Барнаульское высшее военное авиационное училище летчиков им. Вершинина К.А.

 

Жигалов Евгений - выпускник Барнаульского ВВАУЛ 1975 года

Августовским днём, ближе к вечеру, в двенадцати километрах от городка Камень-на-Оби, шли полёты. Летали курсанты выпускного курса на самолётах Як-28, был такой фронтовой бомбардировщик, круче его не было, потому, как он был единственный на вооружении Военно-Воздушных Сил СССР. Научившись управлять Як-28, потом можно было летать на чём угодно и даже стать лётчиком-испытателем. Позже эти выпускники и летали на чём угодно, но реже на Як-28, выпускников много, а его мало, и в испытатели не всех брали.

Итак, шла вторая смена полётов. Курсанты уже давно летали самостоятельно. По уровню подготовки они подошли к маршрутам и бомбили на полигоне.

На старт выводилось по 16 – 18 самолётов, иногда больше. В течение всего стартового времени, а это 6 часов, одни борты заправлялись и запускались, другие выруливали для взлёта и взлетали, летели в зону пилотажа или обратно, по маршруту или по кругу, заходили на посадку и садились, разворачивались на первом с набором высоты и уходили на очередное плановое задание. Это колесо из самолётов крутилось вокруг взлётной полосы в течение всей лётной смены.

Вот во время всей этой лётной карусели, довольный курсант, отвёзший удачно бомбу на полигон, возвращался на аэродром вместе со штурманом в штурманской кабине. Штурман тоже был доволен полётом, особенно результатом бомбометания, разглядывал проплывающие внизу ориентиры, а может просто дожидался посадки. Всё шло по плану, вышли на привод, запросили снижение, стали снижаться к первому развороту, чтобы потом войти в круг и зайти на посадку. Стандартный заход на посадку на Як-28 двумя разворотами на 180 градусов. По времени такой круг занимал обычно 10 минут. Курсант доложил руководителю полётов, что он на первом, получил разрешение на выполнение первого разворота и полетел ко второму. На траверзе выпустил шасси, в нужном месте начал второй разворот. Вышел на посадочную прямую с курсом 212 градусов. Оператор РСП подсказывает, что самолёт на курсе и на глиссаде. Уже прошёл дальний привод, до полосы, как говорится, рукой подать – всего четыре километра. И тут, как гром среди ясного неба, а оно таким и было, в наушниках у курсанта раздаётся команда руководителя полётов уйти на второй круг. Ну, ничего не понятно! Всё шло нормально, на курсе, на глиссаде, скорость и высота в норме, шасси и закрылки выпущены, стабилизатор отработан, и, на тебе – уходи на второй круг! Приказали - надо выполнять! Согласно инструкции курсант сделал всё как надо и пошёл на второй круг для захода на посадку. А ведь он возвращался с полигона, и керосина в баках оставалось совсем мало.

В это время на земле произошло небывалое до этого событие. На полосу со второй рулёжной дорожки, выскочил грейдер. Это трактор такой на колёсах был в аэродромной роте для земляных работ. Выскочил он не сам по себе, в нём сидел тракторист, видимо с "душою лётчика", давно мечтавший промчаться с ветерком по бетонной полосе, где взлетают сверхзвуковые бомбардировщики. И выскочил как раз в момент, когда курсанту оставалось совсем немного до посадки.

Грейдер гордо мчался по полосе, ровно по центру, а над ним с реактивным грохотом пролетел сверхзвуковой бомбардировщик, уходящий на второй круг. И пока грейдер "мчался" эти два с половиной километра бетонной полосы, над ним прогрохотали еще два неудачно и не вовремя возвратившихся с задания самолёта. Полоса закончилась, водила, "в душе лётчик", свернул с полосы на магистральную рулёжку и дал газу своему грейдеру. Теперь он мчался в обратном направлении, явно с целью вновь вернуться на полосу. На траверзе заправочной стоянки этого сумасшедшего водилу, уже ожидали и готовились к перехвату его грейдера с помощью двух автомобилей аэродромного обслуживания и одного начальника штаба полка, своевременно оказавшегося на месте происшествия. Подполковник Никитин энергично выхватил из пожарного щита топорик, и, размахивая им, побежал навстречу грейдеру. Того уже попытались зажать две машины в тиски, но тиски не удались, водила ловко вывернулся, при этом чуть не свалил бедовый грейдер набок. Начальник штаба метнул топорик в кабину, мчавшегося навстречу грейдера, но топорик пролетел мимо и обратно не вернулся. Свойствами бумеранга топорик явно не обладал. Поборов всех и увернувшись от топорика начальника штаба, тракторист продолжил свой победный путь к началу взлетной полосы.

Пока грейдер прокладывал свой нелёгкий маршрут, ускользая от машин и летящего топора, к началу полосы и уже практически к ней приблизился, на посадочный курс вышел тот самый курсант и снижался в направлении заветной полосы. Но тут и грейдер добрался до начала взлётной полосы, и вновь выскочил на сорокаметровую бетонную дорогу. В эфире курсанту второй раз прозвучала команда уйти на второй круг. Так уже и не на второй, а на третий получается, а керосина все меньше и меньше! И уже не очень уютно чувствует себя курсант и штурман, и руководитель полетов, и начальник штаба тоже. И только тракторист ощущал себя на седьмом небе от счастья! Ведь он почти лётчик, и, вот-вот взлетит. Полоса опять закончилась, взлететь трактористу не удалось. Грейдер снова оказался на магистральной рулёжке и мчался на третий круг к началу взлётной полосы.

Посланные начальником штаба на перехват автомобили не смогли остановить лихача, и он безнаказанно продолжил свою гонку. Начальник штаба тоже был не промах, хотя топор метнул не точно, выхватил у солдата оцепления ракетницу, и, когда взбесившийся аэродромный агрегат почти поравнялся с ним, выстрелил сигнальной ракетой прямо в лобовое стекло кабины. И тут случилось чудо! Грейдер остановился как вкопанный, к нему бросились со всех сторон, пока водила, не опомнился и не продолжил свой подвиг. Подоспевшие техники к трактору открыли кабину, а из нее выпал почти труп! Нет, ракета из ракетницы начальника штаба тут ни при чём. Тракторист был мертвецки пьян.

Эпилог

Курсанту остались героические воспоминания о проходах по кругу на последних каплях керосина. Начальнику штаба полка Федору Семёновичу Никитину присвоили народную кличку "Чингачгук". Служащего Советской Армии тракториста с "душою лётчика" уволили с огромным по тем временам штрафом в 400 рублей. А всем присутствующим в тот день на аэродроме остались весёлые воспоминания!

История эта произошла в далеком 1975 году.

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить