• Фото 9
  • Фото10
  • Фото11
  • Фото 12
  • Фото 13
  • Фото14
  • Фото 15
  • Фото 16
  • Фото 17
  • Фото 18
  • Фото 19
  • Фото 20
  • Фото 21
  • Фото 22
  • Фото 23
  • Фото 24
  • Фото 25
  • Фото 26
  • Фото 27
  • Фото 1

Недавно зарегистрированные

Кто на сайте

Сейчас 2489 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

  • ganzha-vladimir@rambler.ru

FAQs

 

Глава шестая. А было это так...

Е. Е. ПАРФЕНОВ, Герой Социалистического Труда

Прилетели соколы

И вот настал незабываемый день 14 сентября 1970 года, к исходу которого должна была прилететь к нам первая эскадрилья ЯК-28, сверхзвуковых бомбардировщиков.

Для встречи на летном поле собрался практически весь актив городской партийной организации, пионеры и комсомольцы, ветераны Великой Отечественной войны и труда.

Фронтовики хорошо знают и помнят самый легкий истребитель ЯК-3 конструкторского бюро дважды Героя Социалистического Труда Александра Сергеевича Яковлева. Кое-кто уже летал на замечательном пассажирском комфортабельном ЯК-40. Но когда первый самолет с ревом «на бреющем» пролетел как стрела над ВПП и красивым, лихим разворотом с набором высоты ушел в сторону Оби, все мы были восхищены и обворожены таким необычным зрелищем, а пионеры и комсомольцы буквально ликовали. Во всеобщей суматохе мы и не заметили, что уже не ревущий, а спокойный и вполне смирный самолет проскочил мимо нас, руля к месту стоянки, выключил двигатель. Командир быстро и четко подошел к командующему, доложил, мы его поздравили с прибытием на землю Каменскую, а девчата вручили букет цветов. Это был подполковник А. Д. Дунаковский. Он же, несколько смущенный, видимо давно отвык от такого внимания, да и чтоб за полет цветы вручали, с разрешения командующего побежал к рации и стал руководить посадкой первого эшелона своих соколов. Один за одним садились и заруливали на стоянку самолеты. Военные рассказывали встречающим о летчиках и штурманах, о возможностях этих замечательных машин.

Здесь же был проведен короткий, но я бы сказал сильно эмоциональный митинг. Вручили по русскому обычаю красивейший каравай на алтайском расшитом рушнике. Потом, в автобусах мы все поехали в городок, по дороге рассказывая о городе и районе, о нашем замечательном Алтае. Вновь прибывшие не только внимательно слушали, но и пристально рассматривали все, что попадалось по дороге, активно переговариваясь между собой. А у отдельных офицеров проскальзывало ироническое замечание или явная хмурость и озабоченность от знакомства с обыкновенной Сибирью. Да и неудивительно: люди жили и служили в городах цветущей Украины, и абсолютное большинство впервые попали на Алтай, имея представление о нем больше как о каторжном крае в прошлом, с суровым климатом и другими страстями, которыми пугали раньше всех непослушных, начиная с младенческого возраста.

В новой гарнизонной солдатской столовой (летную-то еще достраивали) заботами комбата майора Евгения Михайловича Ворогушина и Василия Емельяновича Лазебного директора совхоза «Октябрь», центральная усадьба которого расположена в городе, а аэродромное хозяйство на его полях, уже был накрыт вместительный П-образный стол, ломившийся от изобилия сибирских явств, причем многое на столе было явно из погребов и печек добродушных каменских хозяек.

Усадили мы прибывших в перемежку с нашим активом с умыслом, конечно. Ведь надо было не просто познакомиться поближе и поговорить о том, как добрались до Камня, о делах житейских. Надо было убедить каждого, что их служба на Алтае будет идти не хуже украинской. Жилье их ждет готовое. Ну, а что не доделали — достроим вместе. Молодежь беспокоило трудоустройство жен и наличие детских садов.

Нужно заметить, что при первой встрече с командиром Аркадием Давыдовичем Дѵнаковским и начальником политотдела Тамерланом Хусовичем Янгуразовым, учитывая, что полк формировался из различных частей, мы тщательно рассмотрели вопросы трудоустройства жен офицеров по их специальностям. И большинство из них по приезде в Камень сразу же включились в трудовой ритм наших коллективов и многие очень хорошую память оставили о себе у наших горожан. С первых дней пребывания и до отъезда из Камня работала в горкоме партии, вначале библиотекарем, а затем ответственным секретарем городского отделения общества «Знание» Зоя Кузьминична Горелик. Здесь она стала коммунистом. А муж ее, в ту пору командир первой авиационной эскадрильи, был одним из самых работающих инструкторов-наставников. Человек неиссякаемого юмора, влюбленный в небо и самолеты, он сотням мальчишек дал путевку в небо. Был инструктором летчика-космонавта Алексея Архиповича Леонова, когда тот учился в Чугуевском авиационном училище, помогал молодежи Социалистической Республики Вьетнам осваивать авиационную технику. Сейчас Анатолий Григорьевич Горелик полковник в отставке, живет в г. Харькове.

Но вернемся за стол и попробуем разобраться, о чем же там идет речь. Поздравив с прибытием, я подробно рассказал о городе и районе, о наших людях и их делах, познакомил с активом, сидящим за столом.

А. И. Куличев, поздравив, высоко оценил перелет первой группы и на всякий случай добавил, что «Антей» уже сидит па аэродроме и с рассветом всем лететь для перегона остальных самолетов полка.

Разговор шел не о перелете совершенном и предстоящем перегоне самолетов. Разговор шел о жизни. Прямой и откровенный, были сотни вопросов нам, руководителям города и района, о том, как оно сложится житье-бытье в общем-то на понравившейся на первый взгляд Алтайской земле и в городке, удачно расположенном на берегу могучей красавицы Оби. Больше всех мне вопросов задавал, причем с подковыркой, а ну-ка выкрутись, секретарь, молоденький капитан. Я подумал про себя: это или занудистый брандахлыст, или молодой политработник. II угадал — это оказался замполит эскадрильи Игорь Иосифович Разумовский. Ответив на все его вопросы, я прямо заявил, что большинство из вас уезжать отсюда не пожелает. Скажите вашим женам, что медведи их не тронут, ибо у нас всего один медведь и тот в городском краеведческом музее. Всех ждет работа, а вас — молодежь — полковничьи погоны. Такая, с юмором, но по серьезным житейским вопросам, беседа сильно повлияла на настроение офицеров и передалась их семьям. На прощание мы вручили им несколько добротных пышных алтайских караваев, чтобы жен угостили. Говорят, это был один из убедительных аргументов в их агитационной работе в кругу своих семей. Что касается въедливого капитана И. И. Разумовского, то он теперь полковник, служит в штабе ВВС Краснознаменного СибВО.

Большой, по-мужицки прямой откровенный разговор за этим затянувшимся застольем можно по праву назвать самой лучшей и эффективной политической работой, мощной агитацией за то, чтобы не только они (офицеры), но и их семьи без страха и сомнений быстрее перекочевывали в наш Камень-на-Оби.

Я много рассказывал об орденоносном Алтае: о бескрайних степях Кулунды, о горе Змеиной и первой алтайской промышленности, о прелестях ни с чем не сравнимой страны Голубых гор, нашей Горно-Алтайской автономной области, с ее чудом природы Алтынь-Келем (Золотым озером) и, конечно же, о родном Приобье, на землях которого удивительно сочетаются все прелести земли алтайской: бескрайние хлебные нивы, часто украшенные березовыми колками, с богатым ассортиментом грибов и дикорастущих ягод (только не ленись, собирай), о нашей красавице реке Оби, ее чистую воду с середины лета и до самой будущей весны употребляют без всякой очистки и хлорирования. (Весной, в паводок, уж больно много грязи смывается с поймы). Пришлось отвечать па многочисленные вопросы об Оби и других реках и озерах района, о нашей фауне и флоре. О том, что в Оби водятся не только ерши, но и нельма, и стерлядь с осетром, а в расселенных обской водой из Кулундинского магистрального канала, строительство которого разворачивалось, в наших горько-соленых озерах, скоро будем разводить деликатесную пелядь и даже омуль в больших объемах. Кстати, когда начали хорошо приживаться посаженные личинки в Горько-Лебедянском, а затем в Горько-Ключевском озерах Каменский рыбозавод уже отловил 150 тонн этой ценной рыбы и сейчас работает, чтобы достичь рубежа 300 тонн в год.

Рассказал о животном мире от красавца горностая до могучего великана лося. И, конечно же, удовлетворил любопытство охотников, сообщив, что здесь есть все: от воробья до глухаря па сухопутье, и от кулика до гуся на водоемах, пообещав, что даже красавцы-лебеди вернутся с пуском первой очереди Кулуидинского канала и пополнения озера юго-западной части района. Это обещание сбылось. Когда в 1977 году заполнили водой первую очередь канала, то через аварийно-сбросные сооружения с минимальными затратами нам удалось создать лиманное орошение на площади 3200 гектаров.

По охотничьей части особенно интересовался штурман звена старший лейтенант Э. С. Добрый, бывший тульский мастер-оружейник. Впоследствии он стал штурманом полка. Мастер на все руки, добросовестно служил в управлении, училища и в 1986 году в звании подполковника Эдуард Степанович Добрый уволился в запас и уехал в родную Тулу, оставив добрую память на дважды орденоносном Алтае.

Рассказал товарищам о наших реликтовых ленточных борах и натуральной тайге, которая начинается за Обью от села Дресвянка, расположенного всего в 9 километрах от города Камня.

Ну и, конечно же, о наших замечательных людях: о легендарных героях-партизанах, командире корпуса Игнате Владимировиче Громове и 15-летнем храбром разведчике Кире Баеве. Кстати, на его родине, в селе Поперечное, колхозе имени храброго разведчика в конце января 1987 года открыт замечательный, лучший в районе культурно-спортивный комплекс. О Герое Советского Союза Иване Демидовиче Шадрине, одном из 28-ми героев панфиловцев, насмерть стоявших у разъезда Дубосеково. О наших славных хлеборобах и животноводах, о тружениках промышленности я сферы обслуживания. Например, знатный комбайнер Анатолий Максимович Ненуженко, в течение 20 лет не измолачивал за сезон менее 10 тысяч центнеров. 13 декабря 1972 года ему присвоено звание Героя Социалистического Труда, Окончив техникум, сейчас А. М. Ненуженко работает заместителем председателя вновь образованного колхоза имени И. В, Громова. А местный абориген, прошел путь от токаря до первого секретаря горкома партии, поэтому знаю людей и рассказывать о своих земляках-каменцах всегда считал и считало своим долгом.

Камень гордится своими земляками: кинорежиссером Иваном Пырьевым и знаменитыми литераторами — поэтом- песенником и непревзойденным собирателем, обработчиком и рассказчиком сибирских 6ывальщин и Василием Михайловичем Пухначевым, поэтом Героем Советского Союза Михаилом Федоровичем Борисовым, удостоенным этого высокого звания за бой под Прохоровной, где он лично уничтожил семь танков во время знаменитой Курской битвы — одного из решающих сражений второй мировой войны. И поэтом — участником Великой Отечественной войны Василием Ивановичем Глотовым, проживавшим в ту пору во Львове.

Мы гордимся художника ми-фронтовиками братьями Иваном Васильевичем и Василием Васильевичем Титковыми. Василий Васильевич — народный художник РСФСР, храбрый разведчик Великой Отечественной, добрейшей души человек, недавно при открытии картинной галереи в городе, подарил для пополнения фонда галереи 65 своих произведений.

Напомнил, что каменцы имеют прямое отношение к освоению космоса, ибо один из первых теоретиков космонавтики Юрий Васильевич Кондратюк жил и работал во многих городах и селах Сибири, везде оставляя прекрасные творения разума и рук своих. Например, в Камне он построил элеватор, механизированную эстакаду для погрузки зерна в баржи и чудесный зерносклад на 11 тысяч тонн. Причем это деревянное сооружение возведено без единого гвоздя, а за необычность внешнего вида напоминает какое-то доисторическое животное, оно названо «Мостодонт».

Этот талантливый самородок имел тесную связь с отцом космонавтики Константином Эдуардовичем Циолковским. Еще в январе 1929 года он издал в Новосибирске книгу «Завоевание межпланетных пространств».

В 1967 году съезд международного астрономического союза, проходивший в Праге, утвердил предложение Академии наук СССР, назвав один из кратеров восточного сектора обратной стороны Луны именем Ю. В. Кондратюка.

У Кремлевской зубчатой стены,

там, где Юрий Гагарин,

даже в зимнюю стужу

не вянут живые цветы.

Этот всеми любимый

и самый улыбчивый

ни за что не взлетел бы,

если б не ты...

Так написал поэт А. Кухно в стихотворении, посвященном памяти Ю. В. Кондратюка.

Пришлось напомнить также и о том, что они переезжают не в чужие края, так как тысячи наших земляков освобождали Украину от фашистских захватчиков и бендеровской нечести. Многие остались в братских могилах в земле украинской, а из 15 Героев Советского Союза периода Великой Отечественной войны — одиннадцати присвоено это высокое звание за форсирование Днепра и освобождение Украины.

Нет, не зря так долго и популярно мы обо всем рассказывали нашим гостям. Ведь им жить и служить здесь не один год. Поэтому все важно знать.

Это был своеобразный семинар агитаторов, ибо каждому из них предстояло убедить своих жен, а многие из них коренные украинки и из других европейских областей Союза, а о Сибири и Алтае они знали меньше, чем об обратной стороне Луны. Надо было и доказать им, что на Алтае жить можно не хуже, чем на Украине, ибо и климат здесь здоровее, и отношения людей между собой проще, и даже яблоки и сливы по вкусу ничем не уступают западным.

В связи с тем, что еще не все жилые дома были построены, кстати, и сейчас в гарнизоне еще много нужно построить жилья и объектов соцкультбыта (не достает жилья, детских садов и школ, нет Дома культуры и спортивного комплекса с бассейном, в зачаточном состоянии находится база Военторга и т. д.), так вот горисполком, наши вечные труженицы участковые подобрали десятки частных квартир, где на время их с удовольствием примут наши гостеприимные хозяйки. Кстати, в годы Великой Отечественной в городе Камне и районе почти в каждой семье жили эвакуированные из Прибалтики, Белоруссии, Украины, много детей из блокадного Ленинграда.

Ну а в связи с тем, что из предварительной беседы с командиром А. Д. Дунаковским и начальником политотдела Т. X. Янгуразовым мы знали профессии и возможности работы всех офицерских жен, говорили об их трудоустройстве совершенно по конкретным трудовым коллективам в соответствии со специальностью и опытом работы.

Но как бы ни хороша была беседа, надо знать, что у летчиков существует определенный режим. Генерал И. Д. Куличев напомнил, что «Антей» их уже ждет для перелета за новой группой самолетов.

Зная, что в душе у каждого неспокойно не потому, что длинный и сложный перегон, летчики-то в первой группе прилетели самые опытные, а потому, что каждому дома предстоял очень непростой разговор: «Как там Сибирь? Что за народ на Алтае? Чем они питаются и т. д. и т. п.», я в заключение сказал, что вот для более убедительной агитации, за более быстрый перелет и переезд в Камень наши хлебопеки приготовили караваи из отличной алтайской пшеницы и вручаю их вам для того, чтобы угостить там, в Купянске, всех хотя бы по щепотке. А хлеб наш волшебный, покушают раз и обязательно поспешат к нам, где такая прелесть растет и производится. Кстати, в том 1970 году мы собрали хороший урожай зерновых, по 16 центнеров с гектара, что позволило продать государству 504,7 тысячи тонн хлеба. Это самая крупная хлебосдача за всю историю каменского земледелия до 1976 года.

В народе иногда говорят: «Вот привалило людям счастье». А у нас оно было в том году двойным: высокий урожай и перевыполнение плана хлебосдачи этой первейшей хлеборобской заповеди. И реальное возвращение Камню титула авиационного города.

Пожелав удачного полета и мягких посадок, сказав до скорого свидания, мы расстались с нашими новыми друзьями, уверенными в том, что большинство семей приедут в Камень, что все уладится и будет хорошо.

Назавтра мы рассказали подробно о задачах, стоящих перед нашим полком: передислокация, завершение обустройства и надо же обжить новый аэродром, освоить все зоны.

И все это в сжатые сроки, так как надвигалось время обучения и первого выпуска летчиков-инженеров нашего родного Барнаульского по наименованию, а фактически Алтайского авиационного училища (БВВАУЛ), ибо вся Алтайская краевая партийная организация делала все необходимое для того, чтобы училище успешно решало задачу подготовки отличных летчиков-инженеров.

Работа предстоит огромная — летчики безусловно с ней справятся, а нам нужно сделать все, чтобы воины и их семьи чувствовали себя на алтайской земле как у себя дома. За каждым подразделением закрепили шефов. Сказали активу, что любая просьба командования должна всеми руководителями рассматриваться как важнейшая и первоочередная к исполнению. Этой договоренности мы придерживаемся в своей работе и сейчас. 

<<К оглавлению

Читать дальше>>

 

 

Глава седьмая. Они были первыми

 

Д. Н. Панкратьев, полковник в отставке

Мои воспоминания

В шестидесятые годы, в связи с бурным развитием авиации, советское правительство приняло решение о создании в стране высших военно-авиационных училищ летчиков и инженеров. Так, Оренбургское, Тамбовское, Черниговское и другие средние училища были преобразованы в высшие.

В это же время планировалось организовать высшее летное училище в Западной Сибири. В начале предполагалось создать его в Омске, но там уже работало училище ГВФ, затем в Славгороде, но в районном городе не представлялось возможным укомплектовать общеобразовательные кафедры высококвалифицированными преподавателями. Остановились на Барнауле, столице Алтайского края. Целесообразность такого решения была доказана тем, что на просторах Алтая в годы Великой Отечественной войны и до начала шестидесятых годов успешно готовили летные кадры Омское и Сталинградское (Сибирское) училище летчиков. Воздушное пространство в этом регионе меньше чем в других воздушных бассейнах страны насыщено летательными аппаратами, что обеспечивало безопасность полетов курсантов.

В Барнауле на базе школы авиационных механиков была минимальная учебно-материальная база для штаба и учебно-летного отдела, а в Славгороде, Алейске, Топчихе и Камне-на-Оби аэродромы расформированных в начале 60-х годов двух названных летных ВУЗов.

Формирование БВВАУЛ началось с 11-го ноября 1966 года. В этот день командующий авиацией СибВО генерал-лейтенант авиации Никишин Д. Т., прибывший в Барнаул, назначил старшего инструктора политотдела шмас майора Ермольчика Михаила Васильевича старшим по приему и размещению прибывающих офицеров, так как первым из руководителей училища, начальник штаба подполковник Габдрахманов Ш. X. прибыл только 25 ноября.

Я был назначен на должность заместителя начальника училища по летной подготовке приказом ГК ВВС 2-го декабря 1966 года и прибыл к месту службы 16 декабря. Кроме начальника штаба и меня в училище числилось не более десяти офицеров, в том числе начальник тыла подполковник Украинский В. С., командир роты связи майор Коваленко И. Ф., начальник физподготовки капитан Катаев Б. И. и некоторые другие.

С этого времени приемом и размещением прибывающих офицеров пришлось заниматься мне с подполковником Габдрахмановым Ш. X.

К началу 1967 года в училище прибыло около 30 офицеров, в том числе начальник учебного отдела п/п-к Ефремов В. А., начальник, отдела кадров майор Лебедев Н. И. и Другие. В начале января 1967 года начальником политотдела стал подполковник Марков А. П,, бывший начальник ПО школы младших авиационных специалистов, которой в то время командовал полковник Сергаев П. Е.

Личный состав этой школы, ее штаб и учебная база оставались в ведении школы авиамехаников, а для вновь образующегося училища летчиков полковник Сергаев выделил одну комнату в штабе 2-го батальона. Прибывающих офицеров из других частей СА мы размещали в гостиницах города и в Доме колхозника, где по указанию 1-го секретаря крайкома КПСС А. В. Георгиева был освобожден полностью второй этаж.

В январе 1967 года в училище прибыл зам. нач. училища по ИАС подполковник-инженер Лимарь Н. А. Параллельно с прибытием офицеров, назначенных ГК ВВС, мы начали уже в январе 1967 года оформлять на должность преподавателей и зав. кафедрами гражданских лиц_. Так, на должность зав. общенаучных кафедр были избраны: Добрыгин Г. Г., Говоров И. В., Гендельман Л. А. и преподаватели: Чериенкова Т. М., Агафонова В. А., Власова М. М., Немировская Л. М., Неженцев В. П., Зязева М. Ф., Жилин Г. А. и другие.

В январе—феврале 1967 года из школы мл. авиаспециалистов к нам были переведены сверхсрочнослужащие: Целищев В. П., Мицких В. П., Буянкин Н. П. и другие.

6 февраля 1967 года из г. Канска (школа воздушных стрелков-радистов) я пригнал на аэродром ДОСААФ первый самолет. Это был самолет ЛИ-2. Вместе со мной прилетели ст. л-т В. И. Расторгуев, назначенный на должность командира звена управления, штурман самолета ст. л-т И. И. Бобренев и бортмеханик ст. техник л-т Волкуно» вич Н. И.

В этот же день (6. 02. 67 г.) в училище прибыл начальник БВВАУЛ полковник Филимонов Виктор Николаевич.

10 января 1967 года мы получили гербовую печать. Начальником строевого отдела был назначен капитан Черепанов А. Е.

В феврале 1967 года я с группой руководящего состава училища, то были: зам. по ИАС Лимарь, зам. по тылу Украинский, начальник мед. службы Кузьмичев и др., всего 14 человек, на самолете ЛИ-2 вылетел в Оренбургское военное авиационное училище летчиков для перенятая опыта обучения курсантов, организации учебных подразделений и учебной базы, а также для отбора офицеров на различные должности в наше училище. Так, были подобраны, и в дальнейшем переведены к нам подполковник А. А. Пашковский, С. Я. Чуриков, Е. И. Коровин, Ю. И. Шапкин, В. М. Большачков и др.

В марте в училище прибыло уже несколько самолетов Л-29 из других училищ вместе с летным составом. В этом же месяце прибыл первый командир авиаполка подполковник Антонкин С. М.

В мае, июне 1967 г. началась тренировка летного состава на самолете Л-29 на аэродроме Славгород—Южный.

Большой вклад в подготовку летного состава, а затем и курсантов внесли выходцы из Омского и Сталинградского ВАУЛ. Это такие офицеры как: Брусницин, Алешков, Загорулько, Марушко, Расторгуев, Ткаченко, а также Малько, Махалин, Житнев, Кожевников и др., врач капитан мед. службы Фомин В. А.

В июне 1967 года звено управления училища получило самолеты Л-29 и Ан-14. В мае 1967 года в Барнаул прибыл зам. главкома по тылу генерал-полковник Полынин Ф. П. с группой офицеров. Решался вопрос о размещении учебных полков на аэродромах Алтая: Славгороде, Калманке, Камне-на-Оби, Бийске (Зональном).

4 апреля 1967 г. газета «Алтайская правда» объявила о первом наборе курсантов в БВВАУЛ и о назначении экзаменов с 20 июля но 20 августа 1967 года. В училище было подано более 1500 заявлений о приеме. А так как размещать абитуриентов было негде (в июне—июле проходил ремонт зданий), то их пришлось размещать в здании сборного пункта Железнодорожного РВК, а вступительные экзамены принимать в 86-й средней школе. Начальником приемного пункта В. Н. Филимонов назначил старшего преподавателя тактики майора С. Я. Чурикова.

Первый учебный год в училище начался 1 сентября 1967 года. 12 октября курсанты приняли военную присягу и приступили к занятиям на кафедрах. 1—3 июля 1967 года подобран аэродром Зональное под Бийском. 7 августа 1967 года была заложена первая бетонная плита на новом аэродроме 'г. Камня-на-Оби.

В этот же день мы вылетели на самолете Ан-2 в г. Славгород, где нашли место для Славгородского аэродрома, в 5 км западнее аэродрома Северный.

14 октября 1967 года группа в составе 20 человек летного состава вылетела в г. Иваново-Франковск. За получением самолетов Л-29 от Чехословацкой республики.

17 октября начался перелет группы самолетов (12 шт.) Л-29 по маршруту: Иваново-Франковск, Городня, Чугуев, Тамбов, Багой, Барановка, Оренбург, Кустанай, Омск, Славгород. 21 октября 1967 года группа из 10 самолетов Л-29 без летных происшествий благополучно приземлилась на аэродроме Славгород, где ее встречали командование ВВС СибВО и местные власти г. Славгорода. Перелет группы возглавлял я. За время тренировок летного состава на самолетах Л-29 в 1967—1968 гг. было подготовлено 11 мастеров авиационного спорта. Среди них офицеры: Коровин, Демидов, Мухортов, Царьков, Малько, Большачков.

27 июня 1968 года в училище были проведены первые парашютные прыжки. Было выброшено 8-е классное отделение в составе 24 курсантов. Всего в этот день сделано 36 прыжков с самолета Ли-2 на аэродроме ДОСААФ.

10. 9. 68 г. звено управления с аэродрома ДОСААФ перелетело на аэродром ГВФ.

12 сентября 1968 года я отвез в отдел авиации СибВО документ о совместном базировании на новом аэродроме авиаотряда ГВФ. В этот же день командующий авиацией СибВО подписал приказ о базировании самолетов БВВАУЛ на этом аэродроме. На аэродроме базировалось звено управления и ПАРМ.

18 сентября 1968 года с аэродрома Славгород были проведены первые полеты, бомбометания на полигоне Знаменка. Начальник полигона капитан Мурашин В. Ф. 10 октября 1968 года полк на самолетах Л-29 (9 шт.) участвовал в общевойсковом учении СибВО на полигоне «Юрга» и получил отличную оценку командующего.

5 мая 1969 года начались первые полеты с курсантами на самолетах Л-29 на аэродроме Славгород—Южный. На этих полетах присутствовали и выступили зам. ГК ВВС по ВУЗам генерал-лейтенант Матвеев А. А., генерал-майор авиации Куличев И. А., командующий войсками округа генерал- полковник Толубко В. Ф., член Военного Совета округа генерал-лейтенант Бойченко И. В. и зав. отделом Алтайского крайкома КПСС Журавлев И. В.

Летом 1969 года были получены самолеты Ил-28 и размещены в Камне-на-Оби.

В ноябре 1971 года полк Л-29 перебазировался со Славгорода в Калманку, а полк Ил-28 с Камня-на-Оби в Славгород. Командиром полка на Ил-28 стал полковник Чайченко В. С., а на самолетах Л-29 полковник Лимарев А. Е. С 1970 года командир полка полковник Антонкин стал заместителем начальника училища по летной подготовке, а я уволился в запас и перешел работать в аэрофлот. Первым заместителем начальника училища стал полковник Рожков Е. Я.

В январе 1980 года я снова вернулся в БВВАУЛ, но уже в качестве старшего инженера по техническим средствам обучения (он же начальник военно-исторического музея). В настоящее время продолжаю работать в Совете ветеранов Барнаульского ВВАУЛ.

<<К оглавлению

Читать дальше>>

 

 

Глава шестая. А было это так...

Е. Е. Парфенов, Герой Социалистического Труда

Заботы общие

Все радости и горести воинов — они и наши заботы. Ибо иначе как же крепить оборону Родины, сохранить мирное небо над нашими головами, обеспечить созидательный труд советских людей?

Пора уже сказать о том, что становлению нашего полка и частей обеспечения здорово помогало постоянное внимание командования округа, и присутствие там, где сложно, там, где требовалось, как говорится, на ходу принимать ответственные решения.

Командующих авиацией округа генерал-лейтенантов авиации Ивана Андреевича Куличева и Владимира Семеновича Абрамова, заместителя командующего по тылу Александра Ивановича Кондиогло можно было встретить в любой воинской части, беседующих с людьми, на любом объекте, советовавшихся с исполнителями, как лучше и быстрее решить ту или иную задачу.

И примечательно, что не было случая, чтобы эти постоянно перегруженные различными заботами люди, не находили время побывать в горкоме партии, горисполкоме, расспросить, как тут по нашим оценкам служба идет в частях гарнизона, как обстоят дела в городе и районе и что предвидится в перспективном развитии. Высказывали отдельные просьбы, а если были таковые у нас, то тут же принимали по ним решения. Эти уважаемые генералы даже не стеснялись зайти к начальнику городского отдела МВД, чтоб расспросить о поведении воинов в городе, о их взаимоотношениях с гражданской молодежью. (Камень-то город молодежный, только в трех СПТУ, сельскохозяйственном техникуме, педагогическом и медицинском училищах ежегодно обучается 2550 юношей и девушек). Они бывали в хозяйствах района.

А генерал В. С- Абрамов однажды своим самолетом за сутки помог делегации секретарей райкомов партии Алтая во главе с первым секретарем крайкома КПСС, Героем Социалистического Труда Александром Васильевичем Георгиевым слетать по маршруту Барнаул—Томск—Омск—Барнаул для изучения передового опыта ведения животноводства в Томской и Омской областях.

Буквально сутками в Камне работал первый начальник училища, ныне генерал-майор авиации запаса Виктор Николаевич Филимонов. Это знающий командир, умелый воспитатель высокой культуры, обязательный, обаятельнейший человек. Ему до всего было дело, не только по подготовке аэродрома и всего сложного хозяйства к началу полетов курсантов. Виктор Николаевич совместно с • начальником политотдела училища подполковником А. П. Марковым мог появиться на районном празднике пахарей или животноводов.

Однажды на дне пахаря, а его мы проводили после окончания уборки, я попросил Виктора Николаевича выступить. Согласившись, он произнес самую краткую речь. Жаль, что тогда не писали выступления на праздниках в поле на магнитную ленту.

А сказал он буквально следующее: «Спасибо вам и низкий поклон за вашу трудную, но нужную работу, за хлеб, которым вы всех кормите. Желаю вам всегда получать высокие урожаи.

Спасибо городской партийной организации, местным Советам за большую помощь и внимание в обустройстве наших частей. Мы сделаем все, чтобы наши воины обеспечили вам мирный труд от любых посягательств империализма.

Призываю парней смелее идти учиться в наше училище, ибо Родину защищать — самое мужское дело. Я знаю, что «спасибом» отделываться неприлично, поэтому давайте покатаем на самолете самых лучших хлеборобов». Пять раз трудяга «Аннушка» поднималась с хлеборобами, многие из которых впервые родную землю, а городские — и дом свой увидели с километровой высоты. Такое не забывается. Это было более двадцати лет назад, но сейчас еще при встречах механизаторы вспоминают об этом полете как о чем-то особенно радостном и приятном в своей жизни.

А ведь можно бы и сейчас развернуть соревнование между всеми экипажами училища за более строгую экономию и бережливость всех ресурсов, которых Родина для Вооруженных Сил выделяет столько, сколько нужно для того, чтобы поддерживать надлежащую постоянную боевую готовность, а на сэкономленном горючем организовать экскурсии лучших из лучших членов ученических производственных бригад к бойцов ССО, передовиков полей и ферм, скажем, в Шушенское для осмотра Ленинского мемориального комплекса. Деньги-то для оплаты таких полетов молодежь заработает. А то бы и соревнование развернули и в каждой эскадрилье, в каждой школе и учебном заведении, стройотряде и в каждой бригаде, цехе, на полях и фермах района.

Особенно хочется подчеркнуть роль политического отдела в становлении нашего авиационного училища, в развитии стародавних традиций армейских политработников опираться в своей сложной работе на помощь местных партийных организаций, крепить с ними постоянную деловую связь, взаимно обогащая и углубляя всю партийно-политическую работу.

В ту пору политический отдел возглавлял Александр Павлович Марков, политработник нелегкой судьбы, о чем хорошо рассказано в очерке «Рождение училища».

Встретившись с ним в апреле 1952 года во время службы в инженерно-аэродромном батальоне, я постоянно ощущал его тактичное, но настойчивое влияние на улучшение всей деятельности нашей комсомолии. Александр Павлович в то время работал помощником начальника политотдела авиации СибВО по комсомольской работе. Надо прямо сказать, что тогда при строгом единоначалии был большой спрос и с комсомольских работников за все дела в подразделении и части.

Командующим Западно-Сибирским военным округом в у пору был Маршал Советского Союза, Герой Советского Союза и Герой ЧССР, член ленинской партии с 1918 года, активный участник гражданской войны, один из плеяды легендарных полководцев Великой Отечественной Андрей Иванович Еременко.

Однажды, внезапно приземлившись на строящемся аэродроме, он внимательно расспросил солдат о их житье-бытье, о том, как там дома родным живется без главных кормильцев (отцов-то многих война искалечила или вовсе погубила), как выполняются ими ежедневные задания и успеем ли в срок завершить дело. Внимательно ознакомился с бытом в расположении батальона, а жили мы тогда просто в палатках на опушке березового колка. Так оказалось, что из батальонного руководства на аэродроме и вообще в части находился один я.

Представьте, младший лейтенант, только что пришедший из запаса, и прославленный маршал. Тут только рядом постоять — сколько волнений. А он ведь знал, с кем имеет дело и, тем не менее, тщательно расспрашивал о жизни части и ходе выполнения задачи по качественному строительству аэродрома и деловых качествах офицеров подразделений, о чем пишут солдатам из дома, каково там настроение. Где размещены семьи офицеров (а жили они в соседних селах и поселках по частным квартирам), как готовятся зимние квартиры и т. д.

Как видите, было от чего растеряться. Но умение этого большого военачальника, как говорится, залезть в душу солдата или офицера, и подбадривающий взгляд, и кивки капитана А. П. Маркова, позволили мне нормально ответить на все то, чем интересовался командующий, а в конце, расхрабрившись, я даже высказал некоторые принципиальные просьбы по материальному обеспечению стройки и по улучшению быта семей. И все было решено положительно. А вскоре прилетел к нам подполковник Георгий Федорович Разенков, он занимался кадрами ВВС округа, и, пошутив на предмет мандража при встрече с командующим, сказал: «Все нормально. По предложению А. П. Маркова, сказавшего о необходимости твоей учебы, командующий приказал послать тебя на курсы политработников-авиаторов в Ригу. Так что, с 1 января 1953 года сядешь за парту».

Короткие встречи, но запомнились на всю жизнь.

Финал подготовки летчика-инженера — сдача государственных экзаменов по теоретическим дисциплинам непосредственно в городе Барнауле. Но одну из главных задач — подготовку к боевой летной работе и сдачу государственных летных экзаменов — курсанты проходят в Камне.

Мы, члены бюро горкомов партии и комсомола, считали своим долгом часто бывать не только в подразделениях, но непосредственно на аэродроме и там перед полетом или после него беседовать с инструкторами и курсантами, техниками и ремонтниками, с теми, кто обслуживал полеты.

Все это складывалось и отрабатывалось годами, так как крепить оборону Родины — задача общепартийная, дело огромной важности.

Время многое стирает в памяти. Но надо помнить, что 14 сентября 1970 года первый самолет ЯК-28 № 32 на Каменский аэродром посадил экипаж в составе командира полка подполковника Аркадия Давыдовича Дунаковского и штурмана звена старшего лейтенанта Эдуарда Степановича Доброго, потом совершила посадку группа из одиннадцати самолетов в составе экипажей:

майор Н. А. Курйоз, капитан А. М. Дронов;

майор А. А. Утас, ст. лейтенант В. Н. Козин;

майор А. Г. Горелик, майор И. Г. Мормаза;

майор В. П. Акимышев, ст. лейтенант Ю. Г. Константинов;

майор Ю. М. Попов, ст. лейтенант В. И. Гусев;

капитан И. И. Разумовский, ст. лейтенант И. Г. Шабанов;

подполковник А. И. Алипкин, капитан Б. И. Куницын;

ст. лейтенант Б. И. Зверев, ст. лейтенант Ф. Г. Непогодов;

лейтенант В. Н. Еговцев, ст. лейтенант В. И. Шилов;

ст. лейтенант В. К. Банцевич, капитан Л. Л. Огородников;

ст. лейтенант С. А. Бокач, ст. лейтенант М. И. Михалкин.

Вскоре благополучно завершился перегон всех самолетов, в чем большая заслуга штурмана авиаполка, ныне полковника, Николая Павловича Мокренко, работающего сейчас в штабе ВВС страны. Прибыл технический состав и семьи, и началась обычная работа со всеми сложностями и трудностями. Надо было разместить людей и имущество, привести в порядок всю технику (наземную и самолеты). Но, главное, надо было подготовить летчиков-инструкторов для обучения курсантов. Зная летную практику, полетав в годы Великой Отечественной войны воздушным стрелком-радистом, я поражался неутомимой энергии командиров и политработников, коммунистов и комсомольцев, осваивающих и методику, и технику полетов с курсантами, тщательно изучая учебные зоны пилотирования и маршрута полетов, а также нужно было и личную классность подтверждать.

Все одолели. Зато и радость, и удовлетворенность свершенным была огромной, когда с апреля по сентябрь 1971 года были подготовлены и успешно сдали государственные летные экзамены первые выпускники , нашего летного училища.

<<К оглавлению

Читать дальше>>

 

Глава седьмая. Они были первыми

А. П. Марков, полковник в отставке

 

Кто прячет прошлое ревниво.

Тот вряд ли с будущим в ладу

А. Твардовский

Рамки настоящей статьи являются слишком узкими и недостаточными для того, чтобы со всей полнотой описать тот большой труд, который выпал на долю личного состава училища в первые годы его существования. Поэтому я далек от претензии на исчерпывающую полноту описания всего того, что было в те годы. К тому же в этих воспоминаниях нет ни одной ссылки на архивные материалы, и, естественно, они являются субъективным отражением всего пережитого автором. За первые 7 лет службы в училище судьба столкнула меня со многими замечательными людьми, стоящими у истоков создания училища, но имен их не упоминаю вовсе не от того, что я забыл или недооцениваю их вклад в общее дело.

Однако, перечисление фамилий заняло бы много страниц, не говоря уже о том, чтобы описать хотя бы кратко вложенный ими труд.

Итак, пройден 25-летний боевой путь училища. Сейчас вспоминаются июньские дни 1966 года, когда в Барнаул прибыли офицеры Генерального штаба для уточнения дислокации предполагаемого высшего авиационного училища летчиков. Группу возглавлял полковник В. М. Моргунов. Предложение воссоздать высшее училище летчиков на территории Сибири (в 1961 г. были расформированы Сибирское и Омское училища летчиков) нашло горячую поддержку руководства Алтайского края, что явилось решающим фактором размещения частей училища на территории края, а центральной базы в городе Барнауле.

В августе—октябре 1966 года начался подбор руководящих кадров училища. В октябре 1966 года я был вызван в Москву и прошел собеседования во всех инстанциях на предмет назначения на должность. В декабре получил распоряжение отбыть в г. Оренбург для изучения опыта работы старейшего училища летчиков, которое в 1945 году оканчивал и я.

В те годы училищем командовал генерал-майор авиации Куличев И. А., который оказал мне большую помощь в детальном изучении работы училища. Тогда ни он, ни я не предполагали, что ровно через два с половиной года судьба вновь сведет нас, но уже в другом качестве. И. А. Куличев был назначен командующим ВВС СибВО и принял непосредственное участие в становлении училища.

Из Оренбургского ВВАУЛ для комплектования нашего училища была направлена большая группа офицеров-летчиков в том числе Купстас А. С., Болышечков В. А., Малиновский Е. А., Савва В. Г., Царьков А. М. и другие.

В январе 1967 года, сдав дела по прежнему месту службы, я приступил к исполнению своих прямых служебных обязанностей начальника политического отдела БВВАУЛ. К этому времени в училище прибыл весь основной его руководящий состав во главе с В. Н. Филимоновым — первым начальником училища. Перед нами стояли сложные задачи. В очень короткие сроки нужно было принять людей, прибывавших для комплектования училища с разных частей ВВС страны, их разместить и в срочном порядке готовить базу для начала занятий с курсантами. И здесь нам оказали большую помощь местные органы власти. Работавший в ту пору председателем горисполкома Иван Дмитриевич Налетов оперативно решил вопрос о выделении части дома по ул. Телефонной. Ректоры высших учебных заведений и особенно АПИ Василий Григорьевич Радченко дали нам возможность подобрать кадры для общенаучных дисциплин. Из АПИ пришла работать М. М. Власова — математик, из мединститута — Зязева М. Ф. — ст. преподаватель химии. Из институтов и школ пришли Л. М. Немировская, Кайгородова Л. Т., Черненкова Т. М., Коронатова А. В., Неженцев В. П., Говоров И. В. и другие. Многие из них проработали в училище с его начала до ухода на пенсию, а В. П. Неженцев, В. А. Агафонова, А. В. Коронатова, Т. М. Черненкова трудятся в училище до сих пор.

Быстро формировались кадрами военные кафедры. К их руководству пришли деятельные офицеры Гаврилов Н. С., Ходарковский А. М., Земчихин М. В., Курьеров Н. С., Скотников С. М., которые в сжатые сроки, проявив незаурядную изобретательность, инициативу и творческий подход к делу, сумели, вместе со своими коллективами, буквально преобразить ветхие помещения в лаборатории, пригодные для занятий с курсантами. Не могу не отметить и того, что весь состав училища, не считаясь со временем и не обращая внимания на разграничение функциональных обязанностей, с большим энтузиазмом готовился к началу первого учебного семестра. Иногда даже у нас — руководителей возникало сомнение — успеем ли.

Но творческий подход к делу опровергал даже самые пессимистические взгляды.

Большой объем работы в этот период выпал на долю тыловых служб, возглавлявшихся В. С. Украинским. Сейчас даже мне, прослужившему в этом городке много лет трудно представить его облик до начала строительства новых зданий. На месте, где построена казарма, столовая и учебный корпус, было несколько одно и двухэтажных домов, в которых жило 48 семей, а по Комсомольскому проспекту стояло одноэтажное здание, в котором размещались гарнизонный военный трибунал и военная прокуратура. Все это подлежало немедленному сносу, т. к. мешало строительству. Но где взять 50 квартир на отселение?

И вновь местные органы помогли выполнить эту задачу. Был выделен фонд на отселение, а для офицеров училища было срочно развернуто строительство жилого дома по ул. Чкалова, 52.

Начальник штаба училища III. X. Габдрахманов (прибывший из Качинского ВВАУЛ) на единственном тогда самолете Ли-2 с группой товарищей вылетел в Качинское училище за чертежами учебного корпуса, который там начина-

ли строить. Вместе с ним полетел и представитель института «Алтайгражданпроект». В считанные дни вся проектная документация была доставлена в Барнаул, переработана под руководством Александра Андреевича Глумова, произведена привязка, и уже в январе 1968 года был вынут первый ковш под фундамент здания.

Строительство учебного корпуса было поручено лучшим силам треста «Бариаулжилстрой», которым в ту пору руководил замечательный человек Евгений Бахталин, лично принявший на себя ответственность — сдать корпус к первым выпускным экзаменам. Вспоминаются оперативные планерки, которые еженедельно Е. Бахталин проводил, строго спрашивая за точное соблюдение графика строительства. Большую помощь в решении вопроса строительства всех объектов училища оказывала старший инженер-инспектор КЭО округа Галина Михайловна Ильина. Эта маленькая, такая на взгляд хрупкая женщина, успевала везде и казалось, что для нее нет такого понятия как отдых. Приходилось удивляться как она оперативно и конкретно решала строительные вопросы, а ведь в этот период проблем возникало гораздо больше, чем находилось возможностей для их решения. Своей деятельностью Галина Михайловна заслужила искреннее уважение командования училища.

Строительство объекта вслед за подбором и расстановкой кадров было одной из самых главных задач командования училища. Ведь только подумать — в короткие сроки надо было построить три военных городка в полном комплексе, три ВПП с бетонным покрытием и комплекс зданий в Барнауле.

При этом надо иметь в виду, что в июне 1967 г. начался первый набор курсантов, которым надлежало приступить к занятиям в сентябре 1967 года. Задача казалась мало разрешимой. На одном из заседаний совета училища было высказано даже предложение обратиться к главкому ВВС с просьбой о переносе приема курсантов на 1968 год. И здесь я должен еще раз подчеркнуть большую помощь местных партийных и советских органов, которые с величайшей заботой отнеслись к становлению военного училища летчиков на Алтае. Бывший тогда первый секретарь крайкома КПСС Александр Васильевич Георгиев ежемесячно посещал строительную площадку в Барнауле, требуя от командования училища оперативной информации о ходе строительства и возникавших проблемах. Оперативно решал все наши вопросы председатель крайисполкома Иван Ильич Молчанинов. В Камне-на-Оби первый секретарь горкома КПСС Евгений Ерофеевич Парфенов (бывший авиатор) ежедневно вникал в вопросы хода строительства и организации быта летчиков.

В Калманке — Матрена Тихоновна Шемчук вместе с директором совхоза на совершенно пустом месте добивалась создания условий для начала полетов уже в 1970 году. Помнится, в 1967 г. было немало скептиков, считавших невозможным организовать полеты с курсантами в 1969 году. Но благодаря усилиям всего коллектива училища удалось . уже в начале мая 1969 г. в Славгороде начать полеты курсантов первого набора.

К этому мы шли планомерно, шаг за шагом, разрешая стоящие задачи.

Помню первый набор курсантов. Конкурс был очень большой (до 10 чел. на место). Были, на мой взгляд, отобраны лучшие. Трудно пришлось курсантам первых наборов. Наряду с учебой на их плечи легли нелегкие хозяйственные задачи. Это вызывало много возражений преподавателей. Но я не помню, чтобы кто-то не понимал всех трудностей. Конечно, были и такие, кто спасовал перед сложной ситуацией, кто видел в освоении летного дела только романтику, но не понимал колоссального труда, который надлежало вложить в дело. Помню на митинге в честь начала первого учебного года очень речисто выступил курсант Нуйкин. Но, столкнувшись с первыми трудностями, он спасовал и был отчислен из училища. Были, конечно, и другие примеры. Абитуриент Козырев перед самым зачислением заболел и ему сделали операцию. Козырев наотрез отказался ехать домой и остался работать в училище кочегаром. На следующий год он был принят курсантом и успешно овладел летным делом. В настоящее время он — летчик первого класса, полковник.

Первый набор, мне думается, всем запомнился больше всего. Может быть, это чувство чисто субъективно, но нам тогда казалось, что каков будет первый набор, таково будет и будущее училища. Видимо, эта особая ответственность была заразительна для всех, кто тогда служил в училище и был причастен к обучению и воспитанию курсантов. Вспоминаю строгого старшину курсантов Руцкого Александра.

Не всем курсантам его строгость и педантичность по душе приходилась. Но всякое ворчание по этому поводу Руцким не принималось во внимание, и командование его поддерживало. Как известно, сейчас Александр Владимирович Руцкой является вице-президентом России, генерал-майор авиации.

Вспоминаю высоких симпатичных и всегда подтянутых Б. Прожогу, И. Лебедева, В. Абрамова, С. Ильина (с отцом которого я был связан по службе в Сибирском ВВАУЛ), Сашу Попова и Володю Попова и многих других.

В трудных условиях курсанты создали хороший коллектив художественной самодеятельности. Среди его участников помнятся А. Урванцев, В. Абрамов, С. Петросян и другие. Коллективу оказывал большую помощь оркестр ^ и его первый дирижер, замечательный музыкант Николай Константинович Сурин. Кстати, оркестр на окружных смотрах постоянно занимал классные места.

Так жили курсанты, постепенно овладевая теорией и приближаясь к первым полетам. Между тем шла трудная работа по формированию первого полка и подготовка его личного состава к полетам с курсантами. Формирование велось в Славгороде. Летчики прибывали с различных частей и училищ, как правило, с повышением. Возможно это было одним из важных факторов, способствовавших быстрому боевому слаживанию коллектива, командовать которым было поручено подполковнику С. М. Антонкину, прибывшему с центральных курсов г. Фрунзе.

Я встретил его на Славгородском аэродроме, куда он прилетел на самолете Ан-2 вместе со своей семьей. Сергей Михайлович сразу же взял деловой тон в организации полка, сосредоточив главное внимание на ежедневном преодолении трудностей сложного процесса боевого слаживания и ввода в строй летного состава.

В этом процессе мне хотелось бы отметить большую работу, которую вели непосредственно Виктор Николаевич^ Филимонов и Дмитрий Николаевич Панкратьев — первый заместитель начальника училища по летной подготовке. Оба они старые работники авиационных училищ. Виктор Николаевич, проходя службу в Омском авиаучилище, одним из первых в округе освоил Ил-28, о чем записано в историческом формуляре этого училища. Он последовательно прошел

службу от летчика-инструктора до зам. начальника Тамбовского ВВАУЛ, оттуда и прибыл на должность начальника училища. Свой богатый опыт инструкторской работы он изложил в книге методических советов летчикам-инструкторам, изданной в 1969 г. и вызвавшей большой интерес летчиков.

Дмитрий Николаевич Панкратьев одно время служил в Омском ВАУЛ вместе с Виктором Николаевичем. Затем пути их военной службы разошлись. Один (Филимонов) уехал на Запад, другой (Панкратьев) уехал служить в должности командира полка в Канск (на Восток). И вот новая встреча в Барнауле. Дмитрий Николаевич прекрасный летчик-методист, страстно любивший летать. Он много сделал по перегонке самолетов в училище, а также по вводу в строй молодых летчиков.

В этот период особенно много трудились Александр Емельянович Лимарев — зам. ком. полка, Анатолий Сергеевич Купстас — ком. аэ, Вадим Алексеевич Большечков — ком. звена, а затем зам. ком. аэ, Андрей Матвеевич Царьков — штурман аэ, Борис Александрович Орлов — ком. звена, Юрий Николаевич Шапкин — ком. звена и другие. Их имена и отчества я пишу по памяти.

Между тем летом 1967 года было в основном завершено комплектование кафедр, а Степан Яковлевич Чуриков деятельно трудился по приему абитуриентов и вместе с капитаном Сурисом готовил материалы на первые заседания приемной комиссии. Тщательно проверяла абитуриентов медицинская комиссия во главе с И. Н. Кузьмичевым. Преподавательский состав вместе с прапорщиками УЛО деятельно готовили классы к первому учебному году. К настоящему времени не сохранилось ни одной тогдашней аудитории. Сейчас в этих помещениях расположены вещевые склады, медицинская служба и т. д. Лишь фотографии тех лет напоминают нынешнему поколению о первых очень нелегких годах существования училища, о примитивном (по настоящим меркам) оборудовании учебно-материальной базы. Эти недостатки были известны и тогда, но они полностью компенсировались методическим мастерством преподавателей, сумевших дать курсантам весь объем знаний, предусмотренных для высшего учебного заведения.

Это было отмечено и на выпускных экзаменах в 1971 г. А последующая служба выпускников 1971—1973 годов, многие из которых сейчас занимают высокие посты в Военно-воздушных силах свидетельствует о том, что весь состав училища стоял на правильном пути, стремясь не только наполнить курсантов знаниями, как некий сосуд, но и зажечь их, как факел, на служение Родине.

В 1968—1969 годах сформировались и приступили к планомерной летной подготовке учебные полки. Как уже было сказано выше в эти части прибывали офицеры со всего Союза. Вспоминаю, как летним днем 1969 г. я вместе с начальником отдела кадров Деревянко прибыл в Харьковское ВВАУЛ для отбора офицеров в наше училище.. С большой теплотой вспоминаю товарищей, которые, не посчитавшись с известными трудностями, составили костяк Каменского полка. Во главе с Дунаковским (он был зам. командира полка в Харькове) приехали Алипкин Н. А., Майхер Я. Е. и другие. Личный состав полка перегнал самолеты в Камень-на-Оби, и эшелон с семьями прибыл к первому месту службы. Много было бытовых неурядиц, которые выпали на их долю.

Итак, в начале мая 1969 г. начались первые полеты с курсантами. А уже через месяц многие курсанты летали самостоятельно. В эскадрилье, которой командовал майор Купстас, первыми самостоятельно вылетели курсанты Поташов, Попов, Абрамов, Маковский. А 17 июня во всех эскадрильях вылетели самостоятельно более 20 человек, в том числе Лазебный, Руцкой, Федченко и другие. К концу месяца все курсанты летали самостоятельно. Совсем незаметно в буднях повседневного ратного труда пролетели еще 2 года и вот уже 1971 год — год выпуска первых офицеров из училища.

К этому времени, как и обещали строители, было завершено строительство первой очереди учебного корпуса и в его новых аудиториях проводились первые Государственные экзамены. А на двух аэродромах, с уже бетонных ВПП, взлетели Ил-28 и Як-28. У меня сохранились записи по объемам строительных работ того периода. Так, например, на 1971 год они составили без ВПП 6.138 тысяч рублей.

Успех начатого дела по становлению училища нельзя отнести к деятельности какой-то одной—двух групп специалистов. Конечно, важным было формирование летного состава, преподавателей. Но что все это стоит без крепкого тыла, инженерно-технической службы, медицины и т. д. Сейчас в училище есть своя стоянка самолетов в Барнауле. А ведь эта стоянка начиналась с клочка земли, на котором был установлен списанный пассажирский вагон, где размещались караульное помещение, звено управления и инженерная служба.

Большой объем работы выпал на долю работников тыла, который возглавлял В. С. Украинский. В 1967 г. было закончено формирование первого БАТО, которым командовал майор Мурашкин. Но основная нагрузка на коллектив этого батальона пришлась в 1969 году, когда начались полеты с курсантами в Славгороде. К этому времени командование БАТО принял майор Илья Давыдович Фейгельсон, прошедший затем путь до начальника тыла училища. Илье Давыдовичу выпала нелегкая доля вместе с коллективом БАТО и прежде всего, опираясь на своего зама по политчасти Бориса Ерофеевича Ясинского, обслуживать полеты в Славгороде, помогать формировать второй БАТО (командир майор Олеников А. П.) и главное — готовить основную базу в Панфилово, где в труднейших условиях начались полеты с грунтовой ВПП уже в 1970 году. Мне почему-то запало в память торжественное собрание коллектива батальона в апреле 1970 года, посвященное 100-летию В. И. Ленина, на котором я выступил с докладом и вручил грамоты офицерам, сержантам и солдатам батальона за успехи в боевой подготовке. Собрание проходило в помещении так называемого пристанционного клуба. Кругом была непролазная весенняя распутица и лишь по мосткам мы пробирались в клуб.

Питание было организовано как в полевых условиях, а офицеры и курсанты питались в арендуемой столовой совхоза. Но и в этих условиях я никогда не слышал из уст Ильи Давыдовича даже намека на жалобы.

В труднейших условиях строился военный городок. Конечно, сейчас можно критиковать и не без основания, что планировка зданий могла быть выполнена лучше. Задним числом мы все сильны. Но думается в тех конкретных условиях принимались наиболее оптимальные решения, которые обеспечивали выполнение стоящих задач.

Не могу не отметить усилий инженерно-технического состава. Полеты проходили с грунтовой ВПП, а это для самолета Л-29 условия далеко неблагоприятные. К тому же ТЭЧ и другая ремонтная база были в крайне примитивном состоянии. Инженер училища Н. А. Лимарь, его соратники И. И. Котенко, А. И. Бугаеев, Локтионов, Никитин, Ю. С. Пикапов, Шаурин и другие в этих сложных условиях обеспечили высокую техническую готовность самолетов.

С большой теплотой вспоминаю ближайших помощников офицеров, прапорщиков. Многие из них, возглавляя ответственные участки работы, являли собой пример ревностного отношения к ратному труду. Петр Клементьевич Овчаренко длительное время бессменно руководил работой продовольственных складов, заботливо организовал работу складов оружия. Целыми днями без выходных можно было встретить в столовой В. И. Курпаса, а Владимир Мицких и братья Белкины трудились в УЛО по созданию учебно-материальной базы. Старшины рот Николай Буянкин, Петр Кобелев и другие заботливо относились к созданию быта в курсантских подразделениях.

Конечно, формирование училища, боевое сколачивание его коллектива не могло проходить без известных издержек. Это касается прежде всего кадров. Не все офицеры, прибывавшие в училище, выдерживали высокие нагрузки, а с некоторыми из них нам пришлось расстаться по моральным мотивам. Пожалуй, самым тяжелым было отстранение от должности начальника училища Лысенко И. А. Приказ о его освобождении состоялся в июле за несколько недель до начала первых выпускных экзаменов, а новый начальник училища А. А. Парфенов прибыл лишь в начале октября 1971 года. Вся тяжесть этого периода легла на плечи Виктора Сергеевича Чайченко, заместителя начальника училища по летной подготовке. Виктор Сергеевич, недавно назначенный на эту должность с должности командира полка, проявил незаурядную энергию и надо прямо сказать, что на делах училища уход его бывшего начальника никак не отразился, и коллектив точно в установленные сроки подготовил первый выпуск летчиков.

О первом выпуске курсантов хорошо сказано в книге М. В. Ермольчика «В небе Алтая» и в первой части нового издания. Михаил Васильевич прошел боевой путь в училище с первых дней его зарождения. Впервые с ним военная судьба свела меня еще в 1954 году, когда ст. лейтенант Ермольчик прибыл вместе со школой механиков в г. Барнаул. В ту пору Михаил Васильевич работал помощником начальника политотдела по комсомолу. За это время он прошел путь до полковника, начальника кафедры, успешно защитил диссертацию и получил звание доцента. На всех должностях его отмечала большая работоспособность и ответственное отношение к делу. Думается, эти качества он сохранил и сейчас, работая в институте повышения квалификации учителей.

Мои воспоминания близятся к концу. И здесь мне хотелось бы с особой теплотой сказать о своих ближайших коллегах — политработниках. Главной отличительной чертой их работы была целеустремленность и добросовестность. Все они старались быть постоянными помощниками командиров в решении поставленных задач, никогда не уходили от трудностей и хорошо владели военным делом. Я не могу вспомнить ни одного случая, когда бы приходилось кого-либо подталкивать, читать нравоучения. Сейчас почти все из них, отслужив положенные сроки, находятся в отставке или запасе,

В политотделе в ту пору служили В. Г. Васин, А. П. Золил, Н. И, Распопин, Ю. П. Трофимов, С. С. Замятин, И. Апанасенко, С. С. Айрапетов и другие.

Большая нагрузка выпала на долю политработников полков и подразделений. Многие из них заканчивали службу на командных должностях, что говорит о высокой степени их военной подготовки. А. С. Демидов командовал полком. Т. Э, Янгуразов был инспектором-летчиком ВВС СибВО, И. Светличный — начальником кафедры тактики. На командных должностях проходили службу В. Алешков, Б. Ясинский, В. Большечков, Н. Разумовский. Их большой Цементирующий труд по формированию училища не может быть забыт при любых поворотах судьбы. История есть история. Ее переменить — значит соврать.

Прошло 25 лет. Много событий произошло за это время.. Многие выпускники по своему нынешнему положению далеко превзошли своих бывших наставников. В училище выросло новое поколение, которое весьма критически относится к тому, что было сделано в те далекие времена. И это естественно. Наверное, много из того, что сделано в те годы, можно было сделать лучше. Вспоминается горячий спор, возникший по вопросу размещения Каменского гарнизона. Автор этих строк предлагал строить жилье ближе к расположению военного городка. За это был обвинен генералом Княжевым в том, что хочу подставить весь состав под один ядерный удар. Сейчас это выглядит смешно.

Мы всегда горазды критиковать прошлое, ибо крепки задним умом. Гораздо сложнее созидать настоящее и будущее. К сожалению, некоторая часть людей теперь отвергает как тираническое иго, все взгляды, которые раньше принимали, потому что они покоились на авторитете закона и власти, на уважительном отношении к боевой истории Военно-воздушных сил и нашей Родине. Такие взгляды нелепы с моей точки зрения и могут привести к «извращению инстинктов и потупению рассудка».

Сегодня, отмечая юбилей училища, мне искренне хотелось пожелать новому поколению авиаторов успехов в приумножении славных боевых традиций Военно-воздушных сил и нашего училища.

Своих сверстников — ветеранов училища я адресую к принципу, изложенному Цицероном «Я предпочитаю лучше недолго быть старым, нежели состариться до наступления старости».

<<К оглавлению

Читать дальше>>

 

 

Глава шестая. А было это так...

Е. Е. Парфенов, Герой Социалистического Труда

Обычное партийное дело

Особенно эффективным было сотрудничество горкома партии, Советов, да и всех руководителей города и района в период с 1971 по 1981 год, когда командирами были подполковники (теперь уже полковники) Александр Иванович Алипкин и Ирис Дмитриевич Петрюк, а начальником политотдела — выпускник академии майор Юрий Васильевич Колотов (сейчас полковник Ю. В. Колотов, два года прослуживший в составе ограниченного контингента Советских войск в ДРА, служит в авиации Московского военного округа).

Эти люди могли позвонить или приехать к секретарям горкома КПСС, председателям горрайисполкомов в любое время суток, если дело не терпело отлагательств. Это была обычная работа, обычные взаимоотношения руководителей- коммунистов. Чтобы бороться со снежными заносами, мы посылали технику не только из ДРСУ, но и из хозяйств района. Помогали в заготовках картофеля и овощей, заставляя отобрать самое лучшее. За каждым подразделением закрепили шефствующие предприятия и подшефные школы. Комсомольские организации часто проводили совместные вечера, ставили замечательные концерты самодеятельных артистов. Совместно с горкомом ДОСААФ организовали парашютную секцию при СПТУ-66.

Все воинские части, все от офицера до солдата совместно с горожанами к 30-летию Победы в Великой Отечественной войне участвовали в строительстве (это была народная стройка) городского мемориала Славы. Этого святого красивейшего памятника всем павшим землякам за свободу и независимость страны Советов.

А сколько радостей принесли каменской детворе и восхищения молодежи показательные прыжки парашютистов на воду группы летчиков во главе с большим любителем этого мужественного вида спорта командиром полка И. Д. Петрюком и начальником ПДС капитаном Г. Я. Скутовым. Тогда на Обском пляже весь город собирался.

Чтобы лучше устроиться, создать хорошие ленинские комнаты, мы объявили конкурс с четкими условиями. Победила в этом состязании эскадрилья под командованием майора И. И. Разумовского. Им торжественно был вручен главный приз — цветной телевизор.

Шефы города и села подарили полку полный комплект инструментов духового и эстрадного оркестров.

В День Воздушного флота, во время торжественного построения авиаторов обязательно поздравляет с праздником секретарь горкома партии. Но по особому мы выделяем работу по военно-патриотическому воспитанию молодежи. Летчики часто бывают в наших школах, ПТУ и специальных учебных заведениях.

А ветераны войны и труда — в подразделениях гарнизона.

Например, на праздновании 40-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне в городских торжествах участвовало восемь Героев Советского Союза, наших земляков, и все они побывали в воинских частях.

Авиаторы гарнизона, особенно курсанты с особым интересом беседовали и внимательно слушали рассказ Героев Советского Союза полковника Василия Павловича Сидякина, фронтового летчика, летавшего на грозных ИЛ ах, и подполковника Федора Дмитриевича Богданова, испытателя современной авиационной техники. Его буквально забросали вопросами.

«Курсанты — это наша особая забота. Поэтому по их прибытию мы всем руководством, я имею в виду членов бюро горкома партии, идем к ним с рассказом о городе и районе, о наших людях, отвечая на многочисленные вопросы, надо же объяснить людям, куда они попали. Обязательно присутствуем на первом полете и первом их самостоятельном вылете, на сдаче летных государственных экзаменов. И даже в Барнаул ездим на выпускные торжества. Хочется же глянуть на своих родных молоденьких лейтенантов. Каждому курсанту-выпускнику, сдавшему летные экзамены, мы ежегодно перед строем вручаем поздравления, специально отпечатанные в нашей типографии (разумеется, ежегодно обновляя текст).

Лучших летчиков, техников, воинов частей обеспечения награждаем Почетными грамотами и ценными подарками (за счет шефствующих предприятий).

Мне рассказывали многие выпускники, ставшие уже солидными командирами, что все это сильно воздействует на людей, а наши поздравления они хранят как документ особой важности, ибо с получением его началась их дорога в большую жизнь.

Активно по связи с городом и районом работали начальники училищ генералы Александр Андреевич Парфенов и Анатолий Николаевич Гончаренко, их знал весь город и район, потому что за заботами своей службы они живо интересовались и всеми нашими горестями и радостями. Могли запросто спросить: «Ну как там у нас дела на полях и фермах?»

Большую помощь городу оказывал командующий ВВС СибВО генерал-лейтенант авиации Геннадий Федорович Шинкаренко. Он от Камня избирался депутатом Алтайского краевого Совета народных депутатов и активно решал проблемы создания нормальных условий жизни и деятельности частей авиагарнизона. Особенно в строительстве жилья и объектов соцкультбыта. Многие вопросы мы положительно решаем с командованием Краснознаменного Сибирского военного округа.

Да иначе и быть не может. Ведь наши Вооруженные Силы плоть от плоти народные и служат всему народу; и наша забота — чтобы эта служба шла и у личного состава училища лучше, чтобы задачи, поставленные перед нашими авиаторами, выполнялись наилучшим образом.

<<К оглавлению

Читать дальше>>

 

 

Глава седьмая. Они были первыми

И. Д. Фейгельсон, полковник в отставке

Тыл БВВАУЛ

Описание работы батальонов обеспечения и тыла училища пойдет со времени моего прибытия в г. Славгород на должность командира батальона с июля 1969 года.

К июлю 1969 года батальон, авиационный полк, в основном были уже сформированы и обеспечение полетов шло с двух аэродромов Славгород—Южный и полевой аэродром «Бурла». Этот аэродром расположен в 12 км от районного центра Бурла (возле деревни Гусиная Ляга).

Работа с аэродрома Славгород—Южный проходила более-менее по тем временам стабильно, т. е. это считалось местом постоянной дислокации полка и батальона.

Как шла работа с этого аэродрома?

Первое — аэродром грунтовой, аэродромной техники для поддержания аэродрома в постоянной эксплуатационной готовности не хватало. Полеты шли в две смены 6 дней в неделю.

Для подготовки аэродрома оставалось только ночное время. Для аэродромного и материально-технического обеспечения полетов ни ЦЗ — заправки, ни ЦЗ — запуска, не было, т. е. вся заправка и подготовка самолетов к повторному вылету шла с колес. Поэтому коэффициент технической готовности спецтехники должен был быть очень высоким. Из сооружений на аэродроме было всего несколько железнодорожных вагончиков, где проводились предполетные указания, разбор полетов, прием пищи и другие мероприятия, связанные с полетами.

В это время, т. е. июль—сентябрь, начал формироваться батальон и авиационный полк, которому предстояло работать на аэродроме Славгород—Северный.

Особенно после дождей (которых летом 1969 г. было много) восстанавливать грунтовой аэродром было очень тяжело. Приходилось выводить весь личный состав батальона и авиационного полка для восстановления аэродрома.

Отставание от выполнения плана летной подготовки по метеоусловиям, непригодности аэродрома (из-за обильных осадков) в последующем требовали от личного состава батальона большого физического напряжения, т. к. длительность смен увеличивалась, прихватывали и ночные полеты, время пересменок было жестко ограничено, а ведь нужно было закачать топливозаправщики на складе ГСМ, накормить личный состав, да и техника не выдерживала, ломалась, выходила из строя, а ремонтной базы не было.

Полеты с полевого аэродрома Бурла, с точки зрения аэродромного и материально-технического обеспечения, были гораздо труднее. Личный состав батальона, курсанты, солдаты авиационного полка размещались прямо на аэродроме в палатках. Летный и технический состав размещались в районном центре Бурла в клубе, некоторые на частных квартирах.

Очень тяжелый вопрос — организация питания летного и технического состава. Если в Славгороде была какая-то столовая старой постройки с печами и котлами, то в Бурле вынуждены были арендовать совхозную неприспособленную столовую для питания летно-технического состава.

Возить летчиков, курсантов, техников в столовую, на полеты, с полетов (расстояние 12—14 км) был процесс сложным. Автобусов не было. Возили на УРАЛ-375, которых крайне не хватало, да и не всегда они были исправны.

Склад ГСМ размещался в Бурле и возить топливо за 12—14 км представляло одну из трудных задач.

Однако, при всех трудностях, недостатках, благодаря большому усилию личного состава батальона план летной подготовки 1969 г. с курсантами был выполнен.

Надвигалась зима 1969—1970 гг. Зима — это тяжелое испытание физических, нравственных сил личного состава батальона, когда аэродромной техником укомплектованы на 60 - 65%, не было ни одного теплого бокса для техники.

Был смонтирован на аэродроме примитивный ЦЗ — запуска. Проложили кабель с 5—6 фишками на одном конце, подключили АПА. Таким образом, сокращалось количество АПА для обеспечения полетов.

Для подогрева автотехники закупили в колхозе КВ-300, (это котел для запаривания кормов), проложили в автопарке трубопровод с отводами, вмонтировали форсунки и это было единственное средство и спасение для подогрева автотехники.

Одновременно с текущей работой в батальоне шла подготовка к перебазированию на новое место постоянной дислокации Калманка.

Вторая половина 1969 г. была характерна для тыла тем, что начал формироваться второй батальон и авиационный полк в Славгороде и развернулось строительство аэродрома служебных и жилых помещений в г. Камень-на-Оби.

Задача состояла в том, чтобы с весны 1970 г. начать полеты с курсантами на аэродроме Славгород—Северный, а мы должны перебазироваться в Калманку.

Если при развертывании работы на аэродром Славгород—Северный от батальона и авиационного полка что-то осталось, то гарнизон Камень-на-Оби формировался на голом месте. Причем само расположение объекта: жилой городок, служебный городок, аэродром находились на расстоянии 5—12 км друг от друга.

От служебного городка до аэродрома не было никакой дороги (этот участок дороги называли дорогой жизни). Можете себе представить сколько нужно машин для перевозки всего личного состава гарнизона. Сколько на этой дороге испортили техники.

5 апреля 1970 г. комендатура батальона погрузилась в эшелон (54 вагона и платформу) и перебазировалась на абсолютно пустое место.

Там, где сейчас на ст. Калманка городок, были выложены фундамент под здания курсантской и солдатской столовой, первого 90-квартирного дома и две щитовые казармы.

6 апреля 1970 г., прибыв на станцию Калманка, разгрузили все имущество на складах хлебоприемного пункта. Местные власти, о которых я скажу ниже, для размещения личного состава отдали клуб хлебоприемного пункта; офицеры сверхсрочнослужащие, рабочие и служащие СА три дня жили в вагоне, потом нам отдали два класса начальной школы. На пустом месте разбили полевой автопарк, склад ГСМ и полевую кухню.

В районе аэродрома (недалеко от деревни Панфилово), в роще, находился старый заброшенный пионерский лагерь, который уже не функционировал 6—7 лет. Местные власти отдали нам его для размещения солдат срочной службы.

Началась работа по его восстановлению. Проехать туда можно было только на УРАЛ-375 и то при сопровождении трактора.

В последних числах апреля мы переехали в этот лагерь. Там же организовали столовую, продсклад, овощехранилище, из снега холодильник, который просуществовал до середины июня. После этого началась подготовка аэродрома. Это была тяжелая изнурительная работа, требовались большие усилия по перемещению грунта, планировки, укатки и разметки аэродрома.

В середине июля 1970 г. были готовы к принятию 2-х эскадрилий.

В двух щитовых казармах разместили летчиков, техников, курсантов. Личный состав срочной службы АЭ и батальона был размещен в лагере.

Особую трудность представляла организация питания летно-технического состава и обеспечение полетов ГСМ, т. к. склад располагался возле железной дороги и перевозить все приходилось на расстояние 8—10 км.

Опять обратились к местным властям и, благодаря им, нам в совхозе им. Ленина была отдана совхозная столовая, где и было организовано питание.

Выполнили план летной подготовки авиационных эскадрилий, перебазировались в Славгород, а часть батальона была оставлена в Калманке для обеспечения полетов в 1971 г.

1970 год был годом развертывания летной работы на аэродроме Славгород—Северный и Бурла. Сложность их работы заключалась в том, что авиаполк и батальон не были полностью сформированы, не хватало в батальоне опытных командиров подразделений топливозаправщиков, был большой расход ГСМ, трубопровод между базовым и расходным складом отсутствовал. Особенно было тяжело в зимнее ’время.

Полным ходом шло строительство бетонного аэродрома, жилых домов, служебного городка.

Продолжалось формирование батальона, получали автотехнику. Прибывали офицеры, солдаты, готовились к приему авиационного полка.

В июле 1971 г. в Калманке был сдан первый 90-квартирный дом и мы перебазировали туда семьи полка и батальона. В каждой квартире жили по 2 — 3 семьи.

Таким образом, все гарнизоны начали обживаться. Дальнейшая работа батальона и тыла училища была направлена на улучшение аэродромного, материально-технического обеспечения полетов, улучшение быта личного состава, благоустройство военных городков, организации военной торговли и строительство объектов хозспособом.

За 4—5 лет были построены хозяйственным способом в Славгороде два бокса для автотранспорта, служебное здание на аэродроме, служебные домики для АЭ, в Камне-на-Оби — теплый бокс, сборная казарма для штаба и для личного состава автороты, вещевой и продовольственный склады.

В Калманке построено КПД в автопарке, бокс для авто- спецтехники, склад на аэродроме для АТС. Строительство хозспособом отнимало очень много времени у командования батальонов, т. к. строительными материалами никто не обеспечивал, давали только деньги, все нужно было достать, а это было нелегко сделать.

Не могу не сказать о подсобных хозяйствах в гарнизонах. Много труда и энергии вложил личный состав баталона в решение этого вопроса. Особенно большое подсобное хозяйство было в Славгородском гарнизоне. В Камне-на-Оби, кроме свинопоголовья был и крупный рогатый скот. При перебазировании в Калманку здесь создали неплохое подсобное хозяйство. Это позволяло выделять дополнительное питание личному составу срочной службы, особенно тем, кто обеспечивал полеты и готовил в сложных метеоусловиях аэродромы.

В 1971—1976 годах шло полным ходом строительство бетонных аэродромов в Славгороде — Северном и Калманке. Это опять внесло трудности в обеспечение полетов. Так, надо было осваивать аэродромы Алейск и Топчиха, смещать полосы в Славгороде.

Нужно было готовить аэродромы, обеспечивать полеты, размещать личный состав, организовывать склады ГСМ, оборудовать автопарки. Необходимо было произвести весь комплекс подготовки, а потом обеспечения, чтобы вовремя и с хорошим качеством выполнить план летной подготовки.

Немного о работе служб. Все они: аэродромная, авиационно-техническая, продовольственная, вещевая работали в период становления училища в тяжелейших условиях. Отсутствие теплых боксов и складов, неукомплектованность техникой, офицерами, сверхсрочнослужащими, солдатами срочной службы, отсутствие у многих командиров опыта работы, ставила перед нами немало проблем. Но, благодаря усилиям, большому желанию, не считаясь ни с какими трудностями, офицеры, сверхсрочнослужащие, солдаты срочной службы, рабочие и служащие СА, подчас делали, на мой взгляд, невозможное и выполняли свой долг по решению этих срочных и больших задач.

Немного о быте офицеров. Самый больной вопрос — это жилье. Лучше обстояло дело в Славгороде, особенно после перебазирования в Калманку АП и батальона. Хуже — в Калманке и Камне-на-Оби особенно. Там очень долго проживали офицеры с семьями на подселении, в общежитии и т. д. Очень медленно шло жилищное строительство.

Одним из тяжелейших вопросов было обеспечение теплом. Первые дома в Славгороде и в Камне-на-Оби отапливались от котельной радиозавода и ремзавода. С пуском своих котельных, особенно в Камне-на-Оби, температура в домах была очень низкая, котельная была построена некачественно, не хватало специалистов и, только спустя 2—3 года, более-менее наладилось снабжение теплом. Так что в этом вопросе было далеко не все в порядке.

1976—1981 годы характеризовались более, как мне кажется, устойчивой работой тыла. Шло планомерное строительство жилья, объектов на аэродроме, объектов соцкультбыта, дорог.

Немного о тех, кто стоял у истоков становления училища. Я лично с большой благодарностью вспоминаю и отдаю им дань. Это — командующему ВВС СибВО генерал-лейтенанту Куличеву И. А., первому начальнику училища генерал-майору авиации Филимонову В. Н., генерал-лейтенанту Парфенову А. А., за их большой вклад в становление училища и в частности тыла училища. Они постоянно проявляли заботу, знали трудности тыла, где можно всячески помогали и словом, и делом, а где нужно по-отечески, по-командирски спрашивали,

Не могу не- вспомнить о помощи местных властей. Большую помощь оказывали представители местной власти г. Славгорода — секретарь РК КПСС Жильников П. А., руководство объединения «Алтайхимпрома» Верещагина Г. С., Фомичев А. В., а также другие руководители.

Руководство Калманского района, в лице первого секретаря райкома партии Шемчук М. Т., председателя райисполкома Чабан, директора совхоза имени Ленина Бочарова В. И., даже в ущерб интересам района в самую тяжелую годину приняли нас, дали место для размещения и оказывали большую помощь в решении хозяйственных задач.

Первый секретарь горкома партии в Камне-на-Оби Парфенов Е. Е. и председатель исполкома Микшан постоянно знали положение дел в гарнизоне, участвовали во всех мероприятиях. Не было ни одного вопроса, который был бы не решен.

Парфенов всегда говорил: «Если не получается — заходи ко мне».

Немного об офицерах.

Конечно, особую роль нужно отдать первому начальнику тыла училища полковнику Украинскому, на плечи которого легло самое тяжелое время формирования училища.

Нелегкая доля досталась и полковнику Панову Е. М., который достойно продолжал формирование тыла, подбор кадров и их обучение.

Я лично благодарен им, так как они меня многому научили по работе с кадрами, отработке документов и работе в должностях командира батальона, зам. начальника тыла и начальника тыла училища.

Командиры тыловых частей Мурашкин, Олейников, Петров, Шешуков, Ворогушин, Журавлев, Чередниченко, Новинский, Болтунов, Зацепин — это высоко подготовленные в профессиональном отношении офицеры. На своих плечах несли тяжелую ношу, работали целенаправленно и плодотворно.

Хочу отметить работу начальников служб тыла училища: вещевой — майора Паршакова В. К., продовольственной — подполковника Миненкова П. Я., АТИ — Абдрашидова, ГСМ — Симоненко Г. И., Лучко И. И., Бирюкова В. В. Они не считались ни с личным временем, ни с выходными днями, постоянно находились в частях и своей работой, опытом оказывали практическую помощь начальникам служб батальонов по безаварийному обеспечению полетов и обучению личного состава.

Особенно трудно было вещевой и продовольственной службам. Часто переезжали на аэродромы, а организовать питание летного состава с большой номенклатурой продуктов в полевых условиях не легко.

Тов. Миненков П. Я., имея богатый опыт работы, обладал большими организаторскими способностями, своевременно и с хорошим качеством справлялся с этой задачей.

Произвести своевременное и полное вещевое обеспечение такого количества личного состава, особенно летного, в условиях Сибири было очень сложным вопросом. Будучи молодым офицером тов. Паршаков обладал необходимыми знаниями и хорошо решал все вопросы. Это дало свои положительные результаты.

Нельзя не вспомнить заместителя командира батальона по политчасти Ясинского Б. Т., начальников штабов Шелехина, Кузнецова, командира АТР капитана Цыганкова, командира АЭР капитана Зинченко, начальника роты охраны капитана Черкасова.

Этот контингент офицеров выполнял тяжелую тыловую работу в низах. Без таких самоотверженных командиров подразделений невозможно решать сложные задачи.

<<К оглавлению

Читать дальше>>

 

 

Глава седьмая. Они были первыми

 

Д. Т. Никишин, генерал-лейтенант авиации в отставке

 

Быть летному ВУЗу на Алтае!

В 1966 году, летом, был я на совещании у главкома ВВС Главного маршала авиации Вершинина Константина Андреевича. Зашел разговор о подготовке летчиков-перехватчиков истребительной авиации. Я высказал мысль: «Константин Андреевич, давайте создадим в Сибири учебную воздушную армию и в этой воздушной армии будем готовить летный состав не только истребительной авиации, но и штурмовой, бомбардировочной и разведывательной до уровня 1-го класса. Тогда из частей не нужно выхватывать подразделения и затыкать дырки то в Венгрии, то в Германии, то в Польше. А уже будут готовы подготовленные летчики и их будем направлять куда это нужно».

Он говорит: «Я это дело должен отработать со своими товарищами, со штабом.» На этом разговор закончился. Через месяц получаю звонок в Новосибирск. Я сразу голос узнал. Константин Андреевич говорит: «Как ты смотришь, если мы предложим в твоем округе сформировать высшее военное училище летчиков?» Отвечаю: «С удовольствием!». «Тогда подумай, где можно его разместить».

После такого заявления, я собрал своих товарищей в штабе ВВС СибВО и довел им обстановку.

Естественно, для размещения училища нужен был областной или краевой центр, с тем, чтобы там можно было бы обеспечить и жильем, и научными кадрами. Переговорил с командующим Сибирским военным округом. Он сказал: «Думай, это твой вопрос».

После разговора с командующим поехал к секретарю Новосибирского обкома партии Горячеву Федору Степановичу. На мое предложение создать летное училище в Новосибирской области, он ответил отрицательно, в связи с отсутствием учебно-материальной базы. Я понял сразу, что он не захотел заниматься этим сложнейшим вопросом.

Чтобы разместить высшее училище в Новосибирске, нужно было предоставить территорию, аэродромы, здания или же строить. Я поехал к академику Лаврентьеву председателю сибирского отделения академии наук СССР. Мы с ним часто контактировали. Я им помогал в геологоразведывательных и атомных вопросах. Он сначала согласился разместить училище в академгородке, в корпусе строителей, но, когда я сказал, что будут летать реактивные самолеты, вопрос с обсуждения был снят и на этом разговор закончился. Я приехал к себе в штаб и позвонил первому секретарю Алтайского крайкома КПСС Александру Васильевичу Георгиеву, попросил с ним встретиться. На следующий день самолетом я прилетел в Барнаул, изложил ему все вопросы. Александр Васильевич сразу поддержал эту идею. После моего рассказа, что будет из себя представлять высшее училище летчиков, какие люди будут привлечены для обучения, мы с ним договорились штаб, управление и учебный отдел разместить в г. Барнауле в военном городке школы младших авиационных специалистов, а ее перевести в г. Рубцовск.

После этого мы с Александром Васильевичем объездили и облетали все объекты. Рассмотрели территорию под аэродромы и военные городки со всех точек зрения. Слетали в Славгород, Панфилово, Бийск, Зональное. Договорились, чтобы разместить за счет Славгородского химзавода и летный, и технический состав, выделить там соответствующие квартиры. Все районы, которые можно было использовать в Алтайском крае для размещения училища, мы с А. В. Георгиевым осмотрели и решили, быть на Алтае летному ВУЗу. Я попросил у него строителей. Александр Васильевич выделил строительное управление для того, чтобы в минимально короткий срок приступить и построить главный учебный корпус Барнаульского ВВАУЛ, а затем другие жилые и служебные объекты.

После этого вместе со специалистами мы проанализировали метеорологические условия, количество солнечных дней и непогоды. Стало ясно, надо докладывать К. А. Вершинину, что единственное место, где можно разместить и где (Можно заниматься по-настоящему обучением летчиков — это Алтайский край. После моего доклада Вершинин прислал начальника тыла генерал-полковника Полынина и начальника управления ВУЗа — Александра Андреевича Матвеева. Я им доложил все свои расчеты, а они были против размещения и дислокации этого училища в Сибири, в Алтайском крае. Им хотелось создать его на юге. Мы крупно поговорили с Александром Андреевичем тем более, что я с ним был старый знакомый. После этого они согласились полететь в Алтайский край. Пришли к Георгиеву и начали обсуждать вопрос. Он выразил большое удовлетворение, что я поднял этот вопрос, о размещении в Алтайском крае училища и сказал: «Я вам обещаю, как секретарь крайкома партии всяческое содействие, как можно лучше разместить, обустроить и создать условия, чтобы высшее авиационное училище было на прекрасном счету».

Мы, обсудив все вопросы, попросили Александра Васильевича позвонить Министру обороны СССР, Маршалу Советского Союза Р. Я- Малиновскому, т. к. такой вопрос решается в Министерстве обороны.

Спустя некоторое время, я получил распоряжение — приступить к практическому осуществлению идеи о создании Барнаульского ВВАУЛ. Нужно было отработать план, подобрать соответствующие кадры. Я, прежде всего, начал передислоцировать школу авиационных механиков, которой командовал полковник Сергаев П. Е. Но у Сергаева было много авиатехники. Мы приступили к проработке, как перебазироваться из Барнаула в Рубцовск, где не было готового военного городка. С помощью местных властей решили все вопросы.

Прилетел в Москву, договорился с бывшим командующим ВВС Московского военного округа генерал-полковником Алексеем Михайловичем Горбатюком о подборе кадров для Барнаульского ВВАУЛ в Тамбовском училище летчиков. Начальником училища мы взяли полковника Филимонова Виктора Николаевича, затем и в других училищах подбирали летный, преподавательский, инструкторский состав для вновь созданного ВУЗа.

<<К оглавлению

Читать дальше>>

  

 

Глава седьмая. Они были первыми

 

Н. С. Гаврилов, полковник в отставке, кандидат исторических наук, доцент

Так мы росли

По прибытии в училище в январе 1967 года передо мной встали две главнейшие задачи: 1) формирование кафедры и 2) создание материально-учебной базы. Штат кафедры марксизма-ленинизма был утвержден в следующем составе: начальник кафедры, четыре старших преподавателя, пять преподавателей (один гражданский — преподаватель политической экономии) и заведующий учебным кабинетом. Роль начальника кафедры в подборе преподавательского состава была ограничена: часть офицеров назначили сверху без согласования даже с руководством училища. По возрасту состав кафедры был солидным — все перешагнули за 30 лет, а четверо — за 40. Все преподаватели имели высшее образование, в том числе университетское и педагогическое. Стационарные высшие учебные заведения окончили: Гаврилов И. С. — факультет истории СССР высшего военно-педагогического института им. М. И. Калинина, Чернов Е. А. — факультет политэкономии того же института, Мошков А. Ф.— факультет партполитработы Военно-политической академии им. В. И. Ленина, Гаврилова Н. Г. — исторический факультет Ленинградского педагогического института им. А. И. Герцена и Шипулипа В. С. — (зав. кабинетом) — исторический факультет Барнаульского пединститута. Остальные преподаватели заканчивали вузы заочно.

Следует отметить деловые качества преподавателей первого состава кафедры. Начну со старших преподавателей. Подполковник Виктор Михайлович Пантелеев вел курс марксистско-ленинской философии, обладал хорошими деловыми качествами, вложил много труда в создание учебной базы. Он имел общительный характер, умел правильно построить отношения с курсантами, охотно ездил в полки для проведения занятий с курсантами и офицерами. Заслуженно пользовался авторитетом среди сослуживцев и курсантов. Кстати, он дал больше, чем какой-нибудь другой преподаватель УЛО, рекомендаций курсантам для вступления в партию. Для меня осталось непонятным его стремление в 1974 году немедленно уволиться в запас и уехать в город Овруч, хотя я ему подсказывал, что возможно в связи с 30-летием Победы участникам войны будут присвоены воинские звания на одну ступень выше штатного расписания, то есть он может стать полковником. Впоследствии он переехал в город Ярославль и работал заведующим учебным кабинетом в университете.

Подполковник Евгений Андреевич Чернов курировал политэкономию. Он окончил в 1957 году политэкономический факультет ВВПИ имени М. И. Калинина, работал преподавателем в военных училищах. К нам прибыл из Кемеровского высшего военного училища связи. Следует отметить, что Чернов имел хорошую теоретическую подготовку, основательно работал над повышением знаний по предмету и по совершенствованию методических навыков. Отличался дисциплинированностью и исполнительностью.

Подполковник Михаил Васильевич Ермольчик вел курс истории КПСС. Редкий случай такой удачной воинской службы. В 1952 году он окончил Киевское авиационно-техническое училище, служил техником, в 1954 году вместе со школой младших авиационных специалистов прибыл в Барнаул и прослужил в одних и тех же казармах до 1987 года, сменив две квартиры. За 25 лет офицерской службы вырос от лейтенанта до полковника. К моменту формирования училища он был пропагандистом политотдела ШМАС. Начальник политотдела рекомендовал его взять преподавателем на кафедру, так как он окончил исторический факультет Барнаульского пединститута. Взяв его преподавателем, я не жалел об этом, более того, вскоре представил его на должность старшего преподавателя, а при уходе в запас предложил и отстоял в Политуправлении ВВС его кандидатуру на должность начальника кафедры.

Какими же качествами обладал М. В. Ермольчик?

Теоретическая подготовка была в то время недостаточной, но он обладал огромной трудоспособностью. Для него характерны чувство ответственности за порученное дело и исключительная исполнительность. Поручив ему какое-то дело, можно не сомневаться, что оно будет выполнено. Если не выполнил что-то, то оно было сверх его сил и способностей. Большая заслуга Михаила Васильевича в создании материально-учебной базы кафедры. Пригодились его навыки, организаторские способности и большие связи в городе. Сюда следует добавить его умение найти, установить контакты с людьми. Принимал активное участие в общественной работе, в обществе «Знание» как лектор крайкома КПСС. Благодаря своему трудолюбию М. В. Ермольчик первым на кафедре защитил диссертацию и стал кандидатом исторических наук. Его труд на посту начальника кафедры отмечен орденом Красной Звезды. После увольнения в запас работает доцентом в краевом институте усовершенствования учителей.

Пожалуй, не следует описывать всех преподавателей, так как это займет много места в моих воспоминаниях. Поэтому остановлюсь на двух кандидатурах.

В числе первых прибыл на кафедру выпускник Военнополитической академии майор Аркадий Федорович Мошков. Он имел хорошую теоретическую подготовку, цепкий ум, прекрасно разбирался в технике. Своими идеями и практической работой А. Ф. Мошков внес значительный вклад в создание материально-учебной базы кафедры, особенно в оборудование ее техническими средствами обучения. Имел свои собственные взгляды и мнения. Отношения со старшими, товарищами по службе и курсантами строил на принципиальной основе. Принимал активное участие в общественной работе: был секретарем партийной организации кафедры, два срока избирался в состав Центрального районного Совета депутатов трудящихся. После увольнения В. М. Пантелеева в запас стал старшим преподавателем философии, а в 1976 году получил назначение на должность начальника кафедры марксизма-ленинизма вертолетного училища в Саратове.

В целом коллектив кафедры подобрался трудолюбивый и творческий, что дало возможность проделать огромную работу по созданию и оснащению кафедры. Отношения с преподавателями па службе я строил в соответствии с требованиями воинских уставов, не давал повода для панибратства и неуважительного отношения. Во внеслужебное время часто отмечали вместе общие праздники и семейные торжества, для чего собирались в ресторане, на квартирах и на лоне природы. Особенно творчески, с выдумкой организовывал такие мероприятия А. Ф. Мошков.

Пожалуй, стоит подробнее остановиться на том, как мы создавали учебно-материальную базу кафедры и училища.

Что представляли из себя здания и помещения, которые заняло формируемое училище после передислокации IJIMAC в Рубцовск? Несколько кирпичных казарм, построенных в 1905 году, несколько бывших конюшен, возведенных колчаковцами в период гражданской войны. Бывшая полковая церковь была приспособлена под клуб. В годы Великой Отечественной войны эти помещения занимали подразделения Барнаульского пехотного и Лепельского артиллерийско-минометного училищ. Все здания требовали ремонта и внутренней переделки в соответствии с потребностями высшего летного училища.

Ремонт старых помещений, одновременно строительство учебного корпуса, столовой и курсантской казармы продолжались более четырех лет. В течение этого времени кафедра восемь раз меняла место своего расположения. Создание учебно-материальной базы начали с составления списка необходимой учебной и общественной литературы для курсантов по каждому году обучения, Ее приобретением занималась учебная библиотека. Задача кафедры — помощь библиотеке и контроль за поступлением. Уже весной 1967 года приступили к созданию учебного кабинета марксизма-ленинизма: учебно-методические стенды, литература для самостоятельной подготовки курсантов, наглядные пособия (карты, схемы, диаграммы, таблицы), простейшие технические средства обучения (эпидиаскоп, диаскоп, проигрыватель, диафильмы, слайды, грампластинки), подшивки журналов и газет, соответствующая мебель. С каждым переездом многое приходилось делать заново: участвовать в ремонте помещений, ремонтировать стенды, оборудовать место для хранения учебно-наглядных пособий и т. д. Во всех видах работ участвовали все преподаватели. Широко привлекали курсантов. Не впадая в бахвальство, замечу, что даже в бывших конюшнях создавали приличные учебные помещения. Для преподавателей кафедры были своеобразной наградой слова первого начальника училища генерал-майора авиации В. Н. Филимонова: «Совещания офицерского состава будем проводить в кабинете марксизма-ленинизма — это лучшее помещение».

В сентябре 1971 года ввели в строй новый учебный корпус, хотя и со значительными недоделками. Состоялся последний переезд кафедры на постоянное место расположения. Кафедра получила для размещения, оборудования и использования лекционный зал, два класса, две комнаты для преподавателей, одну для кабинета начальника кафедры, фойе и рекреацию. Потом при помощи начальника училища генерала А. А. Парфенова «выбили» две небольшие комнатки для хранения наглядных пособий и для мастерской. К сожалению, помещения кафедры находились на разных этажах, третьем и четвертом. Составили перспективный план развития учебно-материальной базы кафедры, строго определив сроки введения в строй каждого объекта, ответственных за исполнение. К этому времени собрали необходимые материалы и инструменты. В приобретении их большую роль сыграл М. В. Ермольчик. Часть инструментов нам передала школа младших авиаспециалистов, значительную часть — станкостроительный завод. Материалы получали со склада учебно-летного отдела и покупали по возможности в магазинах.

Огромный объем работы потребовал полнейшей самоотдачи преподавателей, широкого привлечения курсантов, В эти годы шли занятия с курсантами на всех курсах, в октябре 1971 года уже состоялся первый выпуск летчиков. Конечно, мы приобрели неплохой опыт в организации работ, в разработке и изготовлении пособий, что дало возможность избежать многих ошибок. Определенную поддержку в оборудовании учебных аудиторий кафедра получала со стороны начальника училища. И, тем не менее, преподаватели и курсанты проделали колоссальную работу. Среди курсантов имелись светлые, творческие головы и золотые, умелые руки. Несколько ниже я расскажу о многих из них,

Что же мы сделали в новом учебном корпусе? Как оборудовали учебно-материальную базу кафедры?

Нашей гордостью и, пожалуй, гордостью училища стал лекционный зал (аудитория № 311). В нем провели дополнительную отделку: заново покрасили степы, на задней стене нарисовали силами курсантов прекрасное панно, поставили полированные кафедру и преподавательский стол из трех секций, покрыли рабочие места для слушателей лаком, перекрасили пол, повесили хорошие занавеси. Ответственным за аудиторию закрепили М. В. Ермольчика, который при помощи курсантов постоянно поддерживал образцовый порядок в помещении. Но не это было главным в лекционном зале.

Учебную аудиторию хорошо оборудовали техническими средствами обучения. С пульта управления, расположенного на кафедре, преподаватель мог использовать во время лекции кинопроекционные аппараты (широкоформатный, нормальный и узкопленочный), диапроектор, проигрыватель и магнитофон. Вся аппаратура расположена в специальном помещении за лекционной аудиторией. Экран для проецирования фильмов, диафильмов и слайдов располагался на стене за спиной преподавателя. Под экраном находилась большая стеклянная классная доска специального изготовления. Имелся набор цветных мелков. Рядом с кафедрой стоял схемодержатель, который давал возможность поднять учебное пособие на необходимую высоту. Держатели схем раздвигались в стороны, что давало возможность повесить 2—3 пособия.

Одновременно с оборудованием аудиторий ТСО приобрели кино- и диафильмы. Диафильмы покупали в магазине учебных пособий. С ними было легче. Приобретение учебных и документальных кинофильмов шло через кинобазу СибВО (передавали училищу часть списанных лент. По нашим просьбам часто списывали именно то, что было нужно нам) и Новосибирскую кинокопировальную фабрику. Пришлось специально поехать в Новосибирск на фабрику и установить деловой контакт с начальником планового отдела. Мы просматривали годовые планы выпуска кинофильмов, делали заявки с гарантией оплаты. Фабрика копировала сверх плана необходимые нам фильмы. Научились делать учебные Диафильмы, даже цветные. К 1976 году кафедра имела в своем распоряжении 254 части учебных и документальных кинофильмов и сотни диафильмов по всем общественным наукам, партийно-политической работе, авиационной психологии и педагогики. При необходимости брали фильмы в краевой кинобазе и других учебных заведениях. Все преподаватели прошли курсы киномехаников, сдали зачеты и получили права кинодемонстраторов, то есть научились правильно, грамотно использовать проекционную аппаратуру. Систематически проводили занятия с преподавателями по Методике использования ТСО.

Одну аудиторию сделали кабинетом марксизма-ленинизма. В ней поставили шкафы с учебной литературой, журналами, подшивками газет. Изготовили большой стенд «Как работать с книгой» и несколько меньших стендов с методическими советами. Оборудовали место для кино- и диапроекторов, выдвижной экран, электрифицированную «Политическую карту мира». Последняя давала возможность курсантам тренироваться, а преподавателям — проверять их знания по СЭВ, Организации Варшавского Договора, НАТО, национально-освободительному движению и территориально-административному делению СССР. Кабинет марксизма-ленинизма использовался днем как класс для занятий, а вечером для проведения консультаций и самостоятельной работы курсантов. Заведующими кабинетом работали В. П. Стародубцев, В. С. Шипулина и наиболее длительное время — А. Ф. Жданова, знающий и инициативный работник.

Второе помещение оборудовали как класс партийно-политической работы и воинского воспитания. Здесь имелись диапроектор, магнитофон, проигрыватель, учебные стенды, подшивки соответствующих журналов и газет. Оно также использовалось для проведения семинаров и самоподготовки курсантов. В световой рекреации на третьем этаже повесили карту текущих событий и два тренажера по вопросам внутренней и внешней политики. Что представляла собой карта текущих событий? На большом листе деревоплиты разместили политическую карту мира, под ней три витрины: «В мире», «По стране», «В армии и на флоте», на которых помещали наиболее важные сообщения, делая вырезки. Их смена шла почти ежедневно. Электрические тренажеры содержали вопросы, ответы на которые находились здесь же. Задача курсанта состояла в том, чтобы найти правильный ответ и включить его в сеть, тогда загоралась контрольная лампочка. Эти тренажеры давали возможность сочетать познавательные и игровые моменты, вызывали интерес у курсантов.

По каждому предмету изготовили большое количество наглядных пособий: карт, схем, диаграмм, картин. Их фонд постоянно обновлялся и пополнялся. Провели систематизацию их и хранили в висячем положении, что обеспечивало быстрый розыск их и правильное возвращение на свое место. Буквально с первых дней формирования училища стали вести альбомы «Периодическая печать о Барнаульском ВВАУЛ». Постоянно следили за публикациями материалов об училище, его личном составе, выпускниках в общеполитических и военных журналах и газетах, вырезали эти материалы и наклеивали на листы альбомов. К 1976 году собрали четыре большие книги таких материалов.

Ежегодно проводились смотры учебной базы кафедр. Победители награждались вымпелами, их опыт обобщался и распространялся в других коллективах. Командование училища объявило конкурс на лучшую учебно-материальную базу, что способствовало оживлению рационализаторской работы во всех учебных подразделениях. Среди лучших рационализаторов училища были два преподавателя нашей кафедры: подполковник В. М. Пантелеев и майор А. Ф. Мошков. 25 ноября 1974 года прошел смотр учебной базы. Комиссию возглавлял начальник училища генерал-майор авиации А. А. Парфенов. И на этом смотре вымпел и грамота за первое место были вручены кафедре марксизма-ленинизма, а ее начальник отмечен ценным подарком.

26 сентября 1975 года окружная газета «Советский воин» в статье «Воплотить в жизнь требования партии (Насущные задачи преподавателей общественных наук в училищах округа)» отмечала: «В повышении эффективности лекций особое место принадлежит наглядным пособиям и техническим средствам обучения. Созданию и применению их в ряде наших училищ уделяется немало внимания. Особенно значительны успехи в этом отношении в Барнаульском высшем военном авиационном училище летчиков имени Главного маршала авиации Вершинина К. А. Здесь во всех аудиториях кафедры марксизма-ленинизма создано специальное оборудование для комплексного применения технических средств обучения, имеется огромная фильмотека и замечательная по подбору материалов фонотека. В сущности, по каждой теме любого из преподаваемых кафедрой предметов можно подобрать необходимые киноленты, диафильмы, диапозитивы или фотодокументы. Многое из этого делается руками самих преподавателей и курсантов.

Заслуживает внимания не только сам по себе опыт оборудования аудиторий. Здесь также хорошо поставлена и методическая работа, связанная с применением технических средств обучения. Начальник кафедры марксизма-ленинизма полковник Н. С. Гаврилов вместе с кандидатом исторических наук подполковником М. В. Ермольчиком начали ее организацию с изучения техники. Все преподаватели прошли курс обучения, сдали экзамены и имеют права демонстраторов кино. Кроме того, на кафедре состоялась методическая конференция, несколько специальных методических совещаний по применению технических средств. Этот вопрос всегда ставится и на заседаниях предметных комиссий. В результате всего этого на кафедре, в сущности, не проходит ни одного занятия без применения технических средств обучения».

Безусловно, хорошая учебно-материальная база способствовала более качественному проведению занятий и внеучебных мероприятий преподавателями кафедры с курсантами. Однако, она имела и обратную сторону медали. Проводились внутриучилищные смотры и конкурсы на лучшую базу, зачастили экскурсанты, стали прибывать преподаватели из гражданских и военных учебных заведений для изучения опыта, показывали учебно-материальную базу училища вышестоящему начальству, которое не заставляло нас скучать. Все эти мероприятия требовали дополнительного напряжения физических и моральных сил: мыть аудитории, наводить чистоту и блеск, выдерживать предварительные смотры местного начальства, отрабатывать рапорты и доклады, ожидать прибытие посетителей, выслушивать замечания и советы. Эти посещения заканчивались дополнительной работой для преподавателей кафедры.

Однажды в училище прибыли первые секретари райкомов партии во главе с первым секретарем крайкома А. В. Георгиевым. Они ознакомились с «учебно-материальной базой, осмотрели многие учебные помещения. Буквально на второй день меня вызвал начальник училища генерал А. А. Парфенов и приказал создать группу из преподавателей и обслуживающего персонала в составе 5—7 человек и оборудовать класс с техническими средствами обучения в средней школе районного центра Мамонтово. По его словам, это была просьба Георгиева, который являлся депутатом Верховного Совета СССР от Мамонтовского избирательного округа и шефствовал над этим районом. Вторая причина создания класса ТСО в Мамонтовской средней школе состояла в том, что район выделил для училища строевой лес. В нашу строительную группу вошли я, майор Мошков и еще четыре человека с других кафедр. В короткое время мы разработали общий эскиз класса, исходя из имевшегося помещения в школе, эскизы и чертежи преподавательского стола, пульта управления, экрана, зашторивания окон. Стол и пульт управления райком партии заказал на мебельной фабрике, узкопленочный киноаппарат, диапроектор, магнитофон и проигрыватель закупили в магазине на средства районного отдела народного образования. Все остальное оборудование мы подобрали в мастерских УЛО училища. Сама работа в школе продолжалась неделю во время зимних каникул. Люди работали добросовестно, качественно. Районное и училищное начальство осталось довольным нашей работой, начальник училища поощрил всех участников группы.

После этого последовала команда оборудовать ТСО партийный кабинет и лекционный зал в Центральном райкоме КПСС города Барнаула. Команда почти в том же составе выполнила и этот заказ. Кабинет получился прекрасным. Все наши заявки на ТСО и мебель были выполнены с высоким качеством. Полированную мебель изготовила Барнаульская мебельная фабрика в короткий срок.

В 1974 г. кафедра создала и подарила Алтайскому университету электрифицированную «Политическую карту мира».

Не впадая в излишнюю скромность, следует отметить, что добросовестный и творческий труд преподавателей кафедры по созданию учебной базы высоко оценивался товарищами по работе, партийными руководителями района, города и края, военным начальством от училища и до Военно-воздушных сил. Об этом свидетельствовали многие факты. Во время проведения внутри училищных смотров представители Других кафедр предлагали первое место присудить кафедре марксизма-ленинизма. К нам приезжали изучать и перенимать опыт преподаватели из Ачинского авиационно-технического, Харьковского высшего авиационно-инженерного училища и других учебных заведений. Заместитель главкома ВВС по вузам Герой Советского Союза генерал-полковник авиации Е. М. Горбатюк закончил осмотр учебно-материальной базы училища в лекционном зале нашей кафедры. После моего доклада он обратился с вопросом к генералу Парфенову: «Александр Андреевич, почему же марксисты создали базу лучше, чем технические кафедры?» Я опередил начальника училища с ответом: «Товарищ генерал, марксисты — люди не только и не столько слова, а и дела, пожалуй, больше дела». — «Молодец, два — ноль в твою пользу. За создание учебной базы объявляю тебе благодарность». — «Товарищ генерал, это работа всего коллектива кафедры». — «Передай всем преподавателям спасибо». Конечно, такое слышать приятно и лестно.

Пришло время рассказать о тех, ради кого создали Барнаульское высшее военное училище летчиков. В 60-е годы международная обстановка была напряженной: продолжалась американская агрессия во Вьетнаме, шли военные действия на Ближнем Востоке, США размахивали бронированным кулаком перед носом Кубы, резко ухудшились отношения между Советским Союзом и Китаем, даже произошел вооруженный конфликт на острове Даманском. Ухудшение международного климата заставило советское правительство принять и провести ряд дополнительных мер по укреплению безопасности страны. Вот в такой обстановке появилось Барнаульское ВВАУЛ.

Первый набор составил 220 курсантов, среди которых около 10% набрали по штабному (нелетному) профилю. Жизненное сито отбора оказалось строгим. За четыре года учебы произошел отсев многих курсантов по различным причинам: состояние здоровья, нежелание быть офицером, недисциплинированность, слабая академическая успеваемость, летная непригодность. К финишу пришли 143 человека.

Принятые курсанты были разбиты на 8 учебных отделений. Они прошли месячный курс молодого солдата и приступили к плановой учебе. Нашей кафедре пришлось вести на первом курсе историю КПСС. Мы начали с того, что выделили время для проведения занятий по методике учебы в высшем учебном заведении: как работать с книгой, как конспектировать первоисточники, как слушать и записывать лекции, как готовиться к семинарским занятиям, зачетам, экзаменам и т. д. С введением в учебную программу курса «Введение в специальность» стали выделять от 12 до 20 часов для проведения методических занятий с курсантами. Опыт таких занятий показал, что курсанты получали хорошие навыки самостоятельной работы. Ежедневно в часы самоподготовки на кафедре находился преподаватель, который проводил консультации и в известной мере контролировал работу курсантов.

Учебные помещения были маленькими, поэтому лекции читали для двух учебных отделений. Занятия по истории

КПСС вели я и три преподавателя: читали лекции и проводили семинары. Каждый из нас имел по два отделения. Потом, когда появились новые наборы, новые курсы, преподаватели стали специализироваться по предметам, иметь контакты с большим количеством курсантов.

Первый год был наиболее благоприятным для индивидуальной работы с курсантами. Сложилось так, что до выпуска каждый из преподавателей курировал неофициально свой первые отделения. Я вел 1-е и 2-е отделения, знал каждого курсанта, помогал им расти политически, духовно, морально. Конечно, мы работали со всеми курсантами всех наборов, но были, так сказать, свои «родные» отделения.

Преподавание общественных наук кафедра поставила на высокий уровень. Это неоднократно отмечало военное командование и члены государственных экзаменационных комиссий. Курсанты сдавали экзамены по научному коммунизму. Удовлетворительные оценки были исключением. Средний балл по курсу всегда составлял 4,4—4,6. Комиссия отмечала хорошее знание выпускниками произведений классиков марксизма-ленинизма, решений партии и правительства, умение хорошо разбираться в текущих событиях и давать правильную оценку им, четкие, логичные ответы. Естественно, не обходилось и без недостатков: как правило, отмечалось, что курсанты слабо критикуют, разоблачают буржуазных фальсификаторов марксистско-ленинской идеологии. Некоторые начальники кафедр говорили: «Дай волю Гаврилову и его преподавателям, так будем выпускать сплошных марксистов, а не летчиков». Хорошо отзывались наши выпускники, прослужив некоторое время в частях и учебных заведениях, о родном училище.

В 1972 году кафедры попросили своих бывших питомцев дать оценку той подготовке, какую они получили в училище, высказать свои претензии, пожелания и советы. Вскоре стали поступать письма от молодых лейтенантов-летчиков. Несколько таких писем получила и наша кафедра. Постепенно связи окрепли, переписка усилилась. Перед уходом в запас в моем рабочем столе на кафедре лежали сотни писем наших выпускников. Часть из них я передал начальнику училища генералу А. А. Парфенову по его просьбе.

Что же писали наши питомцы первого выпуска в 1972 году? Приведу несколько выдержек из их писем.

Лейтенант А. А. Перевалов (Северная группа войск): «Сильно ошибались те, кто думал, что здесь, в строевых частях, не будут спрашивать, требовать того, что обязан делать каждый, кто носит погоны... все, что связано с работой, приходится учить очень здорово... Единственно, в чем сильны, это в знании дисциплин вашей кафедры, да так еще в теоретической аэродинамике. Тут уже даем всем, как говорят в спорте, «фору»... Этим вопросом (политическая учеба — Н. Г.) занимаются все — от «мала» до «велика» — и требуют очень строго, особенно ведения конспектов по первоисточникам. Лично мне очень пригодилась та метода ведения конспекта, которую дали нам. Мои конспекты признаны лучшими... Очень хорошо, что из училища я унес столько знаний, что с ними сейчас легко, необходимо только, чтобы они не выветрились аэродромным ветром, и их все-таки нужно пополнять». Анатолий Анатольевич Перевалов уже генерал-майор авиации.

Лейтенант Ю. А. Крейс (Средне-Азиатский военный округ): «Ребятам, особенно тем, кто собрался в боевой ап (авиационный полк — Н. Г.), передайте — пусть готовятся тщательно. На молодых обращают самое серьезное внимание. И, кстати, пусть не забывают свои конспекты по научному коммунизму».

Лейтенант П. А. Петропавловский (Приволжский военный округ): «Нашим выпускникам можно посоветовать: храните все конспекты, они пригодятся... Серьезное внимание в полку уделяется марксистско-ленинской подготовке, но программа такая, что почти весь материал есть в лекциях по научному коммунизму, поэтому готовиться намного проще. Из первоисточников отрабатываю только текущие события (постановления ЦК и т. д.), т. к. все конспекты привез с собой».

Лейтенант Б. В. Прожога (Прибалтийский военный округ): Никаких критических замечаний к Вашей кафедре у меня не возникло. Скажу больше, нашей подготовкой здесь довольны. Выпускники штурманского училища на нашем фоне в системе марксистско-ленинской подготовки выглядят очень бледно (я не хвастаюсь). Очень помогают конспекты первоисточников».

Думаю, что достаточно выписок из писем. Не меньше было и устных положительных отзывов наших питомцев о работе преподавателей кафедры.

По логике изложения своего повествования я ушел вперед. Возвращаюсь к первому выпуску летчиков-инженеров, Он состоялся 26 октября 1971 года. Стоял ясный солнечный день. Первый выпуск — важнейшее событие для любого учебного заведения. На выпуск молодых летчиков прибыли: главком ВВС Герой Советского Союза, маршал авиации П. С. Кутахов, член военного совета — начальник политуправления ВВС генерал-лейтенант авиации И. М. Мороз, командующий войсками СибВО генерал-полковник М. Г. Хомулов, член военного совета — начальник политуправления СибВО генерал-майор И. С. Лыков, командующий авиацией округа Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации И. А. Куличев, первый секретарь Алтайского крайкома КПСС А. В. Георгиев, первый секретарь Горно-Алтайского обкома КПСС ГІ. С. Лазебный (среди выпускников был и его сын, ныне генерал-майор авиации), многочисленные представители партийных, советских и комсомольских органов, коллективов предприятий Барнаула и многих районов, родители и родственники молодых офицеров. День оказался напряженным, насыщенным событиями: вручение дипломов, прохождение торжественным маршем по городу, возложение венков к памятнику В. И. Ленину и братским могилам павших в борьбе за Советскую власть, торжественное собрание, прием в крайкоме ВЛКСМ в честь выпускников, торжественный ужин молодых лейтенантов со своими инструкторами, преподавателями и приглашенными гостями.

Что представлял собой наш первый выпуск? Кому мы дали путевки в армейскую жизнь, в небо?

Как уже отмечал выше, из 220 только 143 человека окончили училище, из них 130 стали летчиками-инженерами и 13 офицерами штабного профиля. Как видим, отсев — большой, отбор — хороший. Среди выпускников выделялся Александр Федченко. При поступлении в училище приемная комиссия хотела сначала отказать ему по слабому физическому развитию. К счастью, этого не случилось. Саша вскоре доказал, чего может добиться человек целеустремленный. Он постоянно тренировался по своей индивидуальной системе и стал одним из лучших физкультурников в училище. Он достиг прекрасных успехов в учебе, стал ленинским стипендиатом. За высокие показатели в овладении науками, летным мастерством А. Федченко был награжден золотой медалью первым в Барнаульском ВВАУЛ. Как нельзя лучше к нему подходит народная пословица «Мал золотник, да дорог». Дипломы с отличием получили десять выпускников: лейтенанты С. Ильин, С. Булгаков, Г. Тувиков, Г. Арапов, А. Перевалов, Г. Милькин, А. Еременко, В. Тилинин, Л. Киреев, И. Лебедев, В. Голубев.

За отличные успехи в боевой и политической подготовке и активную работу по воспитанию молодежи ЦК ВЛКСМ наградил Сергея Ильина Почетной грамотой. Ныне полковник С. Ильин служит летчиком-инспектором в штабе ВВС, Многие выпускники были награждены Почетными грамотами крайкома ВЛКСМ. Трое из них.— Александр Федченко, Сергей Булгаков и Анатолий Перевалов занесены в Книгу почета краевого комитета комсомола.

За четыре года пребывания в училище более половины воспитанников стали коммунистами. Над ростом партийных организаций за счет лучших курсантов работали коммунисты учебно-летного отдела и учебных полков. Значительный вклад в это дело внесли коммунисты нашей кафедры. Проанализировав индивидуальную работу преподавателей с курсантами, я выяснил, что к 1 ноября 1970 года (за три года работы с курсантами) дали рекомендации для вступления в партию: В. М. Пантелеев — 26, Гаврилов Н. С. — 12, Чернов Е. А. — 12, Мошков А. Ф. — 7, Ермольчик М. В. — 3, Гаврилова Н. Г. — 1. В дальнейшем количество рекомендованных значительно возрастало с каждым годом. Так, только в 1971 году я рекомендовал 16 человек. Мы стремились поддерживать контакты с курсантами не только во время учебного процесса, но и вне службы: встречались для бесед на любые темы, вместе проводили вечера отдыха, посещали театры, бывали на свадьбах, давали советы по жизненным вопросам, помогали в экстремальной обстановке.

Молодые орлята набирались сил в строевых частях, учебных заведениях, учились в академиях, побывали в заграничных командировках и становились орлами. Большинство офицеров первого выпуска через 15 лет стали полковниками и служат на высоких постах в авиации.

В 1987 году более двадцати выпускников занимали должности командиров полков, среди них: А. Н. Голубев, А. А. Перевалов, Г. Е. Чернов, В. А. Колбаско, В. Е. Абрамов, А. С. Левченко, А. Л. Лабковский и другие. Полковник Лабковский командовал гвардейским бомбардировочным авиаполком, личный состав которого выступил в ноябре 1985 года инициатором соревнования в ВВС под девизом «Решения XXVII съезда КПСС выполним, надежно защитим завоевания социализма!» Командир полка был избран делегатом XXVII съезда партии, Полковник В. Н. Лазебный — командир авиадивизии. Полковники Б. И. Сивков, В. С. Поташов, С. Г. Иванов, В. Н. Исупов и многие другие стали летчиками-испытателями. Большая группа офицеров первого выпуска готовит авиационные кадры в военно-учебных заведениях. Например, полковник А. Й. Коротков защитил кандидатскую диссертацию и преподает в Военно-воздушной академии имени Ю. А. Гагарина. Полковник В. А. Насонов возглавляет летно-методический отдел в Борисоглебском ВВАУЛ. Там летчиками-методистами являются подполковники С. Г. Шибин, В. В. Маковский. В родном училище служили и служат полковник Г. Ф. Щербинин — заместитель начальника училища по летной подготовке, преподаватели подполковники В. П. Ананьин, В. В. Калямин, О. И. Смертин. Полковник Б. В. Прожога возглавлял политотдел авиадивизии. Пожалуй, достаточно примеров, все случаи не опишешь.

Моя служба в Барнаульском ВВАУЛ продолжалась с января 1967 до марта 1976 года.

В декабре 1974 года командование ВВС провело на базе Военно-воздушной академии в Монино научно-практическую конференцию по проблемам обучения и воспитания курсантов и слушателей военно-учебных заведений. Здесь произошло несколько приятных и неприятных встреч с бывшими начальниками по службе в Ташкенте. Во время работы конференции пришлось пережить и радостные моменты. Так, например, в основном докладе, который сделал первый заместитель члена военного совета ВВС генерал-лейтенант Н. А. Цымбал, дважды говорилось о хорошей работе кафедры марксизма-ленинизма Барнаульского ВВАУЛ и ее начальника.

Последний раз на большом совещании в Москве был в январе 1975 года. Министерство обороны и Главное политическое управление провели Всеармейское совещание идеологических работников. Оно проходило в Краснознаменном зале ЦДСА. Жили в гостинице ЦДСА. Встреча, размещение, обслуживание стояли на высоте. Само совещание носило излишне торжественный характер, передавалось (частично) по телевидению. Первым с докладом выступил секретарь ЦК КПСС П. Н. Поспелов, потом Министр обороны СССР Маршал Советского Союза А. А. Гречко, начальник ГлавПУ генерал армии А. А. Епишев. Они превозносили Л. И. Брежнева и хвалили - друг друга. Последующие выступающие подхватили и продолжили мажорный тон. Я хотел выступить, не особенно придерживаясь тезисов, и изложить две проблемы: 1) показать имеющиеся недостатки в работе вузов по подготовке офицерских кадров и меры по их устранению; 2) внести предложения по усилению военно-патриотического воспитания молодежи в связи с подготовкой к 30-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне: учреждение нагрудного знака и удостоверения для участников парада Победы, растиражирование кинофильма о параде на узкой пленке, подготовка справочного материала о параде, выдача его участникам и привлечение последних для выступлений перед населением с использованием кинофильма, справочного материала и своих воспоминаний. Хотел высказать и другие соображения.

Имея опыт работы многих «высоких» совещаний и учитывая сложившуюся атмосферу, решил не выступать. Две основные причины определили такое решение: 1. Присутствующие, прежде всего начальство, не воспримут мое критическое выступление. 2. Предложение об учреждении нагрудного знака и удостоверения участника парада Победы могут понять как саморекламу. Попросил знакомого работника ГлавПУ исключить мое выступление, что было весьма легко сделать, так как произошел перерасход рабочего времени, выбились из плана работы.

В последний день работы зачитали приказ Министра обороны о награждении многих участников совещания именными часами «Командирские» и вручили их награжденным. На крышке часов выгравирована надпись: «Тов. Гаврилову Н. С. от Министра Обороны СССР. 1975 г.»

При мне было сделано пять выпусков офицеров-летчиков. В марте 1976 года я был уволен в запас по возрасту и состоянию здоровья.

<<К оглавлению

Читать дальше>>

 

 

 

Глава седьмая. Они были первыми

 

В. Н. Филимонов, генерал-майор авиации в отставке

 

Дух творчества, чувство личной ответственности

В декабре 1966 года я был назначен начальником Барнаульского ВВАУЛ. Приступил к исполнению обязанностей в первых числах января нового года.

Создание училища, становление большого коллектива — процесс трудный, сложный, но вместе с тем интересный, интересный потому, что творческий.

При решении многих вопросов требовалось применение коллективного разума, предшествующего опыта к конкретным местным условиям, к тому же в сжатые сроки приходилась создавать все заново.

у Трудности определялись тем, что возникала необходимость проектирования, согласования строительства, разумеется, с соответствующими организациями. Опыта у нас не было он приобретался на ходу, учились на практике, а желание учиться было огромное, ведь мы сознавали, что нам оказано большое доверие. Дух творчества, чувство личной ответственности, инициативы, активности были присущи начальному этапу создания училища. В этот период большую помощь нам оказывали местные партийные и советские органы, и особенно первый секретарь Алтайского крайкома КПСС Александр Васильевич Георгиев. Всюду, в крае, мы чувствовали доброжелательное отношение, моральную и материальную поддержку.

Вспоминается такой случай. На строительство училища было выделено 36 миллионов рублей. Наши военные строители осваивали процентов сорок из этой суммы, а шестьдесят — гражданские. И благодаря тому, что Александр Васильевич лично следил за ходом строительства дело шло успешно, план выполнялся. В одно время произошел сбой, отставание. Мы с командующим доложили об этом. Незамедлительно было созвано совещание, на котором управляющему трестом Барнаулжилстрой тов. Георгиевым было сказано: «Я вас второй раз предупреждаю. Учтите, третьего инфаркта не бывает». В то время так резко ставился вопрос со строительством не только служебных помещений, но и жилого фонда. Наряду с новым строительством, проводился капитальный ремонт зданий военного городка, который освободил нам: полковник Сергаев летом 196£ года.

Вместе с ремонтными бригадами, поработали очень здорово преподаватели. Спустя два месяца, я пошел проверить готовность учебно-материальной базы к началу первого учебного года с курсантами и остался очень доволен. Ветхие, неприспособленные для учебного процесса здания были приведены в надлежащий порядок, создано много наглядных пособий, написаны конспекты и методические пособия. Словом, мы, как и планировалось, начали учебный год с первого сентября 1967 года.

А теперь несколько слов о первом наборе курсантов. Будучи сначала в Омском, а затем в Тамбовском училищах летчиков, я и раньше занимался набором курсантов, но Первый набор в Барнаульское ВВАУЛ имел особенности. Во-первых, новое неизвестное училище, во-вторых, сибирские морозы, в-третьих, житейская неустроенность. Все это ставило перед нами вопрос: придет ли достаточное количество абитуриентов, чтобы отобрать необходимое количество курсантов. Наши тревоги были напрасными. Большая подготовительная и агитационно-массовая работа дала хорошие результаты. Конкурс был очень большой. Если не ошибаюсь, на 200 вакантных мест приехало более 1200 человек. Так что первый набор курсантов сделали вовремя и с высоким качеством.

Хочется сказать много добрых слов в адрес людей, которые, несмотря на неустроенность, трудности и сложности, свойственные этапу формирования и становления управления училища, подразделений и учебных полков, работали с. полной отдачей сил, честно и добросовестно выполняли свой долг, готовили высококвалифицированные кадры летчиков. Были, конечно, ошибки и неудачи, но главное дело было сделано. Поэтому самым радостным днем для меня был день торжественного выпуска первых летчиков-инженеров в 1971 году. Приятно было осознавать, что труд большого коллектива офицеров, прапорщиков, служащих Советской Армии, словом, всех тех, кто закладывал, образно говоря, первый камень в основание училища, принес свои весомые результаты. В заключение молодым мне хочется пожелать, чтобы берегли и приумножали уже сложившиеся добрые традиции и авторитет Барнаульского училища летчиков.

<<К оглавлению

Читать дальше>>

 

 

Глава седьмая. Они были первыми

 

В. И. Светличный, полковник в отставке, референт-психолог

 

Комплектование училища курсантским составом

В ноябре 1986 года в соответствии с приказом главнокомандующего ВВС в училище создается группа профессионально-психологического отбора в составе подполковника Савосышна Анатолия Васильевича начальника группы, старшего помощника начальника учебного отдела, майора м/с Шорохова Виктора Владимировича — психолога, старшего помощника начальника учебного отдела и служащего Советской Армии Светличного Валентина Ивановича — референта-психолога и психофизиологическая лаборатория в составе майора Кабицкого Владимира Федоровича — начальника ПФЛ и служащей Советской Армии ІІІороховой Светланы Михайловны — старшего лаборанта психофизиологической лаборатории.

Положение о группе профессионального психологического отбора авиационного училища ВВС, введенное в действие приказом главкома ВВС № 89 от 16 апреля 1987 г., определяет порядок работы и функциональные обязанности должностных лиц группы профессионального психологического отбора в вуз ВВС.

Профессиональный отбор кандидатов в военно-учебное заведение представляет собой комплекс взаимосвязанных мероприятий, направленных на качественное комплектование переменным составом вуза на основе всесторонней оценки личности каждого кандидата с учетом общественно-политической активности и моральных качеств, состояния здоровья и психологических данных, физической и общеобразовательной подготовки.

Профессиональный психологический отбор предназначен для выявления у кандидатов конкретных личностных качеств и индивидуальных особенностей, необходимых для успешного обучения в вузе, овладения избранной военной специальностью и эффективного применения полученных знаний и военно-профессиональной деятельности.

Подразделениями профессионального психологического отбора в летном училище являются группы профессионального психологического отбора и психофизиологическая лаборатория, задачей которых является отбор кандидатов по морально-психологическим и деловым качествам, при этом не снижая требований к общеобразовательной подготовке. Группа профессионального психологического отбора является постоянно действующим органом приемной комиссии, на нее возлагается:

подготовка материалов и рекомендаций для проведения работы по военно-профессиональной ориентации;

социально-психологическое изучение, психологическое и психофизиологическое обследование кандидатов и составление заключений об их профессиональной пригодности к обучению;

выявление среди кандидатов лиц с признаками нервно-психологической неустойчивости:

организация разработки и доведения до воинских частей и военных комиссариатов методических рекомендаций по подготовке кандидатов к поступлению в училище, условий и программ вступительных экзаменов, справочно-информационных материалов (брошюр, проспектов, плакатов, альбомов, фото, и др.);

планирование выездов представителей училища в воинские части, военкоматы, школь^ учебные заведения, предприятия, колхозы для проведения агитационной и разъяснительной работы в интересах профессионального отбора кандидатов в училище из числа военнослужащих и гражданской молодежи;

ведение переписки с воинскими частями, военными комиссариатами, учебными заведениями, школами, комитетами ВЛКСМ, спортивными организациями ДОСААФ и отдельными гражданами по вопросам поступления на учебу в училище;

организация и контроль полноты и качества выполнения мероприятий годового плана по военно-профессиональной ориентации армейской и гражданской молодежи;

планирование работы группы профотбора (на год, месяц);

разработка расписания изучения общественно-политической активности и моральных качеств, проверка состояния здоровья и профессиональных психологических данных, физической и общеобразовательной подготовки;

организация изготовления бланковой документации для работы приемной комиссии, учет и хранение документации по профессиональному отбору кандидатов;

изучение поступающих в приемную комиссию личных дел кандидатов;

доведение до кадровых органов соединений и военных комиссариатов решения приемной комиссии о допуске (отказе) кандидатов к профессиональному отбору с указанием сроков прибытия в училище (причин отказа);

подготовка докладов о ходе профессионального отбора, участие в подготовке итогового донесения и решение других вопросов, связанных с профессиональным отбором кандидатов для укомплектования училища.

В течение последних шести лет ежегодно во все регионы страны, начиная от Прибалтики до Дальнего Востока, от Крайнего Севера до Средне-Азиатских республик в январе— апреле выезжает от 20 до 30 офицеров — преподавателей, группы профотбора, летно-методического отдела и около 400 курсантов, убывающих в отпуск и на каникулы для проведения работы по военно-профессиональной ориентации среди гражданской молодежи и военнослужащих.

По радио и телевидению Алтайского края выступает руководящий состав училища. В местах проведения работы офицерским составом даются объявления в областных, краевых и республиканских газетах, в том числе и в «Алтайской правде», о наборе в Барнаульское ВВАУЛ. Примерами наиболее добросовестного отношения к выполнению задания по военно-профессиональной ориентации молодежи могут служить полковники Костин А. А. и Редин Б. М., подполковники Максимов В. К и Верба Н. П., капитан Молин С. М., курсанты Плотниковы Сергей и Василий, Иванов В. В., Савицкий О. В., Брюханов А. В. и др.

При выездах только офицерским составом охватывалось в школах, СПТУ, техникумах, АСК и воинских частях от 6000 до 8000 человек, давалось 20—30 объявлений в газетах.

Для проведения работы по профориентации используются и такие формы работы как дни открытых дверей, проведение тематических вечеров, занятия в школе юных летчиков, посещение музея училища, в котором ежегодно бывает от 8000 до 11000 учащихся, сборы военруков Алтайского края, переписка с учащимися, студентами и военнослужащими, выезды группы врачей и представителей группы профотбора в рай- и горвоенкоматы Алтайского края в период приписки призывного состава. На проведение работы по профориентации ежегодно, не считая 1991 год, расходовалось 10000—12000 рублей.

На подготовку летчика от зачисления курсантом до выпуска в 40-е годы затрачивалось 20—40 тыс. рублей, в 60-е годы 120 тыс., то в настоящее время 350—500 тыс. рублей.

Если принять во внимание затраты на подготовку летчика-инженера в наши дни и расходы на профориентацию, то отчетливо просматривается целесообразность проведения военно-профессиональной ориентации с большим охватом молодежи во всех регионах нашей страны и особенно от Урала до Дальнего Востока, где единственным летным училищем является Барнаульское.

Мне за период работы в группе профотбора с 1986 г. по настоящее время довелось побывать с выполнением задания командования училища в Поволжье и на Северном Кавказе,

Южном Урале, Западной Сибири, Закавказье, Средней Азии и Крайнем Севере, где встречался с гражданской молодежью и воинами авиационных гарнизонов. Теперь, анализируя свои поездки и поездки товарищей по работе, могу сказать, что наиболее плодотворными, судя по результатам работы, были поездки по краям и областям СибВО, ТуркВО, ЗабВО и ДВО.

Начиная с первого набора, который был проведен в 1967 г., и вплоть до юбилейного 1991 года набор производился в основном за счет сибирских и дальневосточных краев и областей. Контингент этих районов отличается лучшим здоровьем, целеустремленностью, упорством в достижении поставленной цели и многими другими качествами, столь необходимыми летчику. В подтверждение этого примеров можно привести многие десятки и сотни. Вот несколько из них. Два выпускника нашего училища — Герои Советского Союза — генерал-майор авиации Руцкой А. В., ныне вице-президент РСФСР, и ст. лейтенант Павлюков К. Г., генерал А. А. Перевалов — командир дивизии, полковник Лазебный В. И. — зам. командующего ВВС ПрибВО, заслуженный летчик СССР, командиры частей Лабковский В. Л., Абрамов В. Е., Попов В. А., Чернов Г. Е.

Более 10 наших выпускников ныне являются летчиками-испытателями, дающими путевку в жизнь самым современным авиационным комплексам. Это такие выпускники, как Б. И. Сивков, В. А. Коротков, И. И. Маликов, С. В. Чайченко, Ю. М. Кабанов, С. Н. Завалкин и другие товарищи.

Многие выпускники нашего училища выполняли свой интернациональный долг в Республике Афганистан, проявив там мужество и отвагу, за что награждены орденами и медалями СССР.

Около 30 курсантов окончили Барнаульское ВВАУЛ с Золотой медалью, десятки курсантов завоевали право быть ленинскими стипендиатами, стипендиатами имени профессора Жуковского Н. Е. и Алтайского Ленинского комсомола.

<<К оглавлению

Читать дальше>>

 

Поддержать сайт

logo1Поддержать сайт можно через мобильный Сбербанк на номер телефона +79117638566 Жигалов Евгений Павлович.

Заранее Спасибо! 

Евгений Жигалов.

Яндекс.Метрика