Барнаульское высшее военное авиационное училище летчиков им. Вершинина К.А.

 

Из газеты "Алтайская правда" от 11 февраля 2005 года

 

Знай наших

 

ОФИЦЕРСКАЯ САГА

 

Когда-то в Барнауле было славное училище, из стен которого вышло более 4000 военных летчиков. Трудно представить авиачасть, в которой не было бы выпускников БВВАУЛ, и часть света, над которой они бы не летали, где бы не воевали. Но потом училища не стало, память о нем потускнела, события забылись. Однако, как выяснилось, не всеми. 

1 июля 2000 года на популярном сервере в Интернете появился сайт Барнаульское ВВАУЛ. Автор и бессменный редактор сайта - военный летчик первого класса полковник (теперь уже запаса) Евгений Жигалов, выпускник БВВАУЛ 1975 года, бывший начальник кафедры воздушной навигации училища.

- Сайт посвящен памяти училища, - говорит Евгений Павлович. - Надо оставить документальный след в истории, рассказать о том, что было такое училище и готовило классных военных летчиков для армии. О них в основном и идет речь на сайте. Сейчас там около 5000 фотографий и более 300 страниц различной информации -рассказы, истории, стихи. Есть "личные архивы", рассказывается о самолетах, на которых летали наши выпускники, информация о каждом выпуске, начиная с 1971 года и заканчивая последним 1998-м, с фотоальбомами и списками выпускников. Есть страница о Барнауле, фотографии города, страница маршала К.А. Вершинина, чьим именем было названо училище. Через сайт многие выпускники нашли друг друга и установили связь, пишут письма и дети выпускников. Есть примеры, когда Барнаульское ВВАУЛ оканчивали отец и сын, естественно, в разное время.

В среднем за месяц сайт посещают до 4500 раз из всех регионов России и 60 стран - Украины, Германии, США. Жаль, пока нет английской версии. Можно сказать, что сайт домашний - домашний для выпускников, для преподавателей и для всех тех, кто участвовал в судьбе училища.

Мы давно дружим с Евгением Павловичем, и я не мог не отдать дань его бескорыстной и благородной затее. А он в свою очередь поделился материалом, пришедшим на сайт из Америки. По-моему, то, что рассказал о своей жизни после училища полковник Николай Сергеев, достойно удивления. И гордости за наших офицеров, выходящих с честью из любой ситуации и никогда не теряющих присутствия духа.

Виктор СИНОЛИЦ, зам. главного редактора "АП".

 

 

ПОВТОРИВШИЙ "ПОДВИГ" РУСТА

 

"Евгений, здравствуй!!!

Чрезвычайно рад, что установилась связь с вашим сайтом! Причем вышло это совершенно(!) случайно. Набирал в поисковой системе слова "как погиб Гагарин" и мне открылся ваш сайт с этой статьей. Вот отсюда все и пошло. Пишу я аж из выпуска 1971, т.е. самого первого!

Почему в копилке сайта не вижу Шурки Руцкого? Он что, "заработался насмерть" или денег на жизнь не хватает? Что касается меня, то сейчас у меня нет в наличии рублей и я об этом честно говорю. Однако я мог бы помочь "Копилке" другими, так сказать, "условными единицами". Прошу сообщить мне, куда можно переслать эти самые "у.е." и каким образом?

Ну, а теперь маленько о себе. Выпуск 1971-го. Карьера не сложилась. Кристальной мечтой моей жизни было дослужиться до замкомандира полка. Не дослужился, уволили по несоответствию. Время тогда такое, перестроечное было. Оскорбленный, обиженный и униженный уехал в крошечную страну Коста-Рику. Всяко было: и кукурузу вареную на улице вместе с женой, и газеты продавали, и башмаки клиентам чистил - все было, пока не выучил испанский язык. А потом все пошло как в сказке.

Сдал 4 теоретических и 4 летных экзамена и получил удостоверение летчика-инструктора. Стал работать в одной из авиационных школ, преподавал теорию и летал с учениками на "Сессне-172", пока... не повторил "подвиг" Матиаса Руста... Сел прямо в самом центре столицы Сан-Хосе с отказавшим мотором на все той же "Сессне". Ни я, ни курсант, ни самолет не получили абсолютно никаких повреждений. Газеты, радио, телевидение еще долго после этого говорили о "высоком профессионализме бывшего советского военного летчика, окончившего когда-то БВВАУЛ".

Я как-то этого не опровергал, хотя на самом деле было все гораздо прозаичнее: просто на 90% помог господин Случай, а мне при этом осталось только выпустить в посадочное положение закрылки да нажать на тормоза. Но зато после этого я стал знаменит на всю крошечную Коста-Рику, меня повысили в должности, поставили директором этой же школы.

Жена стала работать в национальном университете (она океанолог по специальности). Кстати, с женой мы никогда не расставались ни на один день, везде вместе: в Заполярье, в Коста-Рике, в Далласе. Почти 10 лет в К.-Р. Все было великолепно, но... потом вдруг выяснилось, что жизнь на самом-то деле намного короче, чем может показаться, и если ты хочешь посмотреть мир не только из окна туристического автобуса, то надо поторопиться. Мы законсервировали все в К.-Р. и поехали "покорять" еще одну страну. На сей раз выбор пал на США. Ведь мы, военные летчики, так много изучали этого "вероятного противника"... Вот и поехали посмотреть, так ли все на самом деле, на практику, так сказать, поехали. И вот уже три года в Далласе. Продолжаю летать на "Сессне-172, 182" (и еще на кое-каких маленьких самолетиках) в одной из авиашкол. В К.-Р. встречался с М.С. Горбачевым, летал с президентом страны (теперь уже бывшим) Хосе Мария Фигерес. Я ведь у него в доме сторожем работал, когда еще ни одного слова по-испански не знал, вот и по дружились.

...Выпускался я на Як-28. Затем Шаталово, один год, Як-27, Германия, Вернойхен, 2 года, и Ной-Вельцов, 3 года, Як-28. Затем Коломыя (Украина), 7 лет, Як-28. Опять Германия, 2 года, Як-28 и Ной-Вельцов, 3 года, самолеты Як-28 и Су-24.

 

КАК ПОГИБ ГАГАРИН

 

Когда я учился в академии имени Гагарина, к одному пареньку из нашей группы приезжал в гости бывший командир звена, в котором числилась спарка N 8, на которой Гагарин и Серегин полетели в свой последний полет. Он-то нам и рассказал, как погиб Гагарин. Я по этому поводу написал статью в "АиФ" и здесь, в "Нью-Йорк таймс".

Конечно, домыслов можно строить сколько угодно, но... Я записал тогда его рассказ, позднее добавил к нему материалы официальных расследований этой катастрофы, и получилась статья с довольно интересными мыслями. Дело в том, что тогдашний председатель Госкомиссии по расследованию генерал-майор Куликов прямо пишет, что летчики (Гагарин и Серегин) нормально выполнили пилотирование в зоне, Гагарин доложил об освобождении, затем при возвращении самолет вошел в облака, Гагарин потерял пространственную ориентировку, т.к. тыщу лет не летал по приборам... Ну, а Серегин-то что??? Он же был влетаннейший летчик. Ну, облака.., тем более днем. Кто из нас не летал в облаках? Об этом говорить даже не приходится.

Тут Куликов, естественно, "забуксовал", и теперь понятно почему. Оказывается, эта спарка прошла уже 4 кап. ремонта. В полку спарок было достаточно, и ЭТУ решили приспособить для показательных занятий по катапультированию. А чтобы ручка в кабине инструктора не мешала, ее взяли и сняли. Вот на этой "спарке" они и полетели...

Я - натура веселая. Т.е. большую часть жизни живу с юмором, в той или иной его форме. Даже когда мы со студентом (в Коста-Рике) падали с отказавшим мотором прямо в центр ее столицы (Сан-Хосе) на "Сессне-172", то на вопрос студента: "Николай, что случилось? Что будем теперь делать?" - я ничего другого не мог придумать, как: "Поскольку ты веришь в нашего Спасителя, т.е. Господа Бога, то ты будешь сейчас читать молитву... по всей вероятности, последнюю в этой жизни. Ну, а поскольку я с нашим спасителем не очень знаком, то я буду бороться за спасение твоей жизни, моей жизни и жизни нашего самолета". На том порешили и победили. А ведь в трехстах метрах от места нашего падения, где три года до этого в аналогичных обстоятельствах разбилась "Сессна-182", все погибли. У меня есть газеты и записи теленовостей о нашем случае. После этого мост, на который мы сели, назвали мост Николая, а "читать последнюю молитву..." стало в Коста-Рике своеобразным анекдотом.

 

ОТКУДА У ХЛОПЦА ИСПАНСКАЯ РЕЧЬ?

 

Мне никогда особо не нравилось разгадывать кроссворды. Однако в жизни, когда меня, мягко говоря, ушли из армии, почему-то интересно стало ставить перед собой какие-то невероятные, порой до нелепости, цели и потом пробовать решать их. Интересно было понаблюдать за самим собой: что же из этого получится... 

Так я совершенно авантюрно уехал в К.-Р. (с 14 долларами в кармане), кроме билета, конечно. Так меня случай свел с президентом К.-Р. А с США как получилось?.. Ведь я совершенно случайно зашел в посольство США в Москве. Причем перед этим попил пивка... А в 1989-м, когда я закончил летать, для меня было одинаково нереально, что полететь в космос, что снова начать летать. Тем более что к этому времени я уже оказался в К.-Р. Ни единого слова по-испански, 14 долларов в кармане, каково?...

Не буду хвастать, не моя это заслуга - жена как-то заметила: "не пойти ли тебе в какую-нибудь авиашколу да не попробовать ли почитать лекции хотя бы по аэродинамике для начала". Пять месяцев ушло на подготовку к первой лекции (с учетом освоения испанского языка). Эту мою первую лекцию мои ученики до сих пор вспоминают с юмором. Ну, а потом Николай (т.е. я) стал всеобщим кумиром (особенно после посадки в центре Сан-Хосе) и поставили аж... директором школы. Представь, если бы сказали тебе, езжай в Токио и через полгода-год ты должен летать со студентами да еще читать лекции по аэродинамике, механике, авиац. метеорологии, самолетовождению, НПП, управлению воздушным движением... Каково?... Примерно так у меня было.

Ну, а США? Кому могла прийти в голову такая бредовая идея? Коммунист (а я этого и не скрывал, только взносы некуда платить), военный летчик, самый прилежный "вероятный противник"... И вот летаю в США. Причем все это время мы постоянно были вместе с женой. И, наконец, последняя "интересная идея": а что если родится маленький?.. Сказано - сделано, ему сейчас (в 2004 г.) три месяца и 9 дней, а мне в мае исполняется 59. Вот такие мы нестандартные.

 

ТАКОЙ ВОТ СУЩЕСТВЕННЫЙ НЕДОСТАТОК...

 

...Ты знаешь, народ по-разному службу проходит, кто за деньги, кто за квартиру, у кого само собой все так получилось... Но я-то именно не за страх, а за совесть... И когда грянула перестройка, я же в первых рядах (тогда был в Германии второй раз), критика, самокритика, как и требовал М.С. (Горбачев. - Ред.), выше знамя перестройки и т. д. Короче, выступил я с некоторым критическим докладом на 18-й партийной конференции ГСВГ. (Группа советских войск в Германии. - Ред.), это как раз было перед 19-й всесоюзной), там присутствовал и министр обороны Дмитрий Тимофеевич Язов.

Ему мое выступление не понравилось, и я еще только возвращался с конференции в полк (Ной-Вельцов), а на меня уже писали аттестацию на увольнение. Хотя мой доклад мы, коммунисты полка, обсуждали и принимали на полковом партийном собрании. Это так, если очень коротко. После этого я много искал правды, но в ЦК КПСС на Старой площади мне сказали: "Послушай, подполковник, иди в свое Министерство обороны, иначе милицию позову...", я понял, что это уже серьезно, что это уже конец. И, конечно же, я понял, что к прошлому возврата уже не будет никогда (по крайней мере, при нас).

Сначала мне пенсию не дали, потом дали немножко, потом восстановили, и теперь я получаю аж 85 долларов в месяц. Для меня это была трагедия. Я все это воспринял очень болезненно. Да и сейчас не могу отойти полностью и, наверное, никогда не отойду. Поэтому и решил плюнуть на все и свалить куда-нибудь подальше от этого бардака и хаоса. Поначалу хотел поехать в Токио, но потом решил замахнуться на совсем уж невероятное (для меня, по крайней мере) - США. Для этого потребовалось семь долгих лет, и вот уже три года как здесь, в Далласе, штат Техас. Лучше, конечно, было бы приспособиться, морду топором, да и все тут, но я почему-то не смог. Мне бесконечно нравится приезжать и в Россию, и на Украину, я бесконечно люблю и народ, и небо, и лес, и вообще все, что здесь было и что есть сейчас.

Считаю, что я среди множества прочих имел один существеннейший недостаток: в 17 лет, надев погоны матроса срочной службы (Владивосток, станция Океанская), я уже никогда (и по сей день) не представлял себя никем, кроме военного. Я не служил - я ЖИЛ ЭТОЙ ЖИЗНЬЮ. Для меня ничего, никогда, нигде не существовало, кроме военного гарнизона, моего аэродрома, моих друзей в погонах. Мои бывшие подчиненные до сих пор вспоминают те времена... Что я только не вытворял, особенно в Германии. Гарнизон-то был закрытый, так я старался "открыть" его: возил солдат, сначала своей АЭ (авиаэскадрильи. - Ред.), а потом и всех полковых, в лучшие берлинские бассейны. Договаривался с моими друзьями из братской немецкой АЭ и возил членов наших семей на всевозможные экскурсии (Лейпциг, Коттбус, Дрезден и т.д.). С учениками 9-10 классов устраивал стрельбы из пистолета и еще много кое-чего. Командир полка Валера Прокофьев был сначала в растерянности: как это, солдат с их вонючими портянками да в берлинский бассейн?.. Звонит командующему, т от: а что, мы дружественная армия... короче, разрешили. Дальше -больше: со стороны, видимо, впечатление было такое, что у Сергеева от рвения к службе "крыша" поехала... А я был счастлив!

Однако во всей этой моей "кристальной" характеристике была на первый взгляд одна, едва заметная деталька: дело в том, что мои взгляды на некоторые вещи не всегда, мягко говоря, совпадали с взглядами вышестоящего начальства...

 

ПОЗДРАВЛЕНИЕ С ПОСЛЕДУЮЩИМ УВОЛЬНЕНИЕМ

 

Тем временем пришел приказ о присвоении звания "полковник". Ребята из кадров позвонили и поздравили, сказали, что завтра-послезавтра приказ будет в полку, но на следующий день позвонили снова и сказали, что командующий написал в личном деле карандашом: "Объявление приказа приостановить до особого указания". Потом пришли солдаты с прапорщиком и сказали, что привезли контейнер и поможем вам погрузить вещи, потому что через 24 часа вы должны уexaть... 

Вещей у меня не было. Шинель и парадную форму я повесил прямо на стенку контейнера, а кое-какие книги, остальную военную форму и именной фотоаппарат, что мне подарила эскадрилья, положил в картонную коробку то ли от спичек, то ли от папирос. С этим и уехал из Германии...

Кстати, кто-то из солдатиков открутил и украл у меня с парадной формы орден. Но зато ребята из эскадрильи на фотоаппарате сделали такую надпись: "Подполковнику Сергееву, несгибаемому командиру эскадрильи, от благодарного личного состава АЭ". Он у меня до сих пор с собой. "Практика" называется, производство ГДР.

А дальше приехал в Коломыю, встал на учет в партийную организацию в ЖЭК N 3 и поехал в Москву. Искать матушку-правду... Месяца через четыре мне позвонил военком, прекрасный мой знакомый. Я пришел в военкомат. Он говорит, хорошая новость есть для тебя. Тебе начислили пенсию, правда, пока половину, но зато с оклада по воинскому званию "полковник". С января должны полную пенсию дать, с тебя бутылка... Я, конечно же, накрыл шикарнейший стол. С тех пор парадная форма всегда со мной. Кажется, выброшу ее, оборвется последняя ниточка, и жизнь мгновенно потеряет всякий смысл...

Ну скажи, у какого нормального человека появится мысль тащить с собой военную форму сначала в Коста-Рику, а потом в Америку? Да мало того, я ведь в ней и в школу к ребятишкам хожу, и в церкви уже был, и даже в эмиграционный офис ходил, чтобы специально показать парадную форму советского летчика...

Я очень болезненно переживал и переживаю падение всех наших старых идеалов. Поэтому ведь и уехал подальше. Часто снится, что летаю. Тогда встаю утром, если есть свободное время, надеваю форму и долго-долго смотрю на себя в зеркало, а на глазах чуть не слезы...

 

НАРУШИТЕЛИ ГРАНИЦЫ

 

Кстати, мы с женой не приехали в Коста-Рику, мы пришли пешком...

Денег на билеты кое-как насобирали, продавали на базарах что попало, вплоть до усовершенствованных итальянских презервативов...

Приходим во Львове в кассу: нам два билета до Коста-Рики. Отвечают: билеты только до Никарагуа. Хорошо, соглашаемся, до Никарагуа так до Никарагуа. Но только туда, на обратный - денег нет. Это был 1992 год.

Долетели до Манагуа (столица Никарагуа). Больше денег, как у Райкина, ек. По-испански - ни единого слова. Кто-то из местных чуть-чуть говорил по-русски. С его помощью сели на попутную машину, доехали до какой-то деревни, шофер говорит, что где-то там, чуть дальше уже граница, вылазь, дальше ехать не могу.

Вылезли. У каких-то местных жителей кое-как жестами спрашиваем: "Коста-Рика, Коста-Рика..." Показывают - там.

Делать нечего, кладем наш нехитрый скарб - старенький чемодан и сумку от тормозного парашюта МиГ-25 на двухколесную колясочку (специально купили в Москве перед отъездом) и топаем туда, куда нам указали местные жители.

Так мы и не встретили никакую границу, а соответственно и отметки никакой в паспорте не сделали. Прошли по коста-риканской земле еще километра два, нам показали автобус на Сан-Хосе, сели. Парашютную сумку и чемодан далеко от себя не отпускаем, прижали уши - отметки-то в паспорте никакой нет... Перед отправлением заходят пограничники и начинают проверять паспорта. Ну, думаем, успеть бы хоть последнюю молитву прочитать напоследок, перед тем как высаживать будут... Протягиваю два паспорта, смотрю, а он их вверх ногами держит. Затаили дыхание, ждем: посмотрел-посмотрел - отдает, к следующему подходит - пронесло. Это я уже потом сообразил, что советские паспорта он, наверное, никогда еще не видел...

К.-Р. - крошечная страна, и авиационные дела были там в зачаточном состоянии. Приехали с инспекцией американцы и разогнали все до мозга костей прогнившее управление авиации. Назначили новых ребят, и дело пошло. А тут как раз я появился -просто совпадение. Конечно же, работать летчиком в К.-Р. (на испанском языке) мне даже и в кошмарных снах не снилось. Знаний было не занимать, в БВВАУЛ и академии Монино хорошо учили, и через пару месяцев наша школа стала вообще вне всякой конкуренции.
А когда после одной катастрофы (летчик на взлете передрал ручку, и самолет упал тут же) я прочитал всему управлению авиации лекцию про первый и второй режимы полета (которую нам когда-то в Барнауле читал Юрий Михайлович Черепенин) - мне даже самому интересно было смотреть на себя со стороны. Мне предложили возглавить отдел лицензий, должность зам. нач. управления по летной работе, но это все должности нелетные. А я, дорвавшись до полетов, не мыслил себя вне кабины самолета...

 

Через полгода из Америки приехала еще одна комиссия - проверять, как устраняются недостатки. И эти ребята предложили мне поучаствовать в одной программе, которая включала и геодезические исследования (а я же еще, оказывается, и геолог, Томский геолого-разведочный техникум окончил в 1965 году). Короче, летать на "Сессне-206" со специальным геофизическим оборудованием и делать зондирование некоторых участков земной поверхности. И через несколько месяцев я уже был в США. Геофизическую программу мы закончили, я получил свои 60 тыс. у.е. и остался в этой стране".

 

 

  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить