместе и в кабине Су-24 за пять лет и около. Полное доверие, взаимопомощь, страховка. Экипаж! А как же иначе?! А еще с одним штурманом, службу и дружбу не знаю, как разделить, так теперь дружу еще и с его внуком!

А Юрочку Бутковского знал исключительно как товарища, как человека увлеченного – художника по всей его жизни, светлого! 

Такие как Юра и мою жизнь сделали лучше, богаче, светлее, радостнее!

Можно и нужно тему продолжать. Как о Юре, так и о наших штурманах.

 

 

  1.   29 июня 2021
  2.   Uncategorised

 

Сорокин Сергей Алексеевич - выпускник Барнаульского ВВАУЛ 1974 года

 

Лётчик и врач

 

Начну со стишка из пятидесятилетнего прошлого – из абитуры, не очень совершенного, но прочувствованного.

Самолет стоял на взлётной полосе

И с горечью смотрели те ребята,

Все те, кто не дошел к своей мечте,

Кому закрыли небо белые халаты.

А...

 

Сорокин Сергей Алексеевич - выпускник Барнаульского ВВАУЛ 1974 года

 

Лётчик и врач

 

Начну со стишка из пятидесятилетнего прошлого – из абитуры, не очень совершенного, но прочувствованного.

Самолет стоял на взлётной полосе

И с горечью смотрели те ребята,

Все те, кто не дошел к своей мечте,

Кому закрыли небо белые халаты.

А солнце ласкало крылья и кабину,

Но в душе у каждого был мрак.

Как могли ругали медицину

Ведь теперь она их злейший враг!

«Резали», «резали» и ещё как «резали» доктора кандидатов в лётчики! По результатам анализов, электрокардиограммам, частоте сердечных сокращений, артериальному давлению - терапевты, и кардиологи. По остроте зрения и цветоощущению согласно по полихроматическим таблицам какого-то Рабкина – окулисты. По слуху («шепотная» речь, аудиофонограмма, состоянию ушей, гланд) – отоларингологи.

Хирурги – по неправильной осанке, рентгенснимкам, следам от травм, шрамам. Коварными вопросами: вы, случайно, боксом не занимались? За искривление перегородок пазух носа, а уж не дай бог найдут на снимках затемнение гайморовых пазух!

Невропатологи тоже с нами не миндальничали, ладони влажные– всё, прощай мечта! Плюс всякие там «по коленке молоточком»: не среагировал – плохо; сильно дернулась нога – тоже.

Начали на первой приписной врачебной комиссии. Немного, но подрезали число желающих учиться летать.

Краевая отборочная медкомиссия в сравнении с приписной - просто жесть! Тут уже участвовали врачи из лётного училища. Из десятка претендентов моей школы осталось четверо условно годных. То, что условно, мы тогда ещё не осознавали, наоборот, была железная уверенность, что вот теперь то по здоровью мы пройдем, надо сосредоточиться, собраться, чтоб ещё по уму (экзаменам) и психоотбору пройти!

Наивные!

Много – много позже один мудрый доктор, услышав от меня в ответ на «Ваш диагноз?», заученное за годы, бодрое и самоуверенное «Здоров», изрёк медицинскую истину - «Не бывает здоровых, есть не дообследованные!».

А в качестве подтверждения этого уже через минуту у меня появился мой первый (отличный от «здоров») диагноз – «начальные явления остеохондроза без болевого синдрома и нарушений функций».

С первого же утра в абитуре начались построения, а после них «походы» в медсанчасть училища. Анализы – с нуля и по – полной!

На следующее утро построение с чтением списка тех, кто должен идти в строевой за проездными документами – лётная карьера закончилась не начавшись, - срезали по результатам анализов, а остальным довели кому к какому врачу идти.

И так каждый день, кроме воскресенья. Каждый день начинался с этого «расстрельного» построения и зачитывания «плановой таблицы» медицинских экзекуций «оставшимся в живых». Плюс добавилось второе построение - после обеда с тем же трагическим исходом для части из нас.

«Не спрашивай, по ком звонит колокол, он звонит по тебе!» - так или примерно так можно тогда было перенести известную фразу на себя. Дней через десять пришло чувство обреченности, безразличия, нейтральности – спишут и меня, не сегодня, так завтра. Может быть, это и помогло – перестал волноваться и переживать. Постепенно из разномастной толпы стали как при проявлении фотографий, появляться лица. Лица тех, кого раз за разом, день за днём не «вымывало» на «расстрельных» построениях.

Снимают электрокардиограмму. Без нагрузки и с ней. Пока не под «газовой смесью», еще не в барокамере. Лежим на кушетках, что-то не идет у медсестры. Не идет не у неё, а у аппарата – рядом какой-то источник помех. Надо переждать.

Лежим, тихо, прохладно, стали дремать. Руки, ноги уже «в браслетах», ещё один – на груди. Руки, согнутые в локтях, держим вверх – медсестра поправляет электроды для лучшего прилегания и устойчивого контакта.

А медсестра – молодая, фигуристая, халатик белоснежный выше колен контрастирует с красивыми загорелыми ногами. Мой товарищ уснул, рука неконтролируемо падает и это падение совпадает с проходом медсестры мимо него. Кисть руки парня по касательной задевает бедро, обтянутое сидящим как влитой, халатиком и обнаженную часть ноги медсестры.

Медсестра не отреагировала никак, поскольку видела, как все это случайно произошло, а вот молодой организм будущего лётчика среагировал!

Да ещё как!! Систолы полезли и какие!!! Чуть лучше, чем у предсмертного. Ну не может быть такая кардиограмма у молодого парня! Хорошо, отправила, не стала давать ходу плохой кардиограмме, - в следующий раз придёшь.

Приходил он и несколько раз. Не засыпал, а результат был прежним и, похоже, уже от одного вида той медсестры. Догадался (не постыдился) пойти к заведующему этим исследованием - подполковнику медицинской службы, рассказал всё, как на духу. Тот рассмеялся и сам снял у него кардиограмму – всё было идеально. Так прошел, поступил, окончил, стал лётчиком-инструктором в Балашовском на Л-29.

Прохождение медицинской комиссии закончилась как-то резко. Показалось, что даже резче, чем начиналась. Месяц примерно день за днём – врачи, а тут утром на построении вместо того, к каким врачам сегодня идти, необычно буднично сказали – всё, ВЛК вы прошли! Теперь идёте в класс – на подготовку к вступительным экзаменам.

«Бородатый» анекдот, но к месту.

Доктор! Напишите мне, что я здоров! Молодой человек, вы за кого меня принимаете?! Как я могу написать «здоров» человеку, желающему летать?! Максимум, что я могу, так сделать отметку: «Годен к лётной работе!» Из моей школьной четвёрки годным к лётной работе оказался я один. В 1970 году через санчасть Барнаульского ВВАУЛ прошло около 2500 предварительно отобранных абитуриентов, взяли же, как годных к лётному обучению, чуть больше 200.

От курса к курсу тоже списывали, но уже единиц. Были и обратные случаи. Один (Володя Дорофеев) с «нелётного» профиля перешел на лётный. Но какой ценой! - Его мучил гайморит, из-за него он и оказался на «нелётном». Упорство же (его) и труд) отоларингологов, прокалывавших и промывавших ему гайморовы пазухи) несчётное число раз совершили чудо – Володя стал лётчиком и долетал до пенсии.

Ему ещё раз повезло на врачей. Позже, в ЦВНИАГе (Центральный военный научно-исследовательский авиационный госпиталь), что в московских Сокольниках, – выше врачей которого по военной авиационной и космической медицине, был только Бог, но и он, похоже, к их рекомендациям и диагнозам тоже прислушивался.

Низкий поклон специалистам от всех нас, лечившихся и проходивших врачебно-лётную комиссию (ВЛК) и получивших там желанный диагноз: «Здоров. Годен к лётной работе на всех типах…». А вот типы могли быть разными и не всегда желанными. Володю, поимевшему проблемы с сердцем, тогда допустили, но «на дозвуковых». А это для лётчика много - много лучше, чем быть списанным «на землю».

В ЦВНИАГ первым вопросом от врача, который «вёл» лётчика, прибывшего на медицинское освидетельствование, был: «летать хочешь?». Исходя из ответа строилась вся последующая работа.

Так было. Хорошо, если так и осталось до сих пор.

Прохождение ВЛК в первый раз в этом госпитале было «по полной» программе и даже в чём-то жестче, чем при приёме в училище. Заключение (диагноз) никакого госпиталя для них не значило ровно ничего. Позволяло это и квалификация врачей, и оснащение аппаратурой, и статус в медицинской иерархии. Второй и последующие разы начинались с вопроса: у нас был? А вот своим диагнозам ЦВНИАГ верил.

Врачи в полках.

Чаще всего были выпускниками гражданских мединститутов, призванных в армию. Сначала на два года, а там как пожелает. И армия, и врач.

Как правило, доктор был негласный постоянный и полноправный член всех «посиделок» лётного коллектива. От полетов (как отдыхали? – а Вы, доктор?), до различных праздников и «отмечаний».

Жили с докторами дружно, а после 20 лет льготной выслуги еще и абсолютно честно. Шутили: до 20 лет прохожу ВЛК - я, после 20-ти – доктор. Чаще выручал доктор нас. Иногда выручали доктора мы.

После постановки задач на полёты старший врач полка уже при выключенном магнитофоне обращается: Мужики! Дайте получить майора, не списывайтесь, прошу!

Надвигалась очередная плановая ВЛК, а многие «старики», так и не дождавшись замен в желаемое для будущего постоянного проживания место, оттарабанив положенные годы в «курортных» и не очень районах, выбрав выслугу и своё «потолочное» звание, заработав всё положенное, включая седину, могли залезть «под красный крест» - помочь врачам выездной ВЛК найти «опасные заболевания», не совместимые с лётной работой, в потасканном службой и жизнью организме.

«Тенденция» не могла нравиться высокому командованию, но остановить её оно тоже не могло, кроме как угрожая карами врачам, выносившим «списательные приговоры». В тот раз «народ» просьбу доктора услышал, доктор получил возможность получить заслуженное очередное воинское звание.

Один раз был свидетелем как «списывался» сам доктор. До «кавказской ссылки» он, призванный после окончания мединститута, с горячим желанием служил в одной из Групп войск. Заменившись за «гору», всё у него разладилось. Обнаружилось, что он врач-психиатр высшей квалификации, а оказывается, что «…должен всю жизнь щупать пульс у этих здоровых быков!». Это его очень угнетало, вплоть до озвучивания им прилюдно появления суицидных мыслишек.

Предложенная начмедом армии «перспектива» через несколько лет рассмотреть его кандидатуру на майорскую (тогда) должность начальника ЛАМ в окружном госпитале его категорически не устроила. А на встречный вопрос начмеда: а где бы вы себя хотели видеть, - доктор пояснил, что нечто похожее на профильное его специализации и интересам имеется только в Институте медико-биологических проблем, что в Москве…

Начмед был поражен, как и возмущен, наглыми запросами доктора полка, даже еще не старшего. Не сошлись они в консенсусе. Через некоторое время наш доктор уехал в госпиталь, но не как врач, а как пациент, причем «больной». Вернулся быстро. На вопрос, как дела, доктор? Ответ его я буду помнить долго. «Они не верили, что я врач высокой квалификации. Пришлось доказать!»

Диагноз еще содержал и «медицинские рекомендации» по волшебному превращению больного в абсолютно здорового и полезного члена общества. Просторная квартира на этажах от второго, но не выше четвёртого, с возможностью уединения в одной из четырёх комнат для исключения психологического напряжения на работе в психологическом диспансере областного города – миллионника.

Каюсь. От него я получил и взял первую, и единственную в моей жизни «вятку». В виде бутылки медицинского спирта. В результате «шантажа» этого по сути своей гражданского доктора, основанном на его неосведомленности по части хранения, как сейчас говорят, «персональных данных».

Ещё с одном товарищем с какими-то начальными литературными и криминальными задатками сходили в строевой отдел полка, взяли и изучили его Личное дело со всеми его характеристиками, аттестациями, собственноручно написанной доктором автобиографией.

Вооружившись «фактурой», сели в «высотке», включили АЗС «Фантазия» и за один присест написали что-то вроде труда о настоящей, подпольной жизни «гражданина Корейко», вплетая в «труд» фактические данные доктора, информацию из слухов и рассказов послуживших в те времена в Группах войск.

Как ему удалось попасть в это сладкое место, вместо одного из «диких» гарнизонов Забайкалья, вступив в преступную связь с военкомом. Как возил за границу телевизоры, утюги, а обратно ковры и тамошний ширпотреб, уходивший тогда «влёт» в «голодном» на это Союзе. Как обманывал замполитов и бдительных особистов, тщательно конспектируя работы «классиков марксизма-ленинизма» и изредка выступая на комсомольских собраниях строго в русле «красной линии», задаваемой Партией и «Лично генерального секретаря…».

Эпистолярно постебавшись, поржали сами и решили ему подарить на память. Как шутку. Написали преамбулу - сопроводиловку, что мол мог бы и купить «труд», как некогда сделал это гражданин Корейко. Не за миллион, но все же. Надо было видеть, с каким нескрываемым истинным страхом отнесся он к содержанию «досье» на него! Мы попали в самые страшные «тайны» его биографии. Наивные в чем-то люди эти гражданские! Даже доктора. Любой выпускник военного училища на это среагировал бы не больше, чем улыбкой.

Двое из врачей полков, где мне довелось служить, к величайшему сожалению, погибли. Было и такое. Не «комбатанты», но, однако.

Первый захотел прыгать с парашютом. Совсем не обязательно это для авиационного врача, к тому же еврея. Оговорюсь, – я ни разу не антисемит. В Сибири это было не актуально. Национальность не важна, дело десятое. Главное, чтоб человек был хороший. В шутку же в разговоре с евреями представляюсь – бурятский еврей (родился в Бурятии, по маме – «классическая еврейская» фамилия - Иванов).

Прыгать тот доктор начинал пока для себя, в последующем предполагал участвовать в составе команды поиска и спасания. Начинающий парашютист, без опыта, от слова «совсем».

Выпрыгнув из самолета, повис на фале, стягивающей чехол с парашюта Д-1 («знатоки» – простите, если это излагаю «коряво»). Выпускающий в своих дальнейших действиях ошибся. Доктор прыгал «крайним», втащить в самолет одному не под силу. Пилотирующего лётчика тоже не привлечь.

Вместо того, чтоб самому к нему спуститься, обрезать фалу и отойдя от самолета, открыть ему парашют, а потом, соскользнув с него уже и себе, выпускающий (начальник ПДС полка) в поток кричал болтающемуся за самолетом доктору «инструкцию» - что тому следовало делать (открыть «запаску»), когда начальник ПДС обрежет фалу.

Как вы определили, что он слышал и вас понял? - А он головой мотал.

«Запаску» доктор не открыл.

Со вторым, Иваном Борисовичем Ивановым, связывали многие дела и многие годы до его командировки (уже зам. начмеда Дальней авиации) в Испанию на тушение пожаров. Как шутил Ваня, «начмедом отдельного вертолёта». Для советского, затем российского военного врача, всю жизнь прослужившего в Союзе, возможность посмотреть Испанию, пусть и в пожарах, к тому же вполне прилично, по тем нашим меркам, оплачиваемо, – почему бы и нет?!

Накануне этой его командировки мы хорошо, душевно посидели у них в медслужбе штаба «дальников» на Хользунова. Ваня вышел меня проводить. Прекрасный летний день, красивый, зеленый, ухоженный переулок старой Москвы.

Постояли. Ваня вспомнил трагический случай, случившийся в Каршах, и фактик, выветрившийся у меня из памяти, а для него очень важный и значимый, как свидетельство доверия к нему. Ваня не смог снять с пальца трагически погибшего техника самолета обручальное кольцо. А он его последним осматривал и одевал в обмундирование перед запайкой в цинк.

Палец раздуло, как и тело погибшего, - ледник был слабенький, да и Ваня, как он сам сказал «поплыл», - давно не бывал в моргах, фактически только в институте. Прошу прощения у читателя за такие подробности. Не смог Ваня отсечь фалангу и снять то кольцо, и переживал, что родственники погибшего могут его заподозрить в мародерстве.

Я, со слов Ивана, сказал, что можешь всем говорить, что был с тобой, подтвержу. Сказал и забыл совершенно. Ну никак и нисколько Иван не был похож на мародера. Да и у нас тогда была куча проблем и без этих моральных угрызений, – покойного отправить с сопровождающим, самим начинать воевать, не допустив потерь, включая подобную.

Еще постояли, поговорили и расстались. Думали, что на время его командировки, оказалось навсегда. Они хорошо отработали три летних месяца согласно контракту. Испанские власти попросили продолжить. Еще три месяца отработали и осенью должны были возвращаться.

В Барселону уже пришел за ними «Руслан». А базировался вертолет на площадке поближе к пожарам. Погрузились на площадке, какое-то имущество, сами, стали взлетать. Командир вертолета – подполковник, «афганец», опыта не занимать, но что-то не учёл, что-то пошло не так.

Оторвались «по-вертолетному» нормально, стали уходить с площадки, на границе которой был довольно глубокий обрыв. Воздушная «подушка» пропала, вертолет «посыпался» и зацепился хвостовой балкой. Все, кто был в вертолете погибли. Светлая им память!

Многолетнее плотное общение с врачами у меня выработало стойкое ощущение, что они обладают даром «просвечивания» человека и, благодаря этому, знают о тебе почти всё, - прямо ходячие рентген-аппараты. Разговаривает с тобой, как с товарищем, коллегой, а одновременно видит в тебе и пациента: здесь у него печень, тут селезёнка, здесь аорта.

К тому же ощущал их некоторое превосходство надо мной, почти три месяца, заучивавшего название «дезоксирибонуклеиновой кислоты» в школе, а в них таких терминов и много сложнее, - как огурцов в бочке!

Поражала и поражает до сих пор широта их кругозора, философская подкованность. Профессия, видимо, обязывает быть философом, ведь имеют дело с жизнью и смертью, переходом от одного к неизбежному другому.

Середина 80-тых, Юрмала, дом отдыха, мы с соседом по палате, доктором авиационного полка, что стоял в Тукумсе, сходили в суперпопулярный тогда «Юрас Перла» и, гуляя, идем по прекрасному берегу.

Ночь, луна, звездное небо хорошие напитки, такой же собеседник, неспешная беседа. Темы – разные, никак друг с другом и с этим вечером не связанные. Вопросы – чаще мои, ответы – доктора.

А как вы относитесь к применению правила Менделя к человеку? Можно ли получить желаемые качества у потомства, ну как (человечество прости), у крупнорогатого скота в животноводстве? К примеру, берём самого умного (тогда, по-моему, Каспарова) и самую красивую (уж не вспомнить, кого из гимнасток назвал, но точно не Алину Кабаеву) и получим ли в результате любви умного, прекрасного сложенного и красивого одновременно??

Он будто ждет такого вопроса и отвечает почти без паузы на раздумье. Подготовлено, аргументированно, видно, что этот вопрос заблаговременно пропущен им «через себя», ответ у него готов и давно.

Хромосомная спиралеобразная цепочка ДНК/РНК человека несоизмеримо много-много сложнее цепочки животного. То, что у животного можно легко спрогнозировать и получить потомство с нужными качествами, в эксперименте с человеком не получится. Не вычислить, что, с чем при зачатии «сцепится». Можно легко получить от красивой и умного (или наоборот) – дурака квазимодо!

От музыкантши с абсолютным слухом и гениального чечеточника – получить музыкально глухого и с грацией слона. Ну не зря же выведена закономерность – на детях гениев природа отдыхает!

Сейчас, правда, это оспаривается и массово. И «гениями», и их детьми. Только не природой. Здесь – сарказм и ехидство автора, пусть и не совпадающий с мнениями «гениев» и «звездами» сериала – вот тоже придумали «статус»!

А как же об удивительной талантливости отдельных наций (читатель - перечислите их сами)? Доктор и тут нашелся с ответом и сразу.

Это миф. Как правило, ими же созданный. Признавая это, вы неминуемо станете сторонником расовой исключительности, а такое в истории человечества уже было и для самих «сверхчеловек» заслуженно плохо закончилось.

Не, ну а как же разный процент нобелевских лауреатов у представителей разных этносов? Число признанных гениев – представителей разных наций? Тут тоже, правда, не обходится без «подтасовок» и манипулирования общественным сознанием.

Его ответ (в моем изложении по изрядно «поношенной» памяти): гении чаще рождаются в результате близкородственных браков (связей).

Это специалистам и «гуру» этих наций известно, как и высокая опасность рождения в таких браках олигофренов. Олигофренов они прячут (не показывают), что гуманно по отношению к ним и обществу, а гениев пиарят, благо мировые масс-медиа практически все в их руках.

Ну ничем и никак его не пронять было мне, но слушать интересно, необычно.

Уже на «гражданке» судьба свела с бывшими военными авиационными докторами, включая начальника медицинской службы ВВС Яменского Владимира Вениаминовича.

Темой многочисленных интересных для меня бесед с ним, как правило, была …военная история, которую этот доктор медицинских наук знает лучше многих военных и историков - профессионалов. Это утверждение в доказательство широты кругозора и увлечений наших докторов.

В Корпорации по организации воздушного движения создали медслужбу по острой необходимости – более 30 тысяч работников, только диспетчеров свыше 8 тысяч, медицинские требования к которым создавались еще в некогда едином Аэрофлоте, создавались с оглядкой на требования к лётному составу в виде некого «слепка» с них.

Проблем и вопросов, требующих наличия медицинского «штаба» в отрасли, было более, чем достаточно. Лицензирование, сертификация, определение рациональной дислокации медсанчастей с правами ВЛЭК, разработка предложений в части рациональности существования ряда допотопных норм и требований, взаимодействие с авиационными властями по медицинским вопросам, аттестация рабочих мест (экология труда) и мн. мн. др.

Начинало ведение части этой работы, подразделение, которым я руководил. Дилетантски, как могли, как понимали, имея за плечами «семнадцать часов авиационной медицины», что «давало» мне право обращаться (в шутку, разумеется) к врачам «коллега» - совершенно парольным для докторов словом.

Когда пришли настоящие врачи мы с радостью передали всё им, включая наработанные «связи» в «здравнадзорах». Так зародились приязненные взаимоотношения с этой службой, вернее продолжились.

Продолжились, имею ввиду, начатые с первых шагов по санчастям наших училищ в далекие годы.

Спасибо и тем, и нынешним нашим докторам по всей нашей жизни!

И дай им бог здоровья!

 

 

 

 

Сорокин Сергей Алексеевич - выпускник Барнаульского ВВАУЛ 1974 года

 

Грузинские и не только авиазарисовки

 

Прислали известную советскую, русскую песню: «Эх, дороги…» в замечательнейшем профессиональном, грузинском, мужского многоголосия исполнении – мурашки по коже от чистоты голосов, трогательного бережного отношения к шедеврам...

 

Сорокин Сергей Алексеевич - выпускник Барнаульского ВВАУЛ 1974 года

 

Грузинские и не только авиазарисовки

 

Прислали известную советскую, русскую песню: «Эх, дороги…» в замечательнейшем профессиональном, грузинском, мужского многоголосия исполнении – мурашки по коже от чистоты голосов, трогательного бережного отношения к шедеврам нашей общей культуры и истории.

Прослушал и «торкнуло» написать о Грузии, а получилось и не только о ней.

Первое запомненное мной в далеком 1975 году грузинское слово было слово «диди» - большой. Оно в полной мере относилось и к стране, в которой мы тогда жили и которой служили. Ну и к дури, которая нас окружала тоже, к сожалению, приведшая к беде будущего развала Союза, уже тогда к нам подползавшего «на мягких лапах».

Мы - первые месяцы в Закавказье, в «солнечном Азербайджане», в его «глубинке»: гарнизон и аэродром Далляр, жилой городок – Шамхор. Поверхностно ознакомившись с местным колоритом Шамхора и Кировабада, решили в одно из воскресений съездить в Тбилиси. Посмотреть и его.

Сразу же поразил контраст между Азербайджаном и Грузией. С административной границы между этими братскими республиками. Все, кто утверждают о существовавшей тогда «нерушимой дружбе народов» СССР и «братстве» народов Закавказья лукавят. Хотелось бы, чтоб так было. Нам, руководителям страны, наверное, народам. Но от «хотелось», до что «получилось» - огромная разница.

А теперь то, что я видел тогда своими глазами. Административная граница с многими чёткими признаками будущей государственной. Удивило. Ничего подобного до этого я не видел на границе России и Белоруссии, Белоруссии и Литвы.

Что точно было единым и одинаковым, так стоявшая тогда там рекордная, даже по местным меркам, жара. Глинистый цвет воды в Куре. Что в Тбилиси, что в каком-нибудь азербайджанском Шихлы / Салахлы. Схожи размерами фуражки мужчин двух республик. Замечательные, дешевые фрукты и овощи, сухие и крепленые вина в обоих республиках, все - местного происхождения.

Дальше – разница. Продуктовая голодуха в глубинном Азербайджане, прежде всего молочных и мясных, резко контрастировала с изобилием и качеством продуктов Грузии, причем никак не грузинского производства. Чистота, изобилие зелени, европейская ухоженность Тбилиси, но тоже с восточным колоритом, приятно поразила после азербайджанских городков и «кентов».

«Туристическая программа» нашего «визита» включала осмотр достопримечательностей Тбилиси, скромный промтоварно-продуктовый холостяцкий «шопинг», посещение какой-нибудь из знаменитых тбилисских бань, в котором парились (как мы еще считали) Пушкин и Грибоедов.

Вечером – ресторан в парке имени И. Сталина (название и тогда было таким), что на горе Мтацминда (Святая гора), возвышающейся над Тбилиси и электричка: Тбилиси – Кировабад.

Начали с пива, - жара же! Прекрасное, в сравнении с азербайджанским, также много, буквально на каждом углу, как и в Азербайджане бездефицитно, в сравнении с матушкой - Россией. Взмокли мгновенно, чуть погодя стали искать заведение на букву М. Нашли уже на пределе терпежа. Припустили в сторону входа, едва не переходя на бег. Запах сероводорода не смутил, наоборот радовал, подтверждая, что направление выбрано верное.

Смутило, но уже в ходе спуска в «заведение», что спускаемся в «туалет» на эскалаторе и вместе с женщинами. С чувством «глубокага разочарования» (пытался передать дикцию тогдашнего нашего дорогого Леонида Ильича) бросились из метро обратно. На выходе «сдались» его работнику. Он нас спас от неминуемого, казалось, позора – вот оно первое чудо проявления грузинского гостеприимства!

Проголодались. Пошли закупать продукты. Дружок мой, когда к нему подкрадывался голод, обычно вожделенно искал бездефицитный и тогда продукт – кильку в томатном соусе. По числу покупаемых им банок можно было определить, насколько сильно он проголодался. Обычно хватало одной, но тут взял сразу три! Ясно, что опасно голоден.

Ещё один продуктовый – мясо! Свободно! Совершенно нет очереди! Курицы (еще одно грузинское слово – «катами») и тоже совершенно свободно! Смею уверить молодых, рожденных уже постсоветское время, – в большинстве городов и сел России, кроме Москвы, был голяк! Москва и тогда была не совсем Россия, по крайней мере, по снабжению продуктами.

Нам курицу, пожалуйста! Продавец что-то переспрашивает, причем по-грузински. Мы снова – нам курицу и показываем всеми конечностями на прилавок-холодильник, весь заполненный тушками птицы.

Наконец он берет в руки две – большую и поменьше, и снова с вопросительной интонацией издает своё «диди»? Тут и наступило языковое озарение - большую? «Диди–диди!», ответили дружно, чуть не крича.

Как бы мы не ругали нынешние наши власти (и есть за что), но такие полные продуктовые прилавки, как сейчас, тогда и представить было невозможно. Что стоило накормить страну сосисками и курятиной, что мешало то?! Конечно, это «происки Запада!».

А Запад обязан был нас примитивными продуктами снабжать, сами что ли не могли солод настаивать, птицефабрик наплодить?! Даже пивом не могли народ напоить! Пусть даже одного сорта. Где появлялось пиво – там сразу возникала очередь.

«Зато у нас было…» перечислит многое мой оппонент, - соглашусь с ним. Знаю, видел, получал даже сам. Признаю, было. И не только «калоши» делали. Но и это, другое тоже было. Не верите – посмотрите хронику тех лет. Лучше любительскую, не официальную. Как и сейчас, кстати.

Не забуду, как мы летом 1980-го, получив в подарок огромного вяленого балтийского леща, несколько часов безуспешно искали пиво в Энгельсе, а перейдя длиннющий мост через Волгу и в Саратове. Вернулись в городок «дальников» и видим издалека характерную двухколесную бочку, и очередь к ней. Вкусовые галлюцинации вот-вот начнутся – мы ж полдня по жаре искали пиво чёрт знает где, а оно, «щастье», оказалось рядом совсем с нашим временным пристанищем!

И опять чувство «глубокага разочарования» постигло нас, да ещё какого! То, что нам издали показалось пивом, оказалось квасом!!! Единственный раз в жизни я ел вяленого, не пересоленого, жирного, замечательного леща запивая квасом! Это же как надо было не любить свой народ, ни во что не ставив его на самом деле, а не на словах, чтоб так относиться к простейшим его потребностям!

Тбилисские бани князя Орбелиани нам показал таксист, нас к ним и привезший. Такси (автобусы) и тогда в тех «солнечных республиках» по факту (по вещному праву, скажут юристы) были частными. Частник владел, распоряжался, пользовался этими транспортными средствами. Он же их и украшал согласно своему национальному представлению о прекрасном. Он же и был в нём «диск-жокеем». В Азербайджане – исключительно азербайджанской музыкальной культуры.

«Тофик Кулиев и Зейнаб Ханларова ахуюрт…» - последнее слово, хоть и отдаленно напоминает наше ругательство, но на самом деле абсолютно литературное, светское «исполняет» - обычное объявление по азербайджанскому радио следующего национального шедевра.

Бани князя нас тоже глубоко разочаровали. Были они довольно глубоко под землей. На подходе к ним и в них сильно пахло сероводородом. Мраморные стены, скульптуры, прочие красивости, не имеющие по нашему понятию отношения к сибирскому, русскому содержанию этого «храма здоровья».

Тбилиси – город, стоящий на горячих источниках. К тому же серных. Горячей воды в этой бане не было, кроме естественной, природной, которую если и можно было назвать «горячей», то только условно, как и это заведение «баней» в нашем представлении. Серная вода к тому же плохо сочетается с мылом. А баня (с парилкой, естественно) была желанным, позабытым после благословенной Белоруссии, местом нашей «турпоездки» в Тбилиси. Парилки у князя, как оказалось не было.

В древних временах у грузин баня была клубным местом, многочасовой, а иногда и в несколько дней «тусни», никак не парилкой в нашем, среднерусском понимании. Времени у нас столько не было, потому разочарованные поехали на фуникулере на Мтацминду, в ресторан.

Парк, виды Тбилиси, открывающиеся оттуда, прохладный ветерок настроение приподняли, а ресторан довел его до состояния, близкого к желаемому. Прекрасная кухня, тихо, красиво.

Посидели, появилось желание дозаказать вина. Старожил Закавказья, зам. штурмана нашей эскадрильи – Толя Козинин, что был с нами вроде «экскурсовода», остановил наши попытки словом, известном любому лётчику, как один из методических приёмов лётного обучения: «Показываю!»

Наполнил фужер, встал и хорошим командирским голосом, проведя взглядом по залу, произнес: «Гомарджоба Сакартвело!» - Да здравствует Грузия! Все присутствующие как по команде встали.

После этого официант, наверное, устал подносить на наш стол бутылки вина – подарки от разных столов. Толя в ответ, только привставая полупоклоном в сторону приславших, благодарил.

Хочу. Очень. Чтоб у нас наступило время, когда по призыву: «Да здравствует Россия!» тоже все вставали. Искренне, как тогда грузины. И не только в ресторанах и на съездах «Единой России» - нашей новой «номенклатуры».

Стемнело, надо возвращаться – электричка не такси, ждать не будет. Ночной Тбилиси с Мтациминды прекрасен, даже без вина и ресторана. Вышли на остановке фуникулера «Пантеон» (могилы выдающихся деятелей Грузии) – поклониться могиле Нине Чавчавадзе – жене А. Грибоедова. Были к этому моменту уже «хорошие» и хотелось любить весь мир.

Перевели в Западную Грузию (Колхидская низменность, Имеретия). Контраст с Азербайджаном - разительный. От климата, растительности, снабжения, до отношения к нам – военным. Всё в лучшую сторону, точнее – в превосходную.

Разговариваю в каком-то кафе с грузином. Средних лет. Типичный. Типичный грузин – в хорошем смысле театрален, оратор, глобалист: знает, как решить проблемы мира и континента; в центре грузинского глобуса у него всегда будет Грузия; готовый политик (в одном Тбилиси сейчас с десяток политических партий); знаток истории; всегда футбольный болельщик, тогда – «Динамо» (Тбилиси). И было за что любить, то «Динамо», кстати.

Речь ведёт он. Речь о грузинском народе. А грузинский, как и русский народ, – разный. Грузин он вне Грузии представится, что он грузин. Грузин в Грузии скажет вам, что он – имеретинец, мингрел, кахетинец, гуриец, сван, картли и мн.мн. др. Куча народностей в Грузии, множество диалектов языка. У каждого был свой князь, позже (в пост развальные годы) свой «комбат» и «батальон», а по-простому и фактически, - банда.

Так вот, говорит он, «приморский» грузинский народ, – не совсем грузинский народ, он избалован, он «пена» (произнося с пренебрежительным оттенком). Настоящий грузинский народ – он в глубинке, далеко от моря и мандаринов (легких доходов от них). Прав был он. А у нас в России, что не так?!

1983 год, Большие (те, что Диди) Шираки. Кахетия. Всем знакомое по известному фильму «Мимино» - Телави. Название вин, а там еще и селений: Гурджаани, Цинандали, Кинзмараули. «Знакомлюсь» (в составе нашего полка) с настоящим, глубинным грузинским народом. В восьмимесячно-длинной командировке не с этнографическими целями, – полосу нам в Копитнари ремонтируют, мы «подсели» к нашим братьям по ударному оружию - 168-му гвардейскому апиб.

Небогато живут. Своим трудом. Много и тяжело работают, но не бегая, – по жаре много не набегаешь. Трудяги. В основном, крестьяне. Все, о чем я пишу, прекрасно показано в фильме Георгия Данелия «Не горюй!». Поля ухоженные, двухметровой толщины чернозем Ширакского плато. Чернозем – след давно вырубленных дубовых лесов, – мест царских охот грузинских царей. Виноградники, посадки кукурузы, стволами от которой они отапливаются короткой, но достаточно прохладной зимой.

Поля разделены на прямоугольники абрикосовыми посадками размерами примерно 400 на 400 метров. В них у нас, командировочных, - и «барбекю», и «кафе», чтоб что-то «отметить», и место «поговорить об особенностях работы на боевом пути», и всё вместе взятое.

С края обрыва у деревенек Земо-Кеди и Квемо-Кеди, примыкающих к офицерскому городку, открывается замечательный вид (как с балкона высотного дома или из кабины Ми-8) на Алазанскую долину – летом рай на земле! Те же чернозёмы, то же тепло, плюс живительная вода реки Алазани и микроклимат долины.

«Там чай растёт, но мне туда не надо!». Почему? Семьи наши далеко, к ним раз в полтора месяца, по очереди – боевая готовность обязывала. Да и «малая» Родина, - там, где пуповина зарыта, у большинства офицеров – Россия, Украина. Но, тогда, в случае чего, «рубиться» за Грузию, Азербайджан, Армению в составе «большой Родины» - Союза стали бы без вопросов. «Я – рождён в Советском Союзе! Сделан я – в СССР!»

Подошел сентябрь, прошел «ртвели» - Праздник урожая в Грузии (виноград, основные культуры убрали). На следующий год командир предложил поступать и учиться: Володе Никитину – в ВПА им. В.И.Ленина, мне в ВВА им. Ю.А. Гагарина.

Первым делом нужно сфотографироваться, собрать необходимые для дела абитуриента документы. Поехали мы с Володей (замполитом третьей, пришел к нам в полк с МиГ-23М из иап Мериа – наших «соседей») в Цители-Цкаро фотографироваться на «Личное дело». В «Цители» было ближайшее фотоателье. В форме (не как обычно, в комбезах).

Стоим, «ловим» попутку. В Западной Грузии (не знаю, как сейчас), останавливаться и брать пассажиров было не принято, если ты не женщина, а лучше - блондинка. Стоим. Ни разу не женщины, хотя и оба русые.

Буквально первый появившийся на дороге «жигуленок» останавливается. Берут, садимся, едем. Проехали несколько километров, нас сигналя обгоняет и «подрезает» другой «жигуль». Кидаются друг к другу. Драка? Нет, обнимаются. Коллеги по бригаде и колхозу. Виделись до этого вчера. Премированы за хорошую работу на уборке урожая путёвками в Бакуриани.

Машины на обочине сдвигают носами, на сдвоенном капоте «накрывают стол»: лаваш, зелень, сыр, порванная руками на куски варёная «катами». Конечно, вино - грузины без вина не обедают. Тогда – точно. Нас приглашают, нам отказываться не с руки, хотя «на стол» поставить «в ответ» нечего.

Пошли тосты. Много. Мы тоже выпиваем, немного, но. Вино, компания, обстановка располагают. Я Вовке говорю. Вот сейчас закончим, доедем до фотоателье, сфотографируемся на личное дело, их в наши академии отправят. Там попадут дела в руки начальников академий. Увидят они на фото наши выпившие рожи и скажут – на х. этих пьяниц в академии брать?!

Взяли. Обоих. Володю после ВПА направили в Забайкалье, в Джиду, начПО полка. Потерялись. Вот такая ассоциациативная ностальгическая реакция на песню – грузинское мужское многоголосие.

Друг моего покойного отца, до хрущевского разгона - штурман дальней авиации на Ту-4, немного выпив, вспоминая те времена, не на шутку «заводился» и выдавал примерно следующее в адрес Никиты Сергеевича Хрущева:

«Всё ему прощаю! Но то, что я (с этого места - гордо) - лучший штурман и далее шло полное наименование гвардейской, орденов…, Минско-Берлинской…, тяжелобомбардировочной авиационной дивизии работал зам. директора мукомольной фабрики – никогда ему не прощу!»

Помнить надо и нам. Как плохое, так и хорошее, что было тогда.

Что-то, безусловно, по-христиански, прощать, что-то нет, – вам решать.

Но помнить не избирательно, а и то, и другое. Так будет правильно, без вранья. Потому, что лишь всё вместе все это - наша с вами история.

Настоящая, а не выдуманная кем-то, для кого-то и для чего-то.

No articles created yet
Unable to load tooltip content.