Готовность к подвигу

 

Глава третья. Растем и мужаем

 

Готовность к подвигу

Весь личный состав эскадрильи построили на стоянке самолетов.

Когда командир доложил об этом генералу, тот скомандовал:

Курсант Маковский, выйти из строя!

Печатая шаг, Владимир Маковский вышел из строя и застыл по стопке «Смирно».

Товарищи! — тихо, заметно волнуясь, произнес генерал-лейтенант И. А. Куличев — заслуженный военный летчик СССР.

Товарищи! — повторил он снова. — Разрешите мне, от имени Военного Совета округа, вручить именные часы курсанту Маковскому н поблагодарить его за добрую службу, за готовность к подвигу. В трудную, сложную н напряженную летную ситуацию попал курсант Маковский. Но он верил в технику, верил в себя и предотвратил катастрофу самолета.

Еще раз спасибо, Володя, за верную службу! — тепло, по-отцовски сказал генерал!

Что же произошло в тот день, отчего был взволнован заслуженный и опытный генерал?

В тот день у курсантов Барнаульского ВВАУЛ точно по расписанию начались полеты. У всех было приподнятое настроение. Курсанты, участвуя в социалистическом соревновании в честь XXIV съезда КПСС, перед полетами взяли обязательства с высокой оценкой выполнить очередное упражнение. Теперь они приступили к реализации своих стремлений. На одном из самолетов ушел в зону курсант Пырков. Не прошло и четверти часа, как он зарулил на стоянку. Вслед за ним готовился к полету на этом же самолете Владимир Маковский. Летчик-инструктор лейтенант Виктор Благин еще раз проверил его теоретические знания и разрешил выполнить задание. Владимир произвел взлет. На высоте 200 метров, на первом развороте курсант почувствовал запах гари. Радист рядовой Павел Кирсанов доложил:

Горит левый двигатель.

С земли руководитель полетов передал то же самое.

За самолетом тянулся шлейф черного дыма, из-под плоскости вырывались языки пламени.

У Володи Маковского все сложилось так, как он мечтал. Еще в школе начал посещать аэроклуб и, будучи учеником десятого класса, уже летал на планере, совершил несколько прыжков с парашютом.

Пятый океан манил его с детства. А когда прочитал мемуары А. Покрышкина, твердо, решил стать военным летчиком. Отец его, Владимир Андреевич, иногда подшучивал над сыном: «Какой из тебя летчик, ведь ты — флегматик, а флегматиков в авиацию не берут».

Нет, стану летчиком, — упрямо твердил Володя.

Мать, Фаина Дмитриевна, как многие матери, не разделяла желание сына. Она в душе надеялась, что сын пойдет по стопам отца, будет инженером-строителем.

Когда Володя окончил десять классов с серебряной медалью, после выпускного вечера пришел домой на рассвете, отец спросил его:

Ну, как, летчик, куда думаешь идти учиться?

В Барнаульское высшее военное авиационное училище летчиков, — ответил Владимир.

Шутишь, сын, или серьезно?

Вполне серьезно.

А ты подумал, Володя, о трудностях и опасностях этой профессии? — вмешалась в разговор мать. Хватит ли у тебя мужества преодолеть все преграды на пути к цели?

Думаю, что хватит, — ответил сын.

И как мать не отговаривала, как ни упрашивала, он стоял па своем.

Тогда так и порешим, — сказал отец. — Иди в летчики.

Экзамены Владимир выдержал блестяще. И вот он — курсант училища. А потом был день, когда он самостоятельно сел за штурвал и повел в воздух машину. С волнением ощутил, как она легко оторвалась от земли. Полет был несложным, но Владимир испытывал такое чувство, словно не машина летит, а он парит.

С тех пор прошел еще год. На счету Владимира уже было семнадцать самостоятельных полетов. В общей сложности он провел в воздухе .около сорока часов. С каждым вылетом росло его мастерство, привязанность к машине. Радостно было, что самолет становился все послушнее его воле.

Летчику-инструктору В. Благину полюбился Маковский. Ему нравились в нем неторопливость, спокойствие, четкость мысли и уверенность при управлении машиной, качество его работы. Нравилось и то, что Владимир был скромен, ничем себя не выделял среди товарищей.

 

«Из него будет толк», — не раз про себя думал летчик-инструктор. И вот очередной самостоятельный полет. В воздухе загорелся двигатель...

Курсант знал, что секунды бегут неумолимо, и теперь все зависит от него. Ни штурман, ни радист помочь ему не могут. Как и требует инструкция, он включил двигатель, перекрыл топливо и нажал на кнопку противопожарного оборудования. С земли увидели, что шлейф дыма отсекся и больше уже не появлялся.

Заходите на посадку! — приказал руководитель полетов. «Выполняю!» — ответил Маковский и повел самолет на одном работающем двигателе на посадку. Когда наступило время выпускать шасси, он перевел кран в положение «выпущено», но система не сработала. Оказалось, нет в системе воздуха. Но и здесь не покинула его выдержка и спокойствие. Курсант воспользовался аварийной системой. Посадка была произведена нормально. Когда Владимир вышел из самолета и доложил, что полет окончен, руководитель схватил его в объятия и крепко прижал к себе, произнося лишь одно слово: «Молодец, молодец!».

Вот почему был так взволнован генерал. Он выразил твердую уверенность, что двадцатилетний алтайский парень будет хорошим летчиком, всегда готовым на подвиг. Ивана Андреевича Куличева уже нет в живых. Но предвидение его сбылось. Ныне полковник Маковский В. В. служит в одной из частей Военно-воздушных сил. Летчик первого класса за мужество и храбрость награжден несколькими правительственными наградами.

<<К оглавлению

Читать дальше>>

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить