Вершинин Константин Андреевич

 

       

 

Вершинин Константин Андреевич (21.5.1900 - 1973), военачальник, Главный маршал авиации (1959), Герой Советского Союза (1944). Сын крестьянина. Образование получил на курсах "Выстрел" (1923) и Военно-воздушной академии имени Н.Е. Жуковского (1932). В июне 1919 вступил в РКП(б) и в Красную армию. Участник Гражданской войны, командир батальона. Участвовал в подавлении крестьянского восстания на Тамбовшине. С 1932 служил на штабных и командных должностях в ВВС. Во время Великой Отечественной войны с сент. 1941 командовал ВВС Южного фронта, в сент. 1942 - апр. 1943 - Закавказского и Северо-Кавказского фронтов. В мае-сент. 1942 и мае 1943 - мае 1945 командующий 4-й воздушной армией. Его самолеты принимали участие в боях на Дону и Кубани, в битве за Кавказ и при освобождении Крыма. После войны в 1946 назначен главнокомандующим ВВС и в том же году избран депутатом Верховного Совета СССР. В 1949 попал в опалу и переведен на должность командующего войсками Бакинского округа ПВО, в 1950 его кандидатура уже не была включена в список кандидатов в депутаты Верховного Совета. Тем не менее в 1952 он вернул себе расположение И.В. Сталина и стал командующим войсками ПВО. В 1952-56 кандидат в члены, в 1961-71 член ЦК КПСС. В 1954-56 вновь понижен до командующего округом ПВО. С 1956 зам. главнокомандующего, с мая 1957 - главнокомандующий ВВС и зам. министра обороны СССР. С 1969 - в Группе генеральных инспекторов Министерства Обороны СССР. В 1954-70 депутат Верховного Совета СССР. Автор мемуаров "Четвертая воздушная" (М., 1975).

 

Постановлением Совета Министров СССР от 15 апреля 1974 года и приказом Министра обороны СССР от 30 апреля этого же года с целью увековечения памяти выдающегося советского военачальника К. Л. Вершинина училищу было присвоено его имя. Училище с этого периода начало называться: «Барнаульское высшее военное авиационное училище летчиков имени Главного маршала авиации К. А. Вершинина».

 

 Константин Андреевич Вершинин родился 21 мая 1900 года в деревне Боркино Кировской области. Его боевой путь начался в годы гражданской войны. На восточном фронте. В 1919 году вступил в ряды ленинской партии. После окончания Симбирских пехотных курсов, командуя ротой, участвовал в разгроме банд Булак-Балаховича в Белоруссии, подавлении контрреволюционного мятежа в Воронежской губернии.

В 1930 году, стремясь продолжить военное образование, с должности командира батальона поступил на факультет заочного обучения Военной академии им. М. В. Фрунзе, а затем переводится на очное обучение на командный факультет Военно-воздушной академии ВВС РККА (ныне Военно-воздушная инженерная академия им. профессора Н. Е. Жуковского). Казалась, что ему, не имевшему авиационного образования и тем более летной профессии, будет чрезвычайно сложно осваивать соответствующую программу в стенах академии. Но необыкновенная собранность, невероятное стремление к самостоятельности и работе с первых месяцев учебы перечеркнули все сомнения: он показал удивительные способности в освоении авиационных дисциплин, вопросов применения авиации. Но больше всего, как позже вспоминал Константин Андреевич, и что нашло свое отражение в служебной характеристике, его привлекала летная практика.

В 1932 году, после окончания учебы, был назначен на должность начальника  оперативного отдела штаба 20-й авиационной бригады Украинского военного округа. Его пытливый ум, аналитические способности, умение делать правильные оперативные выводы не могли остаться незамеченными командованием.

В 1933 году, Вершинин становится помощником начальника тактического отдела Научно-испытательного института ВВС РКК, а в 1934-м – командиром авиационной эскадрильи Высшей летно-тактической школы. В характеристике, подписанной начальником политотдела этой школы 25 апреля 1935 года, отмечалось: "По личным качествам тов. Вершинин сможет стать ценнейшим командиром-единоначальником. Считаю вполне целесообразным переучить его на летчика". Он сам, почувствовав романтику полета, рвался к осуществлению своей долгожданной мечты. В 1935 году проходит курс обучения и экстерном сдает экзамены на военного летчика в Качинской летной школе. Став им, проявляет завидное упорство в освоении новых образцов авиационной техники. В этот период в его аттестациях появляется немало высоких оценок со стороны командования.

В 1938 году К. А. Вершинин - помощник начальника Высших авиационных курсов усовершенствования летного состава, в 1940-м — заместитель командира авиационной дивизии, а в мае 1941 возглавил Высшие авиационные курсы усовершенствования летного состава. На этом посту и застала К. А. Вершинина Великая Отечественная война.

Таким образом, в годы предвоенной служебной деятельности в авиации он, во-первых, совершенствовался как летчик, в чем проявил незаурядные способности: во-вторых, довольно быстрыми темпами продвигался по служебной лестнице, приобрел богатый опыт работы с людьми и командования авиационными частями и соединением.

26 сентября 1941 года К. А. Вершинин получает назначение на должность командующего ВВС Южного фронта. В последующем его боевой путь был тесно связан с ВВС Закавказского (сентябрь 1942 года - март 1943-го), Северо-Кавказского (апрель-май 1943-го) фронтов и 4-й воздушной армией (май-сентябрь 1942-го, май 1943-го года - до конца войны).

Изучая военную деятельность К. А. Вершинина, нетрудно выделить два наиболее интересных и чрезвычайно ответственных периода. Первый связан с планированием, организацией и ведением Советскими Вооруженными Силами тяжелых оборонительных операций по срыву гитлеровских планов захвата Кавказа. Второй - с руководством силами авиации в крупнейших стратегических наступательных операциях завершающего периода Великой Отечественной воины.

Становление его как командующего ВВС фронта проходило в трудных условиях. Уже в октябре 1941 года полковник К. А. Вершинин (звание генерал-майор ему было присвоено 22 октября 1941 года) принимает активное участие в обеспечении планомерного отхода 12-й и 18-й армий Южного фронта путем мобилизации всех сил авиации для нанесения ударов по 1-й танковой армии вермахта. Несмотря на уже проявившееся несовершенство организационной структуры ВВС фронта, распыленность авиации по общевойсковым соединениям, ему удалось ценой огромных усилий сосредоточить ее действия на решении задач, но срыву немецкого плана окружения войск фронта.

Он хорошо понимал сложность обстановки и при выполнении поставленных задач проявлял инициативу, творчество, изобретательность. Подобным образом учил действовать и подчиненных. Для него было очевидным, что шаблон в организации и ведении боевых действий всегда приводил к неоправданным потерям. Постоянно призывал летный состав к пояску новых тактических приемов, эффективному использованию устаревшей авиационной техники в борьбе с опытным врагом, оснащенным современными самолетами. К этому времени уже был накоплен опыт успешных боевых действий авиации, поэтому командующий принимал меры, чтобы сделать его достоянием каждого летчика. Анализ проведенных воздушных боев в первые месяцы войны позволил К. А. Вершинину сделать вывод о том, что основным боевым порядком для истребителей в условиях не только качественного, но и количественного превосходства противника является «круг самолетов», позволявший наиболее полно использовать маневренные качества И-16 и И-153 на горизонталях. В то же время Константин Андреевич заметил, что некоторые летчики, особенно молодые, с поступлением на вооружение новых самолетов типа Як-1, ЛаГГ-3 продолжали применять старые тактические приемы, хотя эти истребители по некоторым характеристикам не только не уступали немецким, но даже превосходили их, особенно в маневре на вертикалях. Он постоянно добивался более грамотного использования преимуществ новой авиационной техники.

Как известно, наибольший урон по сравнению с другими родами авиации в первые месяцы воины понесла наша бомбардировочная авиация. Ощущался острый ее недостаток для поддержки наземных войск, действий в глубине обороны противника. Командующий ВВС фронта после глубокой проработки проблемы пришел к выводу, что в результате незначительного переоборудования и соответствующей подготовки летного состава для нанесения бомбовых и штурмовых ударов вполне можно использовать самолеты И-16 и И-153. Позже, когда боевые действия приблизились к Большому Кавказскому хребту, И-15 и И-153 в горных условиях оказались исключительно эффективным средством для нанесения штурмовых ударов по колоннам противника.

Благодаря инициативе и настойчивости К. А. Вершинина была переоборудована для ночного бомбометания довольно большая партия У-2. Опыт боевого применения легких ночных бомбардировщиков получил распространение и на других фронтах. С конца 1941 года они стали в массовом количестве поступать на вооружение частей.

Серьезным испытанием для Константина Андреевича и самым сложным за весь период обороны Кавказа явилась Нальчинско-Орджоникидзевская операции (25 октября - 12 ноября 1942 года), проводившаяся с целью не допустить прорыва противника через Нальчик и Орджоникидзе к Грозному, Тбилиси, Баку. Быстро менявшаяся обстановка, порой непредсказуемые действия противника требовали от командующего ВВС фронта принятия правильных решений в короткие сроки, сосредоточения сил авиации для решения задач на главных направлениях действия сухопутных войск. Так, в критический момент, когда ударная группировка врага при поддержке крупных танковых сил изготовилась для решительного наступления на Орджоникидзе, он сконцентрировал мощь своей авиации для ее уничтожения. Совместными усилиями наземных войск и авиации вражеская группировка была разгромлена и вынуждена перейти к обороне.

Здесь, на южном крыле советско-германского фронта, оперативное искусство ВВС обогатилось первым опытом управления двумя воздушными армиями, действующими в интересах одного фронта. В июле 1942 года передовые части противника на широком фронте вплотную подошли к Дону, и развитие событий приобрело угрожающий характер. В соответствии с директивой Ставки ВГК. в оперативное подчинение командующему 4-й воздушной армией была передана 5-я воздушная армия Северо-Кавказского фронта. Генерал К. А. Вершинин имел также право ставить задачи частям ВВС Черноморского флота и 50-й авиационной дивизии дальнего действия. Несмотря на базирование авиации по трем разобщенным направлениям, он через свой штаб организовал четкое взаимодействие соединении и частей, строго централизованное управление ими и сосредоточил усилия авиации для действий по переправам.

С расширением масштабов боевого применения авиации на Кубани обострилась борьба за господство в воздухе, что обусловило создание в начале апреля 1943 года ВВС Северо-Кавказского фронта. Командующим был назначен генерал-лейтенант авиации К. Л. Вершинин, который сразу же приступил к разработке плана авиационного наступления ВВС фронта в целях разгрома группировки противника на Таманском полуострове. Характерной особенностью плана явилось то, что в нем большое внимание уделялось борьбе за господство в воздухе силами ВВС трех фронтов (Северо-Кавказского, Юго-западного и Южного), Черноморского флота и 6-го бомбардировочного авиационного корпуса дальнего действия.

Новым в планировании и применении авиации явилась разработка планов-графиков вылетов истребителей для расчистки воздушного пространства от вражеской авиации в решающие моменты развития наступления, а также для прикрытия действии сухопутных войск. Для каждой истребительной авиационной дивизии определились состав групп и время их патрулирования. Зоны патрулирования истребителей выносились также за линию фронта, что обеспечивало своевременное предупреждение КП истребительной авиации о приближении вражеских самолетов и перехват их на дальних подступах к прикрываемым объектам. По существу, это уже были элементы планирования воздушных сражений. На Кубани получили дальнейшее совершенствование боевые порядки авиационных соединений, частей и подразделений. Они стали включать группы различного тактического назначения: «расчистки воздуха», ударную, прикрывающую, демонстративную, подавления и наземных средств ПВО, резерва и др. В результате воздушного сражения советская авиация вырвала из рук врага инициативу и завоевала господство в воздухе на южном крыле советско-германского фронта.

В сложнейшей обстановке войны Константин Андреевич проявил себя выдающимся методистом и организатором. Вся его многогранная деятельность оказала непосредственное влияние на успешное завершение воздушных сражений на Кубани и других операций, в которых принимал участие. К. Л. Вершинин, владел различными формами работы с подчиненными, вовлекал их в постоянный поиск новых подходов в решении вопросов боевого применения бомбардировочной, штурмовой, истребительной и разведывательной авиации. Никогда не считал для себя унизительным советоваться с мастерами воздушного боя, всегда поддерживал их инициативу. Именно в его авиасоединениях появились на свет знаменитая «кубанская этажерка»: формула воздушного боя, пронизанная духом наступательной активности и включавшая в себя четыре главных элемента «высота - скорость - маневр - огонь»: тактический прием «соколиный удар», блестяще зарекомендовавший себя сначала в воздушных сражениях на Кубани, а затем и в последующих операциях. Внедрение их в повседневную деятельность авиационных соединений и частей; подняло на новую ступень уровень тактической подготовки и боевой выучки летчиков. Они одерживали победы не числом, а умением. Под командованием генерала Вершинина за годы войны была выращена целая плеяда выдающихся мастеров воздушного боя: А. И. Покрышкин, братья Д. Б. Глинка и Б. Б. Глинка, В.И. Фадеев, В. Г. Семенишин, Г. Л. Речкалов и многие другие.

После освобождения Крыма 4-я воздушная армия вошла в состав 2-го Белорусского фронта и приняла активное участие в Белорусской, Восточно-Прусской, Восточно-Померанской и Берлинской операциях. На завершающем этапе Великой Отечественной воины искусство К. А. Вершинина управлять крупными силами авиации в операциях наполнилось  новым содержанием.

Деятельность Константина Андреевича в этот период отличали целеустремленность, высокая организованность, четкое знание оперативной обстановки не только в полосе своего фронта но и у соседей. Все это позволило генерал-полковнику Вершинину тонко реагировать на изменения обстановки, уверенно удерживать инициативу в воздухе, что являлось важным условием обеспечения высоких темпов наступления войск фронта.

К. А. Вершинин продемонстрировал умение эффективно руководить боевыми действиями авиационных соединений и частей при разгроме окруженных крупных вражеских группировок, о чем свидетельствует уничтожение войск противника восточнее Минска в Белоруссии (1944 год) и крепости Тори в ходе Восточно-Прусской операции- (1945-й). При решении той или иной задачи К. А. Вершинин всегда обращался к опыту, приобретенному им в предшествующих операциях. За героические заслуги перед Родиной и умелое руководство войсками Константину Андреевичу 19 августа 1944 года было присвоено звание Герой Советского Союза.

Константина Андреевича отличала такая характерная черта, как способность в короткие сроки осуществлять маневр воздушной армией на другие направления и сосредоточивать ее усилия на решении главных задач фронта. Так, 1 апреля 1945 года 2-й Белорусский фронт получил задачу в кратчайшие сроки перегруппировать основные силы на щтеттин-ростокское направление, сменить на рубеже Одера войска 1-го Белорусского фронта и подготовиться к участию в Берлинской операции. В связи с этим соединениям 4-й воздушной армии предстояло совершить оперативный маневр на расстояние 300—350 км и перебазироваться на аэродромы восточнее Одера. Сложность маневра заключалась в том, что в новом районе имелось мало (всего 11) пригородных аэродромов. В течение 10—12 суток армия сумела восстановить 8 н построить 32 полевых аэродрома. Она закончила сосредоточение в новом районе за четыре дня до начала операции и была готова к ведению интенсивных боевых действий.

Нельзя не отметить грамотные, энергичные действия Константина Андреевича в ходе Берлинской операции. Когда 65-я армия 2-го Белорусского фронта захватила плацдарм на р. Одер. К. А. Вершинин всего за 30 минут сумел сосредоточить основные усилия авиации в полосе ее действий. Командующий войсками фронта генерал К. К. Рокосовский позже писал, что в этом сражении К. А. Вершинин зарекомендовал себя как крупный авиационный начальник. Его отличали не только высокие организаторские способности, но и постоянная инициативность.

К. А. Вершинин был принципиальным и требовательным командующим и в то же время тактичным, чутким и отзывчивым человеком. Добропорядочность - неотъемлемое качество характера Константина Андреевича. Когда с поста главнокомандующего Военно-воздушными силами - заместителя Министра обороны СССР был снят Главный маршал авиации А. А. Новиков, а эту должность предстояло занять ему, глубоко переживал. Он понимал, что Александру Александровичу предъявлены незаслуженные обвинения: А. А. Новиков стал очередной жертвой закулисных интриг  Сталина и его ближайшего окружения. Эта волна не обошла стороной и его. В сентябре 1949 года началась целая серия переназначений на нижестоящие должности. Ему пришлось проявить большое мужество, чтобы выйти из этого положения достойно. Справедливость восторжествовала. В январе 1957 года он стал главнокомандующим Военно-воздушными силами - заместителем Министра обороны СССР. В 1959 году ему было присвоено звание Главного маршала авиации.

В марте 1969-го он был переведен в Группу генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.

Хорошо зная тактику соединений и частей ВВС. К. А. Вершинин был умелым организатором боевой подготовки.

Нужно признать, что деятельность Глазного маршала авиации К. А. Вершинина в 60-е годы проходила в трудных условиях. В это время преобладали субъективные методы руководства. Нетрудно представить, сколько мужества и упорства требовалось ему при отстаивании планов строительства ВВС, доказательстве высшему руководству необходимости создания новых поколений самолетов и оснащения ими частей и соединений ВВС.

Однако период принижения роли авиации в Вооруженных Силах со временем все же был преодолен. Советские ВВС вступили в новую полосу их развития. Значительный вклад в это внес и К. А. Вершинин. При его непосредственном участии были определены пути дальнейшего совершенствования системы управления авиационными объединениями, соединениями и частями. Ему принадлежит приоритет в принципиально новом подходе к повышению живучести авиационной техники и личного состава на аэродромах, а также в решении других проблем, связанных с применением ВВС в операциях различного масштаба. Он один из тех специалистов, кто стоял у истоков теоретической проработки и практического воплощения в жизнь проблемы полета человека в космос. Большое внимание уделял он отбору и подготовке космонавтов, осуществлению космических экспедиций.

Родина по достоинству отметила ратные подвиги Героя Советского Союза Главного маршала авиации К. А. Вершинина, наградив его шестью орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, тремя орденами Красного Знамени, тремя орденами Суворова 1 степени, орденом Суворова II степени, Отечественной воины I степени, многими медалями.

До последнего дня жизни Константин Андреевич находился в славном строю советских авиаторов, целиком отдавая разум и сердце родному Воздушному флоту.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить