Третий, но как первый!

 

Граздов Юрий Алексеевич - выпускник БВВАУЛ 1983 года

 

Закончился осенний отпуск. Последние его часы, минуты. Казарма. Мы, в ожидании первого построения, делимся впечатлениями от отпуска. Юрка Казаков как всегда в ударе -его сигареты «Казахстан» и «Медео» вне конкуренции и расходятся на «ура». Такие забористые и крепкие, как настоящие «Мальборо». Да, довелось мне отпробовать их в отпуске в Каменке-Днепровке у дяди. Он фанат-собиратель сигарет и напитков в оригинале. Увидев, что я курил, сказал: Выбрось эту гадость и кури любые из коллекции, но пачка и две сигареты в каждой - должны оставаться в целости. О! Как я тогда подымил! А вкус запомнил каждой марки. Какое это наслаждение - достать пачку настоящего «МАЛЬБОРО» или «Филлип Мориса» - рейтинг-фурор! Наслаждение даже от осознания этого ощущения! И тут такая удача - вновь окунуться в приятные воспоминания в последние минуты отпуска. О той красавице в купальной шапочке на камнях у берега Днепровского моря. Она была такая загадочная, красивая и недоступная, словно фея, и как русалка, когда плыла. Просто богиня!

 «Выходи строиться!» - старшина всё испортил. Но легко и привычно занимаю своё место в строю. Перекличка. Мы все в полном составе. Игорёк, наш младшой сержант, отрапортовал «Бене» (Сане Иноземцеву). Этот наш сержант, командир отделения, просто кумир с непонятным перемешанным прошлым десантуры и красного диплома авиационного техникума. Загадки его души, молниеносной сообразительности, криками во сне «Мужики я вас прикрою, сейчас замочу всех гадов!» и ненависть к котам, так и остались нераскрытыми.

Старшина Михайло Самуйлик, отрапортовал командиру роты Акопяну о наличии курсантов. По-белорусски его имя звучит как Мишча, хотя, конечно же, он Михаил. Но Михайло - точнее, потому что своими повадками он был похож на неповоротливого медведя.

Сергей Дживанширович (товарищ майор и не иначе - суббурдинация) сразу объявил, что он надеется на то, что наша рота с честью и в полном составе закончит обучение в этом учебном году, и сможет приступить к лётной программе по освоению нового самолёта МИГ-21. Закончил он речь словами: «Ведь вы будете первыми в этом училище, осваивающими этот новый тип. Вольно, разойдись!».

Да это не просто мечта, это мечта всех мечт - летать на прославленном самолёте-истребителе! Это вам не хухры–мухры! Надо придумать, что-нибудь неординарное!

 «Толян! (Анатолий Клевакин - лучший друг и товарищ, всё пополам: и парту, и тумбочку все 4 года). Мысли есть по этому поводу?» - Да какие мысли?! - Учиться надо.

 «Да учиться - это нетрудно, но скучновато, а вот сам посуди, на кафедрах совсем нет ни одной модели 21го! Это ж как здорово! Начнём новую серию – «21-й» на поток! Нам же нетрудно, и кафедрам легче. И если что, то лишний балл. Ходило такое правило - модель увеличивала на единицу балл ответа, и при плачевном исходе можно было отбелить результат! Но это брызги. Иногда, видя модель, преподаватель уменьшал на балл ответ, и курсант зарабатывал то, на что он ответил. Короче - кому как повезёт. Но мы не пользовались этим. Лучше учить и подарить модель в знак благодарности за обучение. Вот так и работали!

Неплохая это идея, и выполнимая. Да и помогало это занятие отвлечься и расслабиться от тяжёлых будней обучения. И понеслась эта работа и учёба одновременно.

Каждый, кто не знает, скажет: «А чё там не учиться? - Оденут, накормят, выучат, натаскают, как медведя, живи - не хочу! Танцы-обжиманцы устраивают! Что надо-то?!» Да почему-то не все бежали в военные училища. Что ж пугало остальных? То-то! Забывают при обсуждениях, что это служба, казарма, распорядок! Наряды, порядок подчинения, и никакой самодеятельности, - сразу за «...» и за борт! А увольнения... попробуй, сходи, - всего выжмут при подготовке и проверке. Да и как на другую планету каждый раз попадаешь! Непростая это жизнь - учиться в лётном! Всё сжато до предела, и тут ещё летать. И не просто летать, а самому. И там мамок нет, и земля далеко: стихия и ты. Как на табуретке перед этой стихией. Это когда подняли, опустили - восторг! А когда сам? Да столько потов сойдёт, и столько шкур сдерут с тебя преподаватели, инструктора, командиры, пока из тебя сделают то, что нужно. И то не окончательно, а придадут всего лишь красивую форму минералу, огранка которого в боевом полку поможет стать воином и мастером, настоящим бриллиантом своего дела. И не факт, что ещё получится. Может и растрескаться алмаз, или сгореть. Или ещё какие дефекты появиться. Но, мы отвлеклись, к теме ближе.

Но, всё-таки, третий курс - не первый, а всё как на первом, так как опять всё впервые! Снова учить и самостоятельный вылет на новом, боевом типе. И это экзамен, однако, ой! Сколько нас сможет его выдержать!

Понеслись будни. Скоро пятница - праздник 7 ноября! И нам в караул! Я-то уже девчонку пригласил на танцы (познакомились на предыдущих). И тут - на тебе! Караул! А кому сейчас легко! Перед нарядом выспались. Проснулся от азартного возгласа: «Вали! Тоже не сломал!» Что там они ломают? Поднялся, смотрю - «горе-каратисты» ломают палку ударом руки. Эка невидаль - палку не могут сломать!

 «Ну-ка, посторонись!» Примерился, хлёсткий удар - что-то хрустнуло внутри: «Сломал!?» - мелькнула мысль. Все смотрят на палку, вертят её. Что сломал-то? - Палка целая. «Блин, дураки! - Я руку сломал!». И точно - рука повисла, мягкая обволакивающая истома подобралась к голове, но, главное - отогнать чувство боли. Все недоверчиво посмотрели на меня, на мою руку, на палку, - как заржут – «Сломал, палку - руку сломал!»

Конечно, караулу хана! Замена в составе караула! ЧП! Медчасть! Травмпункт! Гипс! Объяснительные! И типа бегом в гипсе на танцы! Молодость! Только потом осознание всего! А тогда ведь ничего в голове - просто жизнь, блин такой телок, которых мало!

Первое - нарядов нет. Как это здорово! Но как твои товарищи теперь посмотрят на тебя? Да и простое – умыться утром, побриться. А ширинку расстегнуть левой и сразу, а не тогда, когда сможешь. А постель заправить? А... и много этих «А...»., и все заглавные! Спасибо Толику! И всем, кто был рядом! Если бы не они, меня просто бы замучили, и, наверное, отчислили. Ведь это так сложно, оказывается, научить левую руку работать как правую! Даже, как я понял, научить другое полушарие работать, это не просто. А ведь левая рука подчиняется ему, и по другим законам.

Началась другая жизнь! Модели самолётов зависли. Тогда помог, можно сказать - вытащил на своих руках, эту идею Толик. Он придумал установку для обтачивания заготовок модели. Как неутомимый стахановец, он просто вдохновил меня потихоньку взяться и снова приступить работать пусть левой и медленно, но в помощь.

Тут в увольнении поехал к моей маме в поликлинику, чтобы она помогла оценить состояние костей руки. И результат плачевный - пришлось ломать заново, и снова укладывать под местным наркозом усилиями рук врачей и заново накладывать гипс. Чтобы кости срослись более-менее правильно. Результат - снова гипс. Но с надеждой, что всё будет в порядке и полётам теперь это не помешает.

Да, тут в нашем полку прибыло! Юра Орлов - перелом ключицы. Съездил с ребятами помочь подержать дельтаплан. Были у нас любители этого дела при кафедре аэродинамики, да что ты - сам Черепенин Ю.М. во главе секции. Бывший спортсмен-дельтапланерист Серёга Лавренко и Эдик Мамин! И при них - вечный искатель приключений Юрий Орлов! Нет, правда, нормальный парень, и как звучит - ОРЛОВ! Это вам не Кузькин! И пробанул он спуститься на дельтоплане, вымолил он этот спуск. Но ведь во всём нужна сноровка и тренировка. Да и телосложение должно быть соответствующим ящерке, как у Серёги или спортивно-динамичным, как у Эдика Мамина. А тут – прямо русский богатырь Илюша Муромский. На то же крыло по площади нагрузка-то больше. Да ещё в этот маленький треугольничек должен проскочить при ударе, за который они дельтапланом управляют, перемещая своё тело. Как он называется: трапеция, что ли? Сложиться-то он сложился, но не поместился в эту трапецию. Тут по инкстинкту рука выскочила, ища точку опоры, ключица хрясь, и треснула!

В нашем полку прибыло: у Юры левая, у меня – правая. Да тут ещё и Саня Штро ломает лодыжку. Или вывих у него, растяжение? Но факт тот, что тоже в гипсе. И нас набралось тогда трое – «святая троица» прямо. Хоть не одному в гипсе, а за компанию - уже весело. Да и не так в глаза бросается.

Но что это я о переломе? Ну их куда подальше эти переломы!

И вот приблизилось время первых зачётов. Тут я понял, что без конспектов я просто никто! Кто из вас пробовал писать за лектором? Правой еле поспеваешь, а тут - гипс. Понял я, что надо учиться писать левой, и потихоньку, самым отвратительным почерком, начал заставлять свою левую писать. И у меня получилось. Правда, ушло недели две, не меньше. Но я писал! Я воспрянул духом. Ну и что, что наклон не в ту сторону и почерк другой, оказывается, после записанного человек сможет думать, запоминать, и, главное - анализировать. Без написания мысли невесомы, и могут выветриться при слабом нажиме или дуновении извне. А книги, - это не твоя рука, и доходят до сознания не сразу. Нет такой скорости усвоения, как от осмысления собственноручно написанного. Да и воспоминание лекции вместе с прочтением конспекта сразу всплывает перед глазами. Я, правда, тогда, как заново воскрес! Сколько мы провели ночей в написании первоисточников по марксоленинской! Ё! Сколько было трудов положено не только в учёбе во всём училище. Переоборудовали и классы, и кафедры, и делали стенды, и оборудовали кабины самолётов, и даже «ленинские» комнаты. Всё кипело и бурлило. Везде было всё заново. Да и у нас не только технический уклон на курсе. Ведь у каждого курса свой ансамбль - музыканты и гордость - художники, а это работа и забота, ещё какая. Как мы уважали наших музыкантов и боготворили людей, умеющих положить на холст то, что они видят. Я до сих пор поражаюсь этому искусству. Это нечто. У меня мой дядька в Пурехе, был художником, так он однажды показал мне, что такое фотопамять. Перетасовав колоду карт, он называл одну за другой, которые лежали в стопке, поочерёдно открывая их, и не разу не ошибся. Как он рисовал! Этот урок напрочь отбил в жизни брать карты в руки и играть, ведь в таком раскладе выиграть невозможно. Наверное, каждый пример – учитель жизни. И только русская привычка пить, всё сгубила – вскоре дяди не стало.

И у нас есть курсанты - художники. Это же талант, и он, как и слух - от Бога. И это типа особой касты людей. Они жили в своём мире, понятном только им одним. Но это другая история.

Первые «зачёты» выявили, что я просто «как фанера над Парижем» могу просвистеть в этом семестре. Тут подходит ко мне Игорёк Косых, и говорит: «Юра, я всё понимаю, но знаю, что только ты сможешь помочь мне объяснить и понять суть всех процессов, которые мы изучаем, а я помогу тебе в усвоении предметов и восстановлении конспектов». Получается, он не может объяснить сути вопроса - не понимает предназначения, а я знаю всё, но не хватает, как сам Игорёк говорит - знания описания предмета. В общем, мы заключили союз, от которого сами решили помочь друг другу восполнить наши пробелы в знаниях. И - понеслась, родная! Суть этого метода проста, как свет. Мы бегло читаем сами по себе материал, и потом по очереди каждый рассказывает основательно друг дружке только что усвоенное. И слушающий просто мучает другого потом просьбами и расспросами, уточнить места, не прозвучавшие в ответе. Результат ошеломил нас обоих. Игорёк, как он говорил раньше, просто повторял для него «матершинные» слова, как попугай, а, поняв назначение слов, легко мог рассказывать про процессы, как матёрый преподаватель, жонглируя терминами, значение которых он теперь воспринимал не как набор звуков. Я же полностью укрепил свои знания и смог докопаться не только до сути значения «мата» терминов. Но и легко анализировал любые процессы, проходящие в организме всех механизмов и установок. Этот принцип обучения не раз спасал меня в дальнейшем. Только найти такого напарника по науке обучения, не удалось. Всё как-то простые, без духа творчества встречались, нет, без обид – может, я не разглядел, но так довелось по жизни.

Судите сами - конструкция самолёта, преподаватель - полковник Эндека. Контрольный зачёт, перед зачётом к экзамену. Двояк. Ни одного ответа. И что? Через два дня пересдача - конспект, знания ответы легко, непринуждённо. Допуск к экзамену зачёт, рассказ всего билета чуть не наизусть, признаюсь - знал весь предмет. Так мы отточили свой уровень подготовки.

Вы скажете: Ну это вы молодцы - придумали и отработали! Нет, ребята, это у меня уже было в школе при подготовке к экзаменам за восьмой класс. Мой друг по жизни - Валерка Староверов придумал это, гонять друг дружку перед экзаменом. Готовимся два дня сами по себе, а потом друг друга валим, рассказываем, заставляем понять всё. Результат - «отлично». Вот мы и здесь его применили в подготовке. Игорёк потом на экзамене отвечал полковнику Майхер, я - Эндеке. Думал – завалимся оба, но результат – «отлично». И так по всем предметам. Здорово это - работать в паре. Кто понял и шёл в паре по жизни, добивался многого, только если знали, что у каждого за спиной друг, и всё будет как в БАГДАДЕ - спокойно. И это не шутки. А одному всегда так и приходится потом колыхать до бесконечности океан жизни. Превращая саму жизнь в СИЗИФОВ труд «отсюда и до отбоя».

2.01.2008, Граздов Ю.А.

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить