Саша

 

Жигалов Евгений Павлович - выпускник БВВАУЛ 1975 года

  

У меня в 1978 году был курсант (я тогда в Тамбовском ВВАУЛ служил летчиком-инструктором). До училища он жил в Ленинграде на Невском проспекте. После техникума, тоже авиационного, работал в академии гражданской авиации. И вот когда однажды в лабораторию, где он был лаборантом, привезли видеомагнитофон, великую редкость по тем временам, Саша первый включил вилку в розетку и магнитофон тут же сгорел.

Забрали в армию, служил где-то на дальнем Востоке механиком по авиационному оборудованию. Обслуживал Ту-16 (где умудрился, в первый день на аэродроме, по настоянию старших, обкатывать колеса для самолета Ту-16, для подготовки их к замене, хотя теоретически понимал, что этого быть не может). А уж оттуда, поступил в училище.

Он был старше своих сверстников, сержантом, старшиной эскадрильи, всеобщим любимцем. Не голова, а дом Советов. Ходячая энциклопедия. Но родился 1 апреля. И этим все сказано. На земле знал все как свои пять пальцев. На любой сложный вопрос о самолете, об управлении им в воздухе, о нештатных ситуациях всегда давал моментально правильный ответ. Он учился на одни пятерки. Он и техникум закончил с отличием.

Но вот в воздухе вся эта башковитось куда-то девалась, и в кабине самолета сидел какой-то совсем другой Саша. На уговоры, на ласковый тон, на резкий окрик или на мат (чем я очень редко пользовался, зная по себе, что это к хорошим результатам не приводит, но иногда доставал меня конкретно) реагировал одинаково вяло и невпопад.

Первоапрельская невезучесть частенько его преследовала по жизни, не смотря на его, практически энциклопедическую, голову. Уже, заканчивая техникум, незадолго до защиты своей итоговой работы, в давке выбирался из троллейбуса, держа в руках тубус с умопомрачительно сложным чертежом. Из троллейбуса он выбрался, но тубус остался за закрытыми дверями, а в руках только ручка от него. Оббегал все троллейбусные парки, но тубуса не нашел. Уже когда заканчивал новый чертеж этого сложного проекта, совершенно нечаянно опрокинул на него баночку с тушью. Третий чертеж уже делал торопясь и с опаской, тушь держал подальше, а в техникум нес его пешком.

Как-то во время предварительной подготовки к полетам послал его командир звена в столярную мастерскую, пробить в доске стамеской дырку 2х2 см. для подставки настольной лампы. Дело пяти минут и до мастерской минут пять ходьбы. (Впрочем, Саше на предварительной подготовке и делать то нечего, он все знал, что ни спроси). Но, тем не менее, его отправляли в мастерскую не навсегда. Нет Саши через 20 минут, нет через 40, нет через час. Вернулся через полтора, правда, с выполненным заданием.

Слушаю диалог между ним и командиром звена:

- Ты где был?

- В мастерской.

- Ты что туда на четвереньках полз?"

- Нет.

- А что же так долго?

- Да там столяр пьяный.

- А ты, что сам не мог пробить?

- Он стамеску мне не давал!

- А как же ты пробил дырку?

- Он мне потом дал ее.

- А как уговорил?

- Он мне предложил песню спеть дуэтом.

- И ты пел с ним?

- А что было делать, не силой же брать, еще молотком ударит?!

- Что хоть пели?

- По долинам и по взгорьям.

- Только ее одну и пели?

- А он других не знает.

- Целый час "По долинам и по взгорьям"?

- Да. Сначала не в лад ни впопад, а потом на два голоса.

- Он доволен остался?

- Доволен. Сказал: - "Приходи еще"!

Мы тогда летали в городке Кирсанов - есть такой в ста километрах на восток от Тамбова. Тогда у нас по субботам назначался патруль по городу, и, как правило, летчик-инструктор брал с собой своих курсантов патрульными. Все офицеры полетели домой в Тулу на выходные, а я в патруль со своими курсантами. Вот мне Саша и говорит:

- "Товарищ старший лейтенант, пойдемте в Кирсанов свиней поищем".

- Саша, ну и шутки у тебя!

- Какие шутки. Я их в жизни живьем не видел.

- Брось болтать. Как это может быть?

- Так они же по Невскому проспекту не бегают (где он и жил до армии и училища). В Забайкалье у нас не было их. В Тамбове тоже нигде не видел. В Ленинградском зоопарке свиней тоже не было. Вот и не получилось у меня до сих пор встретить свинью живую, только на картинках и в кино!

Сжалился. Пошли свиней искать. Кирсанов хоть и город, но это все равно большая деревня и долго нам искать свиней не пришлось. Пошли на окраину и тут же нашли огромную особь с кучей поросят. Сколько же восторга было!

Приехал он ко мне в гости в Тулу, после окончания второго курса. Привез моей Алене большую неваляшку Ваньку-встаньку. Ей только год исполнился. Она Сашу как увидела и сразу в крик. Саша -  "Ну вот, они все, как только меня увидят и сразу плачут!"

Идем по Туле - продают билеты лотереи спринт, тогда еще только что появившейся.

- Саша, стой, я сейчас куплю билет.

- "Вы что! Мы сейчас всю коробку купим, и там ни одного билета выигрышного не будет!".

Я ему поверил.

Юмором обладал незаурядным - любовь и гордость всей эскадрильи. Но в полете это было нечто. На земле лучшего помощника не было, он мог провести предварительную подготовку за меня, рассказывая, что и как надо делать. Жаль было хлопца.

И мы с командиром звена решили, во чтобы это не стало, вывезти его и допустить к самостоятельным полетам. Точнее сам командир звена сказал мне так "Сашу надо вывезти обязательно, иначе в авиации без таких как он, совсем скучно будет". С чем я был очень даже согласен.

Мы с Сашей вместе взялись. И кое-как добились победы. Вылетел он у меня на Л-29 с третьей проверки. Это значит, что мы его трижды представляли на допуск к самостоятельному полету. А такой допуск, как правило, разрешают от заместителя командира эскадрильи и выше. Причем после каждой неудачной попытки этот уровень повышается. В результате его выпускал сам командир полка. Выпустил! Когда Саша начал летать на Ил-28, я встретил его инструктора и попросил не списывать, в ответ услышал – «Сам знаю»!

Вот так я загубил человеку жизнь (профессию) из благих побуждений, но вряд ли он обижен на меня за это. На последующих курсах другие летчики его тоже пожалели. В результате Саша закончил училище.

В общем, он сделал чисто самостоятельных полетов всего пару десятков. А большинство своих самостоятельных полетов летал с "опытным пассажиром" т.е. со мной или с летчиком-инструктором другого экипажа. Но летную программу выполнил, и получил первую в своей жизни тройку за экзамен по пилотированию. Что перечеркнуло полностью возможность получения диплома с отличием (а возможно и золотую медаль). Но он сильно не огорчился. Главное было для него летать. И он получил эту возможность.

Но спустя много лет я пожалел, что тогда не списал его. Пропал человек как инженер или еще какой-нибудь талантливый специалист. В академии я учился с командиром полка, в котором служил Саша. Спросил командира, как летает Саша, чего добился. Ничего не добился. Успех был такой же. На земле блеск и сверкающие знания. В воздухе ничего. Пытались поставить командиром корабля, но отказались от этой затеи.

Так он и не стал командиром корабля. Тогда он летал в Семипалатинске на Ту95. После его перевели в Иваново на Ан12 или Ан22, не знаю точно, и больше я о нем ничего не слышал.

 

P.S.  Через много лет, уже когда я перехал в Санкт-Петербург нашел его в Смоленске. Там и живет. Разок поговорили по телефону и он опять "пропал". Видимо действительно я ему жизнь испортил, отпустив в самостоятельный полёт на Л-29. 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить