Тыл БВВАУЛ

 

Глава седьмая. Они были первыми

 

И. Д. Фейгельсон, полковник в отставке

 

Тыл БВВАУЛ

Описание работы батальонов обеспечения и тыла училища пойдет со времени моего прибытия в г. Славгород на должность командира батальона с июля 1969 года.

К июлю 1969 года батальон, авиационный полк, в основном были уже сформированы и обеспечение полетов шло с двух аэродромов Славгород—Южный и полевой аэродром «Бурла». Этот аэродром расположен в 12 км от районного центра Бурла (возле деревни Гусиная Ляга).

Работа с аэродрома Славгород—Южный проходила более-менее по тем временам стабильно, т. е. это считалось местом постоянной дислокации полка и батальона.

Как шла работа с этого аэродрома?

Первое — аэродром грунтовой, аэродромной техники для поддержания аэродрома в постоянной эксплуатационной готовности не хватало. Полеты шли в две смены 6 дней в неделю.

Для подготовки аэродрома оставалось только ночное время. Для аэродромного и материально-технического обеспечения полетов ни ЦЗ — заправки, ни ЦЗ — запуска, не было, т. е. вся заправка и подготовка самолетов к повторному вылету шла с колес. Поэтому коэффициент технической готовности спецтехники должен был быть очень высоким. Из сооружений на аэродроме было всего несколько железнодорожных вагончиков, где проводились предполетные указания, разбор полетов, прием пищи и другие мероприятия, связанные с полетами.

 

В это время, т. е. июль—сентябрь, начал формироваться батальон и авиационный полк, которому предстояло работать на аэродроме Славгород—Северный.

Особенно после дождей (которых летом 1969 г. было много) восстанавливать грунтовой аэродром было очень тяжело. Приходилось выводить весь личный состав батальона и авиационного полка для восстановления аэродрома.

Отставание от выполнения плана летной подготовки по метеоусловиям, непригодности аэродрома (из-за обильных осадков) в последующем требовали от личного состава батальона большого физического напряжения, т. к. длительность смен увеличивалась, прихватывали и ночные полеты, время пересменок было жестко ограничено, а ведь нужно было закачать топливозаправщики на складе ГСМ, накормить личный состав, да и техника не выдерживала, ломалась, выходила из строя, а ремонтной базы не было.

Полеты с полевого аэродрома Бурла, с точки зрения аэродромного и материально-технического обеспечения, были гораздо труднее. Личный состав батальона, курсанты, солдаты авиационного полка размещались прямо на аэродроме в палатках. Летный и технический состав размещались в районном центре Бурла в клубе, некоторые на частных квартирах.

Очень тяжелый вопрос — организация питания летного и технического состава. Если в Славгороде была какая-то столовая старой постройки с печами и котлами, то в Бурле вынуждены были арендовать совхозную неприспособленную столовую для питания летно-технического состава.

Возить летчиков, курсантов, техников в столовую, на полеты, с полетов (расстояние 12—14 км) был процесс сложным. Автобусов не было. Возили на УРАЛ-375, которых крайне не хватало, да и не всегда они были исправны.

Склад ГСМ размещался в Бурле и возить топливо за 12—14 км представляло одну из трудных задач.

Однако, при всех трудностях, недостатках, благодаря большому усилию личного состава батальона план летной подготовки 1969 г. с курсантами был выполнен.

Надвигалась зима 1969—1970 гг. Зима — это тяжелое испытание физических, нравственных сил личного состава батальона, когда аэродромной техником укомплектованы на 60 - 65%, не было ни одного теплого бокса для техники.

Был смонтирован на аэродроме примитивный ЦЗ — запуска. Проложили кабель с 5—6 фишками на одном конце, подключили АПА. Таким образом, сокращалось количество АПА для обеспечения полетов.

Для подогрева автотехники закупили в колхозе КВ-300, (это котел для запаривания кормов), проложили в автопарке трубопровод с отводами, вмонтировали форсунки и это было единственное средство и спасение для подогрева автотехники.

Одновременно с текущей работой в батальоне шла подготовка к перебазированию на новое место постоянной дислокации Калманка.

Вторая половина 1969 г. была характерна для тыла тем, что начал формироваться второй батальон и авиационный полк в Славгороде и развернулось строительство аэродрома служебных и жилых помещений в г. Камень-на-Оби.

Задача состояла в том, чтобы с весны 1970 г. начать полеты с курсантами на аэродроме Славгород—Северный, а мы должны перебазироваться в Калманку.

Если при развертывании работы на аэродром Славгород—Северный от батальона и авиационного полка что-то осталось, то гарнизон Камень-на-Оби формировался на голом месте. Причем само расположение объекта: жилой городок, служебный городок, аэродром находились на расстоянии 5—12 км друг от друга.

От служебного городка до аэродрома не было никакой дороги (этот участок дороги называли дорогой жизни). Можете себе представить сколько нужно машин для перевозки всего личного состава гарнизона. Сколько на этой дороге испортили техники.

5 апреля 1970 г. комендатура батальона погрузилась в эшелон (54 вагона и платформу) и перебазировалась на абсолютно пустое место.

Там, где сейчас на ст. Калманка городок, были выложены фундамент под здания курсантской и солдатской столовой, первого 90-квартирного дома и две щитовые казармы.

6 апреля 1970 г., прибыв на станцию Калманка, разгрузили все имущество на складах хлебоприемного пункта. Местные власти, о которых я скажу ниже, для размещения личного состава отдали клуб хлебоприемного пункта; офицеры сверхсрочнослужащие, рабочие и служащие СА три дня жили в вагоне, потом нам отдали два класса начальной школы. На пустом месте разбили полевой автопарк, склад ГСМ и полевую кухню.

В районе аэродрома (недалеко от деревни Панфилово), в роще, находился старый заброшенный пионерский лагерь, который уже не функционировал 6—7 лет. Местные власти отдали нам его для размещения солдат срочной службы.

Началась работа по его восстановлению. Проехать туда можно было только на УРАЛ-375 и то при сопровождении трактора.

В последних числах апреля мы переехали в этот лагерь. Там же организовали столовую, продсклад, овощехранилище, из снега холодильник, который просуществовал до середины июня. После этого началась подготовка аэродрома. Это была тяжелая изнурительная работа, требовались большие усилия по перемещению грунта, планировки, укатки и разметки аэродрома.

В середине июля 1970 г. были готовы к принятию 2-х эскадрилий.

В двух щитовых казармах разместили летчиков, техников, курсантов. Личный состав срочной службы АЭ и батальона был размещен в лагере.

Особую трудность представляла организация питания летно-технического состава и обеспечение полетов ГСМ, т. к. склад располагался возле железной дороги и перевозить все приходилось на расстояние 8—10 км.

Опять обратились к местным властям и, благодаря им, нам в совхозе им. Ленина была отдана совхозная столовая, где и было организовано питание.

Выполнили план летной подготовки авиационных эскадрилий, перебазировались в Славгород, а часть батальона была оставлена в Калманке для обеспечения полетов в 1971 г.

1970 год был годом развертывания летной работы на аэродроме Славгород—Северный и Бурла. Сложность их работы заключалась в том, что авиаполк и батальон не были полностью сформированы, не хватало в батальоне опытных командиров подразделений топливозаправщиков, был большой расход ГСМ, трубопровод между базовым и расходным складом отсутствовал. Особенно было тяжело в зимнее ’время.

Полным ходом шло строительство бетонного аэродрома, жилых домов, служебного городка.

Продолжалось формирование батальона, получали автотехнику. Прибывали офицеры, солдаты, готовились к приему авиационного полка.

В июле 1971 г. в Калманке был сдан первый 90-квартирный дом и мы перебазировали туда семьи полка и батальона. В каждой квартире жили по 2 — 3 семьи.

Таким образом, все гарнизоны начали обживаться. Дальнейшая работа батальона и тыла училища была направлена на улучшение аэродромного, материально-технического обеспечения полетов, улучшение быта личного состава, благоустройство военных городков, организации военной торговли и строительство объектов хозспособом.

За 4—5 лет были построены хозяйственным способом в Славгороде два бокса для автотранспорта, служебное здание на аэродроме, служебные домики для АЭ, в Камне-на-Оби — теплый бокс, сборная казарма для штаба и для личного состава автороты, вещевой и продовольственный склады.

В Калманке построено КПД в автопарке, бокс для авто- спецтехники, склад на аэродроме для АТС. Строительство хозспособом отнимало очень много времени у командования батальонов, т. к. строительными материалами никто не обеспечивал, давали только деньги, все нужно было достать, а это было нелегко сделать.

Не могу не сказать о подсобных хозяйствах в гарнизонах. Много труда и энергии вложил личный состав баталона в решение этого вопроса. Особенно большое подсобное хозяйство было в Славгородском гарнизоне. В Камне-на-Оби, кроме свинопоголовья был и крупный рогатый скот. При перебазировании в Калманку здесь создали неплохое подсобное хозяйство. Это позволяло выделять дополнительное питание личному составу срочной службы, особенно тем, кто обеспечивал полеты и готовил в сложных метеоусловиях аэродромы.

В 1971—1976 годах шло полным ходом строительство бетонных аэродромов в Славгороде — Северном и Калманке. Это опять внесло трудности в обеспечение полетов. Так, надо было осваивать аэродромы Алейск и Топчиха, смещать полосы в Славгороде.

Нужно было готовить аэродромы, обеспечивать полеты, размещать личный состав, организовывать склады ГСМ, оборудовать автопарки. Необходимо было произвести весь комплекс подготовки, а потом обеспечения, чтобы вовремя и с хорошим качеством выполнить план летной подготовки.

Немного о работе служб. Все они: аэродромная, авиационно-техническая, продовольственная, вещевая работали в период становления училища в тяжелейших условиях. Отсутствие теплых боксов и складов, неукомплектованность техникой, офицерами, сверхсрочнослужащими, солдатами срочной службы, отсутствие у многих командиров опыта работы, ставила перед нами немало проблем. Но, благодаря усилиям, большому желанию, не считаясь ни с какими трудностями, офицеры, сверхсрочнослужащие, солдаты срочной службы, рабочие и служащие СА, подчас делали, на мой взгляд, невозможное и выполняли свой долг по решению этих срочных и больших задач.

Немного о быте офицеров. Самый больной вопрос — это жилье. Лучше обстояло дело в Славгороде, особенно после перебазирования в Калманку АП и батальона. Хуже — в Калманке и Камне-на-Оби особенно. Там очень долго проживали офицеры с семьями на подселении, в общежитии и т. д. Очень медленно шло жилищное строительство.

Одним из тяжелейших вопросов было обеспечение теплом. Первые дома в Славгороде и в Камне-на-Оби отапливались от котельной радиозавода и ремзавода. С пуском своих котельных, особенно в Камне-на-Оби, температура в домах была очень низкая, котельная была построена некачественно, не хватало специалистов и, только спустя 2—3 года, более-менее наладилось снабжение теплом. Так что в этом вопросе было далеко не все в порядке.

1976—1981 годы характеризовались более, как мне кажется, устойчивой работой тыла. Шло планомерное строительство жилья, объектов на аэродроме, объектов соцкультбыта, дорог.

Немного о тех, кто стоял у истоков становления училища. Я лично с большой благодарностью вспоминаю и отдаю им дань. Это — командующему ВВС СибВО генерал-лейтенанту Куличеву И. А., первому начальнику училища генерал-майору авиации Филимонову В. Н., генерал-лейтенанту Парфенову А. А., за их большой вклад в становление училища и в частности тыла училища. Они постоянно проявляли заботу, знали трудности тыла, где можно всячески помогали и словом, и делом, а где нужно по-отечески, по-командирски спрашивали,

Не могу не- вспомнить о помощи местных властей. Большую помощь оказывали представители местной власти г. Славгорода — секретарь РК КПСС Жильников П. А., руководство объединения «Алтайхимпрома» Верещагина Г. С., Фомичев А. В., а также другие руководители.

Руководство Калманского района, в лице первого секретаря райкома партии Шемчук М. Т., председателя райисполкома Чабан, директора совхоза имени Ленина Бочарова В. И., даже в ущерб интересам района в самую тяжелую годину приняли нас, дали место для размещения и оказывали большую помощь в решении хозяйственных задач.

Первый секретарь горкома партии в Камне-на-Оби Парфенов Е. Е. и председатель исполкома Микшан постоянно знали положение дел в гарнизоне, участвовали во всех мероприятиях. Не было ни одного вопроса, который был бы не решен.

Парфенов всегда говорил: «Если не получается — заходи ко мне».

Немного об офицерах.

Конечно, особую роль нужно отдать первому начальнику тыла училища полковнику Украинскому, на плечи которого легло самое тяжелое время формирования училища.

Нелегкая доля досталась и полковнику Панову Е. М., который достойно продолжал формирование тыла, подбор кадров и их обучение.

Я лично благодарен им, так как они меня многому научили по работе с кадрами, отработке документов и работе в должностях командира батальона, зам. начальника тыла и начальника тыла училища.

Командиры тыловых частей Мурашкин, Олейников, Петров, Шешуков, Ворогушин, Журавлев, Чередниченко, Новинский, Болтунов, Зацепин — это высоко подготовленные в профессиональном отношении офицеры. На своих плечах несли тяжелую ношу, работали целенаправленно и плодотворно.

Хочу отметить работу начальников служб тыла училища: вещевой — майора Паршакова В. К., продовольственной — подполковника Миненкова П. Я., АТИ — Абдрашидова, ГСМ — Симоненко Г. И., Лучко И. И., Бирюкова В. В. Они не считались ни с личным временем, ни с выходными днями, постоянно находились в частях и своей работой, опытом оказывали практическую помощь начальникам служб батальонов по безаварийному обеспечению полетов и обучению личного состава.

Особенно трудно было вещевой и продовольственной службам. Часто переезжали на аэродромы, а организовать питание летного состава с большой номенклатурой продуктов в полевых условиях не легко.

Тов. Миненков П. Я., имея богатый опыт работы, обладал большими организаторскими способностями, своевременно и с хорошим качеством справлялся с этой задачей.

Произвести своевременное и полное вещевое обеспечение такого количества личного состава, особенно летного, в условиях Сибири было очень сложным вопросом. Будучи молодым офицером тов. Паршаков обладал необходимыми знаниями и хорошо решал все вопросы. Это дало свои положительные результаты.

Нельзя не вспомнить заместителя командира батальона по политчасти Ясинского Б. Т., начальников штабов Шелехина, Кузнецова, командира АТР капитана Цыганкова, командира АЭР капитана Зинченко, начальника роты охраны капитана Черкасова.

Этот контингент офицеров выполнял тяжелую тыловую работу в низах. Без таких самоотверженных командиров подразделений невозможно решать сложные задачи.

<<К оглавлению

Читать дальше>>

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить