С чего началось

 

Часть вторая.  Воспоминания ветеранов и выпускников училища

 

Глава шестая. А было это так...

 

 Е. Е. ПАРФЕНОВ, Герой Социалистического Труда

 

С чего началось

Период уборки урожая на Алтае совпадает с заключительным периодом летной практики курсантов — авиаторов, поэтому МИГи, как пчелы к улью, один за другим через строгие короткие интервалы спешат к ВПП, чтоб дозаправившись, сменить хозяина (курсанта) и снова в воздух. Картина, конечно, впечатляющая: необозримое мирное золотое хлебное поле и ревущий огнедышащий на взлете боевой самолет любого не оставит равнодушным. Ибо красив этот пейзаж, убедительно подтверждающий, что трудом в народном хозяйстве и мужеством воинов мы бережем мир, множим могущество Родины, жизнь людей радостней и счастливее делаем.

Объезжая хлебные поля близ аэродрома, наблюдая за взлетом и посадкой самолетов, мне вспомнилась вся история возникновения на Алтае высшего военного авиационного училища летчиков имени Главного маршала авиации Вершинина К. А. А было это так.

После пятилетней работы первым секретарем Каменского горкома партии меня избрали делегатом XXIII съезда КПСС. Каждый поймет, какая это честь, радость и ответственность быть делегатом съезда партии от Алтайской краевой партийной организации.

Моя радость удвоилась еще и тем, что 5 марта 1966 года я на отлично защитил в Алтайском сельскохозяйственном институте диплом и стал «ученым агрономом».

Специальным поездом доехали до Москвы. Нa Казанском вокзале нас встретили работники Центрального Комитета,

быстро доставили в гостиницу «Бухарест» («Балчук»), тогда еще многоместной «России» не было. Привели себя в порядок и пошли в Кремль на регистрацию, а она проходила в. Георгиевском зале. Уже здесь ошеломляла не только красота всего древнего Кремля, я впервые там был, но и совершенно неожиданные встречи со знаменитыми людьми страну. Прямо, вот так, рядом, то маршал А. М. Василевский, то знаменитый киноактер или писатель, то легендарный партизанский командир или знаменитый ученый, а сколько геройских звезд и орденов на груди у рядовых тружеников полей, фабрик, заводов и других отраслей народного хозяйства. Чтобы понять до конца, что такое делегат партийного езда, надо им просто побыть хоть раз. Там все распланировано, расписано и организовано так, что времени свободного нет (на отдых оставалось 4—5 часов в сутки). Экскурсии, встречи на предприятиях и в хозяйствах Подмосковья, в редакциях газет и журналов, посещение театров и музеев, встречи с киноартистами и литераторами и, конечно, с космонавтами. А мы, участники войны, обязательно встречались непосредственно в частях с воинами Советской Армии. Плюс каждый из нас имел целый список поручений для решения вопросов жизни своих городов, районов, да и в целом Алтайского края.

Мне запомнилось решение двух крупных вопросов: наш руководитель, первый секретарь крайкома КПСС Александр Васильевич Георгиев совместно с командующим СибВО при общем одобрении всей делегации добивался в Генштабе решения о создании в Барнауле авиационного училища летчиков. А Виталий Михайлович Васильев, в ту пору второй секретарь крайкома партии, со мною вместе прорабатывал вопрос выделения средств на ликвидацию последствий землетрясения, которое случилось в Камне февральским вечером 1965 года.

Все вопросы мы решили. Надо заметить, что к просьбам делегатов в дни работы съезда всегда по-особому относятся во всех ведомствах и все решают оперативно.

После посещения Генштаба А. В. Георгиев собрал нас, почти всю делегацию и объявил о том, что решен вопрос об открытии (понимай создании) Барнаульского высшего военного авиационного училища летчиков.

Сообщение было встречено с восторгом, но у меня как- то по особому застучало в груди, и в голове сверлила одна мысль, хотя бы один полк разместить в Камне.

Александр Васильевич после окончания техникума, юнцом приехал с Украины и всю свою жизнь без остатка отдал развитию и процветанию Алтая. В разговоре он часто перемешивал чистейшую русскую речь со смачными украинскими вставками. И на сей раз он взволнованно, но четко и твердо сказал: «Хлопцы, праца буде тяжка. Всем нам дел хватит, чтобы такую махину быстро развернуть. Главное, надо скоренько уже учебу хлопцев организовать и одновременно вести обустройство училища. Детали вам командующий авиацией СибВО Дмитрий Тихонович Никишин расскажет. (Он тоже был делегатом съезда в составе алтайской делегации). Но вы все запоминайте, что наше училище должно стать гордостью Алтая. Для этого ничего не надо жалеть».

Мы, секретари горкомов, райкомов партии, понимали, какая дополнительная забота ложится на наши плечи, но большинство из нас, прошагавших Великую Отечественную, знали, что даже тяжелейший труд в мирное время — это благо по отношению войны, и внести свою, хоть маленькую лепту в это дело — честь любого из нас.

Генерал-лейтенант авиации Д. Т. Никишин подробно рассказал, что за хозяйство нам предстоит развернуть и просил не просто содействия, а постоянного партийного влияния райкомов и горкомов партии на улучшение дел воинских частей, которым будет поручено решать эти многосложные задачи. А где и что делать — пообещал рассказать на месте, т. е. там, где определит крайком, крайисполком совместно с командованием округа дислокацию частей училища.

Но центром теоретической учебы, безусловно, будет город Барнаул, так мы прикидывали, обсуждая это важное сообщение, но мне, восемь лет прослужившему в авиации, уж очень хотелось вернуть родному городу авиационный титул. Вернуть потому, что в годы Великой Отечественной войны в Камне была одна из эскадрилий Сталинградского истребительного авиаучилища, где обучались летчики для фронта. И надо сказать, наших авиаторов неплохо учили, так как из 17 Героев Советского Союза нашего города и района — четыре летчика.

 

Именно в Камне обрел соколиные крылья уроженец Тальменского района полковник Василий Павлович Сидякин, биться с врагом которому помогали хорошее умение и Сноровка, приобретенные в небе Алтая.

Отличный летчик, умелый воздушный боец на грозных штурмовиках так громил врага, что за героизм и отвагу Василию Павловичу Сидякину присвоено звание Героя Советского Союза. Так что каменцы по праву считают его своим родным восемнадцатым Героем Советского Союза.

Отважно воевал на фронтах Великой Отечественной войны летчик-штурмовик Борис Александрович Шехирев, уроженец нашего района. Он участвовал в прорыве глубокоэшелонированной обороны противника на Бобруйском направлении, совершив там 32 боевых вылета. Опытный кадровый офицер, грамотный и отважный летчик, он отличился во многих боях, освобождая от фашистов Белоруссию и Прибалтийские республики.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 августа 1945 года Борису Александровичу Шехиреву присвоено звание Героя Советского Союза.

На нашу просьбу откликнулись. И вот однажды, по внезапному телефонному звонку, сообщение из крайкома КПСС «...встречайте самолет с группой генералов по выбору места для размещения одного из полков училища и строительства ВПП со всеми необходимыми службами».

Кто летит? Сколько человек? И на массу других вопросов последовал один ответ и совет: «Посадка самолета ИЛ-14 через 30 минут. Действуйте по обстановке, ведь сами просили авиаторов в ваш город».

Приехав на наш маленький аэродром, клином врезавшийся в городскую окраину, я застал там полный переполох, ибо с него работали лишь АН-2, да вспомнили несколько посадок ЛИ-2. Начальник аэропорта Алексей Павлович Карнаух, фронтовик-авиатехник и радиодиспетчер, бывший фронтовой летчик-бомбардировщик, четырежды сбитый в бою Алексей Петрович Рыжков, приняли решение запретить посадку, а времени на разъяснения уже не оставалось, ибо с самолета уже запрашивались метеоусловия и разрешение на посадку.

Вот где мне пригодился опыт воздушного стрелка-радиста и наблюдательность за решениями командиров воздушных кораблей в сложной ситуации.

Радиодиспетчер передал погоду и, узнав по голосу Дмитрия Тихоновича Никишина, командующего авиацией округа, генерал-лейтенанта авиации, провоевавшего всю войну, я буквально вырвал микрофон и добавил к словам диспетчера, как говорят, открытым текстом, что с нашей ВПП работали только ЛИ-2, так что посадка по решению командира. В ответ услышал спокойное: «Вас понял, спасибо, иду на посадку», и через несколько мгновений к нашей всеобщей радости самолет по команде авиатехника Владимира Арсентьевича Москаленко, кстати, окончившего Барнаульскую школу младших авиационных специалистов, а сейчас работающего начальником Каменского аэропорта, подрулил к небольшому зданию аэропорта, и мы оказались у спущенной из аэроплана стремянки, простейшей металлической лестницы. Встречали мы долгожданных гостей с полковником Я. А. Шульманом, нашим горвоенкомом, прошагавшим всю войну в качестве командира взвода и пулеметной роты в матушке-пехоте до Праги, а потом через всю Манчжурию, до города Дальнего, человеком мужественным и отважным, награжденным 4 боевыми орденами и 15 медалями. Но, когда по гнущейся стремянке один за другим стали спускаться генералы и у каждого «иконостас» орденских планок, Звезды Героев, то как-то стало не по себе. Но надо было работать. И тут просто удачно разрядил обстановку Дмитрий Тихонович, сказав: «Сам напросился — вот и принимай генералов». После представления друг другу мы определили программу действий.

Осматривая в поездке город, я им рассказывал историю и сегодняшние заботы города и района, благо местный абориген, так что в «святцы» не надо заглядывать. Поехали на поле, которое, на мой взгляд, более подходило под аэродром с учетом, что «птички» с него будут работать шумные, и соизмеряя все другие необходимые условия и требования.

Надо сказать, что как вышли мы на междуполье облюбованного места, так вся комиссия и определила, что это то, что нужно. Хотя потом мы смотрели еще несколько участков. Но все расчеты и заключения специалистов, работавших после и по поручению генералитета однозначно говорили, что оптимальный вариант и на сегодня, и при росте города до 200—300 тысяч человек населения (а в тот год было всего 35 тысяч человек) — первая площадка наилучшая. Там и построен сейчас аэродром, с которого вот уже 20 лет успешно учатся летать наши мальчишки, становясь надежными воздушными бойцами.

Место под строительство жилья и объектов соцкультбыта для офицеров, городок со всеми службами подбирали так, чтобы с минимальными затратами (т. е. без сноса) и быстрее решить задачу — начать практическую подготовку военных летчиков. Да и средств было ограничено. Так что жилье привязывали к существующим школам и Дому культуры, поближе ко всем центрам жизнеобеспечения. Горисполком даже передал готовый проект пятиэтажного дома, где сразу же предусмотрено размещение во вставке магазинов и пошивочного ателье военторга, действующих успешно до сих пор.

Осмотрев все по городу, мы вновь ушли в окружающие поля знакомиться с другими площадками для аэродрома. Наметив еще две для сравнения и обсчетов специалистов, по пути в город мы подъехали к маленькому колку размяться.

Объявив, что до ближайшей столовой километров девять, я предложил пообедать прямо здесь, на травке, под красавицами — алтайскими березками. Это было воспринято всеми с восторгом.

Определили меня шеф-поваром и тут же взялись за работу: один делал козлы для костра, другой собирал сушняк, третий умело чистил картошку, я занялся подготовкой всяких специй. Подъехал водитель с флягой воды. Ее с таким удовольствием пили, что я вынужден был просить не забывать, что ухи без воды не бывает.

Вот и костер пылает, и ведро наполнено. Генерал-лейтенант Виталий Иванович Попков — известный в стране морской летчик-истребитель, сбивший 41 самолет фашистов во время Великой Отечественной войны, за что удостоен звания дважды Героя Советского Союза, с генералом Александром Андреевичем Матвеевым были ответственными за чистку рыбы.

Уха удалась на славу. Как заявили гости, такой ухи они еще не едывали. Мы точно в расчетное время были у трапа самолета. Экипаж доложил, что к полету готов, и город Славгород их принимает (о питании экипажа позаботился начальник аэропорта).

Перед посадкой в самолет, они сказали, что место и условия им понравились. Видимо, быть в Камне одному из полков училища.

Доложив в крайком партии о результатах работы с генералами, я остался в сомнении: будет или не будет здесь все задуманное. Но вскоре все сомнения развеялись: появились люди по сбору данных для АПЗ, им, разумеется, по просьбе горкома партии городской и районный Советы, все службы активно помогали.

<<К оглавлению

Читать дальше>>

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить