• Фото 9
  • Фото10
  • Фото11
  • Фото 12
  • Фото 13
  • Фото14
  • Фото 15
  • Фото 16
  • Фото 17
  • Фото 18
  • Фото 19
  • Фото 20
  • Фото 21
  • Фото 22
  • Фото 23
  • Фото 24
  • Фото 25
  • Фото 26
  • Фото 27
  • Фото 1

Недавно зарегистрированные

Кто на сайте

Сейчас 2344 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

  • ganzha-vladimir@rambler.ru

FAQs

 

Глава четвертая. К новым высотам

Новые примеры мужества

Мне посчастливилось служить в училище двадцать один год, быть свидетелем десятков мужественных поступков курсантов-летчиков в экстремальных ситуациях. О части из них я уже написал в главе «Растем и мужаем». Мы воспитывали и воспитываем на этих примерах все новые и новые поколения молодежи. О них рассказывали «Комсомольская правда», «Красная звезда», «Советский вони», «Алтайская правда» и другие печатные органы. Политический отдел училища в семидесятые годы храбрости и мужеству курсантов посвятил и издал типографским путем шесть листовок, И мы были бы в долгу перед этими смельчаками, если бы не рассказали о некоторых из них.

Это было в августе 1973 года. За мужество и высокое летное мастерство, проявленные при выполнении задания, курсанту Барнаульского ВВАУЛ Сергею Пяткову командующий авиацией СибВО генерал-майор авиации В. С. Абрамов объявил благодарность и наградил ценным подарком.

На взлете отказал двигатель. Мала скорость — невелика высота. И земля стремительно неслась на самолет. Секунда - другая — больше их не дано, и полет для экипажа мог быть последним.

Но Сергей Пятков действовал уверенно, спокойно, и полет закончился благополучно.

Вот что рассказал сам курсант: «Задание было обычным — полет на полигон и обратно. На маршруте — визуальная ориентировка и полет с автопилотом. Сел в кресло, пристегнул лямки парашюта: верхние, боковые. Затем пристегнулся привязными ремнями. Осмотрел кабину. Провожал меня старший лейтенант — Вячеслав Беляев. Опытный летчик.

К полету готов! — доложил штурман.

Потом доложил стрелок-радист. Попросил разрешения на запуск. Проверил двигатели на всех режимах. Руководитель полетов задал эшелон, разрешил взлет. Это был девяносто второй полет в этом году, а всего их у меня несколько сот, поэтому особых эмоций не испытывал. Дал максимальные обороты, отпустил тормоза. Машина резко пошла вперед. Взлетел. Метрах на тридцати поставил край шасси в верхнее положение. Скоро уберутся».

Дальше, по выражению Сергея, началось непонятное. Самолет резко дернулся, потом начал заваливаться влево. На кабину понеслось полотно железной дороги. Времени на размышление не было. Взял штурвал вправо, и крен уменьшился. Ушли в сторону блестящие рельсы, но перед глазами засверкали нити линии электропередач. Была отчетливо видна каждая жилка. Правая педаль выжата до конца, скольжение прекращается, но слишком медленно. Наконец, почти не ощущается. Теперь выровнять самолет, набрать скорость. С ней придет высота.

Самолет выровнялся у земли и начал уходить к облакам. Медленно, метр за метром, избирал он высоту, удаляясь от раскаленной солнцем степи. Только тогда, после долгих секунд борьбы, Сергей окончательно понял, что сдал левый двигатель. Посмотрел на прибор и доложил на командный пункт.

Правому — максимальные, набирайте высоту, — приказал руководитель полетов и добавил, — Спокойно, все идет нормально,

До нормы, конечно, было далеко. Заход по кругу и на посадку осложнялся боковым ветром. Он сносил машину влево, и это было опасно.

На посадочную вышел точно, — говорил Сергей. Над дальним приводом выпустил закрылки, стал убавлять обороты и помаленьку отпускать педаль и штурвал. Сел нормально, говорят, даже отличную оценку можно поставить. Правда, вспотел маленько. Радист наш — Саша Золотухин — бледненький был.

Из воспоминаний рядового А. Золотухина: «Вообще-то я испугался. Когда самолет дернуло, подумал, что закрылки убрались несинхронно. Потом земля стала приближаться, неприятно, но я верил в курсанта».

Высоко оценивал летную подготовку курсанта С. Пяткова и другой член экипажа — штурман-инженер, старший лейтенант Эдуард Кусков:

Сергей летал грамотно, мы с ним выполняли задания и раньше. Это очень вежливый, тактичный товарищ. Вот и в этом полете он чисто взлетел, своевременно убрал шасси, а когда случилась неприятность, действовал, как опытный летчик.

Конечно, удовольствие не из приятных смотреть, как земля идет на тебя. Не случайно фронтовики говорят, что при резком сближении самолетов заклепки с тарелку кажутся. Крен у нас был критический, а скорость мала. Через две - три секунды могли перевернуться. Курсант не растерялся.

В тот день за полетом бомбардировщика с тревогой следили десятки людей. Нынешний преподаватель кафедры аэродинамики и динамики полета самолетов подполковник В. Г. Ганжа, а тогда курсант товарищ Сергея, вернувшийся с задания, не мог поверить, что с двигателем что-то случилось. Он буквально несколько минут назад летал на этом самолете. Все шло хорошо, а теперь вот Серега — первый друг попал в критическое положение. Еще утром он выступал с политической информацией, шутил перед полетом.

Все обойдется хорошо, — вглядываясь вдаль, шептал курсант Михаил Сладков. Взрыва не было.

Он видел взлет. Чистый, стремительный. Потом на сердце похолодело — самолет падал на лесопосадку. Скрылся за деревьями, а взрыва нет. «Значит, выбирается землячок, тянется на высоту». Выжидая томительные секунды, Михаил вспоминал, как вместе с Сергеем приехали в училище. Конкурс был огромный, но они его выдержали. Их, вместе с другими кузбассовцами — Анатолием Колмогоровым и Сергеем Лобашевым, зачислили в училище. Рады были. Потом летать начали. Годы учебы промелькнули быстро...

Идет с набором высоты!

Эта весть о товарище заставила многих улыбнуться. Теперь и Михаил Сладков понял, что встретятся они с Сергеем в родном городе и еще полетают вместе в сибирском небе.

Событиям того дня подвел итоги бывший заместитель командующего авиацией СибВО, активный участник Великой Отечественной войны Герой Советского Союза генерал- майор авиации С. И. Мосиенко:

«Случай с экипажем бомбардировщика действительно редкий. Как показывает фронтовой опыт и послевоенная практика, наша авиационная техника работает безотказно в самых сложных условиях. Но служба военного летчика тем и отличается от других профессий, что он должен быть постоянно готовым к встрече с опасностью. Высокие скорости, резкое изменение метеоусловий и ряд других факторов заставляют воздушного бойца быть собранным, действовать решительно и осмысленно. В этом плане курсанта Пяткова можно поставить в пример и иным более опытным летчикам.

Зная методику обучения и воспитания курсантов этого училища, хочу сказать, что в подобной обстановке также умело и мужественно действовали бы и другие товарищи. Барнаульское высшее военное авиационное училище летчиков стало настоящей кузницей офицерских кадров.

Многие выпускники являются классными специалистами, летчика ми-инструкторами. Хорошим летчиком-инженером будет и Сергей Пятков. Вне всякого сомнения»!

Опытный летчик фронтовик генерал-майор авиации С. И. Мосиенко не ошибся.

После окончания Барнаульского ВВАУЛ лейтенант С. П. Пятков получил назначение на должность летчика-инструктора в Балашовское высшее военное авиационное училище летчиков имени Главного маршала авиации А. А. Новикова.

Летает смело, уверенно, передает свой богатый опыт новым поколениям летчиков. А когда в одном из полетов заклинило руль высоты действовал спокойно, грамотно и только после того, как были исчерпаны все возможности посадить самолет, выполнил команду руководителя полета о катапультировании. Курсант и он благополучно приземлились. Нелегкая, но почетная служба обучать и воспитывать молодых летчиков продолжается...

Спустя год после мужественного поступка курсанта Сергея Пяткова, в аналогичную ситуацию попал курсант А. Гусев: Вот что писала газета «Красная Звезда» за 10 июня года в статье «Балл за мужество».

«Скоростной бомбардировщик выруливал на старт. После короткого разбега машина легко оторвалась от земли, но в момент когда выполнявший полет курсант А. Гусев должен был убрать шасси, послышался его голос:

— Отказал левый двигатель...

Самолет со значительным креном и разворотом влево пошел на снижение. Наблюдавшие за полетом замерли в тревожном ожидании. Все понимали, что в этот критический момент многое зависит от самообладания курсанта. Как он там? Не растерялся ли?

Однако в голосе курсанта Гусева, докладывающего руководителю полетов о своих действиях, чувствовались спокойствие и уверенность. Быстро сбросив подвесные баки, он ликвидировал крен и уверенно повел самолет в набор высоты. Убралось шасси. Бомбардировщик снова был переведен в горизонтальный полет. Вскоре удалось запустить и отказавший двигатель. Выработав топливо до нормального посадочного веса, пилот успешно приземлился. За умелые действия в сложной ситуации и проявленное при этом мужество, курсант был награжден именными часами «Полет».

Шло время... Сентябрь 1976 года, у курсантов училища шли полеты. Совершал свой очередной полет с одним из курсантов летчик-инструктор капитан Ю. Оськин. Все шло нормально, строго по программе. И вдруг случилось непредвиденное — заклинило управление. В воздухе создалась критическая ситуация. Экипаж мог покинуть самолет, катапультировавшись. Но коммунист Оськин принял решение посадить машину. Руководитель полетов майор Л. Соколов с земли подбадривал экипаж, давал советы.

Капитан Оськин, обладающий солидной летной подготовкой, прочными техническими знаниями, проявил мужество и волю. Ведомый им самолет возвратился на свой аэродром и благополучно произвел посадку.

А это произошло во время первого самостоятельного полета курсанта Александра Зеленцова, спустя четыре года выше описанного. Осуществляя набор высоты после взлета, он заметил прямо по курсу птицу. Столкновение казалось неизбежным... Не растерялся курсант Зеленцов, в долю секунды ушел от прямого столкновения. Глухой удар справа... И в этот момент летчик нашел правильный выход. Четкие и грамотные действия привели к благополучной посадке. И только на земле выяснилась степень опасности: двигатель оказался поврежденным.

Мужественные поступки в эти годы совершили и многие другие летчики-инструкторы, курсанты училища. Среди них заместитель командира эскадрильи майор В. М. Быков, комэски подполковники О. И. Смертин, А. И. Семенов, И. И. Рурич, В. А. Яркин, курсант Юрий Жарков и другие.

Они имели исключительное значение для организации и проведения профилактической работы по безопасности полетов, но прежде всего являлись и являются золотым фондом для совершенствования морально-психологической подготовки курсантов и всего летного состава училища.

Морально-психологическая подготовка курсантов

Особые случаи в полете, которые произошли с офицерами и курсантами, описанные в статье «Новые примеры мужества», довольно редки в нашем училище.

Тем не менее, происшедшее заставило командование училища серьезно задуматься. Вывод был таков: морально-психологической подготовке курсантов, летающих на современных самолетах, необходимо уделять особое внимание.

На Совете училища было решено поставить вопросы морально-психологической подготовки будущих летчиков в один ряд с задачами обучения их знанию аэродинамики, авиационной технику, тактики, пилотажного мастерства. Причем сделать это надо было в рамках существующих программ, без расчета на то, что в психологическом отношении молодых лейтенантов «дотянут» в войсках, куда они придут после окончания училища.

С этой целью внесли коррективы в содержание и методику обучения курсантов на всех кафедрах. В содержание лекций, проводимых, например, на кафедре общественных наук, было включено немало положений, способствующих развитию у курсантов глубокого понимания мотивов своей деятельности, любви к профессии военного летчика, стремления постоянно совершенствовать свои знания и навыки.

С учетом выработки у курсантов необходимых психологических качеств организовывались в те годы, а ныне особенно, занятия и на других кафедрах. Еще в недалеком прошлом, отдельные преподаватели на лекциях по аэродинамике, конструкции самолетов и двигателей, другим предметам очень мало говорили об отклонениях от правил, в том числе летных и технических. В результате, когда курсант сталкивался с таким отклонением в повседневной жизни, он не был готов к нему, не умел находить выхода из создавшейся ситуации. Теперь этот пробел устранен.

На каждой кафедре заведен журнал особых случаев в полете, происшедших в училище в процессе летной практики курсантов и в ВВС. Они глубоко анализируются, обсуждаются на заседаниях предметно-методических комиссий и вносятся в тексты лекций, а при необходимости, и в методические разработки на практические занятия.

Делается это не только для того, чтобы предостеречь будущих летчиков от возможной опасности в полете, но и научить их выходить из трудных положений победителями.

Полезны в этом смысле наглядные демонстрации острых ситуаций с помощью технических средств обучения, лабораторных опытов, действующих макетов и т. п. Постепенно курсанты не только со слов преподавателей, но и на практике убеждаются, что в допустимом диапазоне высот, скоростей и перегрузок надежность современного самолета вполне обеспечена.

Особое значение в морально-психологической закалке будущих летчиков придается специальным занятиям на тренажерах. Обучаемые становятся в необычные ситуации, которые могут возникнуть в воздухе: самовыключение двигателя, возникновение пожара, несинхронный выпуск закрылков, отказ системы выпуска шасси и многое другое.

Таким образом, сев за тренажер, курсант готов не только к действиям, предусмотренным расписанием занятий, но и к любым неожиданностям. Такая организация тренажей вырабатывает у курсантов постоянную готовность к непредвиденному, способность в любой обстановке принимать единственно верное решение.

Выработке у курсантов высоких психологических качеств способствует и несколько изменившийся стиль работы непосредственных наставников воздушных бойцов — летчиков-инструкторов. Теперь они не дожидаются, когда пришедшая в училище молодежь «повзрослеет» и приедет на аэродром для выполнения вывозных полетов.

Летчики-инструкторы знакомятся со своими будущими питомцами сразу, как только юноши становятся курсантами. Внимательно следят за их учебой, Дисциплиной, изучают особенности характера каждого курсанта.

Так что во время наземной подготовки к полетам и освоения вывозной программы инструкторы уже имеют дело со старыми знакомыми. Это помогает точнее определить формы индивидуальной работы с курсантами, направленной на формирование у них эмоционально-волевой устойчивости, других необходимых качеств. Скажем, при розыгрыше полета в динамике офицеры Ю. А. Казаков, В. П. Яковенко,

В. Жильцов, Б. И. Куницин и другие специалисты летного дела с постановкой вводных по особым случаям для каждого курсанта создавали свою обстановку, которая способствовала выработке у них недостающих качеств и навыков.

Их опыт не потерял актуальности и в наши дни. Он широко используется летчиками-инструкторами новых поколений.

С учетом индивидуальных особенностей обучаемых во время полетов нередко создаются определенные ситуации. Ведь, как сказал замечательный советский педагог А. С. Макаренко, нельзя воспитать мужественного человека, не поставив его в такие условия, где бы он мог проявить мужество.

Терпеливо и настойчиво, с завидным педагогическим тактом влияют па формирование воли, решительности, самостоятельности курсантов подполковники А. И. Семенов, И. Г. Саллин, майоры А. Г. Хахаев, В. И. Фролов, А. А. Пернай, И. Комаров, А. А. Хлебников, Ю. М. Сучков, офицеры - руководители И. Н. Герасимов, И. И. Рурич, Ю. В. Кравцов, Ю. А. Фильчо и многие другие.

Ежегодно по итогам выпуска новых отрядов летчиков-инженеров у большинства из них в характеристиках записано: в полете действует хладнокровно, расчетливо, проявляя решительность, смелость. А это значит — готов вступить в бой и добиться победы. Эти выводы подтверждают своей службой в строевых частях сотни и сотни наших питомцев. Среди них старшие лейтенанты А. А. Евсеев, А. А. Смолин, офицеры-интернационалисты, в разное время посетившие училище: А. Чачуро, О. Яковлев, А. Калугин, В. Тютрин. Все они проявили высокие морально-психологические качества при выполнении боевых заданий и награждены правительственными наградами.

Заслужить такую оценку — большая честь. Но, думается, не меньшей чести заслуживают те, кто вкладывает свои труд в подготовку таких воздушных бойцов. Это дело почетное и ответственное. Ведь, ставя высший балл выучке, подготовке летчика, мы тем самым поручаемся за него, за успешное выполнение им любых задач по защите социалистической Родины. Высокое это поручительство.

Вот почему командиры, летчики, профессорско-преподавательский состав, весь коллектив училища продолжают поиск еще более эффективных методов подготовки умелых и стойких воздушных бойцов.

По новому профилю

С октября 1982 года училище перешло на новый профиль обучения, с самолетов ЯК-28 па самолеты типа Ми Г-21. Эти изменения потребовали существенных преобразований не только в штатах, но и во всем учебно-воспитательном процессе, особенно в методике летного обучения постоянного и переменного состава, обновлении учебно-материальной базы и т. д.

Сложную и ответственную работу по переходу на новый профиль обучения возглавили начальник училища генерал- майор авиации А. М. Серажим, а спустя год полковник Я. И. Янаков.

В учебном отделе, авиационных полках и подразделениях проведены партийные собрания, на которых всесторонне был рассмотрен вопрос: «Задачи коммунистов в связи с переходом па новый профиль обучения». С докладами на них выступали руководители тт. А. М. Серажим, Я. И. Янаков, Ф. Свичкар, А. В. Капилян, В. Ф. Кузюбердин, А.Н Коновалов, Н. И. Котенко, А. Т. Бардась, В. В. Зайцев, А. Блинов, Н. В. Балакин, С. Е. Бормотов, М. Я. Стребков, Б. П. Кропанев и др. Партийные и комсомольские организации развернули активную работу по мобилизации коммунистов и комсомольцев, всех военнослужащих, рабочих и служащих училища на перестройку учебной базы, решение других неотложных задач.

Необходимо было изучить новую авиационную технику руководящим летным, преподавательским и инженерно-тех ническим составом училища с целью подготовки их как руководителей занятий для переучивания летчиков-инструкторов и всего личного состава авиационных подразделений. Эта категория должностных лиц, обладая прочными теоретическими знаниями и большим практическим опытом эксплуатации самолетов ИЛ-28 и ЯК-28, составила основное ядро для переучивания всего летного, ннженерно-технического и курсантского состава училища.

Значительный вклад в решение этих сложных задач внесли офицеры В. Е. Милушкин, М. В. Денисов, В. С. Сыркин,

А. Е. Рудковский, И. И. Рурич, В. Д. Жадько, П. И. Крюков, Г. Т. Черепанов, А. М. Глинкин, В. И. Варфоломеев, А. Г. Бабяк и многие другие.

Особая роль в период переучивания отводилась заместителю начальника училища полковнику В. Р. Кузюбердину, В то время он был единственным летчиком в училище, который владел техникой пилотирования и боевого применения МиГов. Виктору Романовичу пришлось раньше, до прибытия в наше училище, летать на этом типе самолетов, обучать в строевых частях летчиков технике пилотирования на МиГах. Поэтому он активно включился в эту работу еще с сентября 1981 года, потом, после переучивания, вместе с ним обучал на новый самолет руководящий летный состав, заместитель начальника училища по летной подготовке полковник А. Н. Коновалов.

Летом 1982 года группа летчиков в составе полковников А. В. Жильцова, Ю. В. Короткова, В. И. Варфоломеева, майоров В. Ф. Штояк, В. М. Быкова, А. А. Шлотгауэра, В. Г. Голубпцкого, В. И. Мочалова, В. В. Ковалевского, Ю. В. Кавешиикова, В. И. Смирных, В. А. Демина, В. А. Никулина, капитанов М. В. Бормантова, С. П. Кайгородова, В. И. Семенова, старших лейтенантов И. Н. Латанского, А. В. Носачева, М. В. Кувшинова, А. И. Кузьмина, А. И. Иванова, Г. В. Юшина во главе с полковником А.Н. Коноваловым прошли переподготовку на специальных центральных курсах в других училищах по переучиванию летного состава. Они и составили костяк, основную базу, на основе которой к маю 1983 года весь летно-инструкторский состав был введен в строй па новую технику.

Разумеется, освоение сверхзвукового самолета представляло собой не сплошную цепь триумфальных успехов, случались и летные происшествия.

Переучивание инженерно-технического состава возглавили офицеры Н. И. Котенко, Ю. А. Титов, Б. И. Роганов, В. В. Шадрин и Б. В. Родионов.

Наряду с летным и инженерно-техническим составом большая работа по переучиванию и практическому освоению новой авиационной техники проводилась в учебно-летном отделе.

Главной задачей в начале переучивания являлось создание учебной базы на самолетах типа МиГ-21. Часть преподавателей со специальных кафедр была командирована в другие ВУЗы и на авиационные заводы. Им было дано задание изучить самолет и двигатель, кроме того подобрать материалы по отдельным системам, агрегатам и узлам самолета. Это дало возможность, по возвращении из командировок, им самим и другим преподавателям более полно изучить новую для училища авиационную технику, собрать и обобщить иллюстрированный материал в виде схем, чертежей и рисунков, которые вместе с конспектами и описаниями конструкции самолета и двигателя послужили базой для создания учебных классов. Одновременно с этим изготавливались схемы и другие наглядные пособия по присланной технической литературе, своими силами был переоборудован ангар, создавались действующие стенды, разрезы деталей и агрегатов.

Здесь много потрудились офицеры Ю. М. Черепенин, В. Д. Жадобин, Н. Д. Сальников, Р. Ф. Савельев, Е. И. Марушко, Ю. Ф. Чернорот, Е. Г. Эндека, А. В. Деев, Я, Е. Майхер, Л. И. Евстафьев, П. М. Ляпин, В. И. Жарин, В. М. Васильев, А. А. Костин, С. Д. Еремин, Е. М. Иванов, П. В. Сотов, С. М. Молин, А. Н. Шайдуров, В. П. Безлепкин, Н. П. Федосимов, Ю. А. Абрашкин, Л, А. Шмуйлов, В. М. Шмонов, В. Н. Киреев, прапорщики Е. Г. Кравцов, Е. В. Степанов, Н. А. Белкин, В. П. Целищев и многие другие.

В аудиториях и учебных кабинетах, в ангаре и лабораториях ими была развернута напряженная работа по подготовке к занятиям с будущими летчиками-инженерами. Чувство высокой ответственности, дух взаимопомощи, соревнования и творчества пронизывал буквально все стороны жизни училища.

Благодаря энтузиазму офицеров, прапорщиков, солдат и курсантов в короткие сроки была создана необходимая учебная база, что позволило приступить к обучению курсантов по специально разработанным программам, в которых учитывалась специфика и особенности преподавания общенаучных и специальных дисциплин в целях усиления практической направленности процесса теоретической подготовки летчиков-инженеров, по новому профилю.

В интересах дальнейшей интенсификации учебного процесса

Поднять качество профессиональной подготовки курсантов на уровень, соответствующий современным требованиям— одна из главных задач училища.

Выпускники сегодняшнего дня, наряду с профессиональной, должны обладать основательной общественно-политической подготовкой, современным экономическим мышлением, навыками управленческой, организаторской и воспитательной работы, активными методами использования электронно-вычислительной техники применительно к профилю своей деятельности, высокой общей культурой. Их должны отличать инициатива и ответственность, потребность в постоянном обновлении и обогащении своих знаний, способность смело принимать новаторские решения и активно проводить их в жизнь, Именно с этих позиций командование Барнаульского ВВАУЛ рассматривает все вопросы перестройки и деятельности своего вуза.

Основные направления дальнейшего совершенствования учебно-воспитательного процесса были изложены в докладе начальника училища генерал-майора авиации В. Д. Позднякова «Итоги 1990 года и задачи на новый учебный год». Их сердцевиной является интенсификация теоретической и летной подготовки курсантов с учетом специфики их будущей службы в боевых частях.

Дальнейшее повышение качества и эффективности учебно-воспитательного процессу, усиление борьбы с послаблениями и упрощенчеством неотделимы от улучшения профессиональной подготовки преподавательского состава.

За последние три года шесть преподавателей защитили кандидатские диссертации, семь офицеров продолжают соискание ученых степеней, причем, впервые за всю историю училища, полковник Дорофеев Виктор Александрович и подполковник Авдеев Евгений Николаевич работают над докторскими диссертациями. Прошли обучение на академических курсах при военных академиях и факультетах повышения квалификации около сорока человек.

Совершенствование профессиональной подготовки преподавателей осуществляется в системе командирской подготовки, а также на учебно-методических сборах, инструкторско-методических, открытых и показных занятиях. Этому способствуют методические совещания и конференции, проводимые в масштабе училища, учебного отдела и кафедр.

В процессе учебы преподаватели углубляют знания, получают советы и рекомендации по организации, проведению и материальному обеспечению занятий, а также обретают умение применять при обучении курсантов наиболее эффективные приемы и методы.

Интенсификация учебно-воспитательного процесса немыслима без наличия добротной учебно-материальной базы. Благодаря творческим поискам и усилиям преподавателей на кафедрах конструкции и эксплуатации авиационной техники, аэродинамики и динамики полета, авиационного радиоэлектронного оборудования и других значительно обновлены и усовершенствованы учебные классы, наглядные пособия, электрофицированные стенды, тренажеры, макеты техники и т. п.

Успешно внедряются в учебно-воспитательный процесс средства современной информатики и вычислительной техники. Инициатором в этом деле выступила кафедра АРЭО. Она имеет опыт применения программируемой электронноклавишной машины типа «Искра-226».

Еще в 1986—1987 учебном году кандидатом физико-математических наук майором И. В. Левкиным и кандидатом технических наук подполковником М. П. Пасека впервые читался курс «Основы устройства и применения вычислительной техники», рассчитанный на 60 часов. Имея в наличии одну персональную ЭВМ и пять программирующих микрокалькуляторов, преподаватели И. В. Левкин и М. П. Пасека столкнулись с трудностями представления машинного времени, необходимого курсантам для приобретения практических навыков работы на ЭВМ и микрокалькуляторах. Это положение усугубилось еще тем, что отсутствовала учебная литература по данной дисциплине. Пришлось параллельно с проведением занятий создавать лекционный фонд и методическую документацию для преподавательского состава, писать и издавать учебные пособия для курсантов.

Под непосредственным руководством доцента кандидата технических наук полковника В. Д. Жадобина на кафедре была разработана система контроля знаний каждого курсанта по каждой теме, создан консультационный пункт по вычислительной технике и программированию.

Были разработаны и подготовлены более двухсот слайдов и два альбома схем. При кафедре работает кружок военно-научного общества курсантов, которые активно трудятся над созданием библиотеки программ, используемых в вычислительной технике.

Применение электронно-вычислительной машины «Искра-226» позволило в определенной степени интенсифицировать методическую работу преподавателей.

Было создано автоматизированное рабочее место преподавателя путем внедрения программы «Методист ОУиПВТ», (основа устройства и применения вычислительной техники), что позволяет быстро и эффективно создавать методическую документацию, размножать ее в необходимом количестве и, что самое, ценное, непрерывно ее совершенствовать.

По указанию командующего ВВС в учебном отделе проводилась научно-исследовательская работа, направленная на применение ЭВМ. в управлении подразделениями училища.

Изучен вопрос использования ЭВМ «Искра-226» и стандартного программного обеспечения «Велобод» для организации учета и анализа характеристик курсантского состава.

Была создана соответствующая программа «АСС курсант», опробован пробный пример по ее применению и выработаны рекомендации по ее дальнейшему использованию.

Реализован ряд частных задач по автоматизации планирования летной подготовки курсантов (программа «Аэродром») .

В настоящее время разработаны новые программы и тематические планы по дисциплинам: «Авиационное и радиоэлектронное оборудование самолетов», «Основы электротехники, радиоэлектроники и автоматики», «Основы вычислительной техники». В программах основной упор сделан на введение активных видов занятий с курс антами.

В процессе преподавания дисциплины «Основы вычислительной техники» майор Левкин И. В. и преподаватели его ПМК подполковник Максимов В. К., майор Бранец А В. творчески, с большой заинтересованностью используют дисплейные классы. В них средства ЭВТ применяются для проведения оперативного контроля знании курсантов; иллюстрации лекций и групповых занятий; сбора информации об успеваемости курсантов; самостоятельной работы курсантов с помощью обучающих программ.

Начиная с 1990 года, средства ЭВТ стали применяться в учебном процессе при изучении основ электротехники, радиоэлектроники и автоматики. Более двух лет кафедра АРЭО совместно с кафедрой КЭАТ проводят комплексные практические занятия на аэродроме.

Отрадно, что в этой работе наряду с кафедрой АРЭО активное участие принимают преподаватели кафедры аэродинамики подполковники Яковенко В. П., Калямин В. В., Ганжа В. Г., Ткач Л. А. и другие. Если в 1987—1988 гг. на кафедре интенсивно внедряли в учебный процесс програмируемые микрокалькуляторы типа МК-52, а затем совершенствовали методику преподавания с использованием ЭВТ и внедряли новые формы обучения путем активизации обучения курсантов по методике В. Ф. Шаталова, то с 1989 года началось интенсивное внедрение в учебный процесс ЭВТ более высокого класса типа «Искра-226», «СМ-1420», позднее ДВК-3.

В настоящее время идет отработка вариантов вопросов, отладка обучающе-контролирующих программ и совершенствование методики использования ЭВМ на занятиях.

Использование ЭВТ проводится в два этапа: I этап — это применение ЭВТ тина МК-52 на 1 и 2 курсах с целью активизации обучения курсантов при изучении вопросов дисциплины; 2 этап — применение ЭВТ "более высокого класса по практической аэродинамике на 2, 3 и 4 курсах.

Интенсификация учебного процесса с помощью ЭВТ проводится также на кафедрах самолетовождения, тактики ВВС, ВПАВ, физики и иностранных языков.

Активные формы обучения курсантов с помощью ЭВТ и других технических средств широко используют преподаватели полковники Терлецкий С. И., Баштовой В. И. Дорофеев В. А., Редин Б. М., подполковники Ермолов В. А., Федулов Б. А., Крапивин В. Н., Федосимов Н. П., Костин А. А., Жигалов Е. П., Романишин А. Е., Шарапов Ю. И., Верба Н. Н., Балакин Н. В., служащие Советской Армии Неженцев В. П., Черненкова Т. М. Костина Г. Г., Тимашова Л. И., Локтева Г. П., Апасенко А. И., Чернорот Ю. Ф. и многие другие.

На основе обобщения передового педагогического опыта в училище издаются научно-методические сборники, что способствует внедрению прогрессивных форм и методов обучения курсантов. С 1984 года работает научно-технический семинар по перспективным методикам обучения и внедрению электронно-вычислительной техники в учебный процесс. Этому способствует созданный на базе ЭВМ «СМ-1420» вычислительный центр и на базе персональных ЭВМ два класса вычислительной техники.

Постоянная работа командования училища, преподавательского состава по внедрению в учебный процесс прогрессивных методов обучения способствует прочному усвоению курсантами теоретических и специальных знаний на всех курсах. Это подтверждают отличники учебно-боевой подготовки курсанты: Фролов В. А., Похиленко С. Н., Прокопьев С. Ю., Солдатов М. А., Кукла С. В., Савицкий О. В., Брюханов А. В., Пантелеев А. А., Вдовиченко С. А., Кабанов Р. В., Панфилов Г. Ф., Карбовский В. В., Рыхторов Е. А., Животков М. Е., Цыганков Ю. А., Неупокоев И. В., Шатилов С. А., выпускники 1991 года, окончившие училище с отличием лейтенанты: Горбаченко А. В., Иванов С. П., Толкачев А. К., Усинян А. В., братья-близнецы из Горного Алтая Плотников В. Я. и Плотников С. Я.

В акте Государственной экзаменационной комиссии но итогам двадцать первого выпуска курсантов Барнаульского ВВАУЛ записано: «Состояние учебно-воспитательного процесса в училище позволяет решать на должном уровне задачи по подготовке летчиков для ВВС СССР. Курсанты - выпускники в технике пилотирования и боевому применению подготовлены на «хорошо» и «отлично»), обучены правильной методике самостоятельной подготовки к полетам, действиям в усложненной обстановке, анализу качества выполнения полета. Выпускники обладают достаточным уровнем тактического мышления, способны решать задачи по подготовке к боевому вылету, управлять экипажами и подразделениями в различных условиях обстановки».

<<К оглавлению

Читать дальше>>

 

 

Глава пятая. В небе Афганистана

Подвиг Константина Павлюкова

За личное мужество, отвагу и героизм, проявленные в боях при оказании интернациональной помощи в Демократической Республике Афганистан, военному летчику старшему лейтенанту Павлюкову К. Г. присвоить звание Героя Советского Союза (посмертно).

Председатель Президиума Верховного Совета СССР А. Громыко

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР Т. Ментешашвили

Москва. Кремль, 27 сентября 1987 года.

Вот на такой машине он уходил тогда на задание, — кивнув в сторону зелено-пятнистого ракетоносца, сказал подполковник Григорий Стрепетов. — Провожая пару в полет, не ожидали мы, что душманы поступят столь подло. Ведь правительство ДРА в начале года провозгласило курс на национальное примирение. С 15 января были прекращены боевые действия Афганской народной армии.

21 января 1987 года. Шестой день национального примирения в ДРА. Экипажи ракетоносцев находились на аэродроме. Если требовалось, взлетали, чтобы прикрыть от возможного ракетного удара душманов самолеты Аэрофлота.

И когда после обеда последовала очередная команда: «Корт идет!» — и компанейский, веселый Костя Павлюков садился в самолет, никому из сослуживцев не пришло в голову, что они видят его в последний раз.

Пара ракетоносцев порулила на старт. Задание прежнее: прикрыть с воздуха советский военно-транспортный самолет по маршруту Кабул — Ташкент. Старший лейтенант А. Почкин круто повел пару в набор высоты. Павлюков следовал за ним. С аэродрома, как всегда, следили летчики и техники.

После разворота, — вспоминает майор А. Рыбаков, — вон в том районе, — он указал в сторону разбросанного у подножия горы кишлака, — в задней части самолета Павлюкова внезапно вспыхнуло белое облачко, через полторы— две секунды — новый взрыв, уже более мощный, с выбросом черного дыма. Меня словно током пронзило: «Подбили!». Машина круто пошла в землю. Заметил, как Константин катапультировался, сполох огня — самолет взорвался.

Стрепетов и Рыбаков кинулись к боевым машинам, вышли на связь с руководителем полетов и взлетели. Жизнь их товарища в опасности! Найти, защитить, даже если и сами подвергнутся смертельному риску.

Почкин, набрав высоту, посмотрел в перископ, чтобы уточнить местонахождение Константина, но не обнаружил его. Запросил по радио — ответа не последовало. Почувствовав неладное, развернулся с разрешения КП и тут увидел пламя, охватившее разбившийся самолет. 

Через семь минут Стрепетов и Рыбаков были на месте. Здесь кружил ракетоносец Почкина. Оранжевого купола парашюта или ядовито-желтого дыма сигнального патрона не обнаружили.

Подошла пара вертолетов. Командир Ми-8 капитан Ю. Бортник снизился до 15 метров и был обстрелян душманами. Ощутил неприятный холодок в груди: вертолет тоже могли сбить. Уйдя в безопасный район, проверил работу управления, гидросистемы, приборы контроля. В норме. Можно продолжать поиск. Бортник еще раз спикировал. И вновь не обнаружил летчика, хотя сигнал «комара» проходил отчетливо. На левом вираже вертолет обстреляли второй раз. Двое получили ранения, увеличилось число пробоин в обшивке. Набрал высоту, доложил на командный пункт обстановку, получил приказ возвращаться.

Поиск возглавил капитан В. Солянов. Еще когда Бортник в первый раз производил снижение, Солянов последовал за ним, готовый прикрыть. Но в стороне увидел яркий свет сигнальной ракеты. Решив., что это Павлюков, доложил на КП и Бортнику, отвернув в сторону, произвел посадку. Но ракету послал не Павлюков, а сержант поста сухопутных войск. Он видел приземлившегося летчика.

Метрах в 700—900 юго-восточнее...

Понял, спасибо! — обрадовался Солянов и с места произвел взлет.

Прошли над землей в указанном направлении, обследовали район. Павлюкова тут не оказалось.

Вертолет капитана Солянова, как перед этим Бортника, в районе «комара» обстреляли. Через пробоины в пилотской кабине врывались струи холодного воздуха. Что-то сильно ударило в лопасти несущего винта. Солянов доложил руководителю полетов обстановку. Когда стало темнеть, с КП поступила команда возвратиться на аэродром.

Поиск Павлюкова вели также экипажи капитанов Е. Рябенко, С, Доромешкина, Н. Буравлева и А. Куркова, Они тоже без труда запеленговали «комара», однако не обнаружили ни купола, ни сигнального патрона, ни самого летчика. И тоже попали под огонь душманов.

Темнота в этих местах наступает быстро. Во избежание новых потерь руководитель полетов., как это ни тяжело ему было, отозвал экипажи на аэродром. На поиск летчика вылетели десантники, срочно поднятые по тревоге.

Что же было с. Павлюковым?

Поняв, что самолет подбит, неуправляем, Константин на высоте 250 метров катапультировался. Еще когда спускался на парашюте, душманы ранили в плечо, ноги, живот. И приземлился, как назло, неудачно, зацепился за ветки высокого дерева куполом. Из-за ранений воспользоваться радиостанцией и сигнальным патроном не смог, достал рожки к автомату и отстегнулся от подвесной системы.

Упав на землю, отполз к кювету и занял оборону. Кроме автомата с пятью рожками., у него был заряженный пистолет и две гранаты, которые он всегда брал в полет. Но сколько сможет продержаться? В том, что товарищи прилетят на поиски, не сомневался. Один ракетоносец уже кружил там, где упал самолет. Это, конечно, Саша Почкин.

Душманы шли нагло, в открытую. Павлюков прицельно открыл огонь. Срезал одного, другого. Остальные залегли. Банда начала обходить и обстреливать его с разных сторон.

Стало темнеть, и бандиты предприняли новую попытку приблизиться. Вот вдали метнулась темная фигура: чалма, автомат наперевес. Низинкой приближается к нему. Павлюков прицелился и дал короткую очередь. Предсмертный крик прокатился над землей. Минуту спустя, душманы появились с противоположной стороны. Й по ним он дал меткую очередь.

Автоматная пуля обожгла руку, вонзившись выше запястья, еще одна — в бедро. Константин чувствовал, как слабеет от потери крови. Успеют ли товарищи отыскать его? Сгущавшаяся темнота все сильнее тревожила его: ночью какой поиск? Но как бы ни сложилась обстановка, он не сдастся, будет сражаться до последнего дыхания...

Бой длится, наверное, уже с полчаса. Отбросил один опустевший автоматный рожок, второй, третий. Вот кончились, патроны и в последнем. Достал пистолет, бил только наверняка. И с удовлетворением отмечал, что его выстрелы достигают цели.

В сумерках Константин видел, как несколько душманов появились за-за дувала. Сначала с опаской, а потом все наглее перебежками стали приближаться. Посчитал: восемь. Идут кучно. Затаился, выжидая момент. Когда до бандитов осталось метров пять-шесть, собрав ослабевшие силы;, швырнул гранату.

Взрыв. Двое бандитов рухнули на землю, остальные поскорее отползали. И снова со всех сторон ударили автоматные очереди.

Минут десять душманы стреляли по нему, боясь приблизиться. Он лежал, распластанный на земле, прижав правой, щекой гранату, сцепив зубы, стараясь не стонать. Вот совсем рядом раздались гортанные голоса. Черной тенью наклонился над ним душман. И Константин рванул зубами чеку.

Местные жители, свидетели поединка советского офицера с бандой душманов, были потрясены мужеством и самоотверженностью Павлюкова. Неравный бой он вел в течение 50 минут, уничтожил около 20 бандитов.

Под утро советские десантники, с боем блокировавшие район, потребовали вернуть советского летчика живым или мертвым. Душманы вынесли тело Павлюкова на дорогу. Здесь и обнаружили его работники афганских органов безопасности.

Родился Константин 2 августа 1963 года в Барнауле. Отец, Григорий Герасимович, бригадир строителей в совхозе «Цветы Алтая», мать, Светлана Григорьева, долгое время работала в том же хозяйстве, затем в алтайской краевой больнице. Простые скромные люди. Такими воспитали и сыновей — Константина и Владислава. Старались привить им любовь к книгам, природе, музыке. И, конечно, — честность, порядочность, ответственность за свои поступки и дела.

Вот только один маленький штришок. Однажды Костя и Слава пошли в кино. В совхозе все знают друг друга, поэтому те, кто не успел взять билет, могут рассчитаться после сеанса. После первой серии Павлюковы направились к выходу. «Вы куда?» — «Мы не знали, что фильм двухсерийный. На вторую серию у нас денег не хватает».

Проносившиеся в небе самолеты волновали Костю с детства. Он мечтал стать летчиком. После десятилетки без колебаний подал документы в Барнаульское летное училище, выдержал вступительные экзамены;, стал курсантом. Деятельный, энергичный, увлекающийся, он активно участвовал в комсомольской жизни роты. Особенно сблизился с Виктором Земляковым, Дмитрием Котовым, Вячеславом Федченко, Владимиром Палтусовым. Вместе выполняли поручения: помочь кому-то из курсантов в учебе, выпустить стенгазету или боевой листок, принять участие в спортивных соревнованиях... На третьем курсе вошел в состав совета Ленинской комнаты и многое сделал по улучшению работы в ней. В том же 1983 году его приняли кандидатом в члены КПСС, а незадолго до выпуска стал коммунистом.

В училище Павлюков занимался с удовольствием. Расчеты выполнял быстро, точно. По-прежнему много читал. Пользовался у всех авторитетом. Спокойный, тактичный, трудолюбивый. Но особенно выделяло его среди других стремление непременно докопаться до сути.

Ему очень нравилось летать. Программу осваивал без затруднений. Лишь когда приступили к освоению сложного пилотажа на МиГ-21, не все стало ладиться. Но он проявил упорство и скоро покорил истребитель.

Вместе со своими друзьями В. Земляковым, Д. Котовым, В. Федченко, В. Палтусовым и другими лейтенант Павлюков получил назначение в истребительно-бомбардировочный полк. Едва успели освоиться), как командир предложил переучиваться на новую для них боевую технику. И испытывающее посмотрел на офицеров. Радостно засияли глаза летчиков.

Константин Павлюков, верный себе, сразу взялся расспрашивать майора Стрепетова о боевых возможностях машины. Тактико-технические данные привели в изумление. Полюбил ракетоносец до того, как сел в него.

Что меня больше всего поражало в Павлюкове, так это его неугомонность, сказал бы даже, настырность, — вспоминает командир звена майор Константин Чувильский. — Помню, когда мы переучивались, он пытался во все вникнуть, докопаться до всего. Донимал преподавателей вопросами. Память у него была отменная, поэтому товарищи часто обращались за разъяснениями уже к нему.

Константин мечтал о самостоятельных полетах на мощной машине. Но на одном из медицинских осмотров врач обнаружил у него осложнение после гриппа. Павлюкова отправили в госпиталь на более серьезное обследование, затем — в отпуск.

Очень переживал от вынужденного бездействия.

Вернувшись в строй, Константин быстро наверстал упущенное. Каждый раз добивался, чтобы его планировали на полеты, чтобы он мог быстрее ликвидировать пробелы в своей подготовке. В полку хорошо знали разносторонние способности Павлюкова, и даже офицеры управления нередко прибегали к его помощи. Скажем, старший штурман приглашал его делать расчеты к очередным полетам. Константин быстро вычислял необходимые данные.

Сообщение о предстоящей службе в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане Константин воспринял со всей серьезностью и ответственностью. Понимал: обстановка там сложная, работа — боевая, скидок на молодость не будет. Поэтому с особой тщательностью знакомился с опытом летчиков, побывавших в ДРА, кропотливо осваивал применявшиеся там тактические приемы. Упорно тренировался, участвуя в полетах на групповую слетанность, совершенствовал навыки боевого применения грозного ракетоносца, действия в условиях ПВО.

Через полторы недели после прибытия в Афганистан он включился в боевую работу, в каждом полете проявлял летное мастерство и отвагу. В середине ноября, по просьбе руководства вооруженных сил ДРА, вылетели в провинцию Кунар, что рядом с границей Пакистана.

Внизу, поперек маршрута, протянулся один горный хребет, другой. Константин, идя замыкающим, приглядывался к местности и готовил себя к серьезному испытанию: звену была поставлена задача уничтожить два перекидных моста, по которым шла переброска караванов с оружием и боеприпасами. Не так-то просто ее выполнить. Высокогорье, а душманы, судя по сведениям разведки, снабжены переносными занитно-ракетными комплексами. Цель — в крайне неудобном месте: река Кунар, протянувшись с северо-востока на юго-запад, петляет по дну тесного глубокого ущелья; вдоль моста не пойдешь — не позволяют горы, поперек — слишком мало времени, чтобы успеть прицелиться и точно послать бомбы. И оба моста под надежной охраной.

Каждый летчик, следуя заранее намеченному плану, работал по своей цели. Константин видел, как его ведущий, идя в атаку, подавляет огневые средства душманов, чтобы дать ему возможность нанести удар по мосту. Трудно, почти невозможно попасть в такую неудобную цель, но надо. И важно попасть в основание моста с первого же захода,

потому что второго может и не быть. Константин не промахнулся. Он понял это до того, как накрыл цель. Почувствовал по точности прицеливания, своевременному сбросу бомб.

Оторвал взгляд на выходе из атаки от цели и на мгновение оторопел. Казалось, он попал в каменный мешок — сзади, спереди, по бокам отвесные скалы, с которыми вот-вот столкнешься. Да еще с горной терассы душманы в спешке обстреливали выходившие из атаки самолеты. Но ничто уже не могло омрачить радости Константина. На развороте он мельком бросил взгляд назад, на реку, «его» моста больше не существовало. Не было и другого, дальнего, по которому наносила удар пара командира звена.

...Неделю спустя Константин, действуя в составе пары в районе города Гардез, первым обнаружил на вершине горы реактивную установку, из которой бандиты обстреливали колонну наших бензовозов. Под прикрытием ведущего он с первого же захода накрыл огневую точку.

Александр Почкин припомнил такой случай. Их паре была поставлена задача нанести удар по складу душманов в Пандшерском ущелье. Приступили к подготовке. Павлюков четко проанализировал условия, в которых предстояло действовать, определил, откуда лучше заходить на цель, эффективнее наносить удар. И, хотя ведущий тоже силен в этих вопросах, именно идеи Павлюкова легли в основу их тактического замысла. Почкин не раз удивлялся: до чего же дотошно Константин прорабатывает порядок предстоящих действий! Ему важно было до мельчайших деталей понять динамику боя, замысел ведущего.

— Вышли в указанный район, — рассказывал старший лейтенант А. Почкин. - Пора вводить пару в атаку. Доворачиваю. — «Где ведомый?». Посмотрел. Павлюков за мной следует сзади. Все в порядке. Трудности с ним как с ведомым никогда не испытывал...

Пара с полупереворота устремилась в атаку и мощным ударом накрыла цель. Не дав душманам опомниться, скрылась за ближайшим хребтом.

Когда прибыл в Афганистан, Константин знал, что может погибнуть, но перед полетами и в небе не испытывал колебаний, страха. Помнил о долге, присяге, внутренне готов был к суровым испытаниям. Одно из них выпало на его долю под Новый год.

По просьбе афганского руководства надо было нанести мощный удар по крупной базе душманов в районе города Хост-Джавара. Уже близились сумерки, когда две группы самолетов пришли в указанный район. Пара, в которой ведомым был Константин Павлюков, должна была уничтожить огневые точки и обеспечить беспрепятственные действия остальных летчиков. Павлюков повел ракетоносец на цель — установку с пулеметным расчетом. На земле как будто вспыхивали светлячки, а к самолетам тянулись белесые трассы — это душманы вели огонь из пулеметов. А Павлюкову вроде было все нипочем. На борту его самолета — шесть заряженных блоков. Сейчас он даст залп. Но тут заметил огненный след несущейся ему навстречу ракеты «Стингер». Еще несколько секунд — и он будет сбит...

Костя действовал тогда исключительно хладнокровно, — говорит Почкин. — Не свернул и ударил «в лоб» ракеты пучком снарядов, на подлете разнес ее в клочья и в том же заходе таким же способом накрыл вторую ракету, выпущенную по нему. Затем дал залп по позициям;, откуда их пускали. Влепил серию снарядов, чуть «довернул», прикрыл меня от удара.

Константин Павлюков очень любил детей. Не мог пройти мимо ребенка и не поговорить с ним. Когда женился, мечтал, что у них с Любой появятся свои дети. Ему не довелось испытать отцовское счастье, дождаться своего первенца. Сын родился через полгода, и назвали его Костей. В честь героически павшего отца.

29 октября 1990 года у парадного входа в учебный отдел училища летчиков торжественно открыт бюст Герою Советского Союза Павлюкову Константину Григорьевичу. Автор бюста скульптор Рублева Людмила Викторовна. На митинге выступили председатель Краевого объединения Союза ветеранов афганской войны Шуба Н. М., начальник училища полковник Поздняков В. Д., курсанты и воспитанники спецшколы по первоначальному летному обучению. Трогательной была речь матери героя — Светланы Григорьевны. Она желала, чтобы никогда больше сыновья матерей нашей страны не гибли на чужой земле. И зимой и летом у подножия бюста К. Г. Павлюкову — живые цветы. Их возлагают преемники героя — курсанты училища и жители Алтайского края, ежедневно бывающие на экскурсии в училище.

Светлана Григорьевна и Григорий Герасимович — непременные участники всех торжественных городских и училищных мероприятий, Они не жалеют сил и энергии для героико-патриотического воспитания молодежи. Светлана Григорьевна возглавляет Совет матерей Алтайского края, сыновья которых погибли в Афганистане. Они вместе переносят тяжелую утрату сыновей, помогают друг другу. Светлана Григорьевна является инициатором и непосредственным исполнителем множества благотворительных акций. Своя боль чувствуется менее остро, когда все силы отдаются другим страдающим. А проблем, нуждающихся в разрешении, много. Облагораживание могил погибших «афганцев», материальная и духовная помощь родственникам, забота об инвалидах и раненых в Афганистане. Это ее страданиями, слезами и здоровьем создана аллея «афганцев», открыты мемориальные доски и бюсты. С ее непосредственным участием открыт Дом интернационального движения. Светлана Григорьевна поддерживает связь с матерями погибших сыновей Белоруссии, Санкт-Петербурга, Оренбурга и Перми. Вместе они вырабатывают предложения правительству по социальной защите семей погибших воинов. Светлана Григорьевна избрана членом Всесоюзного Совета солдатских матерей воинов, погибших в Афганистане.

Организация слетов солдатских матерей, сыновья которых погибли, работа над книгой о подвигах алтайских парней на афганской земле — входит в повседневные заботы Светланы Григорьевны.

Парни, прошедшие по огненным дорогам Афганистана, ласково зовут ее мамой. Ее дом всегда полон гостей. К ней приходят и курсанты училища летчиков, и учащиеся спецшколы, чтобы поделиться радостями и невзгодами.

Проводит активную работу по подготовке молодежи к службе в армии, председатель Совета ветеранов афганской войны Центрального района, младший сержант запаса Владислав Павлюков — младший брат Константина. Владислав — бывший десантник. Воевал в Афганистане с апреля 1985 по октябрь 1986 года. Награжден медалью «За боевые заслуги».

Три года назад закончилась афганская война, но в семье Павлюковых каждый день чувствуют ее огненное дыхание. Два сына воевали в Афганистане. Воевали, раскрывая героический потенциал русского народа. Старший сын — Константин не вернулся, и нет таких сил и средств, чтобы унять семейное горе. Гордость за своих сыновей позволяет Светлане Григорьевне и Григорию Герасимовичу вкладывать в людей свое духовное богатство, а порой вступать в открытую борьбу с равнодушием и невежеством, которые к большому сожалению существуют в нашем обществе.

ВЕЧНО ЖИВОЙ

Всегда смотрел с большим задором

Мальчишка Костя Павлюков,

Как самолеты по-над бором

Плывут на гребнях облаков.

И как любил поселок Южный,

Где рос, вдыхая хвойный гул,

Так полюбил и роту дружных

Курсантов славного БВВАУЛ.

Летал орлом, презрев опасность,

Читал стихи и песни пел;

В учебе только лишь неясность

Он как обиду не терпел.

Открытый, чистый, бескорыстный,

Не расставлял, не плел сетей,

С душою истинно сибирской

Наш Константин жил для людей.

В таких вселяется отвага,

Такие мужеством сильны.

До героического шага

Такому — миг во дни войны.

А там, в Афганистане братском,

Война и тлела, и росла;

Головорезов банда, рабски,

За бандой шла туда и шла.

И вот опять тревожный вылет

По курсу — в жар Афганских гор.

Чадит нагретый воздух пылью,

Уходит штурмовик в простор.

И, чтоб помочь народу, смело

Он в сотый раз поднялся в облака,

Но вдруг ракетой двигатель задело,

И катапульты сдернута чека.

Пока спускался с парашютом,

Примерно подсчитав врагов,

Он в бой вступил, хоть купол

Еще касался облаков.

Душманы — что тебе шакалы

Прут стаей все на одного;

Друзья подбитого искали,

Душманы шли добить его.

Они себе уже внушали,

Что сбитый — в их ярме оков,

Легко победу предвкушали,

Но не такой наш Павлюков.

Слабея от потери крови,

Сжимал послушный автомат,

Хоть и один в поле, а воин,

Советской Армии солдат.

Редеет банда, но пустеют

И автоматные рожки;

И то ли сумерки густеют,

Или в глазах плывут кружки.

Но воин бьется «Нате! Нате!»

Немеют руки и уста.

Где уж последняя граната,

Там кровь за пазухой густа.

Приник щекой к холодной стали,

Зубами сжав кольцо чеки —

Остатки всей душманской стаи

Осколки взрыва обрекли.

И пронесли героя тело

Через родной крылатый полк.

Он вечно жив, коль пал за дело,

Исполнив свой великий долг.

 

<<К оглавлению

Читать дальше>>

 

 

Глава четвертая. К новым высотам

 

Морально-психологическая подготовка курсантов

Особые случаи в полете, которые произошли с офицерами и курсантами, описанные в статье «Новые примеры мужества», довольно редки в нашем училище.

Тем не менее, происшедшее заставило командование училища серьезно задуматься. Вывод был таков: морально-психологической подготовке курсантов, летающих на современных самолетах, необходимо уделять особое внимание.

На Совете училища было решено поставить вопросы морально-психологической подготовки будущих летчиков в один ряд с задачами обучения их знанию аэродинамики, авиационной технику, тактики, пилотажного мастерства. Причем сделать это надо было в рамках существующих программ, без расчета на то, что в психологическом отношении молодых лейтенантов «дотянут» в войсках, куда они придут после окончания училища.

С этой целью внесли коррективы в содержание и методику обучения курсантов на всех кафедрах. В содержание лекций, проводимых, например, на кафедре общественных наук, было включено немало положений, способствующих развитию у курсантов глубокого понимания мотивов своей деятельности, любви к профессии военного летчика, стремления постоянно совершенствовать свои знания и навыки.

С учетом выработки у курсантов необходимых психологических качеств организовывались в те годы, а ныне особенно, занятия и на других кафедрах. Еще в недалеком прошлом, отдельные преподаватели на лекциях по аэродинамике, конструкции самолетов и двигателей, другим предметам очень мало говорили об отклонениях от правил, в том числе летных и технических. В результате, когда курсант сталкивался с таким отклонением в повседневной жизни, он не был готов к нему, не умел находить выхода из создавшейся ситуации. Теперь этот пробел устранен.

На каждой кафедре заведен журнал особых случаев в полете, происшедших в училище в процессе летной практики курсантов и в ВВС. Они глубоко анализируются, обсуждаются на заседаниях предметно-методических комиссий и вносятся в тексты лекций, а при необходимости, и в методические разработки на практические занятия.

Делается это не только для того, чтобы предостеречь будущих летчиков от возможной опасности в полете, но и научить их выходить из трудных положений победителями.

Полезны в этом смысле наглядные демонстрации острых ситуаций с помощью технических средств обучения, лабораторных опытов, действующих макетов и т. п. Постепенно курсанты не только со слов преподавателей, но и на практике убеждаются, что в допустимом диапазоне высот, скоростей и перегрузок надежность современного самолета вполне обеспечена.

Особое значение в морально-психологической закалке будущих летчиков придается специальным занятиям на тренажерах. Обучаемые становятся в необычные ситуации, которые могут возникнуть в воздухе: самовыключение двигателя, возникновение пожара, несинхронный выпуск закрылков, отказ системы выпуска шасси и многое другое.

Таким образом, сев за тренажер, курсант готов не только к действиям, предусмотренным расписанием занятий, но и к любым неожиданностям. Такая организация тренажей вырабатывает у курсантов постоянную готовность к непредвиденному, способность в любой обстановке принимать единственно верное решение.

Выработке у курсантов высоких психологических качеств способствует и несколько изменившийся стиль работы непосредственных наставников воздушных бойцов — летчиков-инструкторов. Теперь они не дожидаются, когда пришедшая в училище молодежь «повзрослеет» и приедет на аэродром для выполнения вывозных полетов.

Летчики-инструкторы знакомятся со своими будущими питомцами сразу, как только юноши становятся курсантами. Внимательно следят за их учебой, Дисциплиной, изучают особенности характера каждого курсанта.

Так что во время наземной подготовки к полетам и освоения вывозной программы инструкторы уже имеют дело со старыми знакомыми. Это помогает точнее определить формы индивидуальной работы с курсантами, направленной на формирование у них эмоционально-волевой устойчивости, других необходимых качеств. Скажем, при розыгрыше полета в динамике офицеры Ю. А. Казаков, В. П. Яковенко,

В. Жильцов, Б. И. Куницин и другие специалисты летного дела с постановкой вводных по особым случаям для каждого курсанта создавали свою обстановку, которая способствовала выработке у них недостающих качеств и навыков.

Их опыт не потерял актуальности и в наши дни. Он широко используется летчиками-инструкторами новых поколений.

С учетом индивидуальных особенностей обучаемых во время полетов нередко создаются определенные ситуации. Ведь, как сказал замечательный советский педагог А. С. Макаренко, нельзя воспитать мужественного человека, не поставив его в такие условия, где бы он мог проявить мужество.

Терпеливо и настойчиво, с завидным педагогическим тактом влияют па формирование воли, решительности, самостоятельности курсантов подполковники А. И. Семенов, И. Г. Саллин, майоры А. Г. Хахаев, В. И. Фролов, А. А. Пернай, И. Комаров, А. А. Хлебников, Ю. М. Сучков, офицеры - руководители И. Н. Герасимов, И. И. Рурич, Ю. В. Кравцов, Ю. А. Фильчо и многие другие.

Ежегодно по итогам выпуска новых отрядов летчиков-инженеров у большинства из них в характеристиках записано: в полете действует хладнокровно, расчетливо, проявляя решительность, смелость. А это значит — готов вступить в бой и добиться победы. Эти выводы подтверждают своей службой в строевых частях сотни и сотни наших питомцев. Среди них старшие лейтенанты А. А. Евсеев, А. А. Смолин, офицеры-интернационалисты, в разное время посетившие училище: А. Чачуро, О. Яковлев, А. Калугин, В. Тютрин. Все они проявили высокие морально-психологические качества при выполнении боевых заданий и награждены правительственными наградами.

Заслужить такую оценку — большая честь. Но, думается, не меньшей чести заслуживают те, кто вкладывает свои труд в подготовку таких воздушных бойцов. Это дело почетное и ответственное. Ведь, ставя высший балл выучке, подготовке летчика, мы тем самым поручаемся за него, за успешное выполнение им любых задач по защите социалистической Родины. Высокое это поручительство.

Вот почему командиры, летчики, профессорско-преподавательский состав, весь коллектив училища продолжают поиск еще более эффективных методов подготовки умелых и стойких воздушных бойцов.

<<К оглавлению

Читать дальше>>

 

Глава пятая. В небе Афганистана

Подполковник Сергиенко В. А. воин-интернационалист

  

Легендарная судьба военного летчика

За успешное выполнение задания по оказанию интернациональной помощи Республике Афганистан и проявленные при этом мужество и героизм присвоить полковнику Руцкому Александру Владимировичу звание Героя Советского Союза.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. Горбачев

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР Т. Ментешашвили

Москва, Кремль, 8 декабря 1988 года

 

В 1988 и 1989 годах фотографии Героя Советского Союза Александра Руцкого газеты помещали на первых полосах, о нем были написаны десятки очерков и репортажей. Гордясь земляком, жители Курска избрали его почетным гражданином города.

В семье Руцких военных четверо. Отец — Владимир Александрович — танкист. Фронт прошел. Подполковник в отставке. Александр с девятого класса в авиации. Сначала, понятно, — в этаком-то возрасте! — аэроклубовский летчик. Потом армия: школа воздушных стрелков. Летал на «бомберах» солдат. Место у воздушного стрелка хуже, наверное, и не придумать: один-одинешенек, в хвосте, задом наперед. Скукожившись, натрясется за полет — черные круги в глазах. Однако, авиация, голубой околыш, крылышки в петличках... Отлетав срочную, подал в Барнаульское авиационное. После окончания учебы служба летчиком-инструктором в Борисоглебском училище. Переучился на истребитель. И Военно-воздушную академию окончил как истребитель.

А воевать — да, воевать! — довелось на штурмовиках. Но это еще не скоро...

Третий из Руцких — Владамир — тоже военный летчик. Сейчас служит в Борисоглебском училище.

Младшему из братьев — Михаилу — стать летчиком не привелось. С парашютным прыжком однажды не повезло. Ушел парень в милицию. Теперь офицер милиции. Служба не из легких, так что и его можно считать военным.

Еще двое Руцких — Сашины сыновья, уже отца подпирают, но сказать, будут ли военным^, пока не решаются ни они сами, ни отец. Хотя младший, Александр Александрович — дедов любимец — уверяет, что непременно будет танкистом... А Дмитрий Руцкой учился в Барнаульском ВВАУЛ, которое в свое время закончил отец, но по состоянию здоровья, закончить его не смог.

Такая вот у курян Руцких мужская половина семьи. Впрочем, о женской можно было бы рассказать интересного не меньше. Там тоже народ замечательный: даже опытные инженеры-электроніцики есть. Одним словом, на уровне века...

Согласны, товарищ подполковник, летать на штурмовиках? — спросили его в «кадрах».

Рожденный летать не задумывается, на чем ему летать.

Согласен!

Дадим в подчинение молодежь*, — снова, будто испытывая, напомнил ему начальник.

Да кому же еще, как не молодым, и летать? Сам-то он разве не из лейтенантов?

И отлично. С молодыми сам молодой. — Руцкой за словом в карман никогда не лез.

И стал он командиром «грачей» — так летчики окрестили самолеты штурмовой авиации. Вскоре встречал Руцкой своих лейтенантов. Его обрадовало, что все из Борисоглебского. Правда, поначалу кое-кто из них, увидев в канонирах вместо привычных МиГов самолеты-штурмовики, скривил губу: истребителю, мол, подавай стратосферу, сверхзвук, а на «граче» куда улетишь? Эко дело, утюжить воздух на высоте телеграфного столба!

Неужели вам про фронтовой ИЛ-2 никто не рассказывал? А как работают «грачи» в Афганистане, тоже не слышали?

В первый раз молодые увидели командира неулыбчивым.

А мы в Афганистан полетим? — спросил лейтенант Владислав Гончаренко?

Ну уж прямо и в Афганистан... Его надо заслужить,— ответил командир. — Какой у вас класс, лейтенант? А у ваших товарищей? Пока никакого... А в Афганистане не взлет- посадку отрабатывают в зоне над аэродромом. Там воюют...

Летали по три смены за день. Сдали на третий, а потом и на второй класс. В течение года. Афганистан заслужили...

В кабинете у Руцкого то и дело трезвонил телефон: заместитель по летной нужен всем.

А знаете, какая была самая большая в жизни радость? — спросил и сам ответил: — Меня ведь сюда назначили на главную по существу летную должность в части, когда я еще не был допущен к полетам. Значит, верили. Главком поверил. В центральном-то авиационном госпитале сначала ни в какую не хотели допускать к полетам. Случись, мол, что в воздухе, говорили врачи, даже катапультироваться не сумеете. Чиненые-перечиненые позвонки не выдержат удара катапульты.

Нет, язык не повернется назвать медиков перестраховщиками. Вполне объективно оценивали они возможности человека, которые, увы, имеют свои пределы. Впрочем-, в случае с Руцким медицинская комиссия ошиблась. К счастью, А еще служат в госпитале такие мастера, как полковник Виктор Дрянных. Двадцать тысяч операций на его счету, сотни возвращенных к летной службе офицеров. Руцкой — один из них.

На аэродроме, где базировались «грачи» Руцкого, еще с утра столбик термометра подскакивал до плюс сорока. Растопырив короткие крылья, словно от зноя, дремали, присев у кромки летного поля, толстобрюхие «грачи». А летчики, спасаясь от жары), сидели под откинутым пологом палатки и глотали, обжигаясь, несладкий, заваренный верблюжьей колючкой, терпкий крутой напиток. Всего какой-нибудь час назад, возвратившись с задания, штурмовики продолжали — уже после официального командирского разбора — обсуждать перипетии недавнего боя. Только теперь уже с трепетом, с подначкой, с незлобивым розыгрышем. Это уж как водится.

Руцкой совершил в небе Афганистана триста шестьдесят боевых вылетов. Дважды горел. Заходил без двигателей на посадку. Тридцать девять пробоин оставил душманский свинец на его «граче». Те борисоглебские пареньки-пилоты выросли у него в классных воздушных бойцов. По две, по три государственные награды имеют. А старший лейтенант Владислав Гончаренко, ведомый Руцкого, стал Героем Советского Союза.

В тот свой последний, триста шестидесятый боевой вылет, Руцкой шел в паре с Владиславом. Следом стартовал подполковник Валерий Курдас с ведомым старшим лейтенантом Александром Кошкиным.

Накануне афганские товарищи попросили помочь уничтожить крупную базу душманов;, обнаруженную в нескольких километрах от пакистанской границы.

И вот вражеский объект. Нужно определить у противника наличие средств ПВО. Как и условились, Руцкому предстояло вызывать огонь на себя, чтобы их обнаружить.

Сто семьдесят четвертый, смотри в оба, — скомандовал Руцкой ведомому. — Прикроешь...

Вас понял, сто шестьдесят первый...

Руцкой бросил штурмовик на душманские позиции, те не выдержали — открылись: навстречу «грачу» понеслись струи свинца. И тут же реактивные снаряды с борта ведомого, а затем и второй пары точно накрыли огневые средства душманов.

Еще заход,— приказал Руцкой, устремляя машину к земле прежним курсом. Пуск! На развороте, наблюдая боевую работу подчиненных, услышал в наушниках тревожное:

Сто шестьдесят первый! Сто шестьдесят первый!..

Больше Руцкой ничего уже не слышал. Машина словно со всего маху уткнулась в невидимый барьер, ее страшно тряхнуло, и летчик, ударившись о фонарь кабины, будто куда-то провалился. Очнулся и еще не увидел, а ощутил, что самолет опрокидывается, что продолжает, падая, уходить курсом девяносто. Летчик подал ручку вправо, и — чудо! — продолжая заваливаться на крыло, теряя высоту, «грач» нехотя, по все лее послушался руля, отвернул от границы. Внизу Руцкой увидел словно из серебряной фольги ленту реки. Рванул дежку катапульты, и, неуправляемый уже самолет, выбросил летчика, нет, не вверх, а вниз, под углом к земле.

Он свалился на мягкий, крутобокий склон речного берега. И это спасло его.

Впрочем, этого Руцкой тогда не знал. Как и не знал, что угодила ему американская ракета в левый воздухозаборник. Двигатель, крыло распороты. А сам он тяжело ранен: поврежден позвоночник, сломана рука, разбита голова. И не видел он, как душманы, выскочив из укрытий, бросились к месту падения. Враги знали, какая сумма назначалась за голову командира «грачей». Наперерез душманам тут же устремились два бронетранспортера народной армии. Афганские друзья спасли подполковника.

Вызванный по радио вертолет доставил бездыханного летчика в наш военный госпиталь. Нейрохирург подполковник Виктор Савинков сделал невозможное — вырвал ' Руцкого из лап смерти.

Ну а потом, после Кабула, — другие госпитали. В Одессе, Москве. И приговор: «Забуду, орел, о небе!».

С таким «приговором», Руцкой не смирился. Каждый день до селимого пота — тренировки, сверхнагрузки на позвоночный столб, занятия на тренажерах. Своего добился.

. И вот, после непродолжительного отдыха, полковник Руцкой А. В. снова в Афганистане.

Это было 4-го августа...

Что-то дрогнуло, встрепенулось в душе полковника А. Руцкого, когда он, получая боевую задачу на вылет, услышал: — Ваша группа под прикрытием пары истребителей идет в район Хоста.

Город Хост... Вмиг нахлынули воспоминания.

...И вот он в этом, как оказалось, последнем полете. Внизу — Хост. Руцкой взглянул на часы: было девятнадцать сорок. — «Я, 703-й — передал в эфир Руцкой. — Работу группы разрешаю». Затем они осветят местность, а еще через две минуты после этого ведомый полковника Руцкого старший лейтенант А. Кудрявцев доложит на КП о пуске двух ракет и поражения самолета ведущего.

Несколько минут самолет, в левый двигатель которого попала ракета, вращало вокруг оси. Горели крыло, левая часть фюзеляжа, фонарь. «Грач» не слушался управления, по инерции его несло на территорию Пакистана. Руцкой включил правый двигатель до максимума. Штурмовик стал послушен его рукам, лег на курс, стал набирать высоту. И в это время новый удар — взрыв правого двигателя. Самолет бросило влево вниз, и, как ни пытался Руцкой вывести его в горизонтальное положение — тщетно. Машина была неуправляемой, горела.

Над залитым огнями кишлаком полковник подумал: отведу в сторону и катапультируюсь. Но в этот момент грохнул взрыв. Руцкой почувствовал удар в спину и вместе с крылом вылетел из кабины. Рядом пронеслись горящие обломки штурмовика.

Полковник оттолкнулся от кресла, несколько мгновений парил в свободном падении и на высоте 1.500—2.000 метров открылся парашют.

Упал в эвкалиптовую рощу. Крона дерева смягчила удар. Торопливо освободился от парашюта. Когда приземлялся, видел цепи солдат, прочесывающих место приземления, машины с прожекторами. Солдаты были в полутора километрах от Руцкого, отчетливо слышались автоматные очереди — били по кустам.

Шел всю ночь. Под утро залез на скалистую гору и оттуда вел наблюдение. Гора была крутая, высокая — нужно альпинистом быть, чтобы подняться (сгоряча Руцкой влез на нее, сам потом, гадая, как это вышло). Поисковые группы сновали рядом, не замечая его. К исходу второго дня своей одиссеи Руцкой подошел к реке, попытался переплыть ее. Не вышло. Невдалеке виднелся мост. Ступил на него — обнаружили мятежники. Завязалась перестрелка. С моста сиганул в воду, и стремительное горное течение отнесло его к тому месту, где упал самолет. Предстояло заново повторять путь, который прошел. На третий день он оказался на скалистой горе. До границы оставалось километров пять. Начал спускаться по каменистой осыпи. Неосторожное движение, и камни посыпались вниз. Невдалеке женщина пасла коров. Услышала — оглянулась, заметила Руцкого и поспешно куда-то ушла. А когда Руцкой спустился, тупой удар по голове из-за валуна поверг его наземь. Очнулся — связан по рукам и ногам, рядом — семеро мужчин. Назвались кочевниками. Один из них неплохо говорил по-немецки (как объяснил, учился в Берлине) — так на русском и на немецком и объяснялись.

Руцкой представился советником, майором. Поверили. Очень быстро столковались: они отводят Руцкого к границе — за него дадут выкуп. Его развязали. Четверо незнакомцев пошли с ним трое остались. Один из троих и сообщил в банду о «майоре-советнике».

«Мы уже перевал перешли, до долины километра два осталось, как догнали нас всадники, — рассказывал Руцкой. — Крепко поругались они с моими провожатыми, потом меня забрали и отвезли в банду. Руки за спину связали и подвесили на столбе до утра. Как выжил — не знаю. А утром военным десантникам передали, те — летчикам, в пакистанскую авиационную часть. Познакомили с полковником, который сбил меня. И вот одна деталь: летчики говорили, что охотятся за 703-м, а то, что это именно мой позывной они не знали.

Часа в три пополудни в часть прибыли двое гражданских, сфотографировали, надели наручники и вертолетом отправили в Пешавар. Там долго соблазняли, предлагали деньги, красивую жизнь на Западе в обмен на интересующие их сведения о составе ограниченного контингента наших войск в Афганистане».

Он отверг подобные предложения, с честью и мужественно выдержал все испытания.

8 декабря 1988 года полковнику Руцкому Александру Владимировичу было присвоено звание Героя Советского Союза.

<<К оглавлению

Читать дальше>>

 

 

Глава четвертая. К новым высотам

 

По новому профилю

С октября 1982 года училище перешло на новый профиль обучения, с самолетов ЯК-28 па самолеты типа Ми Г-21. Эти изменения потребовали существенных преобразований не только в штатах, но и во всем учебно-воспитательном процессе, особенно в методике летного обучения постоянного и переменного состава, обновлении учебно-материальной базы и т. д.

Сложную и ответственную работу по переходу на новый профиль обучения возглавили начальник училища генерал- майор авиации А. М. Серажим, а спустя год полковник Я. И. Янаков.

В учебном отделе, авиационных полках и подразделениях проведены партийные собрания, на которых всесторонне был рассмотрен вопрос: «Задачи коммунистов в связи с переходом па новый профиль обучения». С докладами на них выступали руководители тт. А. М. Серажим, Я. И. Янаков, Ф. Свичкар, А. В. Капилян, В. Ф. Кузюбердин, А.Н Коновалов, Н. И. Котенко, А. Т. Бардась, В. В. Зайцев, А. Блинов, Н. В. Балакин, С. Е. Бормотов, М. Я. Стребков, Б. П. Кропанев и др. Партийные и комсомольские организации развернули активную работу по мобилизации коммунистов и комсомольцев, всех военнослужащих, рабочих и служащих училища на перестройку учебной базы, решение других неотложных задач.

Необходимо было изучить новую авиационную технику руководящим летным, преподавательским и инженерно-тех ническим составом училища с целью подготовки их как руководителей занятий для переучивания летчиков-инструкторов и всего личного состава авиационных подразделений. Эта категория должностных лиц, обладая прочными теоретическими знаниями и большим практическим опытом эксплуатации самолетов ИЛ-28 и ЯК-28, составила основное ядро для переучивания всего летного, ннженерно-технического и курсантского состава училища.

Значительный вклад в решение этих сложных задач внесли офицеры В. Е. Милушкин, М. В. Денисов, В. С. Сыркин,

А. Е. Рудковский, И. И. Рурич, В. Д. Жадько, П. И. Крюков, Г. Т. Черепанов, А. М. Глинкин, В. И. Варфоломеев, А. Г. Бабяк и многие другие.

Особая роль в период переучивания отводилась заместителю начальника училища полковнику В. Р. Кузюбердину, В то время он был единственным летчиком в училище, который владел техникой пилотирования и боевого применения МиГов. Виктору Романовичу пришлось раньше, до прибытия в наше училище, летать на этом типе самолетов, обучать в строевых частях летчиков технике пилотирования на МиГах. Поэтому он активно включился в эту работу еще с сентября 1981 года, потом, после переучивания, вместе с ним обучал на новый самолет руководящий летный состав, заместитель начальника училища по летной подготовке полковник А. Н. Коновалов.

Летом 1982 года группа летчиков в составе полковников А. В. Жильцова, Ю. В. Короткова, В. И. Варфоломеева, майоров В. Ф. Штояк, В. М. Быкова, А. А. Шлотгауэра, В. Г. Голубпцкого, В. И. Мочалова, В. В. Ковалевского, Ю. В. Кавешиикова, В. И. Смирных, В. А. Демина, В. А. Никулина, капитанов М. В. Бормантова, С. П. Кайгородова, В. И. Семенова, старших лейтенантов И. Н. Латанского, А. В. Носачева, М. В. Кувшинова, А. И. Кузьмина, А. И. Иванова, Г. В. Юшина во главе с полковником А.Н. Коноваловым прошли переподготовку на специальных центральных курсах в других училищах по переучиванию летного состава. Они и составили костяк, основную базу, на основе которой к маю 1983 года весь летно-инструкторский состав был введен в строй па новую технику.

Разумеется, освоение сверхзвукового самолета представляло собой не сплошную цепь триумфальных успехов, случались и летные происшествия.

 

Переучивание инженерно-технического состава возглавили офицеры Н. И. Котенко, Ю. А. Титов, Б. И. Роганов, В. В. Шадрин и Б. В. Родионов.

Наряду с летным и инженерно-техническим составом большая работа по переучиванию и практическому освоению новой авиационной техники проводилась в учебно-летном отделе.

Главной задачей в начале переучивания являлось создание учебной базы на самолетах типа МиГ-21. Часть преподавателей со специальных кафедр была командирована в другие ВУЗы и на авиационные заводы. Им было дано задание изучить самолет и двигатель, кроме того подобрать материалы по отдельным системам, агрегатам и узлам самолета. Это дало возможность, по возвращении из командировок, им самим и другим преподавателям более полно изучить новую для училища авиационную технику, собрать и обобщить иллюстрированный материал в виде схем, чертежей и рисунков, которые вместе с конспектами и описаниями конструкции самолета и двигателя послужили базой для создания учебных классов. Одновременно с этим изготавливались схемы и другие наглядные пособия по присланной технической литературе, своими силами был переоборудован ангар, создавались действующие стенды, разрезы деталей и агрегатов.

Здесь много потрудились офицеры Ю. М. Черепенин, В. Д. Жадобин, Н. Д. Сальников, Р. Ф. Савельев, Е. И. Марушко, Ю. Ф. Чернорот, Е. Г. Эндека, А. В. Деев, Я, Е. Майхер, Л. И. Евстафьев, П. М. Ляпин, В. И. Жарин, В. М. Васильев, А. А. Костин, С. Д. Еремин, Е. М. Иванов, П. В. Сотов, С. М. Молин, А. Н. Шайдуров, В. П. Безлепкин, Н. П. Федосимов, Ю. А. Абрашкин, Л, А. Шмуйлов, В. М. Шмонов, В. Н. Киреев, прапорщики Е. Г. Кравцов, Е. В. Степанов, Н. А. Белкин, В. П. Целищев и многие другие.

В аудиториях и учебных кабинетах, в ангаре и лабораториях ими была развернута напряженная работа по подготовке к занятиям с будущими летчиками-инженерами. Чувство высокой ответственности, дух взаимопомощи, соревнования и творчества пронизывал буквально все стороны жизни училища.

Благодаря энтузиазму офицеров, прапорщиков, солдат и курсантов в короткие сроки была создана необходимая учебная база, что позволило приступить к обучению курсантов по специально разработанным программам, в которых учитывалась специфика и особенности преподавания общенаучных и специальных дисциплин в целях усиления практической направленности процесса теоретической подготовки летчиков-инженеров, по новому профилю.

<<К оглавлению

Читать дальше>>

 

  

Глава пятая. В небе Афганистана

 

Подполковник Сергиенко В. А. воин-интернационалист 

 

На службе Отечеству

Указ Президента СССР о присвоении Руцкому А. В. — воинского звания генерал-майора.

— Присвоить Руцкому Александру Владимировичу воинское звание генерал-майора.

Президент Союза Советских Социалистических Республик М. Горбачев

Москва, Кремль, 24 августа 1991 г,

 

Что предшествовало Указу Президента СССР? Почему опубликован Указ во всех газетах о присвоении звания генерала государственному деятелю, исполняющему вполне гражданскую, не связанную с Вооруженными Силами, должность? Об этом и пойдет речь в рассказе, обобщающем газетные сообщения и статьи апреля — сентября 1991 года.

...Май 1989 года. Выборы в народные депутаты СССР. Москва, Кунцевский избирательный округ. Среди кандидатов — Евтушенко и Шатров, Дементьев и Коротич. Логунов и Савицкий, компания серьезная. «Голосуя за них, вы голосуете за Ельцина!» — агитировали расклеенные по району листовки. У полковника Руцкого шансов было немного. «Осторожно! После Афганистана у него руки по локоть в крови!» — кричали из зала на предвыборных собраниях его противники. Как-то спросили в лоб: — «Почему Вы вторично попросились в страну, где надо воевать, убивать людей? Ведь тогда уже было ясно, что война неправедная...»

Потому, что начинался вывод войск. После двух предыдущих лет у меня был опыт — будучи командиром полка, не отправил в Союз ни одного гроба. Поехал, чтобы меньше матерей получило похоронок.

Газеты не скупились на репортажи. Но были и те, кто не верил официальной пропаганде. Приходилось слышать, что до наших пленных солдат — афганцев никому дела нет, а за полковника тут же отвалили круглую сумму в валюте. Слухи не утихли до сих пор. Руцкой поморщился: Неправда, Выкупа не было — меня обменяли на пакистанского разведчика.

...Москвичи его не избрали. Заборы района еще долго пестрели надписями «Руцкой—фашист». «Черным полковником» его нарекли за призыв к наведению порядка и установлению дисциплины, за частые упоминания слова «русский» причислили к «Памяти», но в депутаты он все же прошел.

Правда не в Москве, а в Курске, и не в Верховный Совет СССР, а в парламент России.

Почему Вы так настойчиво стремились стать депутатом? — спросили его после одной из многочисленных встреч с избирателями. Он взорвался:

Надоели несбыточные обещания, демагогия и пустословие. Надоело испытывать чувство стыда за свое Отечество. Как коммунист я не могу отсиживаться в стороне.

Александра Владимировича депутаты избирают членом Президиума Верховного Совета РСФСР, а затем председателем комитета по делам инвалидов, воинов-интернациона- листов и социальной защите военнослужащих и членов их семей.

С этого периода у полковника Руцкого А. В. начинается новая страница биографии — биография политического деятеля, обретающего суверенитет и независимость Российского государства.

В возглавляемом Александром Владимировичем Комитете искали справедливости, искали, как искали ее 72 года при Советской власти и до революции, при царе. Подразделения комитета - были завалены письмами, умоляющими помочь. Тысячи криков отчаяния. К нему приходили те, кто, не выдержав «дедовщины» или «землячества», находились «в бегах». К нему обращались родители с подробностями гибели сыновей. Приходило множество писем от офицеров и их жен. Нет жилья, условия службы скотские, увольнения из армии не добьешься, fАфганцы», не говоря уже об инвалидах, тоже обращались к Александру Владимировичу не от хорошей жизни.

І\ак может власть называть себя советской, когда она издевается над людьми? Ведь прогнило все до основания, законы не выполняются, исполнительные органы на местах парализованы. Я, когда окунулся во все это, волосы дыбом встали — рассказывал Руцкой А. В. — Я — военный к привык к тому, что законы должны выполняться беспрекословно. В Афганистане у меня в полку не было потерь, никого не замучили, не забили лопатами, потому что все знали — наказание неотвратимо и спрос будет одинаков как с солдата, так и с начальника. Это не значит, что общество должно быть военизировано. Я всегда добрым словом буду вспоминать Андропова, который начал наводить порядок. Но он же не строил для этого концлагеря! А что происходит сегодня? Кругом — безответственность. Принимаем на съезде закон о земельной реформе. Кто против? Посмотрите результаты голосования: управленческий аппарат. Но большинством голосов принимаем, значит, надо выполнять. Нет, приезжают на места и саботируют практически в открытую...

Корреспондент «Комсомольской правды» Н. Черняк спросил у Александра Владимировича:

Какой Вы представляете Россию в будущем, социалистической или капиталистической?

Меня бесит, когда говорят о «спасении завоеваний социализма», какие завоевания? Очереди за молоком и хлебом? Разгул преступности? Межнациональная рознь?

Корреспондент:

Конфронтация демократов и «консерваторов» продолжается, между тем перестройка захлебывается, жизнь становится хуже едва ли не с каждым днем...

Причем здесь демократы, российское правительство? Причина в том, что почти разрушенный дом начали строить, не имея четкого плана. Да, Горбачев начал перестройку, и я бы ему за то, что расшевелил застой, памятник поставил. Но, по-моему, он сейчас сам толком не знает, куда позвал, завел страну. И кто мне объяснит, что такое «гуманный социализм с человеческим лицом»? По-моему, это абракадабра какая-то. Зачем изобретать велосипед, когда есть мировой опыт? Я знаю одно: если все останется по-прежнему, если Ельцин или Горбачев не смогут стабилизировать ситуацию, бардак, который называют перестройкой, будет продолжаться. Допустить этого нельзя.

В парламентскую деятельность народный депутат Руцкой А. В., влился сразу. Еще на первом российском съезде, когда застопорилось голосование по выборам главы парламента, Александр Владимирович сдвинул его с «мертвой точки», собрав военных депутатов и проведя среди них соответствующую работу. Те три голоса, перевесившие чашу весов, и были «военными» голосами, которые и позволили стать председателем Верховного Совета РСФСР Б. Н. Ельцину.

Политическая активность депутата Руцкого А. В. нарастала. Достаточно вспомнить его резкое выступление после январских событий в Литве или несогласие с Указом Президента СССР о совместном патрулировании. Подписал он и заявление членов Президиума ВС РСФСР, «заступившихся» за Б. Ельцина после выступления С. Горячевой.

На четвертом съезде 2 апреля 1991 года, прямо накануне чрезвычайных полномочий, которых затребовал Б. Ельцин, «снова отличился А. Руцкой, выйдя на трибуну, заявил о создании группы «Коммунисты за демократию», объединившей 179 членов КПСС. От имени группы он поддержал политику Ельцина и Верховного Совета РСФСР и призвал коммунистов объединиться для осуществления целей народа, а не борьбы за власть.

Его выступление, после которого иные перестали с ним здороваться, стало сенсацией. По сути, это была весть о расколе в казавшейся незыблемой фракции «Коммунисты России». За полковником пошли многие депутаты — члены КПСС и около 20 человек (10%) «Коммунистов России».

Зал аплодировал Руцкому стоя. И если раньше причислявшие его к «своим» консерваторы еще надеялись, что мятежный полковник одумается, то сейчас стало окончательно ясно: выбор сделан. Сегодня по результатам анализа на ЭВМ поименных голосований в парламенте России, он наиболее типичный представитель «демократов — радикалов».

Сразу же после окончания четвертого съезда народных депутатов РСФСР, Александр Владимирович вместе с Б. Н. Ельциным включаются в предвыборную борьбу за посты Президента и вице-президента РСФСР. Как известно, в каждой из шести претендентских пар присутствовала фигура в армейском мундире. Самым «загадочным» среди журналистов почему-то считался тендем Ельцин—Руцкой. Многие «демиздания» именно им прочили самые высокие российские посты, а «Московские новости» не без иронии замечали: — «Кандидатура Руцкого выглядит весьма удачной и, похоже, не принесет Ельцину, как заметил он сам, «минуса». Этот «тендем вероотступников» приговорен к победе!»

Республику заполнили листовки и обращения, призывающие голосовать за Б. Ельцина и А. Руцкого. Будучи приговоренными к победе претенденты стали ездить по городам страны, выступая перед трудовыми и воинскими коллективами.

Свой предвыборный марафон Александр Владимирович начал с г. Барнаула. Он встретился с коллективами промышленных и сельскохозяйственных предприятий, представителями общественности Алтая. Теплая встреча прошла в актовом зале Барнаульского высшего авиационного училища летчиков, которое дало А. Руцкому путевку в небо. Люди встретили Александра Владимировича теплыми аплодисментами. Да и не могло быть по-другому, ведь в зале присутствовали преподаватели, обучавшие его профессии летчика, и офицеры: подполковник В. Ананьин, подполковник В. Калямин, с которыми Александр Владимирович разделял курсантские будни. Свое выступление он начал со слов:

Здесь в Барнауле я получил становление, стал летчиком и боевым офицером, здесь я начал служение Отечеству, именно отсюда я решил начать и свою предвыборную борьбу.

Говоря о будущем России, претендент на пост вице-президента заявил о своем понимании и поддержке позиции Б. Ельцина и сказал, что хотел бы видеть Российское государство суверенным, единым и неделимым в составе обновленного Союза.

В этот же день 1 июня 1991 года полковник А. Руцкой принял участие в открытии мемориального комплекса в память воинов-интернациоиалистов Алтая, погибших в Афганистане. После краткой, скорбной речи на митинге о погибших земляках, он вручил букет алых роз матери погибшего в Афганистане Героя Советского Союза старшего лейтенанта Павлюкова К., Светлане Григорьевне Павлюковой, заключив ее в сыновние объятия. А потом выступление по телевидению и дальний путь по городам и весям России.

12 июня 1991 года россияне избрали своего первого Президента и первого вице-президента. Центральная избирательная комиссия 19 июня подвела окончательные итоги. В голосовании приняли участие 79.498.240 избирателей. В соответствии со статьей 15 Закона РСФСР «О выборах Президента РСФСР» Президентом РСФСР избран Ельцин Борис Николаевич, а вице-президентом — Руцкой Александр Владимирович.

В деятельности первого вице-президента России начинается напряженная до предела государственная деятельность. Он проявляет непримиримость и жесткость к тем, по чьей нерадивости не разгружаются вагоны с продовольствием и товарами первой необходимости. Всецело вникает в народнохозяйственный комплекс и отдает все силы тому, чтобы заставить функционировать претерпевающую упадок экономику республики. Он делает очень много для того, чтобы облегчить нелегкую жизнь своих сограждан. Вице-президент А. Руцкой приступил к освоению своих новых обязанностей в период, когда заработали центробежные силы развала СССР. Парламент страны не в состоянии был остановить этот процесс. Разные варианты проекта Союзного Договора, опубликованные в печати, не устраивали республики, которые заявили о своих суверенитетах. Тогда в Новоогарево собрались руководители девяти республик во главе с Президентом М. Горбачевым и выработали проект Договора Союза Суверенных республик, на принципиально новой основе. Родилась формула 9 + 1.

Это не устраивало многих руководителей государства. Стремясь сохранить Союз в прежнем виде, восемь высших руководителей страны во главе с вице-президентом СССР Г. Янаевым, 18 августа 1991 г. создают Государственный комитет по чрезвычайному положению. Президент М. Горбачев, в нарушение конституции СССР, был отстранен от власти и блокирован на даче в Фаросе. По существу был совершен антиконституционный государственный переворот. Стояла задача отстранения от власти и интернирования Российского правительства. В Москве и других городах введено чрезвычайное положение, к зданию Российского правительства стягивались войска. Тысячи москвичей стали на защиту «Белого дома», а российское правительство принимало меры по обезвреживанию путчистов и освобождению Президента М. Горбачева.

Эти тяжкие, вошедшие в историю столицы и Отечества три дня и три ночи Александр Владимирович был и вице- президентом, и офицером нашей армии. Выполняя поручения Президента России, он был фактически командующим обороной «Белого дома».

Александр Владимирович появился в «Белом доме» в тот день, девятнадцатого, рано утром... И уже не уходил оттуда в течение трех дней. Корреспондент газеты «Правда» Василий Изгашев обратился к А. Руцкому с рядом вопросов:

— Александр Владимирович, если можно, расскажите о трех днях и ночах, которые насколько я вижу, прибавили седин в шевелюру...

Что седины? Чуть-чуть не случилось непоправимое в жизни республики и страны. Путчисты замахивались на многое. Помешало им, считаю, только то, что серые они людишки, догматики, как говорят, без царя в голове. Оторванные от народа. Они совершенно не учли, а вернее, и не увидели коренных перемен в жизни общества. За шесть лет неузнаваемо переменился наш человек, глотнувший воздуха свободы. Честь, достоинство человека и гражданина, по-новому зазвучали у нас теперь.

Да, наши люди еще не так сытно кушают, нe так хорошо и красиво одеваются, не столь удобно у большинства населения жилье. Особенно тяжело ныне ветеранам, пенсионерам. Они воевали за Родину, ковали Победу в тылу, а живут многие в невыносимых условиях. Но все мы познали дену свободы. И отобрать ее у нас теперь кому бы то ни было нельзя. Москвичи, а их тысячи, молодежь вышли безоружными против армейских и КЭГЭбистских танков, против пулеметов н автоматов. И реакция не прошла... мы не имели права рисковать людьми, А путчисты готовы были идти на штурм Дома правительства РСФСР и взять его любой ценой, чтобы захватить, «интернировать» на их языке, народного президента Бориса Николаевича Ельцина, других руководителей республики. И я говорил по телефону Янаеву:— «Остановитесь, прекратите, не пролейте кровь...»

Корреспондент: — «А что Янаев?»

«Не может быть, не должно быть никакого штурма»,— твердил он нам. Даже тогда, когда за окном уже рокотали танки и раздавались выстрелы.

Было беспокойство за семью, за близких. Семью вице- президента перевез на квартиру к своей матери Валентин Парфильев — соратник по ДШ\Р. Оба сына А. Руцкого — Дима и Саша, рвались к отцу. Уже девятнадцатого сбежали из дома и появились на баррикадах. А двадцать первого пришла с ними мама — Людмила Руцкая. Можно сказать, что вся семья вице-президента защищала «Белый дом».

Вице-президент А. Руцкой, как говорили его соратники, был поистине одним из главных организаторов обороны. Обходил посты, толковал с обороняющимися. Люди в нем увидели не только государственного деятеля, но и боевого командира, не знавшего страха. Уставали люди без сна и отдыха, и он находил для них ободряющее слово.

...Потом, когда уже стало ясно, что с путчем будет вот- вот покончено и российский флаг над Домом правительства осветился зарей победы, И. Силаев, А. Руцкой и другие товарищи, в составе делегации парламента и правительства России, вылетели в Крым за союзным президентом.

После прилета с. Фароса вице-президент России А. Руцкой с благодарностью и гордостью назвал имена мужественных летчиков, выполнявших тот исторический рейс: командир экипажа ТУ-134 Анатолий Суходольский, пилот-инструктор Александр Новиков, второй пилот Геннадий Горюнов, штурман Сергей Стезаев, бортмеханик Александр Бедняков, бортрадист Сергей Ефимочкип и бортпроводница Юлия Исаева.

Корреспондент «Недели» Л. Стукалина записала воспоминания экипажа ТУ-134.

А. Суходольский:

Нам объявили, что летим до Симферополя, с Бельбеком связи нет. ...приехали Руцкой со своей командой, Силаев, потом Бакатин и Примаков. Быстро убрали трап и взлетели.

Полет начался строго по плану. Руководил Руцкой. Его энергия, уверенность, боевой настрой несколько успокаивали, но обстановка была очень тяжелая: мы не знали, что нас ждет в воздухе и на земле, не было связи с Президентом и с Белым домом в Москве: наш самолет ТУ-134 не оборудован президентской связью.

До последнего момента не было приказа, где садиться. Уже на снижении передали, что посадка — на военном аэродроме в Бельбеке.

Первый салон превратился в штаб, и там невероятный и энергичный Руцкой отрабатывал план операции, вплоть до «захвата» Президента Горбачева М. С.

С. Ефимочкин:

То, что мы летели, наверное, знало пол-мира. По команде Руцкого я передавал диспетчерам воздушного движения наши данные. Другой связи не было, работал на частоте, на которой и другие борты.

А, Суходольский:

Еще в полете диспетчер передал время посадки тех двух бортов, что летели впереди и уже приземлились в Бельбеке, — президентский Ил-62 и резервный — ТУ-134, Я доложил Руцкому, он сказал: — Может быть бойня. Но мы сели благополучно. Два борта, прибывшие до нас, стояли в одном конце, мы — в другом. Аэродром был блокирован морской пехотой.

Мы зарулили на стоянку, а там уже Руцкого и Силаева встречали представители местных властей, стояли «уазики», в лучших традициях застойных лет. Наши пассажиры отбыли на дачу Президента. Уезжая, Руцкой предупредил: «Готовь самолет к вылету. Повезем Президента».

Мы ждали и волновались. Стемнело... подъехал Руцкой, минут через тридцать — Президент. Сначала вышел охранник, потом дочь Президента Ирина со своей дочерью Настей,

зять, Раиса Максимовна с внучкой Ксенией на руках, Михаил' Сергеевич. Они шли через коридор выстроившихся охранников.

А. Новиков:

Я доложил Президенту, что экипаж к полету готов. Михаил Сергеевич похлопал меня по плечу: «Все, командир летим домой».

А. Суходольский:

— Руцкой так все продумал и организовал, что до последней минуты не было ясно, на какой машине будет лететь Президент. На Ил-62 забрали трап — создали видимость подготовки к взлету. Наши пассажиры поднимались по механическому трапу.

Пассажиры на борту, можно взлетать, но в последнюю минуту Руцкой решил взять и Крючкова. Минут через десять тот вошел в машину с охранником. Они держались сзади...

Александр Владимирович заглянул в кабину и объявил: «Без моей команды ничего не запускать, не говорить в эфир. Взлетать будем при погашенной полосе».

Но полоса была освещена. В воздухе вице-президент России дал три телефонограммы — в Совмин, Ельцину и еще одну, в каждой фраза типа: «Хорошо. Руцкой. Посадка».

А. Новиков:

Сначала думали приземляться во Внуково-1, но приказ с земли — Внуково-2. Я передал Руцкому. Идем на снижение. В воздухе Руцкой спрашивает: «Сможешь уйти с касания, если встречает БТР? Как насчет противозенитного маневра?» Мы не раз летали в Кабул, и в Армении под обстрелы попадали. Так что, опыт такой имелся. Наконец, приземлились. Двигатели не выключаем — мало ли что.

Уже трап подали, а двигатели работают. Первым увидели министра иностранных дел, других встречающих. Руцкой заметил Баранникова, и только тогда вышел из самолета. Тот был вооружен. Потом по трапу спустился Президент, его семья.

М. С. Горбачев дал краткое интервью журналистам, он и его семья сели в машины. А вице-президент России А. В. Руцкой дал команду на арест Крючкова — председателя КГБ, теперь уже бывшего.

Все новые и новые подробности, которые мы узнаем сейчас, дополняют картину происшедшего. Корреспондент газеты «Советский спорт» Константин Тиновицкий взял интервью у морских пехотинцев — спецназовцев бригады морской пехоты Краснознаменного Черноморского Флота.

Алексей Батенко старший сержант:

Утром, на построении, нам приказали получить боезапас и надеть бронежилеты. На аэродроме построились, получили задачу на возможное применение оружия против самолета. Задача: действовать на уничтожение. В случае несанкционированной посадки открывать по самолету огонь.

Баранов — капитан, командир разведывательно-десантной роты:

Когда мы прибыли на аэродром Бельбек, командир бригады полковник Кочешков объявил боевой приказ перед офицерами батальона. Он указал, что сначала прилетит самолет Министра обороны, но его мы брать не должны. А против другого самолета мы возможно применим оружие. После определения задачи мне указали место, где я должен находиться с ротой. Мы догадались, что раз самолет Язова мы встречаем беспрепятственно, то атаковать должны самолет Ельцина.

Корреспондент:

Но ведь на другом самолете, как известно, летел не Ельцин, а Руцкой.

Баранов:

Это стало известно позже. Среди офицеров шли разговоры, что ожидается Ельцин.

Корреспондент:

Самолет должен был быть заблокирован при посадке?

Баранов:

Да, Там была машина с громкоговорителем. И если бы пассажиры самолета отказались подчиниться, мы должны были применить оружие. Командир бригады лично подъезжал ко мне и интересовался, сколько у нас патронов. Знаю, что боекомплекты были полностью и в бронемашинах.

Корреспондент:

Как Вы думаете, в случае сопротивления был ли у тех, кто находился в самолете, хоть какой-нибудь шанс выжить?

Баранов:

Нет. При наличии такой техники самолет был бы немедленно подожжен и уничтожен.

Корреспондент:

Почему же, на Ваш взгляд, удалось избежать трагедии и приказ «Огонь» не был отдан?

Баранов:

Потому что события в Москве и вообще по стране развивались стремительно. С каждой минутой обстановка менялась, Уже по телевизору чрезвычайный комитет называли «хунтой». Телевизор был поблизости от нас, и мы знали, как развиваются события. Сориентировалось и командование. Отбой был дан минут за двадцать до прилета Руцкого.

Августовские события отчетливо выявили мужество и героизм вице-президента России, генерал-майора авиации, Героя Советского Союза Руцкого А. В. Александр Владимирович в тяжелые дни для страны и республики подтвердил звание героя, а присвоение ему генеральского звания — справедливое и достойное решение Президента СССР.

Вице-президент Руцкой А. В., не стал почивать на лаврах победы. Он сразу же окунулся в государственную работу. Возглавляет делегацию и летит в Киев, а затем в Алма-Ату и решает вопросы о судьбе будущего Союза. Встречается с Патриархом Московским и всея Руси Алексием II в Москве и с Главой Римско-Католической церкви папой Иоаном II в Ватикане. Работает над созданием республиканской гвардии. Потенциал государственного деятеля Руцкого А. В. до конца не раскрыт. Впереди новые испытания. Но вспомним, как писали некоторые газеты, что А. Руцкой взялся не за свое дело. Что летчику положено летать, а государственная деятельность — это удел избранных профессионалов. Помнится и живучая поговорка в устах многих военачальников «Там, где начинается авиация — кончается порядок». Все руководящие посты в Министерстве обороны, в Генеральном штабе занимали офицеры, генералы и маршалы из сухопутных войск, а престиж армии падал. Жизнь скорректировала установившийся порядок. Она отвергла, казалось незыблемые догмы.

Сейчас авторитет ВВС у всего народа, парламентариев страны и республик очень высок. Впервые за всю историю наших Вооруженных Сил Министром обороны назначен летчик — маршал авиации Шапошников Е. И., Министр обороны Украины — летчик, генерал-майор авиации Морозов К.. П. Заместитель председателя КГБ СССР, генерал майор авиации Столяров Н. С. — летчик. Летчиками в свое время были президент США Буш, Президент Египта — Мубарак, председатель ВС РСФСР Р. Хасбулатов. Два сына Индиры Ганди были летчиками. Только в Верховном Совете СССР — 18 народных депутатов СССР — летчики.

Всенародное избрание вице-президентом России летчика — Героя Советского Союза генерал-майора авиации Руцкого А. В. не случайное, а закономерное явление.

Тон публикаций в периодической печати поменялся с язвительного на доброжелательный. И парламенты и все простые люди поняли, что народ и армия едины, а люди с самой светлой душой — в авиации. 

<<К оглавлению

Читать дальше>>

 

 

Глава четвертая. К новым высотам

 

В интересах дальнейшей интенсификации учебного процесса

Поднять качество профессиональной подготовки курсантов на уровень, соответствующий современным требованиям— одна из главных задач училища.

Выпускники сегодняшнего дня, наряду с профессиональной, должны обладать основательной общественно-политической подготовкой, современным экономическим мышлением, навыками управленческой, организаторской и воспитательной работы, активными методами использования электронно-вычислительной техники применительно к профилю своей деятельности, высокой общей культурой. Их должны отличать инициатива и ответственность, потребность в постоянном обновлении и обогащении своих знаний, способность смело принимать новаторские решения и активно проводить их в жизнь, Именно с этих позиций командование Барнаульского ВВАУЛ рассматривает все вопросы перестройки и деятельности своего вуза.

Основные направления дальнейшего совершенствования учебно-воспитательного процесса были изложены в докладе начальника училища генерал-майора авиации В. Д. Позднякова «Итоги 1990 года и задачи на новый учебный год». Их сердцевиной является интенсификация теоретической и летной подготовки курсантов с учетом специфики их будущей службы в боевых частях.

Дальнейшее повышение качества и эффективности учебно-воспитательного процессу, усиление борьбы с послаблениями и упрощенчеством неотделимы от улучшения профессиональной подготовки преподавательского состава.

За последние три года шесть преподавателей защитили кандидатские диссертации, семь офицеров продолжают соискание ученых степеней, причем, впервые за всю историю училища, полковник Дорофеев Виктор Александрович и подполковник Авдеев Евгений Николаевич работают над докторскими диссертациями. Прошли обучение на академических курсах при военных академиях и факультетах повышения квалификации около сорока человек.

Совершенствование профессиональной подготовки преподавателей осуществляется в системе командирской подготовки, а также на учебно-методических сборах, инструкторско-методических, открытых и показных занятиях. Этому способствуют методические совещания и конференции, проводимые в масштабе училища, учебного отдела и кафедр.

В процессе учебы преподаватели углубляют знания, получают советы и рекомендации по организации, проведению и материальному обеспечению занятий, а также обретают умение применять при обучении курсантов наиболее эффективные приемы и методы.

Интенсификация учебно-воспитательного процесса немыслима без наличия добротной учебно-материальной базы. Благодаря творческим поискам и усилиям преподавателей на кафедрах конструкции и эксплуатации авиационной техники, аэродинамики и динамики полета, авиационного радиоэлектронного оборудования и других значительно обновлены и усовершенствованы учебные классы, наглядные пособия, электрофицированные стенды, тренажеры, макеты техники и т. п.

Успешно внедряются в учебно-воспитательный процесс средства современной информатики и вычислительной техники. Инициатором в этом деле выступила кафедра АРЭО. Она имеет опыт применения программируемой электронноклавишной машины типа «Искра-226».

Еще в 1986—1987 учебном году кандидатом физико-математических наук майором И. В. Левкиным и кандидатом технических наук подполковником М. П. Пасека впервые читался курс «Основы устройства и применения вычислительной техники», рассчитанный на 60 часов. Имея в наличии одну персональную ЭВМ и пять программирующих микрокалькуляторов, преподаватели И. В. Левкин и М. П. Пасека столкнулись с трудностями представления машинного времени, необходимого курсантам для приобретения практических навыков работы на ЭВМ и микрокалькуляторах. Это положение усугубилось еще тем, что отсутствовала учебная литература по данной дисциплине. Пришлось параллельно с проведением занятий создавать лекционный фонд и методическую документацию для преподавательского состава, писать и издавать учебные пособия для курсантов.

Под непосредственным руководством доцента кандидата технических наук полковника В. Д. Жадобина на кафедре была разработана система контроля знаний каждого курсанта по каждой теме, создан консультационный пункт по вычислительной технике и программированию.

 

Были разработаны и подготовлены более двухсот слайдов и два альбома схем. При кафедре работает кружок военно-научного общества курсантов, которые активно трудятся над созданием библиотеки программ, используемых в вычислительной технике.

Применение электронно-вычислительной машины «Искра-226» позволило в определенной степени интенсифицировать методическую работу преподавателей.

Было создано автоматизированное рабочее место преподавателя путем внедрения программы «Методист ОУиПВТ», (основа устройства и применения вычислительной техники), что позволяет быстро и эффективно создавать методическую документацию, размножать ее в необходимом количестве и, что самое, ценное, непрерывно ее совершенствовать.

По указанию командующего ВВС в учебном отделе проводилась научно-исследовательская работа, направленная на применение ЭВМ. в управлении подразделениями училища.

Изучен вопрос использования ЭВМ «Искра-226» и стандартного программного обеспечения «Велобод» для организации учета и анализа характеристик курсантского состава.

Была создана соответствующая программа «АСС курсант», опробован пробный пример по ее применению и выработаны рекомендации по ее дальнейшему использованию.

Реализован ряд частных задач по автоматизации планирования летной подготовки курсантов (программа «Аэродром») .

В настоящее время разработаны новые программы и тематические планы по дисциплинам: «Авиационное и радиоэлектронное оборудование самолетов», «Основы электротехники, радиоэлектроники и автоматики», «Основы вычислительной техники». В программах основной упор сделан на введение активных видов занятий с курс антами.

В процессе преподавания дисциплины «Основы вычислительной техники» майор Левкин И. В. и преподаватели его ПМК подполковник Максимов В. К., майор Бранец А В. творчески, с большой заинтересованностью используют дисплейные классы. В них средства ЭВТ применяются для проведения оперативного контроля знании курсантов; иллюстрации лекций и групповых занятий; сбора информации об успеваемости курсантов; самостоятельной работы курсантов с помощью обучающих программ.

Начиная с 1990 года, средства ЭВТ стали применяться в учебном процессе при изучении основ электротехники, радиоэлектроники и автоматики. Более двух лет кафедра АРЭО совместно с кафедрой КЭАТ проводят комплексные практические занятия на аэродроме.

Отрадно, что в этой работе наряду с кафедрой АРЭО активное участие принимают преподаватели кафедры аэродинамики подполковники Яковенко В. П., Калямин В. В., Ганжа В. Г., Ткач Л. А. и другие. Если в 1987—1988 гг. на кафедре интенсивно внедряли в учебный процесс програмируемые микрокалькуляторы типа МК-52, а затем совершенствовали методику преподавания с использованием ЭВТ и внедряли новые формы обучения путем активизации обучения курсантов по методике В. Ф. Шаталова, то с 1989 года началось интенсивное внедрение в учебный процесс ЭВТ более высокого класса типа «Искра-226», «СМ-1420», позднее ДВК-3.

В настоящее время идет отработка вариантов вопросов, отладка обучающе-контролирующих программ и совершенствование методики использования ЭВМ на занятиях.

Использование ЭВТ проводится в два этапа: I этап — это применение ЭВТ тина МК-52 на 1 и 2 курсах с целью активизации обучения курсантов при изучении вопросов дисциплины; 2 этап — применение ЭВТ "более высокого класса по практической аэродинамике на 2, 3 и 4 курсах.

Интенсификация учебного процесса с помощью ЭВТ проводится также на кафедрах самолетовождения, тактики ВВС, ВПАВ, физики и иностранных языков.

Активные формы обучения курсантов с помощью ЭВТ и других технических средств широко используют преподаватели полковники Терлецкий С. И., Баштовой В. И. Дорофеев В. А., Редин Б. М., подполковники Ермолов В. А., Федулов Б. А., Крапивин В. Н., Федосимов Н. П., Костин А. А., Жигалов Е. П., Романишин А. Е., Шарапов Ю. И., Верба Н. Н., Балакин Н. В., служащие Советской Армии Неженцев В. П., Черненкова Т. М. Костина Г. Г., Тимашова Л. И., Локтева Г. П., Апасенко А. И., Чернорот Ю. Ф. и многие другие.

На основе обобщения передового педагогического опыта в училище издаются научно-методические сборники, что способствует внедрению прогрессивных форм и методов обучения курсантов. С 1984 года работает научно-технический семинар по перспективным методикам обучения и внедрению электронно-вычислительной техники в учебный процесс. Этому способствует созданный на базе ЭВМ «СМ-1420» вычислительный центр и на базе персональных ЭВМ два класса вычислительной техники.

Постоянная работа командования училища, преподавательского состава по внедрению в учебный процесс прогрессивных методов обучения способствует прочному усвоению курсантами теоретических и специальных знаний на всех курсах. Это подтверждают отличники учебно-боевой подготовки курсанты: Фролов В. А., Похиленко С. Н., Прокопьев С. Ю., Солдатов М. А., Кукла С. В., Савицкий О. В., Брюханов А. В., Пантелеев А. А., Вдовиченко С. А., Кабанов Р. В., Панфилов Г. Ф., Карбовский В. В., Рыхторов Е. А., Животков М. Е., Цыганков Ю. А., Неупокоев И. В., Шатилов С. А., выпускники 1991 года, окончившие училище с отличием лейтенанты: Горбаченко А. В., Иванов С. П., Толкачев А. К., Усинян А. В., братья-близнецы из Горного Алтая Плотников В. Я. и Плотников С. Я.

В акте Государственной экзаменационной комиссии но итогам двадцать первого выпуска курсантов Барнаульского ВВАУЛ записано: «Состояние учебно-воспитательного процесса в училище позволяет решать на должном уровне задачи по подготовке летчиков для ВВС СССР. Курсанты - выпускники в технике пилотирования и боевому применению подготовлены на «хорошо» и «отлично»), обучены правильной методике самостоятельной подготовки к полетам, действиям в усложненной обстановке, анализу качества выполнения полета. Выпускники обладают достаточным уровнем тактического мышления, способны решать задачи по подготовке к боевому вылету, управлять экипажами и подразделениями в различных условиях обстановки». 

<<К оглавлению

Читать дальше>>

 

 

Часть вторая.  Воспоминания ветеранов и выпускников училища

 

Глава шестая. А было это так...

 

 Е. Е. ПАРФЕНОВ, Герой Социалистического Труда

 

С чего началось

Период уборки урожая на Алтае совпадает с заключительным периодом летной практики курсантов — авиаторов, поэтому МИГи, как пчелы к улью, один за другим через строгие короткие интервалы спешат к ВПП, чтоб дозаправившись, сменить хозяина (курсанта) и снова в воздух. Картина, конечно, впечатляющая: необозримое мирное золотое хлебное поле и ревущий огнедышащий на взлете боевой самолет любого не оставит равнодушным. Ибо красив этот пейзаж, убедительно подтверждающий, что трудом в народном хозяйстве и мужеством воинов мы бережем мир, множим могущество Родины, жизнь людей радостней и счастливее делаем.

Объезжая хлебные поля близ аэродрома, наблюдая за взлетом и посадкой самолетов, мне вспомнилась вся история возникновения на Алтае высшего военного авиационного училища летчиков имени Главного маршала авиации Вершинина К. А. А было это так.

После пятилетней работы первым секретарем Каменского горкома партии меня избрали делегатом XXIII съезда КПСС. Каждый поймет, какая это честь, радость и ответственность быть делегатом съезда партии от Алтайской краевой партийной организации.

Моя радость удвоилась еще и тем, что 5 марта 1966 года я на отлично защитил в Алтайском сельскохозяйственном институте диплом и стал «ученым агрономом».

Специальным поездом доехали до Москвы. Нa Казанском вокзале нас встретили работники Центрального Комитета,

быстро доставили в гостиницу «Бухарест» («Балчук»), тогда еще многоместной «России» не было. Привели себя в порядок и пошли в Кремль на регистрацию, а она проходила в. Георгиевском зале. Уже здесь ошеломляла не только красота всего древнего Кремля, я впервые там был, но и совершенно неожиданные встречи со знаменитыми людьми страну. Прямо, вот так, рядом, то маршал А. М. Василевский, то знаменитый киноактер или писатель, то легендарный партизанский командир или знаменитый ученый, а сколько геройских звезд и орденов на груди у рядовых тружеников полей, фабрик, заводов и других отраслей народного хозяйства. Чтобы понять до конца, что такое делегат партийного езда, надо им просто побыть хоть раз. Там все распланировано, расписано и организовано так, что времени свободного нет (на отдых оставалось 4—5 часов в сутки). Экскурсии, встречи на предприятиях и в хозяйствах Подмосковья, в редакциях газет и журналов, посещение театров и музеев, встречи с киноартистами и литераторами и, конечно, с космонавтами. А мы, участники войны, обязательно встречались непосредственно в частях с воинами Советской Армии. Плюс каждый из нас имел целый список поручений для решения вопросов жизни своих городов, районов, да и в целом Алтайского края.

Мне запомнилось решение двух крупных вопросов: наш руководитель, первый секретарь крайкома КПСС Александр Васильевич Георгиев совместно с командующим СибВО при общем одобрении всей делегации добивался в Генштабе решения о создании в Барнауле авиационного училища летчиков. А Виталий Михайлович Васильев, в ту пору второй секретарь крайкома партии, со мною вместе прорабатывал вопрос выделения средств на ликвидацию последствий землетрясения, которое случилось в Камне февральским вечером 1965 года.

Все вопросы мы решили. Надо заметить, что к просьбам делегатов в дни работы съезда всегда по-особому относятся во всех ведомствах и все решают оперативно.

После посещения Генштаба А. В. Георгиев собрал нас, почти всю делегацию и объявил о том, что решен вопрос об открытии (понимай создании) Барнаульского высшего военного авиационного училища летчиков.

Сообщение было встречено с восторгом, но у меня как- то по особому застучало в груди, и в голове сверлила одна мысль, хотя бы один полк разместить в Камне.

Александр Васильевич после окончания техникума, юнцом приехал с Украины и всю свою жизнь без остатка отдал развитию и процветанию Алтая. В разговоре он часто перемешивал чистейшую русскую речь со смачными украинскими вставками. И на сей раз он взволнованно, но четко и твердо сказал: «Хлопцы, праца буде тяжка. Всем нам дел хватит, чтобы такую махину быстро развернуть. Главное, надо скоренько уже учебу хлопцев организовать и одновременно вести обустройство училища. Детали вам командующий авиацией СибВО Дмитрий Тихонович Никишин расскажет. (Он тоже был делегатом съезда в составе алтайской делегации). Но вы все запоминайте, что наше училище должно стать гордостью Алтая. Для этого ничего не надо жалеть».

Мы, секретари горкомов, райкомов партии, понимали, какая дополнительная забота ложится на наши плечи, но большинство из нас, прошагавших Великую Отечественную, знали, что даже тяжелейший труд в мирное время — это благо по отношению войны, и внести свою, хоть маленькую лепту в это дело — честь любого из нас.

Генерал-лейтенант авиации Д. Т. Никишин подробно рассказал, что за хозяйство нам предстоит развернуть и просил не просто содействия, а постоянного партийного влияния райкомов и горкомов партии на улучшение дел воинских частей, которым будет поручено решать эти многосложные задачи. А где и что делать — пообещал рассказать на месте, т. е. там, где определит крайком, крайисполком совместно с командованием округа дислокацию частей училища.

Но центром теоретической учебы, безусловно, будет город Барнаул, так мы прикидывали, обсуждая это важное сообщение, но мне, восемь лет прослужившему в авиации, уж очень хотелось вернуть родному городу авиационный титул. Вернуть потому, что в годы Великой Отечественной войны в Камне была одна из эскадрилий Сталинградского истребительного авиаучилища, где обучались летчики для фронта. И надо сказать, наших авиаторов неплохо учили, так как из 17 Героев Советского Союза нашего города и района — четыре летчика.

 

Именно в Камне обрел соколиные крылья уроженец Тальменского района полковник Василий Павлович Сидякин, биться с врагом которому помогали хорошее умение и Сноровка, приобретенные в небе Алтая.

Отличный летчик, умелый воздушный боец на грозных штурмовиках так громил врага, что за героизм и отвагу Василию Павловичу Сидякину присвоено звание Героя Советского Союза. Так что каменцы по праву считают его своим родным восемнадцатым Героем Советского Союза.

Отважно воевал на фронтах Великой Отечественной войны летчик-штурмовик Борис Александрович Шехирев, уроженец нашего района. Он участвовал в прорыве глубокоэшелонированной обороны противника на Бобруйском направлении, совершив там 32 боевых вылета. Опытный кадровый офицер, грамотный и отважный летчик, он отличился во многих боях, освобождая от фашистов Белоруссию и Прибалтийские республики.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 августа 1945 года Борису Александровичу Шехиреву присвоено звание Героя Советского Союза.

На нашу просьбу откликнулись. И вот однажды, по внезапному телефонному звонку, сообщение из крайкома КПСС «...встречайте самолет с группой генералов по выбору места для размещения одного из полков училища и строительства ВПП со всеми необходимыми службами».

Кто летит? Сколько человек? И на массу других вопросов последовал один ответ и совет: «Посадка самолета ИЛ-14 через 30 минут. Действуйте по обстановке, ведь сами просили авиаторов в ваш город».

Приехав на наш маленький аэродром, клином врезавшийся в городскую окраину, я застал там полный переполох, ибо с него работали лишь АН-2, да вспомнили несколько посадок ЛИ-2. Начальник аэропорта Алексей Павлович Карнаух, фронтовик-авиатехник и радиодиспетчер, бывший фронтовой летчик-бомбардировщик, четырежды сбитый в бою Алексей Петрович Рыжков, приняли решение запретить посадку, а времени на разъяснения уже не оставалось, ибо с самолета уже запрашивались метеоусловия и разрешение на посадку.

Вот где мне пригодился опыт воздушного стрелка-радиста и наблюдательность за решениями командиров воздушных кораблей в сложной ситуации.

Радиодиспетчер передал погоду и, узнав по голосу Дмитрия Тихоновича Никишина, командующего авиацией округа, генерал-лейтенанта авиации, провоевавшего всю войну, я буквально вырвал микрофон и добавил к словам диспетчера, как говорят, открытым текстом, что с нашей ВПП работали только ЛИ-2, так что посадка по решению командира. В ответ услышал спокойное: «Вас понял, спасибо, иду на посадку», и через несколько мгновений к нашей всеобщей радости самолет по команде авиатехника Владимира Арсентьевича Москаленко, кстати, окончившего Барнаульскую школу младших авиационных специалистов, а сейчас работающего начальником Каменского аэропорта, подрулил к небольшому зданию аэропорта, и мы оказались у спущенной из аэроплана стремянки, простейшей металлической лестницы. Встречали мы долгожданных гостей с полковником Я. А. Шульманом, нашим горвоенкомом, прошагавшим всю войну в качестве командира взвода и пулеметной роты в матушке-пехоте до Праги, а потом через всю Манчжурию, до города Дальнего, человеком мужественным и отважным, награжденным 4 боевыми орденами и 15 медалями. Но, когда по гнущейся стремянке один за другим стали спускаться генералы и у каждого «иконостас» орденских планок, Звезды Героев, то как-то стало не по себе. Но надо было работать. И тут просто удачно разрядил обстановку Дмитрий Тихонович, сказав: «Сам напросился — вот и принимай генералов». После представления друг другу мы определили программу действий.

Осматривая в поездке город, я им рассказывал историю и сегодняшние заботы города и района, благо местный абориген, так что в «святцы» не надо заглядывать. Поехали на поле, которое, на мой взгляд, более подходило под аэродром с учетом, что «птички» с него будут работать шумные, и соизмеряя все другие необходимые условия и требования.

Надо сказать, что как вышли мы на междуполье облюбованного места, так вся комиссия и определила, что это то, что нужно. Хотя потом мы смотрели еще несколько участков. Но все расчеты и заключения специалистов, работавших после и по поручению генералитета однозначно говорили, что оптимальный вариант и на сегодня, и при росте города до 200—300 тысяч человек населения (а в тот год было всего 35 тысяч человек) — первая площадка наилучшая. Там и построен сейчас аэродром, с которого вот уже 20 лет успешно учатся летать наши мальчишки, становясь надежными воздушными бойцами.

Место под строительство жилья и объектов соцкультбыта для офицеров, городок со всеми службами подбирали так, чтобы с минимальными затратами (т. е. без сноса) и быстрее решить задачу — начать практическую подготовку военных летчиков. Да и средств было ограничено. Так что жилье привязывали к существующим школам и Дому культуры, поближе ко всем центрам жизнеобеспечения. Горисполком даже передал готовый проект пятиэтажного дома, где сразу же предусмотрено размещение во вставке магазинов и пошивочного ателье военторга, действующих успешно до сих пор.

Осмотрев все по городу, мы вновь ушли в окружающие поля знакомиться с другими площадками для аэродрома. Наметив еще две для сравнения и обсчетов специалистов, по пути в город мы подъехали к маленькому колку размяться.

Объявив, что до ближайшей столовой километров девять, я предложил пообедать прямо здесь, на травке, под красавицами — алтайскими березками. Это было воспринято всеми с восторгом.

Определили меня шеф-поваром и тут же взялись за работу: один делал козлы для костра, другой собирал сушняк, третий умело чистил картошку, я занялся подготовкой всяких специй. Подъехал водитель с флягой воды. Ее с таким удовольствием пили, что я вынужден был просить не забывать, что ухи без воды не бывает.

Вот и костер пылает, и ведро наполнено. Генерал-лейтенант Виталий Иванович Попков — известный в стране морской летчик-истребитель, сбивший 41 самолет фашистов во время Великой Отечественной войны, за что удостоен звания дважды Героя Советского Союза, с генералом Александром Андреевичем Матвеевым были ответственными за чистку рыбы.

Уха удалась на славу. Как заявили гости, такой ухи они еще не едывали. Мы точно в расчетное время были у трапа самолета. Экипаж доложил, что к полету готов, и город Славгород их принимает (о питании экипажа позаботился начальник аэропорта).

Перед посадкой в самолет, они сказали, что место и условия им понравились. Видимо, быть в Камне одному из полков училища.

Доложив в крайком партии о результатах работы с генералами, я остался в сомнении: будет или не будет здесь все задуманное. Но вскоре все сомнения развеялись: появились люди по сбору данных для АПЗ, им, разумеется, по просьбе горкома партии городской и районный Советы, все службы активно помогали.

<<К оглавлению

Читать дальше>>

 

 

Глава пятая. В небе Афганистана

 

Подполковник Сергиенко В. А. воин-интернационалист

 

Они выполняли задание правительства СССР 

Около трех лет прошло с тех пор, когда завершилось девятилетнее пребывание советских войск в Афганистане. Съездом народных депутатов СССР дана объективная оценка участию пашей страны в афганской войне. Она признана неправедной, но офицеры, прапорщики и солдаты выполняли задание советского правительства, и их мужество и героизм не подлежат осуждению.

Тема эта остается актуальной и в наши дни. Высказываются различные, порой полярно противоположные мнения и оценки: настолько многогранная и многоплановая ситуация возникла в последние годы в Афганистане и вокруг него.

Барнаульское ВВАУЛ не направляло в Афганистан своих выпускников, не направляло и летчиков с учебных полков. План «Эстафета», регулирующий замену военнослужащих в Афганистане, касался лишь боевых частей. Наши выпускники прибывали в Афганистан в различные годы со всех уголков нашей страны в составе полков, эскадрилий, звеньев и одиночно. Летали на разных типах самолетов и вертолетов. За весь период афганской войны в составе каждого полка или отдельной эскадрильи, дислоцировавшихся в Афганистане, воевали наши выпускники. Многие базировались в гарнизоне Баграм, где были на вооружении штурмовики Су-25, а вели боевые действия по всей территории Афганистана в зависимости от того, где проходили бои наземных войск с бандами мятежников.

Эффективность профессии военного летчика, приобретенной в нашем училище, проверялась в боевой обстановке, которая не прощала малейших оплошностей.

«Грачи» — так называли штурмовики в Афганистане, наводили ужас на мятежников. Их мощное вооружение, хорошие навигационные и маневренные характеристики позволяли выполнять сложные оперативно-тактические задачи.

Самолеты Су-25 стояли на вооружении лишь в нескольких гарнизонах, и нашим выпускникам приходилось переучиваться на них с других типов авиатехники, непосредственно перед убытием в Афганистан, а там были свои летные законы, они во многом не соответствовали положениям НПП, но позволяли выполнять боевые задачи и оставаться живыми. Приобретать боевой опыт было одинаково трудно и опытным, и молодым летчикам. Летная практика отличалась от той, которая применяется в полках, дислоцирующихся в Союзе. К примеру, заход па посадку по обычной схеме неминуемо привел бы к боевой потере. Самолет был бы сбит обычным стрелковым оружием. Вот и приходилось садиться по спирали, с крутой глиссады, в пределах охраняемой зоны аэродрома. Боевые действия «грачами» велись интенсивно. Здесь также перекрывались все допустимые нормы, ибо без прикрытия с воздуха наземные войска могут понести большие потери при проведении боевых операций.

Первой эскадрильей Су-25, которая действовала в Афганистане, была эскадрилья Ситолчайского полка, замполитом который был выпускник нашего училища 1972 года майор Козырев Б. В.

Интересная судьба у этого офицера. В первый набор 1967 года — не поступил. Неукротимая мечта стать военным летчиком не позволила ему уехать из Барнаула, и Борис работал кочегаром в училище до следующего набора 1968 года. Именно эскадрилья, в составе которой воевал манор Козырев Б. В., первоначально отрабатывала тактику боевых действий штурмовиками.

Родина высоко оценила мужество, героизм, умение руководить подчиненными подполковника Козырева Б. В. Он награжден орденом «Красного Знамени» и орденом «Красной Звезды».

Закончил с золотой медалью училище выпускник 1984 года Палтусов Владимир Александрович. Высокие знания; приобретенные в период учебы, помогли освоить ему новую авиационную технику. В Афганистан прибыл Владимир в 1986 году, быстро вошел в строй. Кроме высоких профессиональных качеств, обладал магнетическим притяжением к себе людей. Командир полка, с которым он служил до Афганистана, при встрече с отцом Володи Александром Петровичем выразился так: «Даже у меня были и есть враги и только у одного человека в полку не было врагов, Это Володя Палтусов».

За восемь с лишним месяцев Владимир сделал 266 боевых вылетов. Во время Великой Отечественной войны не многие летчики совершили такое количество боевых вылетов. В каждом боевом вылете раскрывался талант умелого воздушного бойца.

В тот роковой день 20 июля 1987 года старший лейтенант Палтусов за ночь совершил два боевых вылета. Спустя 20—30 минут после приземления, поступило срочное боевое задание, и Володя добровольно изъявил желание его выполнить.

С боевого задания старший лейтенант Палтусов В. А. не вернулся... Полковник Руцкой А. В. позвонил отцу Володи — Александру Петровичу, принес ему свои соболезнования, рассказал о мужестве и героизме подчиненного, и о том, как его сбила ракета, пущенная душманами.

За несколько дней до гибели старшему лейтенанту Палтусову В. А. была присвоена классная квалификация «Летчик 2-го класса», а орден «Красной Звезды», которым был награжден, в живых его уже не застал. Посмертно Владимир был награжден и орденом «Красного Знамени».

На перекрестке у города Большеречья стоит памятник боевому летчику, старшему лейтенанту Палтусову. Его именем названа улица, на которой он жил. «Владимир Александрович навсегда останется в сердцах товарищей как пример мужества, доблестного выполнения своего воинского долга», — так написано в соболезновании командования полка на имя родителей.

Выпускник 1983 года старший лейтенант Смолин Андрей Леонидович в небе Афганистана проявлял высокие бойцовские качества, присущие большинству питомцев Барнаульского училища. Неоднократно он успешно выполнял боевые задачи по уничтожению банд-формирований мятежников. При выполнении очередного задания, его самолет поразила ракета душманов. Катапультировавшись, Андрей вступил в бой, и меткий огонь на поражение не позволил захватить мятежникам его в плен. Боевые друзья с вертолетной эскадрильи вовремя подоспели на помощь.

За мужество и смелость старший лейтенант Смолин А. Л. награжден орденом «Красной Звезды».

Судьбы «афганцев» не одинаковы. По-разному складывался их путь к профессии военного летчика. Но есть и общие черты — верность военной присяге, ответственность за порученное дело, смелость, готовность на самопожертвование во имя выполнения боевой задачи.

Наверное, нет юноши, который бы не мечтал стать летчиком. Но одни отступают от этой мечты в неверии в свои силы, а другие преодолевают все преграды, чтобы ее достичь.

Александр Чачуро определил свою судьбу еще в школьные годы. Летал в ДОСААФ и, будучи покоренным профессией летчика, подает заявление в наше училище. Не поступает — большой в это время был конкурс. Проходит службу в воздушно-десантных войсках и не отступает от своей мечты. Подает рапорт в Барнаульское ВВАУЛ, сдает вступительные экзамены и снова не поступает. Казалось бы тут нужно и отступиться от своего стремления, но нет, не в характере это Александра. Он увольняется в запас, работает в строевом отделе училища, затем кочегаром. И только в третий раз, при поступлении в училище, Александр’ становится курсантом. Закончил учиАице в 1977 году. В Афганистан капитан Чачуро А. В. был направлен в 1984 году. Выполнял любые задачи, которые ставило командование. Не раз его самолет получал повреждения от огневых точек душманов, но высокий профессионализм позволял Александру Владиславовичу выполнять боевые задачи и возвращаться на аэродром.

За смелость и мужество, проявленные в боевых действиях, капитан Чачуро А. В. награжден орденом «Красной Звезды».

Вернулся с Афганистана в 1985 году, в гарнизон Черновцы. Бытовая неустроенность и множество объективных и субъективных трудностей. Александр Владиславович остро реагирует на любую несправедливость и беззаконие, а таких неудобных подчиненных начальство не любит. И продолжает служить боевой летчик, с боевой наградой в капитанском звании, ютясь с семьей в общежитии.

Газеты еще не сообщали об аварии на Чернобыльской АЭС. Да и никто толком не знал, что там произошло, когда в Черновцах построили полк с целью отобрать добровольцев для выполнения правительственного задания, еще неведомо какого. Из строя вышли три летчика, в том числе и капитан Чачуро А. В. Перелетели в город Киев, и добровольцев представили на беседу академику Велихову. Только здесь пилоты узнали об аварии па АЭС. Для фотографирования реактора нужен был один летчик. И ученый с мировым именем выбрал именно капитана Чачуро А. В., боевого летчика, презирающего страх.

Это был второй день после аварии и для принятия решения по ликвидации последствий нужны были квалифицированные снимки взорвавшегося реактора. Семь раз летал Александр Владиславович к реактору, семь раз делал снимки, но безрезультатно — пленки были засвечены. На восьмой раз, когда в самолет сел научный работник, снимки сделать удалось. На второй день после аварии на самолете капитана Чачуро А. В. еще не было свинцовой и другой защиты от радиации. Александр Владиславович получил большие дозы облучения. Самолет уничтожили, а мужественного летчика срочно отправили в Москву в медучреждение. Перелили кровь, дали 2 месяца отпуска.

Медкомиссия признала негодным к летной работе, и назначают Александра Владиславовича начальником штаба. Не по нутру пришлась капитану Чачуро А. В. штабная работа и в связи с невозможностью летать по состоянию здоровья, он увольняется в запас. Сейчас трудится в кооперативе, но сердцем и душой в авиации, и если понадобится — готов выполнить любые задания Родины.

В настоящее время проходит службу в училище летчик 1-го класса, кавалер ордена «Красной Звезды» начальник воздушной, огневой и тактической подготовки подполковник Катющенко Василий Константинович — выпускник 1972 года. В боевых действиях в Афганистане на самолете-разведчике Як-28 он принимал участие в 1979—1981 годах. С первого дня — 26 декабря 1979 года командир эскадрильи майор Катющенко В. К. вместе с, подчиненными, другими выпускниками нашего училища, сопровождал ввод наземных войск с городов Термеза и Кушки. Для продвижения войск нужны были квалифицированные снимки местности, и Василий Константинович производит фотографирование Файзабодского ущелья для ввода стрелковой бригады со стороны Таджикистана. Возглавляемые майором Катющенко В. К., разведчики производили контрольное фотографирование горных перевалов на границе с Пакистаном со стороны Пешевара. Вероятность поражения наземными огневыми средствами и истребителями Пакистана была велика, но необходимы были снимки об эффективности минных полей, преграждающих продвижение караванов мятежников в Афганистан с оружием и боеприпасами. Майор Катющенко В. К. квалифицированно выполнял эту опасную работу.

С апреля 1980 года, базируясь на аэродромах Кандагар и Шиндант, Василий Константинович возглавляет группу из 6 экипажей разведчиков по поиску банд душманов. Командиры наземных частей не могли вслепую планировать и вести боевые действия, а потому очень ценили разведданые авиаторов.

Вместе с подполковником Катющенко В. К. принимали участие в боевых действиях выпускники нашего училища 1973 годгу, награжденные за смелость и мужество орденами «За службу Родине» III степени. Заместитель командира эскадрильи капитан Огинский В. А., командир звена капитан Дунаев П. И., командир звена капитан Сергеев В. В.

Высокий летный профессионализм проявил выпускник училища 1973 года капитан Вагин В. В небе Афганистана он летал на двух типах самолетов. На ЯК-28 — разведчике, а затем, переучившись на Су-24 — бомбардировщике.

В 1979 году подполковник Катющенко В. К., принимая госэкзамены в нашем училище, познакомился с выпускником-курсантом Целевым Олегом Григорьевичем, рассказал о своем разведполке. Лейтенант Целев О. Г., проходя службу в Прибалтике, стал ходатайствовать о переводе его в Карши в тот самый разведполк. Просьба была удовлетворена только в 1982 году. Старший лейтенант Целев О. Г. проявил смелость и мужество в небе Афганистана.

Наши выпускники приумножили авторитет училища непосредственно в боевой обстановке. За смелость и мужество, проявленные в небе Афганистана, награждены орденами «За службу Родине» выпускники 1979 года лейтенант Воронов С. и лейтенант Калачев В. В.

На разной авиатехнике приходилось воевать в Афганистане нашим выпускникам. Так, выпускник 1972 года, капитан Михеев П. вел боевые действия на боевом вертолете Ми-24. В 1980 году его вертолет был сбит. Командир экипажа и борттехник погибли, а летчик-оператор Петр Михеев смог вызвать поисковый вертолет и эвакуировать тела погибших товарищей.

Выпускник 1972 года капитан Берестнев Ф. в Афганистане был командиром экипажа Ан-26 РТ. В 1980 году при выполнении боевой задачи его самолет атаковали два пакистанских истребителя Ф-5 и пытались вынудить совершить посадку в Пакистане. Федор Берестнев прекрасно понимал к чему может привести неподчинение пакистанским истребителям. Экипаж одобрил решение командира: «Лучше смерть — чем плен». Умело проведенные воздушные маневры позволили Федору Берестневу посадить самолет на Кабульский аэродром.

Училище по праву гордится своими выпускниками, проявившими мужества, героизм и высокий профессионализм военных летчиков.

Особое место в истории ратных дел училища заняли выпускники 1983 года. Они в течение года совершили от 76 до 300 боевых вылетов и все награждены правительственными наградами.

Орденом «Красной Звезды» и медалью «За боевые заслуги» награжден выпускник 1971 года, полковник Попов А. Р.

Орденами «Красной Звезды» и «За службу Родине» III степени награждены старшие лейтенанты Тихонов А.Д., Присяжных Ю. С., Финашкин Ю. В., Альхименко В. Г.

Орденом «Красной Звезды» награждены капитаны Кожевников А. П., Яковлев О. Д., старшие лейтенанты Архипенко Н. А., Захаров С. П., Мамин Э. Ю., Шахов А. В., Щербаков С. В., Кокарев А. П., Трунов Б. В., Кузнецов Д. В.

Этим же орденом награждены выпускники 1984 года капитан Ларионов А. В. и старший лейтенант Редченко.

Мы отдаем должное каждому из перечисленных наших питомцев воинов-иитернационалистов. Они совершали подвиги сродни тем, что совершали в годы Великой Отечественной войны — летчики-фронтовики.

Не всегда завершались боевые действия победами. Во всякой войне есть боевые потери, гибнут люди. Не вернулись с Афганистана живыми выпускники Павлюков К. Г., Палтусов В. А., Земляков В. Н., Чистеев М. А., Спиридонов. Память о погибших наших выпускниках мы будем всегда бережно хранить.

Участие наших выпускников в афганской войне, проявленные ими мужество и героизм, подтверждают выверенность и действенность всего учебно-воспитательного процесса, проводимого в училище. Он должен постоянно совершенствоваться и соответствовать духу времени, но традиции и преемственность должны сохраняться.

В период афганской войны была другая политика нашего государства по поводу ведения боевых действий за пределами нашей страны. Это было выполнение интернационального долга, это была защита южных рубежей нашей Родины. Целенаправленная политическая работа вызывала у личного состава патриотический порыв — быть там, где трудно, и многие офицеры и прапорщики писали рапорта па имя командования училища с просьбой направить их проходить службу в Афганистан, для оказания интернациональной помощи дружественному афганскому пароду в борьбе с внутренней и внешней контрреволюцией.

Всего за период афганской войны наряду с летчиками, принимали участие в боевых действиях 44 военнослужащих других профессий: 17 офицеров и 27 прапорщиков. Большинство из них и сейчас проходят службу в управлении и частях училища. Это подполковники Чернов Б. П., Цуркан Н. П., майоры Чернозипунников Б. В., Кожевников Ю. Ю., Долгих А. К., Евсеев Ю. Н., Петровский В. П., Яшин А. В., Павлюк С. В., капитаны Бычков В. Н., Епихин А. С., Камынин А. И., Истомин М. Н., Пагуба С. В.: старшие лейтенанты Юсупов К. К., Черников И. Е., Третьяков А. Б., Чернов cD. И,, старшие прапорщики Находкин В. М., Антропов А. В., Протокопов И. Ф., Лобков А, И., Шишигин Н. И., Савчук В. А., Олийчук Н. В., Проць Б. В., Гирюшкин В. П., Козелев В. П., Копычинский М. Н., Моськин В, А., прапорщики Букатин С. П., Михеев В. Я., Колодий А. Н., Теляев А. П., Пивоваров Г. В., Ганенко П. М., Проскурин В. И., Шаповалов В. М., Ежеиков В. К., Дерябин А. М., Литвинов А. М., Кутняшенко В. М., Скопа В. И., Сайтгалин А., А.

Все они с достоинством и честью выполнили свой воинский долг н вернулись для прохождения дальнейшей службы в училище,, являются специалистами инженерно-авиационной службы, тыла, связи и других профессий, без которых невозможна боевая работа авиационных полков и эскадрилий.

Большинство из них имеют боевые награды. Служба в Афганистане была сопряжена с. большими физическими нагрузками. Готовить авиатехнику к очередным боевым вылетам приходилось в условиях субтропического климата, когда жара доходила до +60 градусов. Не просто работать с горячим металлом.

Специалисты ИАС работали с техникой, которой не было на вооружении в училище, и осваивать новую материальную часть приходилось в кратчайшие сроки, непосредственно при ее обслуживании.

В Афганистане не было таких профессий, при выполнении которых не угрожала бы опасность человеку. Моджахеды часто обстреливали ракетами аэродромы и авиагородки, угрожали жизни каждому. На инженеров и техников возлагалась обязанность эвакуации экипажей и техники, сбитых душманами или получивших повреждения и совершивших вынужденные посадки вертолетов в контролируемых мятежниками зонах. Группам по эвакуации приходилось одновременно вести бон и устранять повреждения боевых машин. Смелость и мужество специалистов ИАС редко освещались в печати, так же редко, как и специалистов тыла, доставлявших на аэродромы боеприпасы., топливо, продовольствие автоколоннами и не раз отражавших нападения мятежников.

Всего в Барнаульском ВВАУЛ в настоящее время проходят службу 87 воинов-интернационалистов. Указом Президента Республики Афганистан Наджибулы все награждены медалью «От благодарного афганского народа». Все награждены грамотой Верховного Совета СССР и нагрудным Знаком «Воин-интернационалист». Редко кто из «афганцев» носит этот Знак на повседневном мундире. Их характеризует скромность и добросовестное выполнение своих служебных обязанностей.

В училище создан Совет воинов-иитернационалистов, возглавляемый подполковником Павленко Александром Васильевичем, а его заместитель майор Мурыгин Александр Павлович, боевой штурман отряда управления. Главной задачей Совета является военно-патриотическое воспитание молодых воинов. При встречах с личным составом воины-интернационалисты рассказывают о мужестве и героизме своих боевых товарищей. Воспитывают молодых воинов на боевых традициях старших поколений. 

<<К оглавлению

Читать дальше>>

 

 

Глава шестая. А было это так...

Е. Е. ПАРФЕНОВ, Герой Социалистического Труда

Авиация наступает тылом

В 1967 году передо мной предстал маленького роста подтянутый и бойкий подполковник, доложив, что он командир отдельного инженерно-аэродромного батальона, передовая команда которого в эшелоне уже следует к нам под руководством капитана Анатолия Ивановича Виноградова. (Она прибыла 23 сентября 1967 года в количестве 23-х человек).

Прослужив с 1952 по 1955 год на политработе, именно в таком батальоне, я знал его штаты и все табельное имущество. Жили мы с семьями в землянках и палатках, в заброшенных, но самими отремонтированных скотных дворах, скажем в Юрге. Как говорится, лиха хлебнули, но задачу четко выполнили.

Усадил Анатолия Ивановича в кресло, тогда они еще были в моде для секретарских кабинетов, и обо всем детально расспросил. В связи с тем, что до прибытия эшелона оставалась неделя, на следующий день собрались члены бюро горкома КПСС и обсудили — как быть? Кто что должен сделать. Мы и протокола никакого не вели, а просто договорились и сделали быстро.

1В сдающихся домах двадцать четыре квартиры решили отдать семейным офицерам и сверхсрочникам.

2 Освободившиеся два щитовых помещения, там размещалась восьмилетняя школа, переехавшая в новое здание, определили под казармы и штаб. Нашлись помещения под склады и для других нужд. Но все их нужно отремонтировать. Поэтому попросили городских строителей и предприятия оказать необходимую помощь, так как в передовой команде всего 23 человека, а до прибытия батальона времени осталось мало.

Все это мы рассказали руководителям и секретарям партийных организаций, партийному и комсомольскому активу в присутствии комбата и представителя тыла авиации округа.

Тогда мы договорились: все, что попросят военные для более успешного решения поставленной задачи — для каждого из нас закон. Ибо здесь как раз и проявляется, и подтверждается делом фактическая забота об укреплении наших Вооруженных Сил, чему обязывает нас Конституция СССР.

1 января 1968 года прибыл весь батальон (командир подполковник Иван Иванович Смирнов, заместитель командира по политчасти майор Евгений Михайлович Щукин, впоследствии заменивший командира, убывшего в Киевский военный округ) и сходу включился в подготовительную работу по строительству аэродрома. Нужно было до весны завезти десятки тысяч тонн грузов на строительную площадку (песок, цемент, железобетонные плиты), подготовить технику и обучить людей.

Аэродром мы строили, как говорят, всем миром и в добром темпе. Одновременно возводились жилье и столовые, казармы и склады для размещения авиаполка и всех частей обеспечения. Этим строительством руководил начальник мощной строительной организации инженер капитан Адольф Израйлевич Пинус.

За стройкой пристально следило и помогало командование и политуправление ЗапСибВО и ВВС округа. Часто сутками помогали организовывать добрую работу наших объектов: заместитель командующего генерал-майор Виктор Константинович Орловский (теперь он в отставке) и Василий Васильевич Суворов, работающий сейчас в Москве, и начальник управления строительством округа подполковник Евгений Васильевич Кулагин. Сейчас генерал-лейтенант Е. В. Кулагин — заместитель командующего ордена Ленина Московского Военного округа.

Неутомимым, взыскательным и строгим контролером за качеством строительства была Галина Михайловна Ильина, умело увязывавшая все проблемы с городскими властями и организациями. Она и поныне много помогает в дальнейшем обустройстве нашего авиагарнизона. Редкий день не были в Камне начальник тыла училища подполковник Евгений Михайлович Панов, а позже полковник Илья Давыдович Фейгельсон, принимая оперативные решения.

Да и крайком КПСС, лично первый секретарь крайкома А. В. Георгиев, всякий раз расспрашивал о делах сельских и городских, спрашивал и о делах на военных стройках. И такой спрос шел везде, где должны были размещаться учебные полки. Вот так всей силой краевой партийной организации было создано наше БВВАУЛ.

Уже заканчивался курс теоретической подготовки первых курсантов нашего училища. Как говорится, последний марафет наводился на аэродроме. Его приняла государственная комиссия. Командующий ВВС округа прилетел на реактивном самолете, совершил несколько взлетов и посадок, после чего обошел все летное поле и стоянки, высказав массу замечаний (мелких, как мне казалось, но очень важных). А потом пожал мне руку, попросил передать спасибо всем горожанам и селянам за помощь. Несколько позже он повторил эту благодарность на одном из партийных активов района и подчеркнуто строго добавил: «Все, Дорофеевич, жди днями соколов. Аж с Украины прилетят».

Вскоре в горкоме партии появился подполковник Аркадий Давыдович Дунаковский. Доложил, что он командир каменского авиаполка, толково рассказал, что это такое в современных условиях. Осмотрел все подготовленное сложное хозяйство и, назвав примерную дату прилета, как говорится, уехал восвояси.

План встречи полка мы обсудили с командующим авиацией округа генералом И. А. Куличевым, доложили в крайком КПСС и получили полное одобрение. Все мы обсуждали каждую деталь с какой-то особой заинтересованностью и понять нас можно, ведь впервые такие «грозные птички» должны были появиться на нашей алтайской земле.

Об Иване Андреевиче Куличеве хочется сказать чуть подробней. Это могучего телосложения человек, строгий, взыскательный, но добрый и простой в обращении, заботливый наставник. Все тяготы Великой Отечественной на себе перенес. Окончил академию, терпеливо передавал свой боевой опыт не только командирам, но и восемнадцатилетним парням, курсантам, начинающим свои первые самостоятельные полеты. Он запросто мог сесть в спарку вместо инструктора, сказав: «А ну, сынок, покажи чему уже научился». Слетает с парнем, да так подправит в воздухе и толково разберет на земле, что уверен, многим эти полеты запомнились на всю жизнь. При наблюдении со стороны всегда казалось, что эта пара только что вернулась с боевого задания и, сойдя по стремянкам с самолета, жестикулируя руками, разгоряченные обсуждают результаты только что законченного воздушного боя или штурмовки наземных объектов. Умел же Иван Андреевич простым языком, подчас казалось, мимолетным замечанием или жестом передать фронтовой опыт начинающему летать юнцу, не унижая и оскорбляя его, не поучая, а обучая, как добрый шеф-наставник.

<<К оглавлению

Читать дальше>>

 

Поддержать сайт

logo1Поддержать сайт можно через мобильный Сбербанк на номер телефона +79117638566 Жигалов Евгений Павлович.

Заранее Спасибо! 

Евгений Жигалов.

Яндекс.Метрика