По инструкции!
  • Фото 9
  • Фото10
  • Фото11
  • Фото 12
  • Фото 13
  • Фото14
  • Фото 15
  • Фото 16
  • Фото 17
  • Фото 18
  • Фото 19
  • Фото 20
  • Фото 21
  • Фото 22
  • Фото 23
  • Фото 24
  • Фото 25
  • Фото 26
  • Фото 27
  • Фото 1

Начало

Училище было создано на основании Постановления Совета Министров СССР от 18 августа 1966 года. 9 сентября того же года был подписан приказ Министра обороны СССР, в котором местом дислокации вновь создаваемого летного ВУЗа определен дважды орденоносный Алтайский край. Вот так сухо и коротко звучит фрагмент из исторической справки. Кто-то решил, кто-то постановил и готов приказ о дислокации, а дальше все закрутилось, завертелось, и полетели военные летчики во все концы необъятной Родины защищать и охранять ее просторы.

Читать дальше

По прошествии десятков лет можно и не задумываться, чья в этом заслуга, но можно и вспомнить. За каждым постановлением, указом или приказом всегда и во все времена стояли и стоят конкретные люди их судьбы и дела.

Историю Барнаульского летного я услышал много лет назад от Дмитрия Тихоновича Никишина, человека сыгравшего главную роль в создании училища.

В тот памятный для училища 1966 год Военно-Воздушные Силы СССР возглавлял Главный маршал авиации Константин Андреевич Вершинин, а ВВС Сибирского военного округа командовал генерал лейтенант Дмитрий Тихонович Никишин.

Вначале 1966 года на совещании у главкома рассматривался вопрос подготовки летчиков перехватчиков истребительной авиации. Никишин предложил создать в Сибири учебную воздушную армию для подготовки летчиков не только истребительной, но и штурмовой, и бомбардировочной авиации. (Тогда мыслили явно более масштабно, чем сейчас.) На что Главком уклончиво ответил, что надо это обдумать со штабом. На том разговор и закончился.

Через месяц Главком позвонил Никишину:

- "Как ты смотришь, если мы предложим в твоем округе сформировать высшее военное училище летчиков?"

- "С удовольствием смотрю!"

- "Тогда подумай, где можно его разместить".

Командующий Сибирским военным округом в помощи отказал:

- "Думай, это твой вопрос."

Первый секретарь Новосибирского обкома партии Горячев Ф.С. ответил отрицательно. Слишком хлопотно заниматься такой сложной проблемой.

Председатель сибирского отделения Академии наук, академик Лаврентьев почти согласился, но, услышав о том, что еще и реактивные самолеты будут летать, тут же окончательно передумал.

Первый секретарь Алтайского крайкома партии Александр Васильевич Георгиев, после звонка Никишина предложил встретиться и поговорить обстоятельно. Встреча состоялась в тот же день. Командующий прилетел на самолете, на котором, они вместе с Георгиевым облетели все предполагаемые места размещения аэродромов училища.

А.В. Георгиев идею создания военного летного училища на Алтае поддержал с первого же дня и сразу начал активно помогать во всех организационных вопросах. Только благодаря Георгиеву армейское командование решилось на размещение училища на территории края. К нему обратились с просьбой позвонить Министру обороны СССР Малиновскому Р.Я.. Александр Васильевич эту просьбу выполнил.

Вот так появилось постановление Совета Министров и приказ Министра Обороны о создании и размещении Высшего военного авиационного училища летчиков в Алтайском крае.

А дальше стали набирать команду, размещать, строить, подбирать специалистов, преподавателей, летчиков, инженеров, техников. Работа емкая и сложная, но уже к началу лета 1967 были готовы к первому набору курсантов. А первый выпуск летчиков-инженеров, подготовленных Барнаульским ВВАУЛ, состоялся в октябре 1971 года. Половина выпускников за время учебы освоила три типа самолетов из них один сверхзвуковой ЯК-28 - тот самый, что находится на постаменте в училище на Комсомольском проспекте. Это было большое достижение. Практически с нуля начать и через пять лет выдать подготовленных военных летчиков с высшим образованием.

Три человека решили судьбу Барнаульского ВВАУЛ:

- Вершинин Константин Андреевич - его имя и носит училище.

- Георгиев Александр Васильевич - просто невозможно перечислить все, что он сделал для училища, он помогал постоянно с первых дней и много лет подряд до самой своей смерти.

Никишин Дмитрий Тихонович - это человек, которому училище обязано самой идеей его создания, первый огонь зажег он.

Но это не единственные люди, участвовавшие в осуществлении идеи создания Барнаульского военного летного училища.

- Парфенов Евгений Ерофеевич - в то время первый секретарь Каменского райкома партии - очень много сделал для организации жизни и работы летного учебного полка в городе Камень на Оби.

- Налетов Иван Дмитриевич - председатель Барнаульского Горисполкома помогал в обустройстве училища и выделении жилья военнослужащим в Барнауле.

- Невский Александр Николаевич - первый секретарь Славгородского райкома партии - помогал в становлении Cлавгородского летного учебного полка.

Всех нельзя перечислить, но о них помнят.

Евгений ЖИГАЛОВ (выпускник училища 1975 года, летчик-инструктор 1го класса, начальник кафедры в момент его закрытия, полковник в отставке).

 

 

 

 

 Что у нас нового в "Курилке"

 

Жигалов Евгений Павлович - выпускник БВВАУЛ 1975 года

 

Много, много лет назад, в 1976 году, будучи молодым лейтенантом, я служил в Тамбовском высшем военном авиационном училище летчиков, но это не помешало моим командирам дать мне и другим таким же, как я молодым лейтенантам, группу курсантов, естественно, каждому свою. У меня было 4 курсанта. Сам можно сказать еще учился летать, но курсантов уже начал учить.

Летали в районном городке Кирсанов Тамбовской области, было лето, часть курсантов начала летать самостоятельно, другую часть еще «возили».

И вот «везу» я курсанта по кругу – учу летать, взлетать, строить маршрут по кругу, фактически вокруг аэродрома, заходить на посадку, садиться.

Впереди нас взлетает курсант самостоятельно, мы за ним, за нами, тоже с курсантом, взлетает старший летчик другого звена, майор Котляр Генрих Иосифович – настоящий еврей, больше я их в летчиках, настоящих то, и не встречал. Летим.

Сделали три кружочка – все нормально, взлетаем последний круг, ну как говорят - крайний. Полетом по Кругу он только называется, на самом деле это некий прямоугольник с четырьмя разворотами. Подлетаем к третьему развороту, а впереди мотается курсант самостоятельно, и, как водится, прозевал разворот, да и затянул его дальше положенного. Мне (нам) что остается? - Летим за ним. Я смотрю за тем курсантом, что впереди самостоятельно летит, разворачиваемся за ним. И вдруг, прямо перед нами фюзеляж самолета Генриха Иосифовича. Я начинаю вилять, уменьшать скорость, тормозить, и предпринимать все возможное, чтобы увеличить дистанцию между нашим самолетом и самолетом Котляра.

Ну, кое-как, из последних своих и самолета возможностей я вышел на посадочную прямую с самым минимальным разрывом между мной и Котляром. В принципе это предпосылка к летному происшествию самая настоящая. Странно, что этого никто на земле не заметил (или руководитель полетов сделал вид, что не заметил), и все прошло без последствий на разборе полетов. Хотя виновником был Котляр, а не я, может быть именно поэтому РП и не «заметил».

Заруливаем на заправочную стоянку, рядом уже стоит Котляр.

Выскакиваю из самолета и к Котляру.

- Генрих Иосифович вы что делаете!!!? Я же чуть не свалился, пытаясь выдерживать дистанцию.

Котляр, похлопав меня по плечу:

- Женьк, а ты что обиделся? Жень, а я всегда так делаю, даже по инструкции положено – подходит третий разворот, я его и начинаю выполнять.

- Жень, ты не обижайся, я же по инструкции!

Мне было на тот момент 22 года, Генриху Иосифовичу 45.

 

 

You have no rights to post comments