Так мы росли

 

Глава седьмая. Они были первыми

 

Н. С. Гаврилов, полковник в отставке, кандидат исторических наук, доцент

 

Так мы росли

По прибытии в училище в январе 1967 года передо мной встали две главнейшие задачи: 1) формирование кафедры и 2) создание материально-учебной базы. Штат кафедры марксизма-ленинизма был утвержден в следующем составе: начальник кафедры, четыре старших преподавателя, пять преподавателей (один гражданский — преподаватель политической экономии) и заведующий учебным кабинетом. Роль начальника кафедры в подборе преподавательского состава была ограничена: часть офицеров назначили сверху без согласования даже с руководством училища. По возрасту состав кафедры был солидным — все перешагнули за 30 лет, а четверо — за 40. Все преподаватели имели высшее образование, в том числе университетское и педагогическое. Стационарные высшие учебные заведения окончили: Гаврилов И. С. — факультет истории СССР высшего военно-педагогического института им. М. И. Калинина, Чернов Е. А. — факультет политэкономии того же института, Мошков А. Ф.— факультет партполитработы Военно-политической академии им. В. И. Ленина, Гаврилова Н. Г. — исторический факультет Ленинградского педагогического института им. А. И. Герцена и Шипулипа В. С. — (зав. кабинетом) — исторический факультет Барнаульского пединститута. Остальные преподаватели заканчивали вузы заочно.

Следует отметить деловые качества преподавателей первого состава кафедры. Начну со старших преподавателей. Подполковник Виктор Михайлович Пантелеев вел курс марксистско-ленинской философии, обладал хорошими деловыми качествами, вложил много труда в создание учебной базы. Он имел общительный характер, умел правильно построить отношения с курсантами, охотно ездил в полки для проведения занятий с курсантами и офицерами. Заслуженно пользовался авторитетом среди сослуживцев и курсантов. Кстати, он дал больше, чем какой-нибудь другой преподаватель УЛО, рекомендаций курсантам для вступления в партию. Для меня осталось непонятным его стремление в 1974 году немедленно уволиться в запас и уехать в город Овруч, хотя я ему подсказывал, что возможно в связи с 30-летием Победы участникам войны будут присвоены воинские звания на одну ступень выше штатного расписания, то есть он может стать полковником. Впоследствии он переехал в город Ярославль и работал заведующим учебным кабинетом в университете.

Подполковник Евгений Андреевич Чернов курировал политэкономию. Он окончил в 1957 году политэкономический факультет ВВПИ имени М. И. Калинина, работал преподавателем в военных училищах. К нам прибыл из Кемеровского высшего военного училища связи. Следует отметить, что Чернов имел хорошую теоретическую подготовку, основательно работал над повышением знаний по предмету и по совершенствованию методических навыков. Отличался дисциплинированностью и исполнительностью.

Подполковник Михаил Васильевич Ермольчик вел курс истории КПСС. Редкий случай такой удачной воинской службы. В 1952 году он окончил Киевское авиационно-техническое училище, служил техником, в 1954 году вместе со школой младших авиационных специалистов прибыл в Барнаул и прослужил в одних и тех же казармах до 1987 года, сменив две квартиры. За 25 лет офицерской службы вырос от лейтенанта до полковника. К моменту формирования училища он был пропагандистом политотдела ШМАС. Начальник политотдела рекомендовал его взять преподавателем на кафедру, так как он окончил исторический факультет Барнаульского пединститута. Взяв его преподавателем, я не жалел об этом, более того, вскоре представил его на должность старшего преподавателя, а при уходе в запас предложил и отстоял в Политуправлении ВВС его кандидатуру на должность начальника кафедры.

Какими же качествами обладал М. В. Ермольчик?

Теоретическая подготовка была в то время недостаточной, но он обладал огромной трудоспособностью. Для него характерны чувство ответственности за порученное дело и исключительная исполнительность. Поручив ему какое-то дело, можно не сомневаться, что оно будет выполнено. Если не выполнил что-то, то оно было сверх его сил и способностей. Большая заслуга Михаила Васильевича в создании материально-учебной базы кафедры. Пригодились его навыки, организаторские способности и большие связи в городе. Сюда следует добавить его умение найти, установить контакты с людьми. Принимал активное участие в общественной работе, в обществе «Знание» как лектор крайкома КПСС. Благодаря своему трудолюбию М. В. Ермольчик первым на кафедре защитил диссертацию и стал кандидатом исторических наук. Его труд на посту начальника кафедры отмечен орденом Красной Звезды. После увольнения в запас работает доцентом в краевом институте усовершенствования учителей.

Пожалуй, не следует описывать всех преподавателей, так как это займет много места в моих воспоминаниях. Поэтому остановлюсь на двух кандидатурах.

В числе первых прибыл на кафедру выпускник Военнополитической академии майор Аркадий Федорович Мошков. Он имел хорошую теоретическую подготовку, цепкий ум, прекрасно разбирался в технике. Своими идеями и практической работой А. Ф. Мошков внес значительный вклад в создание материально-учебной базы кафедры, особенно в оборудование ее техническими средствами обучения. Имел свои собственные взгляды и мнения. Отношения со старшими, товарищами по службе и курсантами строил на принципиальной основе. Принимал активное участие в общественной работе: был секретарем партийной организации кафедры, два срока избирался в состав Центрального районного Совета депутатов трудящихся. После увольнения В. М. Пантелеева в запас стал старшим преподавателем философии, а в 1976 году получил назначение на должность начальника кафедры марксизма-ленинизма вертолетного училища в Саратове.

В целом коллектив кафедры подобрался трудолюбивый и творческий, что дало возможность проделать огромную работу по созданию и оснащению кафедры. Отношения с преподавателями па службе я строил в соответствии с требованиями воинских уставов, не давал повода для панибратства и неуважительного отношения. Во внеслужебное время часто отмечали вместе общие праздники и семейные торжества, для чего собирались в ресторане, на квартирах и на лоне природы. Особенно творчески, с выдумкой организовывал такие мероприятия А. Ф. Мошков.

Пожалуй, стоит подробнее остановиться на том, как мы создавали учебно-материальную базу кафедры и училища.

Что представляли из себя здания и помещения, которые заняло формируемое училище после передислокации IJIMAC в Рубцовск? Несколько кирпичных казарм, построенных в 1905 году, несколько бывших конюшен, возведенных колчаковцами в период гражданской войны. Бывшая полковая церковь была приспособлена под клуб. В годы Великой Отечественной войны эти помещения занимали подразделения Барнаульского пехотного и Лепельского артиллерийско-минометного училищ. Все здания требовали ремонта и внутренней переделки в соответствии с потребностями высшего летного училища.

Ремонт старых помещений, одновременно строительство учебного корпуса, столовой и курсантской казармы продолжались более четырех лет. В течение этого времени кафедра восемь раз меняла место своего расположения. Создание учебно-материальной базы начали с составления списка необходимой учебной и общественной литературы для курсантов по каждому году обучения, Ее приобретением занималась учебная библиотека. Задача кафедры — помощь библиотеке и контроль за поступлением. Уже весной 1967 года приступили к созданию учебного кабинета марксизма-ленинизма: учебно-методические стенды, литература для самостоятельной подготовки курсантов, наглядные пособия (карты, схемы, диаграммы, таблицы), простейшие технические средства обучения (эпидиаскоп, диаскоп, проигрыватель, диафильмы, слайды, грампластинки), подшивки журналов и газет, соответствующая мебель. С каждым переездом многое приходилось делать заново: участвовать в ремонте помещений, ремонтировать стенды, оборудовать место для хранения учебно-наглядных пособий и т. д. Во всех видах работ участвовали все преподаватели. Широко привлекали курсантов. Не впадая в бахвальство, замечу, что даже в бывших конюшнях создавали приличные учебные помещения. Для преподавателей кафедры были своеобразной наградой слова первого начальника училища генерал-майора авиации В. Н. Филимонова: «Совещания офицерского состава будем проводить в кабинете марксизма-ленинизма — это лучшее помещение».

В сентябре 1971 года ввели в строй новый учебный корпус, хотя и со значительными недоделками. Состоялся последний переезд кафедры на постоянное место расположения. Кафедра получила для размещения, оборудования и использования лекционный зал, два класса, две комнаты для преподавателей, одну для кабинета начальника кафедры, фойе и рекреацию. Потом при помощи начальника училища генерала А. А. Парфенова «выбили» две небольшие комнатки для хранения наглядных пособий и для мастерской. К сожалению, помещения кафедры находились на разных этажах, третьем и четвертом. Составили перспективный план развития учебно-материальной базы кафедры, строго определив сроки введения в строй каждого объекта, ответственных за исполнение. К этому времени собрали необходимые материалы и инструменты. В приобретении их большую роль сыграл М. В. Ермольчик. Часть инструментов нам передала школа младших авиаспециалистов, значительную часть — станкостроительный завод. Материалы получали со склада учебно-летного отдела и покупали по возможности в магазинах.

Огромный объем работы потребовал полнейшей самоотдачи преподавателей, широкого привлечения курсантов, В эти годы шли занятия с курсантами на всех курсах, в октябре 1971 года уже состоялся первый выпуск летчиков. Конечно, мы приобрели неплохой опыт в организации работ, в разработке и изготовлении пособий, что дало возможность избежать многих ошибок. Определенную поддержку в оборудовании учебных аудиторий кафедра получала со стороны начальника училища. И, тем не менее, преподаватели и курсанты проделали колоссальную работу. Среди курсантов имелись светлые, творческие головы и золотые, умелые руки. Несколько ниже я расскажу о многих из них,

Что же мы сделали в новом учебном корпусе? Как оборудовали учебно-материальную базу кафедры?

Нашей гордостью и, пожалуй, гордостью училища стал лекционный зал (аудитория № 311). В нем провели дополнительную отделку: заново покрасили степы, на задней стене нарисовали силами курсантов прекрасное панно, поставили полированные кафедру и преподавательский стол из трех секций, покрыли рабочие места для слушателей лаком, перекрасили пол, повесили хорошие занавеси. Ответственным за аудиторию закрепили М. В. Ермольчика, который при помощи курсантов постоянно поддерживал образцовый порядок в помещении. Но не это было главным в лекционном зале.

Учебную аудиторию хорошо оборудовали техническими средствами обучения. С пульта управления, расположенного на кафедре, преподаватель мог использовать во время лекции кинопроекционные аппараты (широкоформатный, нормальный и узкопленочный), диапроектор, проигрыватель и магнитофон. Вся аппаратура расположена в специальном помещении за лекционной аудиторией. Экран для проецирования фильмов, диафильмов и слайдов располагался на стене за спиной преподавателя. Под экраном находилась большая стеклянная классная доска специального изготовления. Имелся набор цветных мелков. Рядом с кафедрой стоял схемодержатель, который давал возможность поднять учебное пособие на необходимую высоту. Держатели схем раздвигались в стороны, что давало возможность повесить 2—3 пособия.

Одновременно с оборудованием аудиторий ТСО приобрели кино- и диафильмы. Диафильмы покупали в магазине учебных пособий. С ними было легче. Приобретение учебных и документальных кинофильмов шло через кинобазу СибВО (передавали училищу часть списанных лент. По нашим просьбам часто списывали именно то, что было нужно нам) и Новосибирскую кинокопировальную фабрику. Пришлось специально поехать в Новосибирск на фабрику и установить деловой контакт с начальником планового отдела. Мы просматривали годовые планы выпуска кинофильмов, делали заявки с гарантией оплаты. Фабрика копировала сверх плана необходимые нам фильмы. Научились делать учебные Диафильмы, даже цветные. К 1976 году кафедра имела в своем распоряжении 254 части учебных и документальных кинофильмов и сотни диафильмов по всем общественным наукам, партийно-политической работе, авиационной психологии и педагогики. При необходимости брали фильмы в краевой кинобазе и других учебных заведениях. Все преподаватели прошли курсы киномехаников, сдали зачеты и получили права кинодемонстраторов, то есть научились правильно, грамотно использовать проекционную аппаратуру. Систематически проводили занятия с преподавателями по Методике использования ТСО.

Одну аудиторию сделали кабинетом марксизма-ленинизма. В ней поставили шкафы с учебной литературой, журналами, подшивками газет. Изготовили большой стенд «Как работать с книгой» и несколько меньших стендов с методическими советами. Оборудовали место для кино- и диапроекторов, выдвижной экран, электрифицированную «Политическую карту мира». Последняя давала возможность курсантам тренироваться, а преподавателям — проверять их знания по СЭВ, Организации Варшавского Договора, НАТО, национально-освободительному движению и территориально-административному делению СССР. Кабинет марксизма-ленинизма использовался днем как класс для занятий, а вечером для проведения консультаций и самостоятельной работы курсантов. Заведующими кабинетом работали В. П. Стародубцев, В. С. Шипулина и наиболее длительное время — А. Ф. Жданова, знающий и инициативный работник.

Второе помещение оборудовали как класс партийно-политической работы и воинского воспитания. Здесь имелись диапроектор, магнитофон, проигрыватель, учебные стенды, подшивки соответствующих журналов и газет. Оно также использовалось для проведения семинаров и самоподготовки курсантов. В световой рекреации на третьем этаже повесили карту текущих событий и два тренажера по вопросам внутренней и внешней политики. Что представляла собой карта текущих событий? На большом листе деревоплиты разместили политическую карту мира, под ней три витрины: «В мире», «По стране», «В армии и на флоте», на которых помещали наиболее важные сообщения, делая вырезки. Их смена шла почти ежедневно. Электрические тренажеры содержали вопросы, ответы на которые находились здесь же. Задача курсанта состояла в том, чтобы найти правильный ответ и включить его в сеть, тогда загоралась контрольная лампочка. Эти тренажеры давали возможность сочетать познавательные и игровые моменты, вызывали интерес у курсантов.

По каждому предмету изготовили большое количество наглядных пособий: карт, схем, диаграмм, картин. Их фонд постоянно обновлялся и пополнялся. Провели систематизацию их и хранили в висячем положении, что обеспечивало быстрый розыск их и правильное возвращение на свое место. Буквально с первых дней формирования училища стали вести альбомы «Периодическая печать о Барнаульском ВВАУЛ». Постоянно следили за публикациями материалов об училище, его личном составе, выпускниках в общеполитических и военных журналах и газетах, вырезали эти материалы и наклеивали на листы альбомов. К 1976 году собрали четыре большие книги таких материалов.

Ежегодно проводились смотры учебной базы кафедр. Победители награждались вымпелами, их опыт обобщался и распространялся в других коллективах. Командование училища объявило конкурс на лучшую учебно-материальную базу, что способствовало оживлению рационализаторской работы во всех учебных подразделениях. Среди лучших рационализаторов училища были два преподавателя нашей кафедры: подполковник В. М. Пантелеев и майор А. Ф. Мошков. 25 ноября 1974 года прошел смотр учебной базы. Комиссию возглавлял начальник училища генерал-майор авиации А. А. Парфенов. И на этом смотре вымпел и грамота за первое место были вручены кафедре марксизма-ленинизма, а ее начальник отмечен ценным подарком.

26 сентября 1975 года окружная газета «Советский воин» в статье «Воплотить в жизнь требования партии (Насущные задачи преподавателей общественных наук в училищах округа)» отмечала: «В повышении эффективности лекций особое место принадлежит наглядным пособиям и техническим средствам обучения. Созданию и применению их в ряде наших училищ уделяется немало внимания. Особенно значительны успехи в этом отношении в Барнаульском высшем военном авиационном училище летчиков имени Главного маршала авиации Вершинина К. А. Здесь во всех аудиториях кафедры марксизма-ленинизма создано специальное оборудование для комплексного применения технических средств обучения, имеется огромная фильмотека и замечательная по подбору материалов фонотека. В сущности, по каждой теме любого из преподаваемых кафедрой предметов можно подобрать необходимые киноленты, диафильмы, диапозитивы или фотодокументы. Многое из этого делается руками самих преподавателей и курсантов.

Заслуживает внимания не только сам по себе опыт оборудования аудиторий. Здесь также хорошо поставлена и методическая работа, связанная с применением технических средств обучения. Начальник кафедры марксизма-ленинизма полковник Н. С. Гаврилов вместе с кандидатом исторических наук подполковником М. В. Ермольчиком начали ее организацию с изучения техники. Все преподаватели прошли курс обучения, сдали экзамены и имеют права демонстраторов кино. Кроме того, на кафедре состоялась методическая конференция, несколько специальных методических совещаний по применению технических средств. Этот вопрос всегда ставится и на заседаниях предметных комиссий. В результате всего этого на кафедре, в сущности, не проходит ни одного занятия без применения технических средств обучения».

Безусловно, хорошая учебно-материальная база способствовала более качественному проведению занятий и внеучебных мероприятий преподавателями кафедры с курсантами. Однако, она имела и обратную сторону медали. Проводились внутриучилищные смотры и конкурсы на лучшую базу, зачастили экскурсанты, стали прибывать преподаватели из гражданских и военных учебных заведений для изучения опыта, показывали учебно-материальную базу училища вышестоящему начальству, которое не заставляло нас скучать. Все эти мероприятия требовали дополнительного напряжения физических и моральных сил: мыть аудитории, наводить чистоту и блеск, выдерживать предварительные смотры местного начальства, отрабатывать рапорты и доклады, ожидать прибытие посетителей, выслушивать замечания и советы. Эти посещения заканчивались дополнительной работой для преподавателей кафедры.

Однажды в училище прибыли первые секретари райкомов партии во главе с первым секретарем крайкома А. В. Георгиевым. Они ознакомились с «учебно-материальной базой, осмотрели многие учебные помещения. Буквально на второй день меня вызвал начальник училища генерал А. А. Парфенов и приказал создать группу из преподавателей и обслуживающего персонала в составе 5—7 человек и оборудовать класс с техническими средствами обучения в средней школе районного центра Мамонтово. По его словам, это была просьба Георгиева, который являлся депутатом Верховного Совета СССР от Мамонтовского избирательного округа и шефствовал над этим районом. Вторая причина создания класса ТСО в Мамонтовской средней школе состояла в том, что район выделил для училища строевой лес. В нашу строительную группу вошли я, майор Мошков и еще четыре человека с других кафедр. В короткое время мы разработали общий эскиз класса, исходя из имевшегося помещения в школе, эскизы и чертежи преподавательского стола, пульта управления, экрана, зашторивания окон. Стол и пульт управления райком партии заказал на мебельной фабрике, узкопленочный киноаппарат, диапроектор, магнитофон и проигрыватель закупили в магазине на средства районного отдела народного образования. Все остальное оборудование мы подобрали в мастерских УЛО училища. Сама работа в школе продолжалась неделю во время зимних каникул. Люди работали добросовестно, качественно. Районное и училищное начальство осталось довольным нашей работой, начальник училища поощрил всех участников группы.

После этого последовала команда оборудовать ТСО партийный кабинет и лекционный зал в Центральном райкоме КПСС города Барнаула. Команда почти в том же составе выполнила и этот заказ. Кабинет получился прекрасным. Все наши заявки на ТСО и мебель были выполнены с высоким качеством. Полированную мебель изготовила Барнаульская мебельная фабрика в короткий срок.

В 1974 г. кафедра создала и подарила Алтайскому университету электрифицированную «Политическую карту мира».

Не впадая в излишнюю скромность, следует отметить, что добросовестный и творческий труд преподавателей кафедры по созданию учебной базы высоко оценивался товарищами по работе, партийными руководителями района, города и края, военным начальством от училища и до Военно-воздушных сил. Об этом свидетельствовали многие факты. Во время проведения внутри училищных смотров представители Других кафедр предлагали первое место присудить кафедре марксизма-ленинизма. К нам приезжали изучать и перенимать опыт преподаватели из Ачинского авиационно-технического, Харьковского высшего авиационно-инженерного училища и других учебных заведений. Заместитель главкома ВВС по вузам Герой Советского Союза генерал-полковник авиации Е. М. Горбатюк закончил осмотр учебно-материальной базы училища в лекционном зале нашей кафедры. После моего доклада он обратился с вопросом к генералу Парфенову: «Александр Андреевич, почему же марксисты создали базу лучше, чем технические кафедры?» Я опередил начальника училища с ответом: «Товарищ генерал, марксисты — люди не только и не столько слова, а и дела, пожалуй, больше дела». — «Молодец, два — ноль в твою пользу. За создание учебной базы объявляю тебе благодарность». — «Товарищ генерал, это работа всего коллектива кафедры». — «Передай всем преподавателям спасибо». Конечно, такое слышать приятно и лестно.

Пришло время рассказать о тех, ради кого создали Барнаульское высшее военное училище летчиков. В 60-е годы международная обстановка была напряженной: продолжалась американская агрессия во Вьетнаме, шли военные действия на Ближнем Востоке, США размахивали бронированным кулаком перед носом Кубы, резко ухудшились отношения между Советским Союзом и Китаем, даже произошел вооруженный конфликт на острове Даманском. Ухудшение международного климата заставило советское правительство принять и провести ряд дополнительных мер по укреплению безопасности страны. Вот в такой обстановке появилось Барнаульское ВВАУЛ.

Первый набор составил 220 курсантов, среди которых около 10% набрали по штабному (нелетному) профилю. Жизненное сито отбора оказалось строгим. За четыре года учебы произошел отсев многих курсантов по различным причинам: состояние здоровья, нежелание быть офицером, недисциплинированность, слабая академическая успеваемость, летная непригодность. К финишу пришли 143 человека.

Принятые курсанты были разбиты на 8 учебных отделений. Они прошли месячный курс молодого солдата и приступили к плановой учебе. Нашей кафедре пришлось вести на первом курсе историю КПСС. Мы начали с того, что выделили время для проведения занятий по методике учебы в высшем учебном заведении: как работать с книгой, как конспектировать первоисточники, как слушать и записывать лекции, как готовиться к семинарским занятиям, зачетам, экзаменам и т. д. С введением в учебную программу курса «Введение в специальность» стали выделять от 12 до 20 часов для проведения методических занятий с курсантами. Опыт таких занятий показал, что курсанты получали хорошие навыки самостоятельной работы. Ежедневно в часы самоподготовки на кафедре находился преподаватель, который проводил консультации и в известной мере контролировал работу курсантов.

Учебные помещения были маленькими, поэтому лекции читали для двух учебных отделений. Занятия по истории

КПСС вели я и три преподавателя: читали лекции и проводили семинары. Каждый из нас имел по два отделения. Потом, когда появились новые наборы, новые курсы, преподаватели стали специализироваться по предметам, иметь контакты с большим количеством курсантов.

Первый год был наиболее благоприятным для индивидуальной работы с курсантами. Сложилось так, что до выпуска каждый из преподавателей курировал неофициально свой первые отделения. Я вел 1-е и 2-е отделения, знал каждого курсанта, помогал им расти политически, духовно, морально. Конечно, мы работали со всеми курсантами всех наборов, но были, так сказать, свои «родные» отделения.

Преподавание общественных наук кафедра поставила на высокий уровень. Это неоднократно отмечало военное командование и члены государственных экзаменационных комиссий. Курсанты сдавали экзамены по научному коммунизму. Удовлетворительные оценки были исключением. Средний балл по курсу всегда составлял 4,4—4,6. Комиссия отмечала хорошее знание выпускниками произведений классиков марксизма-ленинизма, решений партии и правительства, умение хорошо разбираться в текущих событиях и давать правильную оценку им, четкие, логичные ответы. Естественно, не обходилось и без недостатков: как правило, отмечалось, что курсанты слабо критикуют, разоблачают буржуазных фальсификаторов марксистско-ленинской идеологии. Некоторые начальники кафедр говорили: «Дай волю Гаврилову и его преподавателям, так будем выпускать сплошных марксистов, а не летчиков». Хорошо отзывались наши выпускники, прослужив некоторое время в частях и учебных заведениях, о родном училище.

В 1972 году кафедры попросили своих бывших питомцев дать оценку той подготовке, какую они получили в училище, высказать свои претензии, пожелания и советы. Вскоре стали поступать письма от молодых лейтенантов-летчиков. Несколько таких писем получила и наша кафедра. Постепенно связи окрепли, переписка усилилась. Перед уходом в запас в моем рабочем столе на кафедре лежали сотни писем наших выпускников. Часть из них я передал начальнику училища генералу А. А. Парфенову по его просьбе.

Что же писали наши питомцы первого выпуска в 1972 году? Приведу несколько выдержек из их писем.

Лейтенант А. А. Перевалов (Северная группа войск): «Сильно ошибались те, кто думал, что здесь, в строевых частях, не будут спрашивать, требовать того, что обязан делать каждый, кто носит погоны... все, что связано с работой, приходится учить очень здорово... Единственно, в чем сильны, это в знании дисциплин вашей кафедры, да так еще в теоретической аэродинамике. Тут уже даем всем, как говорят в спорте, «фору»... Этим вопросом (политическая учеба — Н. Г.) занимаются все — от «мала» до «велика» — и требуют очень строго, особенно ведения конспектов по первоисточникам. Лично мне очень пригодилась та метода ведения конспекта, которую дали нам. Мои конспекты признаны лучшими... Очень хорошо, что из училища я унес столько знаний, что с ними сейчас легко, необходимо только, чтобы они не выветрились аэродромным ветром, и их все-таки нужно пополнять». Анатолий Анатольевич Перевалов уже генерал-майор авиации.

Лейтенант Ю. А. Крейс (Средне-Азиатский военный округ): «Ребятам, особенно тем, кто собрался в боевой ап (авиационный полк — Н. Г.), передайте — пусть готовятся тщательно. На молодых обращают самое серьезное внимание. И, кстати, пусть не забывают свои конспекты по научному коммунизму».

Лейтенант П. А. Петропавловский (Приволжский военный округ): «Нашим выпускникам можно посоветовать: храните все конспекты, они пригодятся... Серьезное внимание в полку уделяется марксистско-ленинской подготовке, но программа такая, что почти весь материал есть в лекциях по научному коммунизму, поэтому готовиться намного проще. Из первоисточников отрабатываю только текущие события (постановления ЦК и т. д.), т. к. все конспекты привез с собой».

Лейтенант Б. В. Прожога (Прибалтийский военный округ): Никаких критических замечаний к Вашей кафедре у меня не возникло. Скажу больше, нашей подготовкой здесь довольны. Выпускники штурманского училища на нашем фоне в системе марксистско-ленинской подготовки выглядят очень бледно (я не хвастаюсь). Очень помогают конспекты первоисточников».

Думаю, что достаточно выписок из писем. Не меньше было и устных положительных отзывов наших питомцев о работе преподавателей кафедры.

По логике изложения своего повествования я ушел вперед. Возвращаюсь к первому выпуску летчиков-инженеров, Он состоялся 26 октября 1971 года. Стоял ясный солнечный день. Первый выпуск — важнейшее событие для любого учебного заведения. На выпуск молодых летчиков прибыли: главком ВВС Герой Советского Союза, маршал авиации П. С. Кутахов, член военного совета — начальник политуправления ВВС генерал-лейтенант авиации И. М. Мороз, командующий войсками СибВО генерал-полковник М. Г. Хомулов, член военного совета — начальник политуправления СибВО генерал-майор И. С. Лыков, командующий авиацией округа Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации И. А. Куличев, первый секретарь Алтайского крайкома КПСС А. В. Георгиев, первый секретарь Горно-Алтайского обкома КПСС ГІ. С. Лазебный (среди выпускников был и его сын, ныне генерал-майор авиации), многочисленные представители партийных, советских и комсомольских органов, коллективов предприятий Барнаула и многих районов, родители и родственники молодых офицеров. День оказался напряженным, насыщенным событиями: вручение дипломов, прохождение торжественным маршем по городу, возложение венков к памятнику В. И. Ленину и братским могилам павших в борьбе за Советскую власть, торжественное собрание, прием в крайкоме ВЛКСМ в честь выпускников, торжественный ужин молодых лейтенантов со своими инструкторами, преподавателями и приглашенными гостями.

Что представлял собой наш первый выпуск? Кому мы дали путевки в армейскую жизнь, в небо?

Как уже отмечал выше, из 220 только 143 человека окончили училище, из них 130 стали летчиками-инженерами и 13 офицерами штабного профиля. Как видим, отсев — большой, отбор — хороший. Среди выпускников выделялся Александр Федченко. При поступлении в училище приемная комиссия хотела сначала отказать ему по слабому физическому развитию. К счастью, этого не случилось. Саша вскоре доказал, чего может добиться человек целеустремленный. Он постоянно тренировался по своей индивидуальной системе и стал одним из лучших физкультурников в училище. Он достиг прекрасных успехов в учебе, стал ленинским стипендиатом. За высокие показатели в овладении науками, летным мастерством А. Федченко был награжден золотой медалью первым в Барнаульском ВВАУЛ. Как нельзя лучше к нему подходит народная пословица «Мал золотник, да дорог». Дипломы с отличием получили десять выпускников: лейтенанты С. Ильин, С. Булгаков, Г. Тувиков, Г. Арапов, А. Перевалов, Г. Милькин, А. Еременко, В. Тилинин, Л. Киреев, И. Лебедев, В. Голубев.

За отличные успехи в боевой и политической подготовке и активную работу по воспитанию молодежи ЦК ВЛКСМ наградил Сергея Ильина Почетной грамотой. Ныне полковник С. Ильин служит летчиком-инспектором в штабе ВВС, Многие выпускники были награждены Почетными грамотами крайкома ВЛКСМ. Трое из них.— Александр Федченко, Сергей Булгаков и Анатолий Перевалов занесены в Книгу почета краевого комитета комсомола.

За четыре года пребывания в училище более половины воспитанников стали коммунистами. Над ростом партийных организаций за счет лучших курсантов работали коммунисты учебно-летного отдела и учебных полков. Значительный вклад в это дело внесли коммунисты нашей кафедры. Проанализировав индивидуальную работу преподавателей с курсантами, я выяснил, что к 1 ноября 1970 года (за три года работы с курсантами) дали рекомендации для вступления в партию: В. М. Пантелеев — 26, Гаврилов Н. С. — 12, Чернов Е. А. — 12, Мошков А. Ф. — 7, Ермольчик М. В. — 3, Гаврилова Н. Г. — 1. В дальнейшем количество рекомендованных значительно возрастало с каждым годом. Так, только в 1971 году я рекомендовал 16 человек. Мы стремились поддерживать контакты с курсантами не только во время учебного процесса, но и вне службы: встречались для бесед на любые темы, вместе проводили вечера отдыха, посещали театры, бывали на свадьбах, давали советы по жизненным вопросам, помогали в экстремальной обстановке.

Молодые орлята набирались сил в строевых частях, учебных заведениях, учились в академиях, побывали в заграничных командировках и становились орлами. Большинство офицеров первого выпуска через 15 лет стали полковниками и служат на высоких постах в авиации.

 

В 1987 году более двадцати выпускников занимали должности командиров полков, среди них: А. Н. Голубев, А. А. Перевалов, Г. Е. Чернов, В. А. Колбаско, В. Е. Абрамов, А. С. Левченко, А. Л. Лабковский и другие. Полковник Лабковский командовал гвардейским бомбардировочным авиаполком, личный состав которого выступил в ноябре 1985 года инициатором соревнования в ВВС под девизом «Решения XXVII съезда КПСС выполним, надежно защитим завоевания социализма!» Командир полка был избран делегатом XXVII съезда партии, Полковник В. Н. Лазебный — командир авиадивизии. Полковники Б. И. Сивков, В. С. Поташов, С. Г. Иванов, В. Н. Исупов и многие другие стали летчиками-испытателями. Большая группа офицеров первого выпуска готовит авиационные кадры в военно-учебных заведениях. Например, полковник А. Й. Коротков защитил кандидатскую диссертацию и преподает в Военно-воздушной академии имени Ю. А. Гагарина. Полковник В. А. Насонов возглавляет летно-методический отдел в Борисоглебском ВВАУЛ. Там летчиками-методистами являются подполковники С. Г. Шибин, В. В. Маковский. В родном училище служили и служат полковник Г. Ф. Щербинин — заместитель начальника училища по летной подготовке, преподаватели подполковники В. П. Ананьин, В. В. Калямин, О. И. Смертин. Полковник Б. В. Прожога возглавлял политотдел авиадивизии. Пожалуй, достаточно примеров, все случаи не опишешь.

Моя служба в Барнаульском ВВАУЛ продолжалась с января 1967 до марта 1976 года.

В декабре 1974 года командование ВВС провело на базе Военно-воздушной академии в Монино научно-практическую конференцию по проблемам обучения и воспитания курсантов и слушателей военно-учебных заведений. Здесь произошло несколько приятных и неприятных встреч с бывшими начальниками по службе в Ташкенте. Во время работы конференции пришлось пережить и радостные моменты. Так, например, в основном докладе, который сделал первый заместитель члена военного совета ВВС генерал-лейтенант Н. А. Цымбал, дважды говорилось о хорошей работе кафедры марксизма-ленинизма Барнаульского ВВАУЛ и ее начальника.

Последний раз на большом совещании в Москве был в январе 1975 года. Министерство обороны и Главное политическое управление провели Всеармейское совещание идеологических работников. Оно проходило в Краснознаменном зале ЦДСА. Жили в гостинице ЦДСА. Встреча, размещение, обслуживание стояли на высоте. Само совещание носило излишне торжественный характер, передавалось (частично) по телевидению. Первым с докладом выступил секретарь ЦК КПСС П. Н. Поспелов, потом Министр обороны СССР Маршал Советского Союза А. А. Гречко, начальник ГлавПУ генерал армии А. А. Епишев. Они превозносили Л. И. Брежнева и хвалили - друг друга. Последующие выступающие подхватили и продолжили мажорный тон. Я хотел выступить, не особенно придерживаясь тезисов, и изложить две проблемы: 1) показать имеющиеся недостатки в работе вузов по подготовке офицерских кадров и меры по их устранению; 2) внести предложения по усилению военно-патриотического воспитания молодежи в связи с подготовкой к 30-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне: учреждение нагрудного знака и удостоверения для участников парада Победы, растиражирование кинофильма о параде на узкой пленке, подготовка справочного материала о параде, выдача его участникам и привлечение последних для выступлений перед населением с использованием кинофильма, справочного материала и своих воспоминаний. Хотел высказать и другие соображения.

Имея опыт работы многих «высоких» совещаний и учитывая сложившуюся атмосферу, решил не выступать. Две основные причины определили такое решение: 1. Присутствующие, прежде всего начальство, не воспримут мое критическое выступление. 2. Предложение об учреждении нагрудного знака и удостоверения участника парада Победы могут понять как саморекламу. Попросил знакомого работника ГлавПУ исключить мое выступление, что было весьма легко сделать, так как произошел перерасход рабочего времени, выбились из плана работы.

В последний день работы зачитали приказ Министра обороны о награждении многих участников совещания именными часами «Командирские» и вручили их награжденным. На крышке часов выгравирована надпись: «Тов. Гаврилову Н. С. от Министра Обороны СССР. 1975 г.»

При мне было сделано пять выпусков офицеров-летчиков. В марте 1976 года я был уволен в запас по возрасту и состоянию здоровья.

<<К оглавлению

Читать дальше>>

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить