О трибунах
  • Фото 9
  • Фото10
  • Фото11
  • Фото 12
  • Фото 13
  • Фото14
  • Фото 15
  • Фото 16
  • Фото 17
  • Фото 18
  • Фото 19
  • Фото 20
  • Фото 21
  • Фото 22
  • Фото 23
  • Фото 24
  • Фото 25
  • Фото 26
  • Фото 27
  • Фото 1

Начало

Училище было создано на основании Постановления Совета Министров СССР от 18 августа 1966 года. 9 сентября того же года был подписан приказ Министра обороны СССР, в котором местом дислокации вновь создаваемого летного ВУЗа определен дважды орденоносный Алтайский край. Вот так сухо и коротко звучит фрагмент из исторической справки. Кто-то решил, кто-то постановил и готов приказ о дислокации, а дальше все закрутилось, завертелось, и полетели военные летчики во все концы необъятной Родины защищать и охранять ее просторы.

Читать дальше

По прошествии десятков лет можно и не задумываться, чья в этом заслуга, но можно и вспомнить. За каждым постановлением, указом или приказом всегда и во все времена стояли и стоят конкретные люди их судьбы и дела.

Историю Барнаульского летного я услышал много лет назад от Дмитрия Тихоновича Никишина, человека сыгравшего главную роль в создании училища.

В тот памятный для училища 1966 год Военно-Воздушные Силы СССР возглавлял Главный маршал авиации Константин Андреевич Вершинин, а ВВС Сибирского военного округа командовал генерал лейтенант Дмитрий Тихонович Никишин.

Вначале 1966 года на совещании у главкома рассматривался вопрос подготовки летчиков перехватчиков истребительной авиации. Никишин предложил создать в Сибири учебную воздушную армию для подготовки летчиков не только истребительной, но и штурмовой, и бомбардировочной авиации. (Тогда мыслили явно более масштабно, чем сейчас.) На что Главком уклончиво ответил, что надо это обдумать со штабом. На том разговор и закончился.

Через месяц Главком позвонил Никишину:

- "Как ты смотришь, если мы предложим в твоем округе сформировать высшее военное училище летчиков?"

- "С удовольствием смотрю!"

- "Тогда подумай, где можно его разместить".

Командующий Сибирским военным округом в помощи отказал:

- "Думай, это твой вопрос."

Первый секретарь Новосибирского обкома партии Горячев Ф.С. ответил отрицательно. Слишком хлопотно заниматься такой сложной проблемой.

Председатель сибирского отделения Академии наук, академик Лаврентьев почти согласился, но, услышав о том, что еще и реактивные самолеты будут летать, тут же окончательно передумал.

Первый секретарь Алтайского крайкома партии Александр Васильевич Георгиев, после звонка Никишина предложил встретиться и поговорить обстоятельно. Встреча состоялась в тот же день. Командующий прилетел на самолете, на котором, они вместе с Георгиевым облетели все предполагаемые места размещения аэродромов училища.

А.В. Георгиев идею создания военного летного училища на Алтае поддержал с первого же дня и сразу начал активно помогать во всех организационных вопросах. Только благодаря Георгиеву армейское командование решилось на размещение училища на территории края. К нему обратились с просьбой позвонить Министру обороны СССР Малиновскому Р.Я.. Александр Васильевич эту просьбу выполнил.

Вот так появилось постановление Совета Министров и приказ Министра Обороны о создании и размещении Высшего военного авиационного училища летчиков в Алтайском крае.

А дальше стали набирать команду, размещать, строить, подбирать специалистов, преподавателей, летчиков, инженеров, техников. Работа емкая и сложная, но уже к началу лета 1967 были готовы к первому набору курсантов. А первый выпуск летчиков-инженеров, подготовленных Барнаульским ВВАУЛ, состоялся в октябре 1971 года. Половина выпускников за время учебы освоила три типа самолетов из них один сверхзвуковой ЯК-28 - тот самый, что находится на постаменте в училище на Комсомольском проспекте. Это было большое достижение. Практически с нуля начать и через пять лет выдать подготовленных военных летчиков с высшим образованием.

Три человека решили судьбу Барнаульского ВВАУЛ:

- Вершинин Константин Андреевич - его имя и носит училище.

- Георгиев Александр Васильевич - просто невозможно перечислить все, что он сделал для училища, он помогал постоянно с первых дней и много лет подряд до самой своей смерти.

Никишин Дмитрий Тихонович - это человек, которому училище обязано самой идеей его создания, первый огонь зажег он.

Но это не единственные люди, участвовавшие в осуществлении идеи создания Барнаульского военного летного училища.

- Парфенов Евгений Ерофеевич - в то время первый секретарь Каменского райкома партии - очень много сделал для организации жизни и работы летного учебного полка в городе Камень на Оби.

- Налетов Иван Дмитриевич - председатель Барнаульского Горисполкома помогал в обустройстве училища и выделении жилья военнослужащим в Барнауле.

- Невский Александр Николаевич - первый секретарь Славгородского райкома партии - помогал в становлении Cлавгородского летного учебного полка.

Всех нельзя перечислить, но о них помнят.

Евгений ЖИГАЛОВ (выпускник училища 1975 года, летчик-инструктор 1го класса, начальник кафедры в момент его закрытия, полковник в отставке).

 

 

 

 

 Что у нас нового в "Курилке"

 

Елисеев Борис Иванович - выпускник БВВАУЛ 1971 года

 

Был тёплый август 1967 года. Училище, БВВАУЛ, готовилось к торжеству – зачислению в училище курсантов первого набора. Только что открывшееся в Барнауле лётное училище разместили на месте ШМАС (школа младших авиационных специалистов) по адресу ул.Чкалова, 49, которая была перебазирована в г.Рубцовск.

Подготовкой к торжественному дню училища руководил начальник штаба подполковник Габдрахманов Шамиль Хабибович, спокойный, умудрённый воинской службой офицер. Территория училища была убрана, подметена не на один раз, всё, что можно было побелить, - побелено известью, растительность, а её было много, - подстрижена, а о «неуставной траве» и речи быть не могло. Для вчерашних школьников такой порядок был впервой и придавал дополнительное волнение. Надо сказать, что в подготовке к празднику участвовал весь личный состав срочной службы обслуживающих подразделений и абитуриенты, будущие курсанты.

На алле, на входе в училище, напротив штаба, рядом с санчастью, было оставшееся от ШМАС небольшое сооруженьице, на нём размещали плакаты с формой одежды, в которой необходимо было прибывать на службу на следующий день. Сделано это сооружение было из красного кирпича немного неказисто и, по мнению Шамиля Хабибовича, не вписывалось в общий праздничный вид. И вот после очередного обхода территории училища начальник штаба, заходя в штаб, бросил взгляд из-под своих густых чёрных бровей на этот объект и у него возникло командирское решение. Поднявшись к себе в кабинет на 2-м этаже, он крутнул на телефоне ручку и, услышав голос телефонистки, попросил соединить со старшиной роты охраны Буянкиным.

- Буянкин, убери эту кирпичную трибуну, а то она портит вид, - сказал он спокойно немного с акцентом своим мощным басом.

- Есть, товарищ подполковник, - ответил старшина роты охраны.

А в это самое время на плацу будущие курсанты, уже в новенькой повседневной форме: начищенные до зеркального блеска юфтевые сапоги, отутюженные галифе и гимнастёрки, подтянутые кожаные с надраенными бляхами ремни, пилотки, надетые, как и полагалось - два пальца от брови, чуть набок - и самое, самое - новые голубые погоны с жёлтой окантовкой, - в очередной раз отрабатывали строевой шаг, хождение строем, отдание воинской чести строем, исполнение строевых песен. Плац был разлинован на квадраты и прямые линии. Одна, самая длинная, была вдоль трибуны. Трибуна находилась посредине левой стороны плаца, если идти по алее из штаба. Сделана трибуна была из красного кирпича немного помпезно, имея округлую форму. Время шло к полудню. День был жаркий. И тут внимание курсантов привлекло шествие с толстым бревном солдат из роты охраны во главе с энергичным старшиной Буянкиным, который громким командирским голосом отдал команду освободить место у трибуны.

И началась работа: рота сплотилась вокруг бревна и с разбегу, как это делали в древности при разрушении стен крепости противника, ринулась на штурм трибуны, в самый её центр. Но трибуна была сделана давно и на совесть и с первого раза атака роты охраны успехов не принесла. Но приказ есть приказ, изменив тактику, «атакуя» с флангов с фронта и тыла трибуна минут через 45 была повержена. Была жара, столб пыли поднимался над развалинами из битого кирпича и штукатурки. Подъехал самосвал, загрузили все, что осталось от трибуны, подмели, и солдаты, потные в пыли, уставшие, пошли с бревном в сторону казармы, а старшина поспешил докладывать о выполненном приказе.

Наступило время обеда, подполковник Габдрахманов тоже ходил на обед, и, выйдя из штаба, он увидел напротив штаба у санчасти целым и невредимым объект, который он назвал красной трибуной и который приказал старшине роты охраны убрать. Спокойствие изменило подполковнику, он быстро вернулся в штаб и, не поднимаясь к себе в кабинет, приказал дежурному по училищу позвать к телефону старшину роты охраны.

-Буянкин, почему ты не убрал трибуну? - строго, немного повысив голос, спросил Шамиль Хабибович. В телефоне – молчание. - Я спрашиваю, почему?

Старшина роты охраны наконец пришёл в себя и вновь доложил, что приказ выполнил и что красную трибуну на плацу убрали. До торжеств оставался один день……

Дефицит времени, и важность задачи сплотили всех мастеровых и умельцев училища, в основном из сверхсрочнослужащих, которые, не прибегая к архитектурным изыскам, проявив армейскую смекалку, соорудили новую трибуну в стиле «модерн», которая прослужила верой и правдой вплоть до перестройки и которую можно увидеть на фотографиях училищных построений.

В субботу, 19 августа 1967 года в назначенный час началось торжество. Всё как полагается по армейскому ритуалу: оркестр, встречный марш, встреча начальника, открытие митинга, гимн Советского Союза. Начальник штаба, подполковник Габдрахманов, зачитал приказ начальника училища о зачислении курсантов в Барнульское высшее военное авиационное училище летчиков – это был первый набор. Затем было прохождение торжественным маршем под авиационный марш «Всё выше и выше».

На празднике было много высоких гостей: руководство Алтайского края, города Барнаула, командование ВВС СибВО, которые удобно разместились на новой трибуне, не зная обо всей этой истории.

Затем был праздничный обед в курсантской столовой.

Было тепло. Хорошее было время. Мы были молодыми.

 

You have no rights to post comments