Первые шаги училища

 

Глава седьмая. Они были первыми

 

А. П. Марков, полковник в отставке

 

Кто прячет прошлое ревниво.

Тот вряд ли с будущим в ладу

А. Твардовский

 

Рамки настоящей статьи являются слишком узкими и недостаточными для того, чтобы со всей полнотой описать тот большой труд, который выпал на долю личного состава училища в первые годы его существования. Поэтому я далек от претензии на исчерпывающую полноту описания всего того, что было в те годы. К тому же в этих воспоминаниях нет ни одной ссылки на архивные материалы, и, естественно, они являются субъективным отражением всего пережитого автором. За первые 7 лет службы в училище судьба столкнула меня со многими замечательными людьми, стоящими у истоков создания училища, но имен их не упоминаю вовсе не от того, что я забыл или недооцениваю их вклад в общее дело.

Однако, перечисление фамилий заняло бы много страниц, не говоря уже о том, чтобы описать хотя бы кратко вложенный ими труд.

Итак, пройден 25-летний боевой путь училища. Сейчас вспоминаются июньские дни 1966 года, когда в Барнаул прибыли офицеры Генерального штаба для уточнения дислокации предполагаемого высшего авиационного училища летчиков. Группу возглавлял полковник В. М. Моргунов. Предложение воссоздать высшее училище летчиков на территории Сибири (в 1961 г. были расформированы Сибирское и Омское училища летчиков) нашло горячую поддержку руководства Алтайского края, что явилось решающим фактором размещения частей училища на территории края, а центральной базы в городе Барнауле.

В августе—октябре 1966 года начался подбор руководящих кадров училища. В октябре 1966 года я был вызван в Москву и прошел собеседования во всех инстанциях на предмет назначения на должность. В декабре получил распоряжение отбыть в г. Оренбург для изучения опыта работы старейшего училища летчиков, которое в 1945 году оканчивал и я.

В те годы училищем командовал генерал-майор авиации Куличев И. А., который оказал мне большую помощь в детальном изучении работы училища. Тогда ни он, ни я не предполагали, что ровно через два с половиной года судьба вновь сведет нас, но уже в другом качестве. И. А. Куличев был назначен командующим ВВС СибВО и принял непосредственное участие в становлении училища.

Из Оренбургского ВВАУЛ для комплектования нашего училища была направлена большая группа офицеров-летчиков в том числе Купстас А. С., Болышечков В. А., Малиновский Е. А., Савва В. Г., Царьков А. М. и другие.

В январе 1967 года, сдав дела по прежнему месту службы, я приступил к исполнению своих прямых служебных обязанностей начальника политического отдела БВВАУЛ. К этому времени в училище прибыл весь основной его руководящий состав во главе с В. Н. Филимоновым — первым начальником училища. Перед нами стояли сложные задачи. В очень короткие сроки нужно было принять людей, прибывавших для комплектования училища с разных частей ВВС страны, их разместить и в срочном порядке готовить базу для начала занятий с курсантами. И здесь нам оказали большую помощь местные органы власти. Работавший в ту пору председателем горисполкома Иван Дмитриевич Налетов оперативно решил вопрос о выделении части дома по ул. Телефонной. Ректоры высших учебных заведений и особенно АПИ Василий Григорьевич Радченко дали нам возможность подобрать кадры для общенаучных дисциплин. Из АПИ пришла работать М. М. Власова — математик, из мединститута — Зязева М. Ф. — ст. преподаватель химии. Из институтов и школ пришли Л. М. Немировская, Кайгородова Л. Т., Черненкова Т. М., Коронатова А. В., Неженцев В. П., Говоров И. В. и другие. Многие из них проработали в училище с его начала до ухода на пенсию, а В. П. Неженцев, В. А. Агафонова, А. В. Коронатова, Т. М. Черненкова трудятся в училище до сих пор.

Быстро формировались кадрами военные кафедры. К их руководству пришли деятельные офицеры Гаврилов Н. С., Ходарковский А. М., Земчихин М. В., Курьеров Н. С., Скотников С. М., которые в сжатые сроки, проявив незаурядную изобретательность, инициативу и творческий подход к делу, сумели, вместе со своими коллективами, буквально преобразить ветхие помещения в лаборатории, пригодные для занятий с курсантами. Не могу не отметить и того, что весь состав училища, не считаясь со временем и не обращая внимания на разграничение функциональных обязанностей, с большим энтузиазмом готовился к началу первого учебного семестра. Иногда даже у нас — руководителей возникало сомнение — успеем ли.

Но творческий подход к делу опровергал даже самые пессимистические взгляды.

Большой объем работы в этот период выпал на долю тыловых служб, возглавлявшихся В. С. Украинским. Сейчас даже мне, прослужившему в этом городке много лет трудно представить его облик до начала строительства новых зданий. На месте, где построена казарма, столовая и учебный корпус, было несколько одно и двухэтажных домов, в которых жило 48 семей, а по Комсомольскому проспекту стояло одноэтажное здание, в котором размещались гарнизонный военный трибунал и военная прокуратура. Все это подлежало немедленному сносу, т. к. мешало строительству. Но где взять 50 квартир на отселение?

И вновь местные органы помогли выполнить эту задачу. Был выделен фонд на отселение, а для офицеров училища было срочно развернуто строительство жилого дома по ул. Чкалова, 52.

Начальник штаба училища III. X. Габдрахманов (прибывший из Качинского ВВАУЛ) на единственном тогда самолете Ли-2 с группой товарищей вылетел в Качинское училище за чертежами учебного корпуса, который там начина-

ли строить. Вместе с ним полетел и представитель института «Алтайгражданпроект». В считанные дни вся проектная документация была доставлена в Барнаул, переработана под руководством Александра Андреевича Глумова, произведена привязка, и уже в январе 1968 года был вынут первый ковш под фундамент здания.

Строительство учебного корпуса было поручено лучшим силам треста «Бариаулжилстрой», которым в ту пору руководил замечательный человек Евгений Бахталин, лично принявший на себя ответственность — сдать корпус к первым выпускным экзаменам. Вспоминаются оперативные планерки, которые еженедельно Е. Бахталин проводил, строго спрашивая за точное соблюдение графика строительства. Большую помощь в решении вопроса строительства всех объектов училища оказывала старший инженер-инспектор КЭО округа Галина Михайловна Ильина. Эта маленькая, такая на взгляд хрупкая женщина, успевала везде и казалось, что для нее нет такого понятия как отдых. Приходилось удивляться как она оперативно и конкретно решала строительные вопросы, а ведь в этот период проблем возникало гораздо больше, чем находилось возможностей для их решения. Своей деятельностью Галина Михайловна заслужила искреннее уважение командования училища.

Строительство объекта вслед за подбором и расстановкой кадров было одной из самых главных задач командования училища. Ведь только подумать — в короткие сроки надо было построить три военных городка в полном комплексе, три ВПП с бетонным покрытием и комплекс зданий в Барнауле.

При этом надо иметь в виду, что в июне 1967 г. начался первый набор курсантов, которым надлежало приступить к занятиям в сентябре 1967 года. Задача казалась мало разрешимой. На одном из заседаний совета училища было высказано даже предложение обратиться к главкому ВВС с просьбой о переносе приема курсантов на 1968 год. И здесь я должен еще раз подчеркнуть большую помощь местных партийных и советских органов, которые с величайшей заботой отнеслись к становлению военного училища летчиков на Алтае. Бывший тогда первый секретарь крайкома КПСС Александр Васильевич Георгиев ежемесячно посещал строительную площадку в Барнауле, требуя от командования училища оперативной информации о ходе строительства и возникавших проблемах. Оперативно решал все наши вопросы председатель крайисполкома Иван Ильич Молчанинов. В Камне-на-Оби первый секретарь горкома КПСС Евгений Ерофеевич Парфенов (бывший авиатор) ежедневно вникал в вопросы хода строительства и организации быта летчиков.

В Калманке — Матрена Тихоновна Шемчук вместе с директором совхоза на совершенно пустом месте добивалась создания условий для начала полетов уже в 1970 году. Помнится, в 1967 г. было немало скептиков, считавших невозможным организовать полеты с курсантами в 1969 году. Но благодаря усилиям всего коллектива училища удалось . уже в начале мая 1969 г. в Славгороде начать полеты курсантов первого набора.

К этому мы шли планомерно, шаг за шагом, разрешая стоящие задачи.

Помню первый набор курсантов. Конкурс был очень большой (до 10 чел. на место). Были, на мой взгляд, отобраны лучшие. Трудно пришлось курсантам первых наборов. Наряду с учебой на их плечи легли нелегкие хозяйственные задачи. Это вызывало много возражений преподавателей. Но я не помню, чтобы кто-то не понимал всех трудностей. Конечно, были и такие, кто спасовал перед сложной ситуацией, кто видел в освоении летного дела только романтику, но не понимал колоссального труда, который надлежало вложить в дело. Помню на митинге в честь начала первого учебного года очень речисто выступил курсант Нуйкин. Но, столкнувшись с первыми трудностями, он спасовал и был отчислен из училища. Были, конечно, и другие примеры. Абитуриент Козырев перед самым зачислением заболел и ему сделали операцию. Козырев наотрез отказался ехать домой и остался работать в училище кочегаром. На следующий год он был принят курсантом и успешно овладел летным делом. В настоящее время он — летчик первого класса, полковник.

Первый набор, мне думается, всем запомнился больше всего. Может быть, это чувство чисто субъективно, но нам тогда казалось, что каков будет первый набор, таково будет и будущее училища. Видимо, эта особая ответственность была заразительна для всех, кто тогда служил в училище и был причастен к обучению и воспитанию курсантов. Вспоминаю строгого старшину курсантов Руцкого Александра.

 

Не всем курсантам его строгость и педантичность по душе приходилась. Но всякое ворчание по этому поводу Руцким не принималось во внимание, и командование его поддерживало. Как известно, сейчас Александр Владимирович Руцкой является вице-президентом России, генерал-майор авиации.

Вспоминаю высоких симпатичных и всегда подтянутых Б. Прожогу, И. Лебедева, В. Абрамова, С. Ильина (с отцом которого я был связан по службе в Сибирском ВВАУЛ), Сашу Попова и Володю Попова и многих других.

В трудных условиях курсанты создали хороший коллектив художественной самодеятельности. Среди его участников помнятся А. Урванцев, В. Абрамов, С. Петросян и другие. Коллективу оказывал большую помощь оркестр ^ и его первый дирижер, замечательный музыкант Николай Константинович Сурин. Кстати, оркестр на окружных смотрах постоянно занимал классные места.

Так жили курсанты, постепенно овладевая теорией и приближаясь к первым полетам. Между тем шла трудная работа по формированию первого полка и подготовка его личного состава к полетам с курсантами. Формирование велось в Славгороде. Летчики прибывали с различных частей и училищ, как правило, с повышением. Возможно это было одним из важных факторов, способствовавших быстрому боевому слаживанию коллектива, командовать которым было поручено подполковнику С. М. Антонкину, прибывшему с центральных курсов г. Фрунзе.

Я встретил его на Славгородском аэродроме, куда он прилетел на самолете Ан-2 вместе со своей семьей. Сергей Михайлович сразу же взял деловой тон в организации полка, сосредоточив главное внимание на ежедневном преодолении трудностей сложного процесса боевого слаживания и ввода в строй летного состава.

В этом процессе мне хотелось бы отметить большую работу, которую вели непосредственно Виктор Николаевич^ Филимонов и Дмитрий Николаевич Панкратьев — первый заместитель начальника училища по летной подготовке. Оба они старые работники авиационных училищ. Виктор Николаевич, проходя службу в Омском авиаучилище, одним из первых в округе освоил Ил-28, о чем записано в историческом формуляре этого училища. Он последовательно прошел

службу от летчика-инструктора до зам. начальника Тамбовского ВВАУЛ, оттуда и прибыл на должность начальника училища. Свой богатый опыт инструкторской работы он изложил в книге методических советов летчикам-инструкторам, изданной в 1969 г. и вызвавшей большой интерес летчиков.

Дмитрий Николаевич Панкратьев одно время служил в Омском ВАУЛ вместе с Виктором Николаевичем. Затем пути их военной службы разошлись. Один (Филимонов) уехал на Запад, другой (Панкратьев) уехал служить в должности командира полка в Канск (на Восток). И вот новая встреча в Барнауле. Дмитрий Николаевич прекрасный летчик-методист, страстно любивший летать. Он много сделал по перегонке самолетов в училище, а также по вводу в строй молодых летчиков.

В этот период особенно много трудились Александр Емельянович Лимарев — зам. ком. полка, Анатолий Сергеевич Купстас — ком. аэ, Вадим Алексеевич Большечков — ком. звена, а затем зам. ком. аэ, Андрей Матвеевич Царьков — штурман аэ, Борис Александрович Орлов — ком. звена, Юрий Николаевич Шапкин — ком. звена и другие. Их имена и отчества я пишу по памяти.

Между тем летом 1967 года было в основном завершено комплектование кафедр, а Степан Яковлевич Чуриков деятельно трудился по приему абитуриентов и вместе с капитаном Сурисом готовил материалы на первые заседания приемной комиссии. Тщательно проверяла абитуриентов медицинская комиссия во главе с И. Н. Кузьмичевым. Преподавательский состав вместе с прапорщиками УЛО деятельно готовили классы к первому учебному году. К настоящему времени не сохранилось ни одной тогдашней аудитории. Сейчас в этих помещениях расположены вещевые склады, медицинская служба и т. д. Лишь фотографии тех лет напоминают нынешнему поколению о первых очень нелегких годах существования училища, о примитивном (по настоящим меркам) оборудовании учебно-материальной базы. Эти недостатки были известны и тогда, но они полностью компенсировались методическим мастерством преподавателей, сумевших дать курсантам весь объем знаний, предусмотренных для высшего учебного заведения.

Это было отмечено и на выпускных экзаменах в 1971 г. А последующая служба выпускников 1971—1973 годов, многие из которых сейчас занимают высокие посты в Военно-воздушных силах свидетельствует о том, что весь состав училища стоял на правильном пути, стремясь не только наполнить курсантов знаниями, как некий сосуд, но и зажечь их, как факел, на служение Родине.

В 1968—1969 годах сформировались и приступили к планомерной летной подготовке учебные полки. Как уже было сказано выше в эти части прибывали офицеры со всего Союза. Вспоминаю, как летним днем 1969 г. я вместе с начальником отдела кадров Деревянко прибыл в Харьковское ВВАУЛ для отбора офицеров в наше училище.. С большой теплотой вспоминаю товарищей, которые, не посчитавшись с известными трудностями, составили костяк Каменского полка. Во главе с Дунаковским (он был зам. командира полка в Харькове) приехали Алипкин Н. А., Майхер Я. Е. и другие. Личный состав полка перегнал самолеты в Камень-на-Оби, и эшелон с семьями прибыл к первому месту службы. Много было бытовых неурядиц, которые выпали на их долю.

Итак, в начале мая 1969 г. начались первые полеты с курсантами. А уже через месяц многие курсанты летали самостоятельно. В эскадрилье, которой командовал майор Купстас, первыми самостоятельно вылетели курсанты Поташов, Попов, Абрамов, Маковский. А 17 июня во всех эскадрильях вылетели самостоятельно более 20 человек, в том числе Лазебный, Руцкой, Федченко и другие. К концу месяца все курсанты летали самостоятельно. Совсем незаметно в буднях повседневного ратного труда пролетели еще 2 года и вот уже 1971 год — год выпуска первых офицеров из училища.

К этому времени, как и обещали строители, было завершено строительство первой очереди учебного корпуса и в его новых аудиториях проводились первые Государственные экзамены. А на двух аэродромах, с уже бетонных ВПП, взлетели Ил-28 и Як-28. У меня сохранились записи по объемам строительных работ того периода. Так, например, на 1971 год они составили без ВПП 6.138 тысяч рублей.

Успех начатого дела по становлению училища нельзя отнести к деятельности какой-то одной—двух групп специалистов. Конечно, важным было формирование летного состава, преподавателей. Но что все это стоит без крепкого тыла, инженерно-технической службы, медицины и т. д. Сейчас в училище есть своя стоянка самолетов в Барнауле. А ведь эта стоянка начиналась с клочка земли, на котором был установлен списанный пассажирский вагон, где размещались караульное помещение, звено управления и инженерная служба.

Большой объем работы выпал на долю работников тыла, который возглавлял В. С. Украинский. В 1967 г. было закончено формирование первого БАТО, которым командовал майор Мурашкин. Но основная нагрузка на коллектив этого батальона пришлась в 1969 году, когда начались полеты с курсантами в Славгороде. К этому времени командование БАТО принял майор Илья Давыдович Фейгельсон, прошедший затем путь до начальника тыла училища. Илье Давыдовичу выпала нелегкая доля вместе с коллективом БАТО и прежде всего, опираясь на своего зама по политчасти Бориса Ерофеевича Ясинского, обслуживать полеты в Славгороде, помогать формировать второй БАТО (командир майор Олеников А. П.) и главное — готовить основную базу в Панфилово, где в труднейших условиях начались полеты с грунтовой ВПП уже в 1970 году. Мне почему-то запало в память торжественное собрание коллектива батальона в апреле 1970 года, посвященное 100-летию В. И. Ленина, на котором я выступил с докладом и вручил грамоты офицерам, сержантам и солдатам батальона за успехи в боевой подготовке. Собрание проходило в помещении так называемого пристанционного клуба. Кругом была непролазная весенняя распутица и лишь по мосткам мы пробирались в клуб.

Питание было организовано как в полевых условиях, а офицеры и курсанты питались в арендуемой столовой совхоза. Но и в этих условиях я никогда не слышал из уст Ильи Давыдовича даже намека на жалобы.

В труднейших условиях строился военный городок. Конечно, сейчас можно критиковать и не без основания, что планировка зданий могла быть выполнена лучше. Задним числом мы все сильны. Но думается в тех конкретных условиях принимались наиболее оптимальные решения, которые обеспечивали выполнение стоящих задач.

Не могу не отметить усилий инженерно-технического состава. Полеты проходили с грунтовой ВПП, а это для самолета Л-29 условия далеко неблагоприятные. К тому же ТЭЧ и другая ремонтная база были в крайне примитивном состоянии. Инженер училища Н. А. Лимарь, его соратники И. И. Котенко, А. И. Бугаеев, Локтионов, Никитин, Ю. С. Пикапов, Шаурин и другие в этих сложных условиях обеспечили высокую техническую готовность самолетов.

С большой теплотой вспоминаю ближайших помощников офицеров, прапорщиков. Многие из них, возглавляя ответственные участки работы, являли собой пример ревностного отношения к ратному труду. Петр Клементьевич Овчаренко длительное время бессменно руководил работой продовольственных складов, заботливо организовал работу складов оружия. Целыми днями без выходных можно было встретить в столовой В. И. Курпаса, а Владимир Мицких и братья Белкины трудились в УЛО по созданию учебно-материальной базы. Старшины рот Николай Буянкин, Петр Кобелев и другие заботливо относились к созданию быта в курсантских подразделениях.

Конечно, формирование училища, боевое сколачивание его коллектива не могло проходить без известных издержек. Это касается прежде всего кадров. Не все офицеры, прибывавшие в училище, выдерживали высокие нагрузки, а с некоторыми из них нам пришлось расстаться по моральным мотивам. Пожалуй, самым тяжелым было отстранение от должности начальника училища Лысенко И. А. Приказ о его освобождении состоялся в июле за несколько недель до начала первых выпускных экзаменов, а новый начальник училища А. А. Парфенов прибыл лишь в начале октября 1971 года. Вся тяжесть этого периода легла на плечи Виктора Сергеевича Чайченко, заместителя начальника училища по летной подготовке. Виктор Сергеевич, недавно назначенный на эту должность с должности командира полка, проявил незаурядную энергию и надо прямо сказать, что на делах училища уход его бывшего начальника никак не отразился, и коллектив точно в установленные сроки подготовил первый выпуск летчиков.

О первом выпуске курсантов хорошо сказано в книге М. В. Ермольчика «В небе Алтая» и в первой части нового издания. Михаил Васильевич прошел боевой путь в училище с первых дней его зарождения. Впервые с ним военная судьба свела меня еще в 1954 году, когда ст. лейтенант Ермольчик прибыл вместе со школой механиков в г. Барнаул. В ту пору Михаил Васильевич работал помощником начальника политотдела по комсомолу. За это время он прошел путь до полковника, начальника кафедры, успешно защитил диссертацию и получил звание доцента. На всех должностях его отмечала большая работоспособность и ответственное отношение к делу. Думается, эти качества он сохранил и сейчас, работая в институте повышения квалификации учителей.

Мои воспоминания близятся к концу. И здесь мне хотелось бы с особой теплотой сказать о своих ближайших коллегах — политработниках. Главной отличительной чертой их работы была целеустремленность и добросовестность. Все они старались быть постоянными помощниками командиров в решении поставленных задач, никогда не уходили от трудностей и хорошо владели военным делом. Я не могу вспомнить ни одного случая, когда бы приходилось кого-либо подталкивать, читать нравоучения. Сейчас почти все из них, отслужив положенные сроки, находятся в отставке или запасе,

В политотделе в ту пору служили В. Г. Васин, А. П. Золил, Н. И, Распопин, Ю. П. Трофимов, С. С. Замятин, И. Апанасенко, С. С. Айрапетов и другие.

Большая нагрузка выпала на долю политработников полков и подразделений. Многие из них заканчивали службу на командных должностях, что говорит о высокой степени их военной подготовки. А. С. Демидов командовал полком. Т. Э, Янгуразов был инспектором-летчиком ВВС СибВО, И. Светличный — начальником кафедры тактики. На командных должностях проходили службу В. Алешков, Б. Ясинский, В. Большечков, Н. Разумовский. Их большой Цементирующий труд по формированию училища не может быть забыт при любых поворотах судьбы. История есть история. Ее переменить — значит соврать.

Прошло 25 лет. Много событий произошло за это время.. Многие выпускники по своему нынешнему положению далеко превзошли своих бывших наставников. В училище выросло новое поколение, которое весьма критически относится к тому, что было сделано в те далекие времена. И это естественно. Наверное, много из того, что сделано в те годы, можно было сделать лучше. Вспоминается горячий спор, возникший по вопросу размещения Каменского гарнизона. Автор этих строк предлагал строить жилье ближе к расположению военного городка. За это был обвинен генералом Княжевым в том, что хочу подставить весь состав под один ядерный удар. Сейчас это выглядит смешно.

Мы всегда горазды критиковать прошлое, ибо крепки задним умом. Гораздо сложнее созидать настоящее и будущее. К сожалению, некоторая часть людей теперь отвергает как тираническое иго, все взгляды, которые раньше принимали, потому что они покоились на авторитете закона и власти, на уважительном отношении к боевой истории Военно-воздушных сил и нашей Родине. Такие взгляды нелепы с моей точки зрения и могут привести к «извращению инстинктов и потупению рассудка».

Сегодня, отмечая юбилей училища, мне искренне хотелось пожелать новому поколению авиаторов успехов в приумножении славных боевых традиций Военно-воздушных сил и нашего училища.

Своих сверстников — ветеранов училища я адресую к принципу, изложенному Цицероном «Я предпочитаю лучше недолго быть старым, нежели состариться до наступления старости».

<<К оглавлению

Читать дальше>>

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить